home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Джоан Эббот, выйдя около пяти из здания офиса, сразу заметила припаркованную рядом машину. В самом деле, нетрудно заметить машину, нагло припаркованную на Хай Холборн в час пик.

"Попалась, – подумала она. – Так тебе и нужно". Она посмотрела на большого грузного человека, отвлеченно стоявшего, облокотившись на машину. Он выпрямился, подошел к ней, и она увидела прямо перед собой пару тусклых сине-серых глаз. На мгновение ей показалось, что он прочитал ее невысказанные мысли.

– Миссис Эббот?

– Да?

– Старший суперинтендант Шеппард, Особый отдел. Бригада действия.

Он показал ей свое удостоверение, но она слишком нервничала, чтобы как следует его рассмотреть.

– Могу я с вами поговорить?

– О чем?

– О вашем муже.

– Моем бывшем муже. Мы разведены.

Она понемногу приходила в себя.

– Может быть, мы могли бы подбросить вас домой и спокойно поговорить в машине?

– Это было бы замечательно.

Она знала, что Ричарда там нет. Эббот позвонил ей после ланча из паба на Мэйфэйр, сказал, что наблюдение снято, он вышел из квартиры, дав ей четкие инструкции относительно телефонного звонка, который он сделает вечером, чтобы выяснить, не вернулись ли люди из Особого отдела.

Сила, с которой Шеппард непроизвольно сжал ей руку, заставила Джоан снова занервничать. Намек на безысходность, на беспомощность жертвы в лапах хищника.

"Пухлый маленький птенчик, мы сломаем ее в два счета", – подумал Шеппард.

Суперинтендант чуть не урчал от животного удовольствия, открывая для нее дверь машины. Она залезла внутрь и увидела женщину в строгом костюме в дальнем углу сиденья. Шеппард сел рядом с ней, зажав ее между собой и женщиной.

– Детектив сержант Беттс, – представил он.

Женщина улыбнулась, демонстрируя большие зубы и маленькие глазки, вдруг превратившиеся в узкие щелки. Джоан Эббот снова занервничала. Ей не нравилось быть прижатой к женщине, которая оказалась ширококостной, довольно костлявой и отнюдь не расположенной двигаться. Между ними двумя она чувствовала себя крошечной, беспомощной и беззащитной.

Одетого в штатское водителя ей не представили. Она видела только его затылок.

– Итак, – начал Шеппард, – вы знаете, что Ричард Эббот в Англии?

– Так сказал Фрэнк Смит.

– Пытался ли он связаться с вами каким-либо образом?

– Может, и пытался. Но точно не преуспел в этом.

– Вы знаете, что его разыскивают, чтобы допросить?

– По поводу?

– Вопрос национальной безопасности. Государственная тайна.

Беседа протекала плавно и состояла в основном скорее из бессмысленных, чем умных вопросов, и Джоан снова воспрянула духом.

– Могу я задать вам личный вопрос?

– Конечно. Только если вы не ждете на него ответа.

"Нагло", – подумал Шеппард. Затем сказал:

– Вы все еще его любите?

– Любовь, суперинтендант, – или вас следует называть старший суперинтендант? – это понятие, в которое каждый вкладывает свое, личное. Что подразумеваете под этим вы?

– Я имею в виду, вы бы пустили его к себе в дом, дали бы ему убежище?

– О чем вы? Он что, преступник? Стала бы я укрывать преступника?

Машина резко повернула и сержанта Беттс качнуло в ее сторону. Она почувствовала, как острый локоть намеренно жестко впился в ее правую грудь.

– Простите, – сказала Беттс. – Я вас не ушибла?

Джоан была уверена, что это всего лишь случайность, но извинения и проявление заботы почему-то ее покоробили. Почти так, будто бы это не было случайностью. Она отогнала эту мысль как несостоятельную.

Они остановились возле ее дома, и она сказала:

– Спасибо, что подбросили, суперинтендант, – и сделала попытку выйти.

– Не стоит благодарности, – ответил Шеппард. – Не возражаете, если мы зайдем?

– Зачем?

– Еще несколько вопросов, – он улыбнулся – И небольшая проверка.

– Вы уже обыскали дом.

– Может быть, мы хотим сделать это еще раз.

– Только если у вас есть ордер, – все происходило как в дешевом сериале.

– Странно, что вы об этом упомянули...

Шеппард достал бумагу, протянул ей, и она похолодела. Джоан пыталась читать, но буквы расплывались. Нервы, конечно. Она должна взять себя в руки. Она отдала документ, не прочитав, но вспомнила его железную хватку на своей руке, и к ней вернулось чувство беспомощности.

