home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Это был нелегкий день для Фрэнка Смита. После скомканной беспокойной ночи и утомительного утра в обществе Нжала он намеревался ускользнуть домой, задрать на пару часов ноги и послушать музыку.

Но днем случилось непредвиденное. Ничего особенно страшного, но очень некстати для человека, который хочет попасть домой.

Произошла утечка информации, предположительно из пресс-службы отеля, о внезапном усилении охраны Нжала и его готовящемся переезде в деревню. Газетчики хотели знать, в чем дело. Они обратились в Ярд и в Службу, но в ответ получили лишь несколько неопределенных ответов. Почуяв тайну, они попытали счастья в Министерстве иностранных дел, где их сначала ввели в заблуждение, затем послали срочное сообщение Фрэнку Смиту, который мог (и должен был) этим заниматься, но решил переложить это на министра. Пусть народный избранник хотя бы однажды отработает свою чертову зарплату. Смит знал, что поступает мелочно, не как джентльмен, но он так чувствовал. Был сложный день.

Сначала Фрэнк позвонил чересчур высокомерному личному секретарю, который своим самым надменным голосом в очередной раз заявил, что его босс в данный момент недоступен. Это стало каплей, переполнившей чашу...

– Вы имеете в виду, – намеренно грубовато-дружелюбно начал Фрэнк Смит, – что он все еще трахает в зад эту черную пташку в Фулхэме? Он когда-нибудь вылезает из своего нового гнездышка?

Должно быть, это лишило секретаря дара речи, потому что в ответ Фрэнк не услышал ничего, кроме бессвязного лепета и громкого бульканья. Он повесил трубку и расхохотался, его настроение существенно улучшилось.

Затем он позвонил в Министерство иностранных дел и предложил провести днем пресс-конференцию, сделать там заявление и ответить на вопросы.

Пресс-конференция прошла успешно. В заявлении, фальшивом, но правдоподобном, говорилось, что до правительства дошли слухи, что террористическая группа ИРА планирует похищения или убийства важных политических деятелей, ожидающихся с визитами в Британию в период весна-лето. Конечно, это всего лишь слухи, возможно, даже провокация, но... Фрэнк Смит развел руками. Помните, как похитили Херрему[4]...

– А почему Нжала уезжает из Лондона?

– Навестить друзей в деревне.

– Мужского пола или женского? – спросил кто-то. – Или это глупый вопрос?

Некоторые мужчины рассмеялись на это проявление мужского шовинизма. Единственная женщина-журналист в зале презрительно фыркнула.

Выйдя из здания на Уайт Холл после пресс-конференции, Фрэнк Смит был приятно удивлен. В последний апрельский день за ночь погода подозрительно внезапно изменилась, из холодной и дождливой став теплой и солнечной. Он попытался вспомнить строчку из Шекспира об изменчивом блаженстве апрельского дня. Однако в воздухе висела гроза, и ему от этого сделалось как-то неспокойно.

Его ждала машина, и Фрэнк велел водителю отвезти его домой. Пока они ехали вдоль аллеи, он опустил стекло, чтобы полюбоваться зеленой травой и девушками в летних платьях, которые внезапно появились на солнце, похожие на цветы после дождя. Это было ежегодное чудо, никогда его не пресыщавшее. Лирика движения их бедер, груди, и ног, и развевающихся волос. Он ощутил старинное и вечное желание мужчины по отношению к женщине.

Он откинулся на сиденье, вздохнул и принялся думать о Джоан Эббот и упругой мягкости ее форм. Теперь ему казалось, что не следовало принимать всерьез ее "нет". Всем известно, что женщины всегда говорят одно, а имеют в виду совсем другое. Проблема была в том (помимо постоянно преследовавшего его чувства вины перед Ричардом), что Смит всегда был застенчив с женщинами. Они ему нравились, он вожделел и алкал их, но был робок с ними. Конечно, сексуальность иногда побеждала застенчивость, но отношения всегда оказывались скоротечными. Возможно, как и все мужчины, он боялся эмоциональных обязательств. Признак типичной мужской незрелости. Неудивительно, что он все еще ходил в холостяках. Фрэнк снова вздохнул и продолжил думать о Джоан Эббот.

Он продолжал думать о ней, когда машина свернула с Сент Джеймс-стрит на Пикадилли и поехала в западном направлении. Как только они проехали отель "Ритц", Фрэнк, крикнув водителю "Стой!", выпрыгнул из машины. Он был уверен, что увидел Ричарда Эббота. Но, нагнав пешехода, понял, что ошибся. Красный и запыхавшийся, он вернулся в машину. "Господи, я в плохой форме", – мелькнула мысль.

