home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Еще южней


Пилот заложил «Чессну» в очередной вираж над россыпью пятен суши, чтобы человек, сидящий в кресле рядом с ним, мог лично осмотреть очередной островок архипелага Спратли. Который уже по счету зелено-желтый клочок земли, окаймленный синевой… Ох, и красиво там, внизу! Но с большей высоты вид всегда лучше. Ведь море при взгляде даже с небольшой высоты становилось зелено-голубым, с высотой еще более голубело, а уж ближе к зениту досыта набиралось аквамарина до предела…

Летчик в свои пятьдесят четыре был опытен. Очень.

Он мог летать и днем, и ночью, в кромешной экваториальной черноте, когда ночь настолько плотно окутывает и машину, и землю, что не видно вообще ничего. И только крупные яркие звезды отчетливо висят над головой. Сумасшедшее это ощущение, немного тяжелое – чувствовать Космос над крыльями.

Если летишь в полнолуние, тогда полегче, – все небо залито лунным светом, и этот тусклый неземной свет отблесками играет на фюзеляже и плоскостях. А вообще, ему всегда нравилось летать именно ночью. Южной ночью. Когда над тобой висит черная стратосфера, притягивающая своей пустотой.

Еще он хорошо знал, как выглядят сверху залитые светом города на побережье Южного Китая, как гудят сигналами судов, кранов и электрокаров бессонные порты Индонезии, кипят тихим экономическим пламенем суетные гавани Вьетнама, дремлют зажаренные на солнцепеке поселки на островках Южно-Китайского моря. Однако все то великолепие, что светилось там, внизу, для него было настолько далеким воспоминанием, что всех этих красот как бы и не было, – лишь былые воспоминания, неохотно сохраняющиеся крепкой еще памятью. Для дела. То есть, для полетов.

Он летал над разрушенными чудовищными землетрясениями и цунами западными землями Индонезии, над Сайпаном, над Бали и Мадагаскаром, над россыпями Соломоновых и Каролинских островов. Смело и уверенно летал он у побережий и далеко над открытым океаном, где частенько встречал военных людей, стерегущих свои и вынюхивающих чужие государственные тайны. Это были одинокие военные корабли русских и американцев, барражирующих вдали от своих баз.

Иногда пилот дразнил их, прекрасно зная, что нервные бортовые операторы круглосуточно прослушивают все воздушное пространство над собой. «Иван, как дела?» – спрашивал он с сильным акцентом заученной русской фразой у давно знакомого силуэта противолодочного корабля России. Как правило, эти, все еще слабо изученные западной цивилизацией, русские отвечали ему странным сочетанием слов – «еще не родила». А порой без всякой дипломатии просто посылали его подальше на своем странном языке. Да так далеко, куда даже он не смог бы долететь, при все6м своем опыте… Пилот хохотал. Это ему нравилось. Он даже выучил пару самых коротких славянских ругательств. Русские – веселые парни! Американцев же дразнить ему было вовсе не интересно, те были слишком вежливыми, глупо возмущались и постоянно грозили ему какими-то статьями чьих-то, столь же глупых законов…

К скорости он так привык, что уже ее не чувствовал.

Только приборы и время полета говорили ему о скорости. И пилоту порой казалось, что он очень медленно летит над чудовищным глобусом, который медленно вращается, плавно отбрасывая назад давно знакомые очертания всех береговых линий, что проплывают далеко внизу – год за годом…

Внизу постоянно появлялись, исчезали острова, бухты, заливы, – кажется, все рядом. Но между ними были не отнюдь не минуты скоростных полетов современных истребителей и пассажирских «джетов» – многие дни утомительного пути на лодках. Вот где кроется настоящая правда океанских дистанций! Вот как надо мерить истинные расстояния на планете, – началами времен, началами цивилизаций, пешим ходом, тяжелой поступью, утомительной греблей, борьбой с примитивным, еще первым парусом и ветром… Днями тяжелого пути первооткрывателей. Ведь стоит только сломаться всей этой современной технике, как ты, лишившись защитной оболочки, трусливого продукта развитой цивилизации, тут же познаешь эти чудовищные расстояния во всей их правде. Поди, доберись до места…

