home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть третья

Ариософия в Германии

Поскольку Лист предпочитал роль мистагога и мастера, окружённого учениками, перед ним стояла задача передачи идей своим последователям, входившим в различные расистские организации вильгельмовской Германии. Среди тех, на кого идеи Листа производили глубокое впечатление были полковник Карл Август Хельвиг, Георг Хауэрштайн старший, Бернард Кёрнер, Филипп Штауфф и Эберхард фон Брокхузен. Через них оккультно-националистические идеи Листа проникали в организации правого крыла Немецкого Рейха. Хельвиг и Хауэрштайн были среди основателей Reichshammerbund в мае 1912 в Лейпциге, а Керенер, Штауфф и Брокхузен занимали ключевые посты в Germanennorden, её подпольной филиации. История ариософии в Германии не сможет обойтись и без Рудольфа фон Зеботсендорфа, горячего поклонника Листа и Ланца фон Либенфельса, учредившим между 1917 и 1919 годами две расистские секты в Мюнхене, из которых впоследствии произошла «Национал-социалистическая Немецкая Рабочая Партия» (нацистская).

Reichshammerbund и Germanennorden были крайне антисемитскими группировками, многим обязанными выдающимся организаторским способностям Теодора Фрича, крупнейшей фигуры предвоенного немецкого антисемитизма и немецкой политики между 1900 и 1914 годами. Фрич родился в семье саксонских крестьян 28 октября 1852 года в Визенау близ Лейпцига и получил образование как инженер-фрезеровщик. Его организаторские способности вскоре обнаружили себя и вполне проявились в профессиональной и политической деятельности. С октября 1880 он издавал Маленький Журнал Фрезеровщиков, в 1882 приступил к изданию второго журнала, а затем попытался объединить представителей своей профессии в Немецкую Лигу Фрезеровщиков.

Фрич был обеспокоен тем, что отдельным предпринимателям и ремесленникам угрожали крупные фирмы, заводы и массовое производство. Он хотел ослабить влияние этих факторов путём создания новой гильдии. Защита интересов малого бизнеса сочеталась у него с антисемитскими взглядами. Фрич связывал новый экономический порядок с растущим влиянием еврейского бизнеса и финансов в Германии. В 1881 он опубликовал сборник пангерманистских и антисемитских текстов под названием «Шаровые молнии». В 1887 он написал свой Антисемитский катехизис и большую серию памфлетов, озаглавленную «Наболевшие вопросы». В 1884 он создал свою первую антисемитскую организацию «Leipziger Reformverein», а с 1885 начал выходить её журнал. В июне 1889 в Бохуме состоялась антисемитская конференция, на ней присутствовали представители из Франции, Венгрии, Германии и Австрии, включая Георга фон Щонерера; здесь было принято решение о создании двух антисемитских парламентских партий: «Deutsch-Coriale Partei», под руководством Макса Либермана и «Antisemitische Volkspartei», возглавляемой вышедшим из крестьян оратором Отто Боккелем.

Фрич не предлагал себя в качестве кандидата для этих партий, поскольку был убеждён, что антисемитизм не преуспеет в парламенте в качестве политической силы. Его уверенность в парламентской неэффективности антисемитизма оказалась правильной. Поскольку после конференции в Бохуме партий стало больше чем одна, они конкурировали между собой, снижая тем самым общее количество антисемитов, прошедших на выборах. Но образование партий повлекло за собой и другие проблемы. После того как в 1894 обе партии объединились в «Deutsch-Soziale Reformpartei», стремление к парламентскому согласию и сотрудничеству изменило характер манифеста, акцент на антисемитизм был снижен в пользу консерваторов и экономических интересов среднего класса. В 1903 антисемитов в парламенте было большинство, но все они были поглощены консервативным правительством и целиком зависели от соглашения с такими внепарламентскими силами как «Сельскохозяйственная Лига» и «Немецкая Националистическая Ассоциация Коммерческих Служащих». В 1907 году «Deutsch-Soziale Reformpartei» имела на выборах только шесть мест, а в 1912 уже три.

