home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII ДРАКОН ПОПАДАЕТ В СЕТИ

Выйдя из отеля, Толстиков с независимым видом прошел мимо подозрительных типов. Второй тип оказался почти точной копией первого. Такое же небритое лицо, серьга в ухе, руки в татуировках… Только шрам у него был не на щеке, а на лбу.

Лешке очень хотелось посмотреть, есть ли у второго типа золотые зубы. Но в этот момент говорил первый тип.

— …заберем его на спящую… — донеслось до Лешки.

«Странная фраза», — подумал Толстиков, шагая дальше. Он направился в город и зашел в первую попавшуюся лавочку. Карнавальных костюмов не было. Лешка зашел во вторую попавшуюся лавочку. И здесь их тоже не было. Он начал заходить во все лавки подряд. В третью, четвертую, пятую, шестую… Везде карнавальные костюмы были уже распроданы.

Что за ерунда?..

Буквально вчера их продавали чуть ли не на каждом шагу. Не могли же их вот так взять и раскупить за один день.

Оказалось, что могли. Об этом Толстикову сказала симпатичная мулатка из седьмой лавки.

Сверкая белозубой улыбкой, она посвятила Лешку в тонкости предстоящего карнавала. Оказывается, сегодня был не просто карнавал, а — Большой Карнавал. Он проходил раз в два года, и в нем участвовало все население города.

Начинался Большой Карнавал с ритмов батукады — перестука больших и малых барабанов, а затем весь город охватывало безудержное веселье. Балы-маскарады, балы — конфетти, искрометные самбы, зажигательные мамбы, кидание друг в друга тортами и пирожными, шествия, конкурсы, концерты… Выбирались десятки королев карнавала, но всего лишь один король. Чтобы стать королем Большого Карнавала, требовалось быть веселым, добрым и толстым… «Я бы, пожалуй, мог стать королем карнавала, — подумал про себя Лешка. — Ведь я как раз веселый, добрый и толстый».

Мулатка собиралась рассказывать и дальше, но Толстиков ее перебил.

— Простите, мисс, — сказал он. — Но, может, у вас все же найдется какой-нибудь завалящий костюмчик?

— Нет. Завалящего нет.

Что-то в словах девушки заставило Лешку насторожиться.

— А какой есть? — быстро спросил он.

— Есть о-очень дорогой костюм. Его никто не взял.

— А я возьму!

— Не возьмете. Он стоит пятьсот долларов.

— Всего-то?! — небрежно усмехнулся Тол-стиков.

— Не ямайских долларов, — уточнила девушка, — а американских.

— Тащите! — Лешка вынул из кармана пачку денег.

Мулатка скрылась за дверью, а через минуту из-за двери показалась оскаленная морда чудовища. Толстиков даже слегка испугался. Тут показалась вторая морда, еще противнее… И лишь после этого появилось миловидное лицо мулатки.

— Вот, пожалуйста. — Девушка с трудом взгромоздила на прилавок нечто чешуйчатое, хвостатое и двухголовое. — Костюм дракона.

Лешка присвистнул.

— А надевать-то его как?

— Костюм рассчитан на двоих, — объяснила мулатка. — Один залезает сюда, — указала она на прорезь в «шкуре» дракона, — а голову просовывает сюда. А второй залезает вот сюда, — указала она на другую прорезь. — А голову просовывает вот сюда.

— О'кей, — сказал Толстиков. — Заверните.

Девушка упаковала дракона в большущую коробку. Лешка взвалил коробку на плечо и пошел обратно в отель. Костюм был чертовски тяжелым. Толстиков еле дотащил его до отеля.

Подходя к стеклянным дверям, Лешка заметил, что типы исчезли. «Может, они и не караулили Джейн, — радостно подумал он. — А просто так стояли».

Но Толстиков зря радовался. Он не знал, что в эту минуту за ним пристально наблюдают две пары глаз. Он не знал, что эти же глаза провожали его, когда он переходил от лавки к лавке. И когда он покупал у мулатки костюм дракона, эти глаза следили за ним с улицы сквозь стеклянную витрину.

Лешка наконец-то втащил за собой коробку в номер и без сил рухнул в кресло.

— Фу-у-у… — выдохнул он. — Чуть не сдох.

Джейн с удивлением смотрела то на мальчишку, то на коробку.

— Что это ты принес?

— Подожди… — слабо отмахнулся Толстиков. — Дай отдышаться.

Он отдышался, принял душ. И только после этого снова почувствовал себя прежним Лешкой Толстиковым. Довольным, толстым и веселым.

Впрочем, не совсем веселым.

Лешка вдруг поймал себя на мысли, что ему не хочется, чтобы Джейн улетала в Порт-оф-Спейн. Нет, он, конечно, понимал, что здесь ей грозит смертельная опасность. Но ему все равно не хотелось, чтобы девочка улетала.