В этих краях расстояния между полностью безлюдными когда-то архипелагами впервые измеряли по настоящему те, кто в старые времена занимался контрабандой опиума – «китайские торговцы», как их называли. Это было сообщество бесстрашных, жестких, предприимчивых эгоистов на собственных кораблях – англичан, шотландцев и янки. Они легко шли в незнакомые воды навстречу неведомым опасностям, и иной жизни не знали и не хотели. Это были купцы, а не воины. Но если на них нападали пираты, то мирные суда мигом превращались в боевые корабли. И если они дрались плохо, их корабли бесследно исчезали, а о них мгновенно забывали. Все эти острова до сих пор хранят останки тех кораблей и их храбрых команд…

Пилот даже с пассажирами на борту всегда летел как бы один.

Один, вдали от грешной земли, всегда сам по себе, в полном одиночестве, и лишь голос в шлемофонах связывает его с землей. Эта гигантская территория, которую северные мечтатели называют Юго-Восточной Азией, всегда и везде окруженная неизменно теплыми морями и океанами, год за годом проплывала под ним.

Раньше он думал, что это будет продолжаться вечно. Но теперь пилот все чаще задумывался о том, что настанет время, и он уедет, и никогда больше всего этого не увидит – улетит в свой последний полет.

Но это потом, позже. Не сейчас и не здесь.

А пока он заканчивал излагать свое мнение по уже почти законченному разговору:

– Реальной авиационной «для всех граждан» страной являются все-таки только проклятые Соединенные Штаты, мистер… У них, правда, не так часто ставят красивые рекорды, как в России или Франции, зато все летают, лопни моя печень! Или имеют такую возможность. У янки это очень просто. Вообще в этой чертовой Америке, для того чтобы летать, вам нужно просто закончить курсы частного пилота, это две-три недели по времени, и заплатить 2500 зеленых по счету. Потом энтузиасту остается лишь арендовать или купить самолет, – пилот звучно хлопнул рукой по штурвалу «Чессны», – да еще иметь желание полететь и авиационный бензин в баках… Никаких тебе «заявок на полет» с двухдневным рассмотрением наверху, как в том же Вьетнаме, «согласования с военным сектором» или морскими пограничниками, как в Китае. Точно! Никаких замороченных правил «летного освидетельствования пилота» или «регистрации воздушного судна в департаменте»…

У ветерана частной авиации был слушатель.

Рядом сидел человек, который и решал, куда они полетят через минуту или через час. Он уже почти пять часов мял свой тропической костюм светло-бежевого цвета. Сидя в кресле второго пилот, мужчина, продолжая слушать пилота, глянул на швейцарские часы линейки этого года, чтобы проверить оставшееся до темноты время. Однако, как только он сосредоточился, самолет в очередной раз провалился в воздушную яму, и его желудок опять подлетел к горлу… Тошнило, несмотря на принятые заранее таблетки, и единственное, что ему удавалось, это сохранить достоинство, не спрашивая о гигиеническом пакете. От долгого сидения у него чертовски болели ягодицы, а при каждом резком броске маленького самолета он привычно думал, что мочевой пузырь вот-вот может разорваться. Надо бы приземлиться, да еще не срок…

Столь долгий перелет не был следствием повышенной любви к авиации. В небо, так сказать, его позвал долг. Важное дело, исход которого во многом определит ход всех дальнейших событий. А девиз у шефа был прост: «Если тебе что-нибудь нужно – найди способ сделать это и не позволяй никому и ничему помешать тебе».

Эту «сладкую парочку», волею обстоятельств внезапно появившихся там, где ни в коем случае не должно было быть никого чужого, надо было срочно взять!