Когда она вылезла из машины, то заметила еще один автомобиль, остановившийся рядом. Из него вышли четверо в штатском.

– Мои люди, – сказал Шеппард. – Они проведут обыск. Не волнуйтесь, они очень аккуратны.

Это было правдой. Также оказалось, что они знали свое дело. Через несколько минут они появились со свертком грязной старой одежды.

– Мы нашли это в кухне за бойлером центрального отопления.

Шеппард принюхался.

– Оно воняет.

Он снова принюхался.

– Кажется, среди прочего, я различаю запах дешевого спирта? – Суперинтендант жестко посмотрел на Джоан. – Довольно странно, что такая приятная леди, как вы, хранит дома такую одежду.

Он ждал, что она заговорит, но слова просто застряли у нее в горле. Ее лицо неподвижно застыло, горло сжалось, сердце глухо стучало в груди. Она не могла отвести взгляд от тряпья.

– Ждем персонального мусорщика, чтобы избавиться от этого нелепого хлама, как герцогиня?

Она все еще не могла произнести ни слова, не могла отвести глаз от одежды – старой, рваной, грязной, дурно пахнущей, неуместной и почему-то трогательной в этой дорогой квартире. Она символизировала безысходность, лежащую в основе всего сущего. Мы все должны рано или поздно это признать.

– Язык проглотила?

Чем мягче был голос Шеппарда, тем сильнее ее охватывал страх. И эта женщина Беттс улыбалась ей. Большие зубы, маленькие глаза и рот, будто бы вырезанный бритвой.

– Итак, эта одежда – одежда бродяги.

Шеппард обернулся к одному из мужчин.

– Кросли, ты дежурил здесь. Не ошивались ли поблизости бродяги?

Кросли рассказал, как двое бродяг затеяли драку и как остальные разбежались. Шеппард молча слушал, время от времени кивая.

– А тот, который побежал за дом, вы видели, куда он направился?

– Ну, там есть проход, ведущий на соседнюю улицу, он, должно быть, побежал туда.

– Вы видели его?

– Нет, но...

– Кто-нибудь его видел?

– Нет, но он убегал. Бежал, как ненормальный.

– И вы знаете, куда он побежал? Он пробежал мимо этого прохода, вверх по пожарной лестнице и прямиком в эту квартиру. И это не был бродяга, это был чертов Ричард Эббот.

–Нет, – вдруг сказала Джоан так громко, что даже сама удивилась.

– Нет?

– Нет.

– Значит, я ошибаюсь, – сказал Шеппард самым кротким голосом, – и вы сейчас нам расскажете, как эта одежда сюда попала.

– Ну, у нас было нечто вроде маскарада, – неуверенно сказала она, – и один из моих гостей...

Она потерянно замолчала.

– Пришел одетый бродягой?

– Да, верно.

– И ушел домой голым, засунув свою одежду за бойлер?

– Нет, видите ли...

Она снова остановилась, почувствовав, как в ней, словно нечто живое, зарождается животный страх, который начинает сдавливать ей горло.

Шеппард стоял и смотрел на нее сверху вниз. Затем он схватил ее и рывком поднял на ноги.

– Врешь, сука! – его голос грянул как раскат грома. – Эббот был здесь, не так ли?

Он начал грубо ее трясти.

– Не так ли?

Еще одна встряска.

– Не так ли?

Ей казалось, что у нее оторвется голова. Он полутолкнул – полубросил ее обратно в кресло.

– Отвечай, сука, или я всерьез за тебя возьмусь.

Она задыхалась и не могла произнести ни слова. Беттс продолжала хитро улыбаться.

– Нет, – сказала она, когда дыхание достаточно восстановилось. – Его здесь не было.

Едва она это сказала, как он снова схватил ее, встряхнул и снова бросил в кресло.

– Ты поедешь с нами в Ярд.

– На каком основании? – ее голос дрожал, но она сумела выговорить это.

– Укрывательство разыскиваемого преступника.

– Откуда мне было знать, что его разыскивают?

– Не говоря уже о тайном сговоре, препятствии осуществлению правосудия и других обвинениях, согласно Акту о государственной тайне.

– Я вам не верю.

Беттс подошла и так сильно схватила ее за плечо, что она даже вскрикнула. У сержанта была мужская хватка.

– Не спорь с суперинтендантом, милая.

Нужно было держаться, дождаться звонка Ричарда и предупредить его. Ей нужно было найти способ...

– Послушайте, – сказала она, – я весь день была на работе. Мне нужно умыться. И переодеться.

Шеппард хотел было сказать что-нибудь короткое и грубое, но поймал невозмутимый взгляд Беттс. Он ответил ей таким же невозмутимым взглядом. Между ними что-то проскочило, что-то передалось по бесстрастной, но отлаженной системе сообщения, которая всегда появляется между двумя людьми, которые проработали или прожили вместе долгое время и в некотором смысле находятся в абсолютной гармонии друг с другом.