Пока Толстиков принимал душ, Джейн распаковала дракона и теперь с любопытством рассматривала обе его отвратительные головы.

— Фу, какая мерзость, — сказала она. — Ты что, не мог купить чего-нибудь посимпатичнее?

— Больше ничего не было. Все раскупили. Сегодня не просто карнавал, а Большой Карнавал.

— А что это значит?

Лешка словами мулатки объяснил, что это значит.

— Хорошо хоть этот костюм достался, — закончил он свои объяснения.

Джейн повертела дракона.

— Ого, какой тяжелый. Я в таком костюмчике и шагу не смогу ступить.

— Он рассчитан на двоих.

— Как это?

— Ну в него два человека забираются. Давай потренируемся.

Ребята залезли в шкуру дракона. Толстиков всунул руки в передние лапы, ноги в задние, а голову просунул в морду. Джейн тоже сунула руки, ноги и голову.

— По-шли! — скомандовал Лешка.

Они одновременно шагнули и… стали падать.

— Боже! — успела крикнуть Джейн.

— Черт! — успел крикнуть Лешка.

И в ту же секунду они грохнулись на пол.

Оказалось, Джейн засунула обе ноги в драконий хвост. Ребята повторили попытку и вновь поцеловались с полом. На сей раз из-за Толстикова. Он слишком широко шагнул своей «лапой».

— Вот чертова чертовщина, — проворчал Лешка, потирая ушибленный локоть.

— Надо взяться за руки, — сказала Джейн. — Тогда мы сможем лучше координировать наши движения.

Толстиков с готовностью протянул девочке руку. Дело сразу пошло на лад. Но, чтобы научиться как следует ходить вдвоем под одной шкурой, им пришлось тренироваться до самого вечера.

Во время тренировок они опять падали, вставали, снова падали, барахтались в шкуре, не находя из нее выхода, и хохотали до слез.

Но вот незаметно наступил вечер, и ребята притихли.

Пока светило веселое солнышко, и на душе было как-то весело и хорошо. А с уходом солнца ушло и веселье.

За окнами раздался перестук больших и малых барабанов. Это были ритмы батукады.

Начинался Большой Карнавал.

— Надо идти, — грустно сказала Джейн.

— Угу, — тоже грустно ответил Лешка.

— Запиши мой адрес и телефон в Лос-Анджелесе. У тебя ручка есть?

Толстиков порылся у матери в сумке, нашел ручку и записал адрес Джейн.

— А ты запиши мой.

Джейн записала Лешкин адрес и телефон. Они помолчали.

— Джейн… — наконец сказал Лешка, вертя ручку в пальцах.

— Что? — спросила девочка. Толстиков машинально сунул ручку в карман.

— Когда я тебя увидел… В общем, ты мне очень понравилась.

— Ты мне тоже очень понравился.

— Ну да, — засопел Лешка. — А кто меня «жирнягой» обозвал?

— А кто в меня врезался? — с улыбкой ответила Джейн.

— Извини, — буркнул Толстиков.

— И ты меня извини. — Девочка продолжала улыбаться. — Ты совсем не жирняга, Лешка.

— Да-а, не жирняга, — угрюмо произнес мальчишка. — А знаешь, как меня ребята в классе называют? Толстый.

— Дураки твои ребята, — просто сказала Джейн. — Ты не толстый. Ты упитанный.

Ритмы батукады за окнами становились все громче. Они уже заглушали шум морского прибоя. Теперь к грохоту барабанов прибавились разрывы хлопушек. А в вечернем небе засверкали фейерверки.

Джейн тряхнула золотистыми волосами.

— Надо идти, Лешка.

— А вещи? — напомнил Толстиков. — Давай я тебе принесу.

— У меня все с собой. Пистолет, деньги, удостоверение…

— Какое удостоверение?

— Пилотское.

— А остальное ты не собираешься забирать?

— Нет, не собираюсь. Пусть думают, что я все еще здесь живу.

Ребята снова влезли в шкуру дракона и вышли из номера. Карнавал уже вовсю гулял по коридорам отеля. Пока они шли к выходу, им встретились два медузоподобных инопланетянина, индеец в боевом оперении и три гнома в колпаках с бубенчиками.

А на улице творилось что-то невообразимое.

Фейерверков в небе было столько, что они совсем засветляли звезды. Хлопушки грохотали сплошной канонадой. Гремели оркестры. Длинными спиралями носились по воздуху серпантинные ленты… На центральной улице ребят чуть было не сбила с ног огромная горилла на велосипеде, а из переулка выскочила не менее огромная лягушка и проквакала:

— Ква-а-а… ква-а-а… Привет, дракоша…

И попрыгала дальше.

А навстречу Лешке и Джейн уже двигалась поющая и хохочущая толпа. Впереди толпы находился оркестр, состоящий как минимум из двухсот музыкантов. Все они что есть мочи наяривали на своих инструментах. Остальные же, притопывая и прихлопывая в такт мелодии, весело пели:


Бросаем все! Танцуем самбу!..

