home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Новые песни о главном

В десять минут четвертого «БМВ», за рулем которого сидел Бондарь, затормозил перед террасой гостиницы «Ярд». Посетители ресторана разошлись, лишь сонные официанты сновали между столами, собирая грязную посуду и ничуть не напоминая при этом трудолюбивых пчел, вьющихся над цветущим лугом. Было настолько тихо, что из темноты доносился плеск волн невидимого моря. Звезды над головой были ярче и ближе, чем редкие электрические огоньки на горных склонах. Бондарю даже начало вспоминаться что-то из Лермонтова, но романтическое настроение моментально улетучилось, когда на глаза ему попалась пьяная шлюха, усевшаяся по нужде прямо на тротуаре. Вот тебе и «кремнистый путь». Вот тебе и «пустыня внемлет Богу».

Бондарь поднялся на террасу.

Его вторжение было воспринято официантами без энтузиазма. Пришлось одному дать на лапу, а второго смерить таким взглядом, что он моментально перестал корчить из себя строгого блюстителя нравов.

Приближаясь к затемненной сцене, Бондарь не питал особых надежд на то, что застанет там Ариану или любую другую живую душу, но его ожидал сюрприз. Не слишком радостный, но и не совсем обескураживающий.

В закутке за роялем приглушенно переругивались вчерашняя блондинка и лысоватый скрипач, которым, видимо, приспичило выяснять отношения именно теперь, в отсутствие зрителей.

– Это только твои фантазии, – шипела блондинка.

– Я сам видел, как он запустил руку тебе под платье, – настаивал скрипач.

– Он просто одернул мне подол, сколько можно повторять одно и то же?

– С какой стати незнакомый мужчина станет…

– Здравствуйте, – вежливо произнес Бондарь, остановившись в двух шагах от спорщиков. Ковролин, которым была застелена эстрада, позволил ему приблизиться совершенно бесшумно.

– Здравствуйте, – автоматически отозвался скрипач, после чего вскинул голову и надменно спросил: – Что вам угодно?

Блондинка задала Бондарю аналогичный вопрос, но взглядом. Несомненно, она узнала в нем вчерашнего посетителя, пялившегося на оркестр. И, как только это случилось, бретелька ее платья, словно заговоренная, соскользнула с совершенно неподвижного плеча.

– Ищу Ариану, – признался Бондарь. – Мы договорились встретиться в три часа.

– Сейчас тринадцать минут четвертого, – сообщил спутник блондинки, укладывая в футляр свою порядком обшарпанную скрипку. – Ариана уехала ровно в три. Еще вопросы будут?

– Один. – Указательный палец Бондаря распрямился, привлекая к себе внимание. – Чисто профессиональный.

– Вы музыкант? – поинтересовалась блондинка, подпустив в свой голос изрядную толику порочной хрипотцы. Можно подумать, что она всю сознательную жизнь не расставалась с бутылкой рома и сигарой. Или надорвала голосовые связки из-за привычки голосить во время бурных оргазмов. Короче говоря, она изображала из себя женщину-вамп. И бретельки упорно не желали держаться там, куда она помещала их двумя наманикюренными пальчиками.

– Музыкант… в некотором роде, – многозначительно произнес Бондарь.

– Так не бывает, – строптиво возразил скрипач, выпрямляясь перед ним во весь свой небольшой рост. – Музыкальный талант есть категория совершенно определенная. Нельзя обладать им в некотором роде, как вы изволили выразиться.

– А у меня и нет музыкального таланта, – обезоруживающе улыбнулся Бондарь. – Деловая хватка – другое дело. С моими способностями только бизнесом заниматься, что я, кстати говоря, и делаю. Один мой должник не придумал ничего лучше, чем расплатиться со мной звукозаписывающей студией, напичканной всякой дорогостоящей аппаратурой. – Удостоверившись, что слушатели развесили уши в полной мере, Бондарь закурил сигарету и развел руками. – Теперь вот приходится мотаться по городам и весям в поисках профессиональных артистов. Хочу попробовать себя в качестве музыкального продюсера. Меня зовут, гм, Евгений Стрельцов.

