home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Чет владел Сплинт

В этот день коком был Дима. Когда он, окончив приготовления к ужину, проходил по коридору, Валя, приоткрыв дверь своей каюты, позвала его.

Ты не знаешь, что с Федей? — спросила она вполголоса.

С Федей? Нет. А что?

Тише… — Пропустив Диму, Валя прикрыла дверь. — Понимаешь, странный он какой-то. Заболел, может быть?

После обеда он пошел охотиться… ну, с киноаппаратом… Вернулся совсем недавно и все ходит, ходит… «Слышишь?

Дима прислушался. За переборкой звучали шаги.

— Пошли!

Федя хмуро посмотрел на Диму, потом на Валю:

Придумают тоже — заболел!

А что же ты такой кислый?

Кислый!.. — Федя фыркнул. — Потому что несладкий! — он сделал безразличное лицо.

Но от Вали не так-то просто было отделаться:

— Знаешь, Федька, ни капли не остроумно! И, уж во всяком случае, не по-товарищески.

Удар попал в цель: Федю подобный упрек не мог не задеть.

Чепуха, — сказал он досадливо, — здоров я, что мне сделается… Корабль нашел, вот и все.

Корабль?! — изумилась Валя. — Какой корабль?

Пиратский… В озере…

Федька!.. Ты нырял?!

Велика важность — нырял! Не в этом дело.

Не в этом? А если бы с тобой что-нибудь случилось? Какой гы все-таки эгоист! И что ты скажешь капитану?

Погоди, Валь, погоди… — Дима подошел к другу вплотную. — Федька, так ты его видел? Какой он?

Какой, какой… Обыкновенный. Ну, такой то есть, какой и должен быть — трехмачтовый, с пушками… Не в этом дело.

Вот заладил: не в этом да не в этом! А в чем?

В чем… Если бы я сам знал — в чем! И что вы ко мне пристали, ведь все равно не поверите… — Федя махнул рукой и повернулся было к двери, но друзья дружно в него вцепились.

То есть как это — не поверим? Федька, говори сейчас же, что случилось! Неужели ты думаешь, что мы тебя теперь выпустим? — Валя стала у двери, прислонилась к ней спиной. — Буду стоять здесь и никуда не уйду! Говори, что случилось?

Сражение было проиграно: нельзя сказать друзьям «все равно не поверите» и уйти. И Федя сдался:

Дело е том, что… кто — то зажег свет в каюте капитана!

Ну и что? — не понял Дима. Он подошел к выключателю и повернул его. — Капитан или Степан Максимович… А при чем это?

Но Валя поняла Федю правильно. Она вздрогнула, шагнула вперед и села на койку.

Федя… но ведь бывают… светящиеся рыбы, — сказала она совсем тихо. — И потом… потом… разве не могло это тебе показаться? Конечно! Так оно и есть! Федька, это же тебе просто показалось!

Ну да, конечно, — показалось! Стукнулся обо что-нибудь головой, искры из глаз посыпались… Так, что ли? Я же вам говорил!

Федя, Федя, не сердись! Ты ведь сам понимаешь…

Понимаю! В том-то и дело, что понимаю… И вот что: я расскажу все как было, по порядку, а там — думайте, что хотите… Но ко мне больше не приставать. Идет?

Валя открыла было рот, но Дима ее перебил:

Идет. Говори.

Сперва я на самом деле решил поохотиться. Пошел по берегу, дошел до того узкого фиорда, где мы привал устраивали. Там, у горловины, оказывается, совсем легко перейти на другую сторону. Перешел, пошел дальше Так и дошел до озера.

— Сколько же ты шел? Федя не ответил.