Шеппард улыбнулся:

– Конечно, конечно. Мы не торопимся.

Джоан, от которой не укрылся их взгляд, хотя значения его она и не поняла, вдруг почувствовала облегчение, почти торжество. Она решила, что победила.

– Я пойду переоденусь.

– Только вот что, – сказал Шеппард, – сержант Беттс пойдет с вами. – А затем, обращаясь к Беттс: – Проследите, чтобы леди не подходила к окнам. Я не хочу, чтобы она подавала сигналы или еще что-нибудь в этом роде.

Джоан хотела было возразить, но передумала. Это не имело значения. Все равно она победила.

В сопровождении Беттс она прошла в спальню и разделась до белья. Она собиралась раздеться совсем, но то, как эта женщина Беттс смотрела на нее, заставило ее почувствовать необъяснимое смущение.

Она прошла в ванную и стала умываться. Беттс стояла в проеме двери, высокая и тощая, наблюдая за ней ничего не упускающими маленькими глазками.

– У тебя красивое тело, дорогуша. Немного полное, но все на месте.

Поначалу она не собиралась торопиться, но теперь ей хотелось закончить все как можно быстрее. Ей хотелось выбраться из этой крошечной ванной комнаты и избавиться от гнетущего присутствия другой женщины.

Она вытерлась и присыпала плечи ароматизированным тальком. Она вдруг почувствовала, что сержант подошла к ней вплотную сзади и стояла почти касаясь ее. Джоан слегка обернулась и увидела возвышающуюся над ней женщину. Та была почти одного роста с Шеппардом.

"Не паникуй, – сказала она себе, – Спокойно. В конце концов, мы же в демократической Англии".

– Вы не могли бы немного отойти? – она говорила спокойным тоном, но голос был хриплым и в нем звучал намек на дрожь.

Беттс наклонила голову и понюхала голые плечи Джоан.

– Очень сексуально, дорогая, – сказала она, снова хищно втягивая носом воздух. – Мм, очень сексуально.

– Пожалуйста, не могли бы вы уйти? – теперь ее голос уже отчетливо дрожал.

Женщина не двинулась с места. Напротив, она наклонилась еще ближе. Джоан почувствовала на себе ее теплое дыхание, а потом и руки. Она закричала. Сказался шок от прикосновения. Женщина всего лишь положила руки ей на плечи.

– Не имеет смысла кричать, дорогуша. Никто не бросится тебе на помощь. Уж точно не он.

Она сильнее сжала плечи Джоан. Та почувствовала, насколько сильна была эта женщина. Она пыталась бороться, но чувствовала, как непроизвольно съеживается. На нее снова нахлынуло чувство обреченности, мгновенно парализуя ее волю. Она подумала о том, не находится ли в состоянии шока, отключившись от реальности.

– Ему плевать, что я буду делать, лишь бы ты заговорила. И если это поможет поймать Ричарда Эббота, дорогуша, то пусть я тебя изнасилую бутылкой от шампанского, ему наплевать.

Женщина развернула ее к себе. Большое лицо, большие зубы, маленькие, уставившиеся на нее глазки все ближе и ближе, пока наконец она не стала различать пушок над тонкой верхней губой и прыщик на носу сбоку. Она чувствовала ее теплое с сигаретным запахом дыхание и железную хватку больших рук на своих плечах.

Вдруг она ощутила резкую боль в левой груди, как будто бы ее резко скрутили.

Старший суперинтендант Шеппард услышал ее крик, затем Джоан выбежала из спальни и попала прямиком в его объятья. Нельзя было точно сказать, смеялась ли она или кричала от страха.

Шеппард усадил ее в кресло и похлопал по щекам. Старое средство. И это сработало. Во всяком случае, более или менее.

Беттс вошла в комнату и, встав рядом с Шеппардом, уставилась на нее сверху вниз. Как только Джоан ее увидела, губы у нее затряслись, и вскоре она уже вся дрожала.

– Отведите ее обратно в спальню, – сказал Шеппард, – и пусть леди оденется.

– Нет, – возразила Джоан. – Нет. Я не пойду с ней. Она садистка и лесбиянка...

– Лесбиянка? Сержант Беттс – лесбиянка? Она замужняя женщина, жена и мать.

– Жена? – Джоан снова засмеялась тем же пронзительным смехом. – Это не лесбиянка, это моя жена. О Господи!

– Она в истерике, – сказала сержант Беттс. – Давайте отведем ее обратно в спальню.

– Нет, пожалуйста, нет! – истеричный смех стих.