Причем взять живыми, что бы в тиши специального бункера неспешно выяснить, что они знают, и что они успели увидеть. И мужчину, и женщину из этого несвоевременного тандема уже идентифицировали. Русский доктор – искатель приключений и глупая британская подданная, жаждущая прилежно сделать карьеру и заработать много денег… После бойни в завершающем акте неудачной погони они скрылись, но на побережье Борнео так и не вышли. Вывод только один – беглецы скрываются на одном из островов, причем сектор поиска достаточно узок и ясен.

Это надо же… Как этим идиотам везло!

Сначала упрямая девчонка умудрилась отбиться от многоопытного Лу Киабе (расслабился, волчара, просел в реакциях, не пора ли «береговому братству» его списывать?), а потом повезло и русскому, каким-то образом оставшемуся в живых после таинственной пропажи самолета старика Нельсона. Мало того, они удивительным образом где-то столкнулись, спелись, и тут же прямиком направились прямехонько на базовый остров Танга-Кэй, прибыв туда точно к приходу субмарины! В цепь столь мистических совпадений шеф верил с трудом, и горел желанием прояснить картину – найти истинные причины и мотивы поведения столь странной парочки. Агенты спецслужб? В таком случае, чьи, откуда? И откуда пошли «хвосты»? Где произошла утечка информации? Крот работает в структуре? Кто он?

Теперь он уже не мог поверить в то, что этот русский просто так прилетел сюда – отдыхать – это полная дурь! Так нормальные люди не отдыхают. Для отдыха тут есть все – высококлассные и не очень отели, многочисленные прелести побережья и вся замысловатая инфраструктура хитрого выкачивания денег со всех возжелавших местной экзотики. «Не проходите мимо!». Нет, тут что-то было не так…

Самолет лег в очередной (ох, который уже по счету…) вираж.

Они пролетели почти через весь архипелаг с севера на юг, низко барражируя над каждым островом, хотя бы и мало населенным. Над островами ненаселенными они пролетали по два-три раза, но пока что не увидели ничего обнадеживающего. За последний час «Чессна» пролетела над тихими кляксами Санди-Кэй и Иту-Аба, потом они оглядели россыпи островков вокруг Сиг-Коув-Айленда.

Нет следов. Нет катера.

Нет результата.

– Все Аксель, сейчас мы летим на Малами, – решил шеф, сверившись с картой, – мне надо поговорить с метисами очно. Может быть, их возьмем с собой.

– Есть, мистер, – легко согласился пилот, не преминув пояснить, – Я так думаю, что старый дурак Нельсон вполне мог сказать им что-то такое, что здорово поможет нам в поиске. Хотя и так понятно, что далеко он улететь просто не мог. А может, он все-таки на сел на Палаване?

Мягко вытянув и довернув штурвал, Аксель одновременно с разговором будто уговаривал давно уже послушную машину: – «Давай, приятель… Влево идем».

– Аксель, я понимаю, что вам очень нужно на Палаван. Но я не поддаюсь на уговоры, если они вредят делу, запомните, любезный, – с металлическими нотками в голосе сказал пассажир. – А насчет Нельсона… Вот мы у наших метисов и узнаем. А на Палаване его нет, это я вам говорю совершенно точно.

Пилот насупился, но дисциплинированно промолчал. В этих вопросах, да в такие минуты с его соседом лучше не спорить! Даже заикаться не стоит. Он отлично знал, что э т о т человек сейчас не потерпит никаких возражений.

«Чессна» встала на новый курс.

«Хорошо, что пилот не из местных» – подумал шеф. Аборигенам он не доверял. Того и гляди, выкинут какой-нибудь фокус, грозящий обернуться серьезными неприятностями. Местная бедность и сопутствующая ей жадность… Яркий пример тому – этот чертов идиот Салех! Сказано же было – без всякой самодеятельности встретить в Кота-Кинабалу и доставить на остров специалиста, эту самую девицу, протеже Рона Уатта. Так нет ведь! Жирный глупый малаец решил поживиться дополнительно, связавшись с мелким береговым гангстером! В результате специалиста на острове нет, а сам Салех скормлен акулам после короткого интенсивного допроса.