Они медленно тащились в потоке машин, едущих по Пикадилли, и Смит рассматривал пешеходов, спешащих по тротуару, больше мужчин, нежели женщин, автоматически ища Эббота, что было, конечно, нелепо, но он ничего не мог с этим поделать. Когда они доехали до угла Кенсингтона, он по-прежнему думал об Эбботе, и непосредственно перед Куинз Гейт, где находился его дом, велел водителю ехать в офис. Вдруг захотелось снова прослушать запись с голосом Эббота. Может быть, был упущен какой-то ключ, какая-то подсказка. Что-нибудь невидимое с первого взгляда.

Но, проиграв пленку несколько раз подряд, он не услышал в голосе Эббота ничего необычного, тот звучал спокойно и по-деловому, в нем не было ни одного намека, ни одной зацепки. Он позвал Элис и попросил послушать ее вместе с ним, но она ничем не смогла помочь. Да и не то, чтобы очень старалась. Уже было около шести вечера, и ей хотелось домой, вымыть голову и заняться мелкими домашними делами перед отпуском.

– Извини, я тебя задерживаю.

– Ничего, – вежливо ответила она, как обычно, не поднимая глаз. На ней тоже было летнее платье, и, когда она наклонилась вперед, слушая запись (вообще-то, она думала о паре облегающих джинсов, которые собиралась купить вечером, и совсем не слушала), его взгляду открылось начало темнеющей впадинки, где кончалась линия шеи и показывались начинающиеся изгибы груди. Две косули, пасущиеся на горе Галилейской. В кабинете было жарко, и Фрэнк старательно отводил взгляд.

Она выглядела привлекательно. Это его удивило (где-то полчаса в год он находил ее привлекательной, и это всегда его удивляло).

Смит прислушался к ее голосу на пленке, и его поразило кое-что еще: звучащая в нем эмоциональность.

– Он тебе действительно так нравился? – спросил он, выключая магнитофон.

– Да, – ответила она, все так же уставившись в пол. Хотелось расспрашивать ее дальше, но было непонятно как – к нему вернулась его обычная застенчивость.

– Тебе давно пора домой, – вдруг сказал он. – Я тебя подвезу.

В машине ему по-прежнему казалось, что между ней и Эбботом есть что-то, о чем ему было необходимо давно узнать. Может быть, повлияло его странное настроение, тепло вечера, ее близость, женские запахи, которые он вдруг ощутил, воспоминание о девушках в летних платьях, прогуливающихся по аллее, его собственные неуловимые сексуальные побуждения...

– Он когда-нибудь куда-нибудь тебя приглашал?

– Ричард? Пару раз поужинать. После развода.

– Он говорил что-нибудь, что ... ну, могло бы нам помочь? Я имею в виду, было ли в нем что-нибудь... странное?

Фрэнк и сам не знал, что имеет в виду.

– Он всегда казался мне вполне нормальным.

– О чем вы говорили?

– Я не знаю. Как обычно. Я не помню.

В молчании закончилась Холланд Парк Роуд. Снова взгляд в окно. Снова девушки в легких платьях. Что ж, это не продлится долго.

– У вас когда-нибудь...

Фрэнк сглотнул и сделал паузу. Опять эта проклятая застенчивость.

– У вас был роман?

Она обернулась и посмотрела на него своими странными глазами.

– Нет, – ответила она и улыбнулась.

Элис солгала без труда, с уверенностью профессионального политика. Это ее удивило. Помимо вежливости, ее учили быть честной.

– А если бы у нас был роман?

– Я думал, может быть, ты могла бы узнать что-то, чего не знаем мы.

Она рассмеялась.

– Уверена, что могла бы. Надеюсь, что так.

– Прости, я не это имел в виду. Я имел в виду... – он почувствовал, что краснеет. – Забудь об этом.

Машина остановилась. Она поблагодарила его и вышла.

– Я бы не возражала, – сказала она, лукаво улыбаясь. – Против романа с ним, я имею в виду.

И взбежала по лестнице к двери.

"У нее великолепные ноги", – не в первый раз подумал Смит.

"Пора бы ему обзавестись женщиной", – подумала Элис, входя в дом и дрожащим голосом крича канарейке.

– Мама дома, Солли! Мама дома!

Она назвала канарейку Соломоном, потому что ей казалось, что та выглядела мудро и немножко по-еврейски. И хотя и редко, но пел он с большим чувством. Песнь Песней.


* * * | Смерть раненого зверя с тонкой кожей | * * *