Шеппард крепко схватил ее за одну руку, Беттс – за другую. Вдвоем они легко потащили упирающуюся Джоан в спальню.

– Оденьте ее, – сказал Шеппард.

– С удовольствием.

Женщина все еще держала ее. Шеппард направился к двери.

– Пожалуйста, не уходите, – взмолилась Джоан. – Пожалуйста!

Она пыталась слабо и нелепо сопротивляться, похожая на муху, запутавшуюся в паутине.

– Я не могу присутствовать в комнате, где одевается дама.

– Мне все равно, я оденусь при вас, мне плевать.

– Миссис Эббот, – Шеппард явно был шокирован, – это будет совершенно неуместно и против правил. Не правда ли, сержант?

– В высшей степени, суперинтендант.

– Я запру дверь, хорошо, сержант? На случай, если она снова попытается вырваться.

Джоан пыталась что-то сказать, но не могла справиться с рыданиями и дрожью.

– Она вся в поту. Я, пожалуй, ее искупаю. Как вы на это смотрите?

– Отличная идея, – ответил Шеппард, поворачиваясь к двери.

Беттс улыбнулась ей.

– Я умею обращаться с мылом, дорогая, вот увидишь.

– Я... я расскажу вам... про Ричарда, – она едва справлялась с рыданиями.

Она сломалась; сделала все, что могла, но теперь сломалась. По сути, она продержалась даже дольше, чем можно было бы ожидать от человека с ее темпераментом. Она ничего не знала о технике допроса и способах с ней бороться. Она была любителем, дилетантом, с которым легко расправились два профессионала. У нее с самого начала не было шансов. Потом она оправится и постарается что-то придумать, но теперь она сломлена.

Беттс накинула ей на плечи халат, усадила на кровать и принесла виски, действуя проворно, бесстрастно и покровительственно.

Алкоголь подействовал на Джоан успокаивающе. Дрожь только изредка пробегала по ее телу.

Отвечая на вопросы Шеппарда, она признала, что Эббот провел в ее квартире предыдущую ночь. Она рассказала им про бродяг: про то, как Ричард принес спирт, напоил их, поменялся с одним одеждой, потом привел их к дому и устроил драку.

– Умно, – заметил Шеппард. – Очень хитро. Он дождался момента, когда мы обыскали квартиру и установили за ней слежку, а затем нашел способ проскользнуть мимо нас.

Он взглянул на Беттс.

– Предположив, что снова обыскивать квартиру мы не будем. Мне нравится. Ох как мне это нравится.

– Однако, он просчитался, не так ли?

Беттс жеманно ему улыбнулась, маленькие глазки подрагивали. Она явно старалась выглядеть застенчивой. Старалась сделать невозможное, прикрыть верхней губой и замаскировать слабой улыбкой нечто, больше похожее на пожелтевшие клавиши пианино, которые, тем не менее, назывались зубами. Пыталась флиртовать с ним, черт побери. По-видимому, лесбийские наклонности были всего лишь притворством. Здравая мысль, но как далеко она готова была зайти в своем притворстве? "Для меня однозначно слишком далеко", – подумала Джоан, впрочем, может быть, просто пытаясь оправдать свое поражение.

– Эббот рассказал вам о своих планах?

– Нет.

Абсолютно сломленная и раздавленная, она говорила правду, и Шеппард это понял.

– Когда он ушел?

– Я не знаю. Он позвонил мне из какого-то паба после ланча и сказал, что наблюдение за квартирой снято.

– Мог что-то заподозрить?

– Возможно. Ему показалось, что это случилось чересчур быстро.

– Когда он вернется?

– Вечером. Он сказал, что позвонит и сообщит мне.

– Сюда?

– На общественный телефон в холле внизу.

– Ничего не упустит. Захочет узнать, чист ли горизонт, не так ли?

Джоан опустила голову.

– Не так ли?

– Да, – признала она.

– И ты скажешь ему, что все чисто, правда, дорогая?

Суперинтендант и Беттс стояли над ней, подавляюще глядя сверху вниз.

– Правда?

Она вяло кивнула, не глядя па них. Беттс взяла ее за подбородок, приподняла ее голову, заставляя смотреть на них.

– Ответь суперинтенданту, милая. Скажи "да".

– Да.

Беттс убрала руку, и голова Джоан, как тряпочная, снова упала. Они оставили ее одну, чтобы она оделась, а сами ушли в гостиную.

– Он у нас в руках, – сказал Шеппард. – Мы его взяли.

Его лицо светилось возбуждением и триумфом. Как и Джоан ранее, он чувствовал, что побеждает.


* * * | Смерть раненого зверя с тонкой кожей | * * *