Я нашел его быстро, со второго раза. В первый раз дна не достал — боялся воздуха не хватит. Вынырнул, подышал и снова нырнул. Достал дно, перевернулся, и вижу над собой утес… И вдруг сообразил, что это бушприт! Огромным он мне показался. Да корабль и в самом деле большой. Ну вот. Вынырнул, лег на спину, отдыхаю… И не знаю еще, буду ли снова нырять… Страшно одному. А любопытство разбирает — корабль— то настоящий пиратский! Потом решился. Нырнул и по дошел с кормы. Корма высокая, надстройка на ней двухэтажная. Смотрю, и вдруг чувствую, что сзади кто— то есть… Оглянулся — рыбина. Огромная! Стоит и на меня глядит. А я — на нее. Не знаю, что за рыба — вдруг кинется, а у меня и ножа нет. Смотрим друг на друга, а мне уж и воздуха не хватает. И вдруг она словно бы вспыхнула, заблестела вся. Хвостом ударила и исчезла. Я обернулся и вижу: из иллюминатора на корме — свет! Сильный, яркий, лучом в воде расходится. И в луче все очень хорошо видно — рыбешки мелкие, водоросли. Я ударил ногами и пошел вверх — круто, по прямой. И уже совсем ничего не вижу — вода словно бы черная какая-то стала. Вынырнул — и к берегу. Долго сидел на берегу, ждал…

Ждал?!

Думал, может водолаз туда забрался… с «Фэймеза». Может, они не все с острова убрались. Глупо, конечно, но что еще можно подумать?! Потом осмотрел берег — если водолаз, то должны остаться следы, не с неба же он свалился. Но следов никаких не нашел.

*


Капитан прежде всего отчитал Федю за грубое нарушение дисциплины:

— Как же так? Ведь ты на «Бризе» матрос первого класса, чуть что не боцман! А?

Но, к удивлению Феди, капитан не пытался убедить его, что свет в иллюминаторе затонувшего корабля ему «привиделся». Он внимательно выслушал весь рассказ, потом долго ходил по каюте, сопя потухшей трубкой.

— Ладно, идем ужинать. Завтра посмотрим, что к чему…

И уже в коридоре спросил:

Кстати, ты не заметил, когда нырял, какая была вода — не покалывала? Помнишь, как тогда, когда мы купались в озере?

Не заметил. Так ведь…

Да, да… Ну, пошли!

Никому не удалось узнать, что думал Мореходов о необычайном происшествии с Федей. Дима, безуспешно пытавшийся это выведать, сказал, что капитан «отказался комментировать» загадочное происшествие…

Весь вечер Мореходов просидел у себя в каюте. А утром ребята узнали, что намечавшийся поход по острову начнется обследованием озера Сновидений.

Прикрепив к спине акваланг, с шестнадцатикилограммовым поясом и ластами, капитан и боцман ушли под воду…

В темно-голубой воде озера на двадцатиметровой глубине на илистом дне лежал слегка наклоненный на правый борт трехмачтовый фрегат. На корме сохранилась часть названия:


Остров тайн

Снаружи корабль не имел никаких повреждений, но, пробравшись внутрь корпуса, подводники обнаружили, что днище, переборки и нижняя палуба сильно разрушены. Груз, о характере которого можно было судить по нескольким случайно сохранившимся серебряным пластинам, вывалился через вспоротое днище и был погребен под толстым слоем песка и ила. Судя по всему, корабль затонул очень быстро, но экипаж, видимо, успел его покинуть, так как останков погибших нигде не обнаружили. В каютах и в кубрике нашли личные вещи, оружие; в каюте капитана — золотые и серебряные статуэтки, большой золотой шар и черную шкатулку, инкрустированную перламутром.

В главном же осмотр затонувшего корабля остался безрезультатным — исследователи не обнаружили ничего, что позволило бы проникнуть в тайну огня, зажегшегося в капитанской каюте. В вязком иле никаких следов не нашли… Следовательно, предположение о водолазе— само по себе маловероятное, но все же хоть как-то объяснявшее удивительное происшествие, — вовсе исключалось. И появление слета становилось еще более странным и необъяснимым!

— Не горюй, дружок, — подбодрил капитан приунывшего Федю, — не только и свету, что в окошке… Тут, брат, с этим озером такая кутерьма получается, что хочешь не хочешь, а придется нам во всем этом разобраться. Вот так, матрос первого класса!

Доставка поднятых предметов на «Бриз» закончилась уже под вечер.