Самбу! Самбу! Самбу!..


Толпа увлекла ребят на площадь. Здесь тоже было полным-полно народу. Стремительно взлетели руки дирижера в белых перчатках, и начался бал-маскарад. Закружились и понеслись в вихре танца пары. Кто тут только не танцевал: арлекины в красно-белых трико, эльфы с легкими стрекозиными крылышками, прекрасные принцессы в кринолинах, ковбои, рыцари, клоуны, русалки…

Карнавал с каждой минутой набирал темп. Город захлестнуло безудержное веселье. Повсюду слышались крики, музыка, смех…

И лишь Джейн и Лешке было не до смеха. Они задыхались под драконьими мордами.

— Какой дурак придумал этот костюм, — бормотал Толстиков, обливаясь потом. — Прямо как в печке.

— Ой, Лешка, — стонала Джейн, тоже обливаясь лотом. — Я больше не могу.

— Потерпи, Джейн. Мы уже почти пришли.

Им действительно оставалось только свернуть в тесный переулок и спуститься к причалу. Но это было не так-то просто. Потому что одно дело — ходить по пустому номеру и совсем другое — по переполненным улицам. Ребят постоянно толкали, а маленькие мальчишки так и норовили ухватиться за драконий хвост. Джейн с Лешкой уже раз пять падали на булыжную мостовую под одобрительный хохот окружающих.

С большим трудом им все же удалось пробиться через запруженный переулок к морю. Теперь оставалось найти частный катер и договориться о цене.

Катеров у причала покачивалась целая куча; также здесь покачивались шхуны, яхты и лодки. Все они были украшены светящимися фонариками, цветочными гирляндами, пестрыми флагами… Чуть поодаль стояло небольшое судно. На его мачтах не висело ни одного фонарика, а на палубе не было ни одного человека. На фоне общего веселья темное судно выглядело довольно мрачно.

Ребята как раз проходили мимо. Джейн резко остановилась.

— Джейн! — Лешка едва устоял на ногах. — Мы же договорились по команде останавливаться!

— Смотри, что написано, — сказала девочка.

— Где?

— Да вон, справа. Быстрей читай, пока фейерверк светит.

Толстиков повернул свою голову (а заодно и драконью) и в свете угасающего фейерверка прочел название на корме судна:

— «Спящая Красавица»… Ни фига себе! А ведь тип со шрамом говорил: «Заберем его на спящую…» Так вот что он имел в виду.

— А кого «его»? — спросила Джейн.

Толстиков не успел ответить. Громко топая, с трапа на берег сбежало несколько человек, одетых в карнавальные костюмы пиратов. С криками и улюлюканьем они побежали к ребятам.

— Кар-р-р-амба!.. На абордаж!.. Хватай дракона!..

Народ на набережной одобрительно зааплодировал. Еще бы! Такое экзотическое зрелище. Пираты берут на абордаж дракона.

— Набросьте на него сеть! — хрипло распорядился главарь пиратов в треугольной шляпе. — Сеть набросьте!..

Тут же появилась сеть, и пираты набросили ее на дракона.

— Попался, дракончик! — весело кричали зрители.

Им очень понравилась шутка с сетью.

И только Лешка с Джейн сразу поняли, что это была не шутка. Но они уже ничего не могли сделать. Запутавшись в сети, ребята повалились на землю. Драконьи головы съехали куда-то в сторону. Джейн и Лешка оказались в кромешной тьме.

— Лешка! — кричала Джейн.

— Джейн! — кричал Лешка.

— Ура-а! — вопила толпа. Ба-бах!.. — взрывались хлопушки. Пираты поволокли сеть с добычей к трапу «Спящей Красавицы».

— Отпустите сейчас же! — стал яростно крутиться Толстиков. — На помощь!

— Заткнись, щенок! — Тяжелый сапог с силой врезался в Лешкины ребра.

— Полиция! — отчаянно закричала Джейн. — Полиция!..

Народ на пристани просто угорал от смеха.

— Дракон полицию зовет! — хохотали все. Пираты подняли сеть с барахтающимся драконом и куда-то понесли. Заскрипели ступени. Потом скрипнула дверь. Лешку и Джейн без церемоний бросили на пол. Снова скрипнула дверь, ступени… Шаги стихли.

— Отдать кормовые, — раздался голос откуда-то сверху.

А откуда-то снизу раздалось ровное гудение. Пол мелко завибрировал.

И если бы Джейн с Лешкой не лежали, запутавшись в сети на полу каюты, а, скажем, стояли на корме, то они могли бы видеть, как винты погнали пенящиеся струи вдоль бортов к носу, как «Спящая Красавица» медленно отошла от причала и, развернувшись, вышла в открытое море.



Глава VII КНИГА-«КУКЛА» | Операция "Спящая красавица" | Глава IX КАПИТАН КУК