Скрипач, издав невнятный горловой звук, опустился на прежнее место. Блондинка же огладила платье на выпятившейся груди и, наоборот, встала.

– Лена, – хрипло представилась она.

– Певица Елена Потоцкая, – поспешно уточнил скрипач. – А я Стас Потоцкий, ее муж.

Стасу было далеко за сорок, но Бондарь не стал интересоваться его отчеством. Все-таки человек искусства. Этот народ предпочитает скрывать свой возраст. Как грязные трусы, дырявые носки и прочие неотъемлемые атрибуты артистической жизни.

– Ариана ни словом не обмолвилась о том, что вы продюсер, – пожаловалась Елена.

– А чего еще можно ожидать от этой эгоистичной особы? – воскликнул Стас. – Правда, мы с Леночкой сразу заподозрили, что вы с товарищем появились в ресторане неспроста…

– Вот как? – удивился Бондарь.

– Конечно. Такие внимательные, такие оценивающие глаза…

– Очень заинтересованные, – поддакнула Елена.

Сверкающий крестик, примостившийся в ложбинке между ее грудями, норовил приковать взгляд Бондаря, но он сделал над собой мужественное усилие и повернулся к Стасу:

– И что же Ариана рассказывала обо мне?

– Всякую ерунду, – поморщился скрипач. – Мол, прицепился какой-то московский хлыщ, у которого денег куры не клюют. Охарактеризовала вас как настоящего извращенца.

– Это правда, что вы украли ее купальник? – возбужденно спросила Елена.

Подавшись вперед, она как бы ненароком прикоснулась упругим, если не сказать твердым, бюстом к предплечью Бондаря, но вздрогнул он совсем по другой причине:

– Зачем бы я стал красть чей-то купальник?

– Ариана подозревает, что вы фетишист, – понизила голос Елена. – Коллекционируете предметы дамского туалета. Неужели это правда?

Бондарь был несказанно благодарен Стасу, поспешившему прийти на помощь.

– Отстань от человека со своими глупостями, – сказал он жене. – Мы начали говорить о музыке, а перешли черт знает на что.

– Действительно, – согласился Бондарь, откашлявшись. – Меня абсолютно не интересует женское белье.

– Ну да, – захихикала Елена. – Настоящие мачо интересуются исключительно тем, что находится под ним.

– Нельзя ли обойтись без твоих пошлых шуточек? – вмешался Стас, повернувшись к ней.

В качестве законного мужа этой пышнотелой дамы он смотрелся не слишком впечатляюще. Вот если бы их пара была не супружеской, а, допустим, эксцентрической, тогда другое дело.

– Нельзя ли обойтись без твоих дурацких нравоучений? – передразнила Стаса Елена.

– Ты затыкаешь мне рот?

– А ты мне что затыкаешь, хотела бы я знать?

Бондарь подумал, что болтливая чета Потоцких может порассказать массу любопытных вещей про Ариану и ее окружение, а потому сделал примирительный жест и предложил:

– Подбросить вас домой? Я на машине.

– Мы живем аж за Артиллерийской бухтой, – произнес Стас извиняющимся тоном.

– Это совсем близко, – перебила его Елена, и по ее опустившимся ресницам было нетрудно догадаться, что ехать придется чуть ли не на край света.

– В таком случае, – бодро воскликнул Бондарь, – карета подана!

Показывая пример, он двинулся к выходу. Потоцкие засеменили следом, причем, невзирая на одышку, Стас попытался напевать на ходу песенку про то, как «мы поедем, мы помчимся на оленях утром ранним и отчаянно ворвемся прямо в светлую зарю».

Взглянув на заметно посветлевшее небо, Бондарь подумал, что мелодия песни так себе, зато текст звучит очень даже актуально.


* * * | Живешь только трижды | * * *