Максимыч осмотрел каюты, кают-компанию, камбуз — все прибрано, все блестит.

— Теперь можете к капитану…

*

Мореходов с помощью Стожарцева заканчивал составление списка найденных вещей.

Для ученых, изучающих культуру древних инков и ацтеков, все это представит немалый интерес. Как вы полагаете, Ермоген Аркадьевич?

Безусловно. Особенно те предметы, на которых сохранились письмена.

Ну, а для нас… Для нас пока что интереснее вот это!

Движением головы он указал на золотой шар и черную шкатулку.

— Шкатулка принадлежала Самуэлю Сплинту. Его, так сказать, личная собственность. И вот что в ней было…

Мореходов откинул крышку.

Шкатулка была пуста, если не считать трех предметов— круглой свинцовой пули, золотого медальона на тончайшей цепочке и крупной, темной, почти черной жемчужины.

— Что это?

— Капитан ответил не сразу.

— Возьмите в руки, рассмотрите.

Свинцовая пуля была сильно деформирована от удара обо что-то твердое, и на приплюснутом ее боку отчетливо выделялся узор:


Остров тайн

В медальоне было большое круглое отверстие:


Остров тайн

Sea, Shot, Sin! Капитан кивнул.

Да… Круг замкнулся. На жемчужине — «Sea. Ребята притихли.

— Давно все это было, друзья! — сказал капитан погодя. — Три века назад… — Он закрыл шкатулку, провел рукой по смешным человечкам, корабликам, флажкам, украшавшим крышку. — Посмотрите, какая любопытная вещь! … И знаете, что я вам скажу? Рисунков на этой шкатулке нет!


Остров тайн

Довольный произведенным впечатлением, Мореходов в упор посмотрел на ребят. Как нет?..

А вот так. Здесь нет ничего, сделанного для украшения, потому что все это — буквы. Точнее — зашифрованные надписи. Самое удивительное, что все они — все до одной! — зашифрованы с помощью той самой таблицы, которая была выцарапана на бочке! Здесь Сплинт превзошел себя — так просто, а вот поди ж ты… Сами справитесь, или помочь?

Сами, сами!

Отлично. Я и не хотел бы лишать вас такого удовольствия… Ну-с, а что касается шара… — капитан повернул золотой шар, и все увидели рисунок, гравированный на отполированной поверхности. — Посмотрите, какое странное изображение. Мы с Ермогеном Аркадьевичем, как говорится, глазам своим не поверили!

Остров здесь, вроде бы. Земля какая-то. А над ней — звезды…

Вот-вот! А какая земля, какие звезды? Возьмите— ка географический атлас и карту звездного неба и постарайтесь разобраться, что именно здесь изображено. А мы закончим опись.

Матросы вышли.

Проходя по коридору, Валя толкнула дверь в свою каюту.

— Заходите, я вам что-то покажу…

На столе лежали блокнот и англо-русский словарь. Девочка раскрыла блокнот.

Узнаете?

Это было на корме корабля Сплинта!.. Ты что, подобрала подходящее слово?

В названии корабля было или десять букв, или — если оно состояло из двух слов — девять. Так?

Постой, постой, почему? — не сразу понял Дима. — А!.. Да, да, верно. Ну и что?

Слова из десяти букв, начинающегося на «В1ас» и кончающегося на «Таг», в словаре нет. Значит, было два слова. Я и стала искать… И вот что получилось. — Валя перевернула листок.

Такое красивое название! Вот это да!

Валя сразу проснулась и села на койке. Было легко и как-то необычно радостно.

Одеваясь, она прислушивалась к голосам за переборкой. Дима увлеченно рассказывал:

… Куда ни посмотришь — всюду совсем черное небо и звезды. Вверху, внизу, справа, слева — всюду, куда ни взглянешь! Дух захватывает, сколько звезд! А потом я увидел приборы и понял, что это — космический корабль. Только стенки у него прозрачные. Потом…

Димка, — перебил Федя, — я говорил во сне?

Ты? Нет… не знаю. А что?

