home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Ночная бойня

Когда до конечного пункта путешествия осталось метров сто, напарникам пришлось снять футболки и обмотать ими лица. В таком виде они походили на парочку странствующих бедуинов. Если бы кто-нибудь заглянул в их сумку, он решил бы, что бедуины явились прямиком из пустыни, где проходили обучение в лагере террористов. Два заряженных пистолета, подзорная труба и запас провизии говорили сами за себя и не в пользу владельцев.

– Ну и вонища, – пожаловался Костя, вступая на территорию заброшенной бойни.

– Ничего, – прогнусавил Бондарь, – с моря дует ветер. Расположимся так, чтобы он уносил эту гадость подальше от нас.

– Неужели нельзя было пересидеть на катере хотя бы еще пару часов?

– Нельзя. Мы должны занять позицию первыми.

– А если музыканты из СБУ нас опередили?

Бондарь осмотрелся. Ничто не говорило о присутствии посторонних, хотя впечатление могло быть обманчивым. А вдруг Ариана тоже решила опередить возможных конкурентов? Ведь за «Флексоном» охотились еще и таинственные англичане либо те, кто представились таковыми Малютину. Вообще-то отключенные микрофоны делали их участие в операции маловероятным, но где гарантия, что Костя уничтожил все чужие «жучки» на Басманной?

Гадать на эту тему можно было до бесконечности, но торчать так долго на виду у потенциальных противников Бондарю не хотелось.

Где же спрятаться? Площадка, на которой они находились, примыкала к низкому зданию, сложенному из бетонных блоков. Стекол не осталось ни в одном из черных прямоугольников окон. За ними угадывались очертания полуразобранных агрегатов, назначение которых оставалось для непосвященных загадкой. Может быть, они применялись для обдирания туш, а может быть, их использовали при дроблении костей.

И то и другое не вызывало ничего, кроме отвращения.

Заглянув внутрь здания, Бондарь увидел, что от холодильных камер остались только воспоминания в виде отсеков, разделенных кирпичными стенами. Под потолком тянулись стальные балки с приваренными к ним крюками. Над грудами хлама, устилающего пол, роилось столько мух, что здание, казалось, вибрировало от их тысячеголосого зудения.

Им тут было раздолье. Но любому нормальному человеку хотелось убраться подальше как можно быстрее.

– Спустимся вниз? – тихо спросил Костя, кивнув в сторону провала, зловеще зияющего на месте одной из бетонных плит.

– Да там даже крысы не выживут, – поморщился Бондарь, представив себе горы гниющей в подполье тухлятины.

– Как знаешь…

Они вышли из здания. Его торец соприкасался с наклонной платформой, опускающейся в море. Наверняка когда-то тут вились стаи рыб, пожирающих все новые порции мясных отходов. А среди костей, устилающих дно, обитали целые полчища раскормленных крабов. «Вполне возможно, – подумал Бондарь, – что крабы до сих пор ютятся под платформой. Возможно также, что сегодня им предстоит изысканное пиршество в виде пары свежих человеческих трупов. Обидно, если один из них будет моим».

Он поспешил отвернуться и, поразмыслив еще немного, увлек Костю к остову обгоревшего автобуса, торчащему из бурьяна в двадцати шагах от производственного корпуса.

Скорее всего, «ЛАЗ» был сожжен во время татарского погрома, на который намекал Алик. Внутри было просторно. Все, что могло гореть, сгорело, остальное растащили на металлолом местные бомжи. Дождь неоднократно отмывал железную развалину от сажи и копоти, но она все равно сохранила черную окраску, сквозь которую кое-где проступали пятна ржавчины. Хрустя стеклянным крошевом, напарники выбрали самый удобный для наблюдения оконный проем и расположились прямо под ним.

– Лично я тут жрать отказываюсь, – проворчал Костя, избавившись от импровизированной повязки.

Последовав его примеру, Бондарь с удивлением обнаружил, что в автобусе дышится легче. Застарелый запах гари перебивал скопившееся снаружи зловоние. Кроме того, воздух к вечеру посвежел. Всякий раз, когда порывы ветра усиливались, до мужчин доносился запах моря, казавшийся им самым восхитительным из всех, которые им доводилось обонять когда-либо прежде. И все же близость бойни ощущалась постоянно.

Как дыхание смерти.

– У меня тоже нет аппетита, – признался Бондарь. – Так что давай отдыхать по очереди. Неизвестно, удастся ли нам поспать ночью. Первым буду дежурить я.

Не вступая в пререкания, Костя привалился спиной к борту и, свесив голову на плечо, закрыл глаза. Бондарь с завистью посмотрел на него и пожалел, что не захватил сигареты. В этой клоаке все равно никто не смог бы учуять запах сигаретного дыма. Казалось, ничто живое не посмеет приблизиться к бойне. И почему Малютину вздумалось назначать встречу именно здесь, а не на просторе, где травка зеленеет и дышится легко?

За этим вопросом в мозгу Бондаря всплыл следующий, потом еще один, еще и еще. Нанизываясь один на другой, они были звеньями одной цепи, не имевшей ни начала, ни конца. Ответов не было. Все, что Бондарь мог, он уже выяснил, а теперь оставалось ждать, какие новые сюрпризы преподнесет надвигающаяся ночь.

И она надвигалась. Верно и неумолимо, как все, что людям суждено испытать в этой жизни.


* * * | Живешь только трижды | * * *