Найти другого яйцеголового эксперта для одноразового использования – не проблема. В мире каждый божий день становятся на ноги все большее число честолюбивых молодых выскочек, изуродовавших свое самомнение излишней компьютерной грамотностью. Не зная жестких реалий современного мира, они готовы на любую авантюру, лишь бы прославиться на поприще продвижения новых технологий… Но вот время! Ценное время, увы, было безнадежно упущено.

А проект не ждет! Отличный проект.

Надо признать, что пройдоха Рон придумал самый удачный и, в некотором роде, совершенный вариант. Что может быть естественнее для оживляжа этих островных территорий, как ни частный пансионат для богатых, да еще и с целевым эзотерическим предназначением? Семинары для повышения квалификации «модернизаторов праны», тропический полигон на удаленном островке для взращения новых «махатм»… Никто не подкопается – мало ли чудиков на свете? Группа изящных коттеджей, шикарные причалы и эллинги в едином терминале – одна из целой сети опорных баз группировки. Синдиката. Слово «триады» шеф не любил, и отождествлять свою деятельность на порученном участке с древним, как мир, банальным пиратским промыслом, не желал.

Задачи нового Синдиката разительно отличались от убогой практики старых «береговых братств» – и целями, и масштабами. Их не интересует, как древнего полупьяного флибустьера с пугающей обывателя кличкой, каждый проходящий без должной охраны теплоход и случайно заблудившаяся в проливах яхта. Им не нужен, как местным голодранцам, не способным мыслить геополитически, груз перезрелых бананов или второсортных велосипедов.

Это не та цель. Глобальный контроль транспортных потоков, изящные целевые силовые операции и инсценировки по все миру – вот настоящий куш!

Только стратегические грузы.

И самый перспективный ныне проект – «Север-Юг».

Ибо именно из северных регионов планеты в ближайшем будущем пойдет весь поток сырья, пока не настанет черед Антарктиды. Потом начнется настоящее освоение океанов – ждут своего часа уже готовые проекты массовых шельфовых разработок удаленных от материков месторождений, в принципе не подлежащие надежному и постоянному охранению – работы хватит на всех и надолго… Конечно, вопрос чрезвычайно серьезный, политики заверещат, как резаные, зашевелятся вояки. Но что им делать? Не расставлять же военные корабли через каждую милю морских трасс? Не кидать же группы водолазов-охранников ООН на каждый остров, не оккупировать же весь мировой океан в поисках «неустановленного внешнего врага»? Спутниковый контроль? Ну и что? Один лишь «контроль», будь он самый, что ни на есть, технологичный, смелости экипажу жертвы не добавит. А пока придет помощь, дело будет сделано. Странам, производителям, транспортникам предстоит объединиться перед новой напастью – а этого не будет. Они не могут жить мирно даже сейчас, без подобных потрясений рынком и транспортных схем. Именно поэтому такой, разбросанной по все миру собственности придется дорого платить за свое существование…

Шеф отвечал за развитие отделения Синдиката именно в Южно-Китайском море. Сложный это участок… Именно здесь, в большинстве случаев, и осуществлялась п р и е м к а. Добыча (сам шеф предпочитал более солидное слово п р о д у к ц и я) приходовалась, сортировалась, оценивалась, накапливалась на складах, расположенных на разных участках побережий, а потом и доставлялась – уже новому потребителю и по очень выгодной цене. Именно потому обеспечение развития разветвленной инфраструктуры Синдиката – ныне полный приоритет в работе.