Федя что-то ответил, но Валя не расслышала, что именно, Дима, видимо, тоже не понял, потому что переспросил.

— Брось, говорю, разыгрывать, — повторил Федя громче.

Некоторое время Валя ничего не могла понять — мальчики говорили одновременно, перебивая друг друга. Когда же снова стало возможно разбирать отдельные слова и фразы, Валя, прислушавшись, ахнула: в соседней каюте шел нелепый, совершенно немыслимый спор о том, кто из них двоих… видел сон!

— С ума они сошли, что ли? — Валя наскоро поправила волосы и выскочила из каюты.

Дима сидел на койке, положив ногу на ногу и охватив колено руками, Федя ходил взад-вперед: три шага туда, три — обратно…

Валя спросила первое, что пришло ей в голову:

Что вы тут раскричались спозаранку?

Садись… — Дима подвинулся. — Как ты думаешь, может так быть, чтобы два человека видели один и тот же сон?

Федя остановился, не завершив своего трехшагового маршрута, резко повернулся, но ничего не сказал.

Один и тот же сон? А почему нет? Конечно, может. Вы, наверное, говорили на ночь, вот вам обоим и приснилось.

Нет, Валя… Во-первых, об этом мы вовсе не говорили, а во-вторых, если бы даже и говорили, то это неважно, потому что сон совсем одинаковый. Понимаешь? Одинаковый в подробностях! Это же невероятно, этого не может быть!

Расскажите толком, я ничего не могу понять.

Давай, Димка, рассказывай…

Дима рассказал сперва то, что Валя уже слышала, потом продолжал:

В корабле было трое. Одна женщина…

А ты?

Я? — Дима уставился на Валю, силясь вспомнить. — А меня, выходит, и не было… Определенно не было! Я видел все вроде как бы в кино…

Женщины я не помню, — сказал Федя. — Трое, это правильно, но женщины не помню…

Потом вдруг стало как-то тревожно, все забеспокоились… И появилась очень яркая звезда…

Голубая! Она была большая, больше всех других звезд, и быстро приближалась! — вставил Федя.

Люди показывали друг другу на нее и что-то говорили…

Они спорили…

Спорили? Может быть… Да, конечно, они спорили, и один из них бросился к щиту управления, а другой удержал его силой… Так?

Так. А женщина… Верно, Димка, там была женщина, теперь и я вспомнил! Она стала считать на машине… Круглый диск и кнопки…

Мальчики, постойте! — Валя медленно перевела взгляд с Димы на Федю. — Постойте… Женщина считала, а волосы падали ей на лоб… она их откидывала, а они снова падали! Было так, да? У нее очень высокий лоб и на нем тонкий обруч… Было это?

Было! Обруч надел один из мужчин. Она все откидывала волосы, они ей мешали, а прервать работу было нельзя, и вот он подошел, поправил ей волосы и надел обруч. А она, не отрываясь, кивнула головой и продолжала считать… Но, Валь, ты что — тоже видела?

Ой, мальчики, как странно все это получается! Нужно сейчас же рассказать капитану!

Это что именно? — насторожился Федя.

Ну… вот это… Сон наш!

С ума сошла! Определенно сошла с ума! Матросы будут бегать к капитану и рассказывать, что им сегодня приснилось! Красота!

— Федя! Неужели ты не понимаешь… Задохнувшись от негодования, Валя схватила телефонную трубку:

— Товарищ капитан, это… это мы, матросы… Можно к вам?

Возможно, Федя по-своему был прав, но если это было так, то капитан и виду не подал. Он с интересом выслушал ребят.

Н-да, такие дела!.. — неопределенно сказал он. — Вот что я вас попрошу: пусть каждый в отдельности подробно опишет все, что он видел во сне.

Между прочим, тебе, капитан, не мешало бы и отдохнуть! — сказал Максимыч, входя в рубку.

Отдохнуть?!

Так ведь не спал ночыо — то… Свет уж под утро погасил…

— Свет? — капитан бросил на боцмана быстрый взгляд. — А! Да, да, под утро…

Однако отдыхать капитан не собирался. Отпустив ребят, он направился к Стожарцеву. Вскоре туда же вызвали и Максимыча.