Он не знал, где базируются две уже имеющиеся в распоряжении Синдиката подводные лодки. Знал лишь, что все базы расположены в разных частях морового океана, и их много. Знал, что вскоре будет третья подлодка, а потом и четвертая…

Димка Квест, рассуждающий на далеком Таймыре о вероятной модели и типе пиратской подводной лодки, и бросающийся терминами практически наобум, сам не подозревал, насколько он был прав в своих догадках… Именно лодки «Kilo», если называть их по натовской классификации, а по родной русской – знаменитые «Варшавянки», проект 636, послужили прототипом к созданию поставляемых долгое время Индии и Китаю подводных лодок проекта 877-ЭКМ.

Именно «китайскими» модификациями «варшавянок» – океанскими двухкорпусными лодками «Лин Сан Лиу» и располагал синдикат. Это лодки с новыми мощными дизель-генераторами, с низкооборотным гребным электродвигателем. Малошумные даже в сравнении с более старой модификацией «варшавянок», лодок серии 877, которую натовцы прозвали за эту особенность «черной дырой».

Неизвестные строители и еще менее вычисляемые заказчики осуществили на этих специализированных пиратских судах давнюю и, как казалось многим, совершенно утопическую задумку того самого никелевого гиганта, сухогруз которого и стал наиболее значительной жертвой самых первых операций Синдиката. Вместо большинства блоков крылатых ракет были оборудованы на самые настоящие трюмы для приемки захваченных грузов. Простой в задумке, но сложный технологически план был осуществлен китайскими умельцами-корабелами изумительно. Да и стоит ли тут удивляться, учитывая, что уже каждый второй артефакт на планете сделан именно в Поднебесной, ее специалистами и на ее территории…

Из всего разнообразного вооружения на борту оставили лишь несколько торпед и зенитно-ракетный комплекс на базе ПЗРК «Стрела-3». Покупатель считал, что этого с головой хватит для решения тактических вопросов. Основой убеждения оставался, прежде всего, страх экипажей жертв и оперативность десантных групп. И пока что расчет оправдывался. Семидесяти четырех метровая сигара с корпусом десятиметровой ширины действительно была похожа на АПЛ. Да и по тактико-техническим возможностям лодка приближалась к старшим ядерным собратьям. Эта обладающая подводной скоростью в двадцать узлов махина могла за свои гарантированно автономные 45 дней одиночного плавания преодолевать расстояния в 7500 морских миль. Экипаж в 52 человека располагал удобными каютами, амбулаторией, камбузом и кают-компанией.

Всех этих тонкостей шеф не знал, и отнюдь не горел желанием узнать досконально – чем меньше знаешь лишнего, тем сбалансированней количество железа в твоем организме…

Но он совершенно точно знал, что Китай, традиционно ведущий свою, мало понятную (до поры, до времени) другим политику, имел какой-то особый интерес к этим пиратским операциям. Знал, что одна из лодок, работающая на севере Тихого океана, после удачной миссии доставила часть груза сюда, и отлично знал, что это за груз. Это была уже его зона ответственности.

Знал он и то, что непрошеные гости оказались, одновременно, и непрошеными свидетелями, так некстати увидев как саму подводную лодку, так и строящийся для отдыха и смены экипажей миниатюрный порт-терминал.

Вскоре на горизонте появилась тонкая колеблющаяся серая линия. Когда они подлетели ближе, она приняла форму острова. Аксель отжал штурвал от себя, и нос самолета опустился. Стрелка альтиметра стала медленно, интервалами в сто футов, двигаться с восьми до четырех тысяч футов. На высоте трех тысяч футов они пролетели над искомым островом. Малами гостеприимно раскинулся внизу, приглашая на свой берег всех, желающих пафосной тропической красоты. Правда, экипаж самолета давно ее не замечал. Все, как везде… Тут ничего так и не изменилось со времени их последнего визита. Хорошо знакомая обоим неровная лагуна, изгиб бухты и густая лента зеленого массива. Грунтовая «взлетка», белого цвета хибары и дорога к лагуне…

И две оранжевые бочки, мерно раскачивающиеся прямо на бирюзовой воде – начало водной посадочной полосы.

Там и сели.



На далеком Юге | Остров. Вас защищает Таймыр | И еще южней