— Вечером совещание будет, — сообщил матросам боцман.

За овальным столом кают-компании «Бриза» шесть человек. В центре стола — золотой шар.

— Друзья! Мы собрались здесь, чтобы подытожить некоторые факты, ставшие нам известными в последние дни.

Капитан перелистывает бортовой журнал.

— Купаясь в горном озере, каждый из нас испытал какое-то странное, во всяком случае необычное, ощущение… Припоминаете? Вы, друзья, нашли, что вода как бы покалывает гели, подобно слабым электрическим разрядам. Так ведь? Я воспринял это несколько иначе — как слабую вибрацию воды. По когда мы купались в озере в другой раз — а это было на следующий же день — никто из нас ничего не заметил. И Ермоген Аркадьевич, много раз купавшийся в озере, никогда ничего подобного не замечал. Зато у нашего уважаемого ученого имеются наблюдения иного плана. Стенные часы размеренно бьют девять раз.

— В каюте корабля, затонувшего триста лет назад на глубине двадцати метров… зажегся свет! Да, друзья, все произошло именно так, как нам рассказал Федя — из иллюминатора корабля, лежащего на дне озера, ударил сноп света! У нас нет никаких оснований сомневаться в словах нашего товарища.

Капитан вынимает из журнала несколько листков бумаги.

- И, наконец, еще одно событие. Самое удивительное и самое, быть может, многозначительное… Минувшей ночью вел команда «Бриза» видела один и тот же… — Мореходов делает едва заметную паузу, словно бы подыскивая выражение, — сон! Вот здесь, — капитан показывает вынутые из журнала листки, — каждый из нас описал свой сон. Очень любопытно — все рассказали об одних и тех же событиях.

Несколько секунд Мореходов сидит молча.

Друзья, вы, вероятно, обратили внимание на то, что уже простое перечисление фактов позволяет заметить их известную взаимосвязь? Внешне это выражается, ну, хотя бы в том, что все необычайные явления наблюдались в районе озера Сновидений…

А сон?!

Внимание слушателей напряжено, вопрос срывается, как стрела с тетивы… И парируется:

— А разве мы вчера не взяли на борт предметы, находившиеся до того на дне озера? Кстати, друзья, сейчас самое время уточнить еще одно обстоятельство: сегодня ночью Степан Максимович видел в моей каюте свет, который погас перед рассветом, и предположил поэтому, что я бодрствовал. На самом же деле я рано лег спать и лампу, разумеется, погасил. Встает вопрос: какой же свет видел боцман? Не тот ли самый, который Федя видел в иллюминаторе затонувшего корабля? Полагаю, теперь никого не удивит высказанное Ермогеном Аркадьевичем предположение о наличии причинной связи загадочных явлении с чем-то, что до вчерашнего дня было на затонувшем корабле, а теперь находится здесь, на нашем судне? В этом отношении наше внимание прежде всего привлекает шар. Оказывается, он вовсе не золотой, как предположили мы и как, вероятно, думали люди Сплинта и он сам. Нет, он не золотой — он сделан из неведомого нам материала.

Капитан вынул из кармана алмаз для резания стекла и, сильно нажимая, провел им по поверхности шара.

Как видите, не только царапины нет, но даже хоть сколько-нибудь заметного следа.

Но как же так?! На земле нет ничего, равного по твердости алмазу!

Вот именно — на Земле… Кстати, удалось вам установить, что изображено на шаре?

Не все, товарищ капитан. Здесь вот, внизу — Антарктида. Выше — Полярная звезда и девять самых ярких звезд Северного полушария: Алтаир, Альдебаран, Вега, Капелла, Ригель, Поллукс, Процион, Арктур, Регул. А вот что это за созвездие, мы не узнали. И Сатурн с двумя кольцами — тоже…

Так-так… Но, скажите, как смогли те, кто изготовил шар, нанести на него очертания материка, о существовании которого стало известно лишь в 1820 году? Далее — девять звезд Северного полушария. Северного! Казалось бы, совершенный абсурд — звезды Северного неба над Южным полюсом Земли! А? И тем не менее, в этом сочетании есть известный смысл: недавние исследования австралийских ученых, проводивших сравнительное изучение магнетизма древних пород и их возраста, подтвердили ранее высказанную советскими учеными гипотезу о смещении полюсов Земли. В течение геологической истории нашей планеты ее положение в пространстве менялось, причем именно так, что Антарктида оказывалась обращенной к Полярной звезде…

Открывшиеся нам факты настолько необычайны и значительны, что невозможно оставить их без внимания! И если для того, чтобы объяснить их, для того, чтобы уяснить себе породившие их явления, нам придется перенестись в область предположений и догадок, возместить недостаток фактов домыслом… Ну что ж… Разве воображение и фантазия — не родные сестры наблюдения и исследования?

— Родные, дорогой капитан, родные…

— Сегодня мы с Ермогеном Аркадьевичем обсуждали все это, отвергали одни предположения, принимали другие. И пришли к некоторым выводам, которые можно изложить в виде связной… гипотезы. Во времена очень и очень далекие, может быть, даже доисторические, нашу Землю посетили гости… Жители неведомой планеты!

Капитан показал на шаре кружок, обведенный двумя пересекающимися кольцами.

Может быть, она находится здесь, где на звездных картах располагается созвездие Стрельца? Пришельцы очень много знали о мире и о Земле.

И они были на Земле как раз тогда, когда она была обращена Южным полюсом к Полярной звезде?

О нет! Это означало бы, что шару самое малое… миллион лет! К тому же — созвездие, которое вы не узнали — Большая Медведица, но она изображена здесь такою, какою будет видна с Земли через… пятьдесят тысяч лет! По-видимому, рисунок на шаре имеет какое — то иное значение. Трудно сказать — какое, но нам с Ермогеном Аркадьевичем он существенно облегчил принятие той самой гипотезы, которую я сейчас излагаю… Космонавты привезли на Землю прибор, излучающий информацию, воспринимаемую мозгом разумного существа непосредственно в форме образных представлений…

Так это… Так это был не сон? Это была передача?

Если наша гипотеза верна… Как бы там ни было, но в один прекрасный день в руки древних жителей Мексики или Перу попал подарок из бездны космоса.

— А как шар попал на корабль?

— Триста лет испанские и португальские корабли вывозили ценности, награбленные в Мексике, Перу, Чили… Но их европейские партнеры, и в первую очередь Англия, отнюдь не намеревались примириться с тем, что богатая добыча проплывает мимо, тем более, что можно было оторвать себе жирный кусок без особых дипломатических осложнений… Так возникло пиратство XVI и XVII веков. Френсис Дрейк, Морган…

Английская королева Елизавета не находила нужным даже скрывать прямую поддержку, оказываемую предприимчивым подданным, коль скоро они делились с нею добычей. Украденный Дрейком бриллиант украсил ее корону, а Дрейк был… посвящен в рыцари и награжден чином адмирала! Самуэль Сплинт также пользовался высочайшим покровительством — он достаточно ясно написал об этом.

Но в конце концов Сплинту не повезло: здесь его подстерегла беда. Сам он, к сожалению, ограничился ссылкой на волю рока, но можно предположить какую-нибудь стихийную катастрофу — землетрясение, сброс горных пород, — в результате чего корабль пошел ко дну, а выход из бухты оказался закрыт…

Товарищи, мы имеем достаточно оснований предполагать, что в наши руки попал датчик информации с неведомой планеты. Несомненно, что шар заключает в себе энергию в форме, совершенно не известной нам, землянам. Излучение света, явление вибрации, звуковые колебания атмосферы — все это, а возможно, и многое другое — результат излучения этой энергии в пространство, побочное действие ее. Кто знает, какие открытия последуют, когда прибор попадет в руки ученых и подвергнется детальному и квалифицированному исследованию? Предлагаю принять следующее решение: немедленно радировать на Большую землю и… продолжать исследование острова!


По следам тайны | Остров тайн | Высоко в небе — солнце