Фрич поносил евреев как расово чуждых. В своём «Zur Bekдmpfung zweitausendjдhriger Irrthumer» (1886) он подчёркивал «арийский характер» и его связь с немецкими традициями в языческом контексте. Фрич хотел переорганизовать интеллектуальную, экономическую, политическую жизнь нации таким образом, чтобы евреи не имели в ней места. Это направление мысли Фрича нашло своё отражение в более «научных» расовых исследованиях в конце 1890-х. Когда Артур де Гобино (1816–1882) написал своё рассуждение о расовой эволюции и упадке и пришёл к выводу, что арийцы назначены к вымиранию под натиском чёрных и жёлтых рас, Вашер де Лапуг (1854–1936) и Хьюстон Стюарт Чемберлен (1855–1927), находясь под влиянием новых зоологических и биологических наук, также сообщили, что евреи есть раса наиболее вредная для арийского расового превосходства. В отличие от Гобино, с его опорой на лингвистику как принцип расовых различий, эти более поздние расистские авторы занимались измерением черепов, регистрацией и других физических характеристик, таких как волосы или цвет глаз.

Фрич стремился к созданию широкого и мощного антисемитского движения за пределами парламента, он считал, что это более эффективно. В октябре 1901 года он разослал проспекты более чем трём сотням людей, которые прежде входили в актив антисемитской партии. Ответ оказался разочаровывающим, но в январе 1902 он создал Hammer, сначала ежемесячный, а затем выходящий раз в две недели журнал, который должен был послужить в качестве точки кристаллизации нового движения. В 1905 году читатели «Hammer», число которых превысило три тысячи человек начали собираться в местные Hammer группы. Члены этих групп в основном пришли из распавшегося «Jugendbundbewegung» и «Немецкой Националистической Ассоциации Коммерческих Служащих» (DHV). В 1908 году эти группы взяли имя «Dentscherneuerungs-Cemeinde» (группы немецкого обновления): их интересовали антикапиталистические формы земельной реформы, программа город-сад и Lebensreform Фрич активно поддерживал самопроизвольно возникающие местные организации. В 1904 году его сотрудник Пауль Форстер опубликовал воззвание к генеральному штабу Vцlkisch движения о форсировании националистического и расистского возрождения Германии; в нём говорилось о необходимости объединить различные группировки и лиги, стремящиеся к созданию немецких колоний за границей, построить мощный флот, который мог бы конкурировать с английским и вообще поднять международный престиж Немецкого Рейха, очистить родину от вредных социальных элементов, особенно от социалистов, евреев и других противников воинствующего немецкого империализма.

В марте 1912 года Фрич вспомнил о бессилии прежних антисемитских политических партий и потребовал создания новой «надпартийной» организации. 1912 год был решающим для тех, кто всерьёз был обеспокоен положением нации. В июле 1911 разразился второй марокканский кризис и правительство отправило в Агадир канонерскую лодку, чтобы оказать давление на Францию, защитить немецкие интересы в Западном Марокко и передать части французского Конго Германии; все эти события показали насколько немецкий колониализм сковывают Франция и Британия. Имперские разочарования усугубились внутренним шоком: навыборах в Рейхстаг в январе 1912 года Социал-демократическая партия получила 110 голосов, тогда как на прошлых выборах их было только 43. Наиболее пострадавшими на выборах оказались консерваторы и антисемиты, они получили только 68 из тех 109 мест, что они имели в парламенте с 1907 года. Эти тревожные события подвинули Генриха Класса, лидера антисемитов в Лиге пангерманистов к публикации политического манифеста. «Если бы я был Кайзером!» (1912), в котором он призвал к диктатуре и роспуску парламента, а также обличил евреев в гневной диатрибе. Фрич представил обзор книги в «Hammer» и рекомендовал своим читателям немедленно привести её в исполнение. 24/25 мая 1912 года в собственном доме в Лейпциге состоялась встреча Фрича и двадцати выдающихся пангерманистов и антисемитов, в результате чего возникли две группы по распространению их идей в немецком обществе. Карл Август Хельвиг, демобилизованный полковник из Касселя и член «Общества Листа» с марта 1908, возглавил «Reichshammerbund», как союз всех существующих «Hammer» – групп; Герман Поль, канцлер палаты мер и весов Магдебурга, стал главой «Germanennorden» – её тайной организации-близнеца.

Очевидно влияние идей Листа на первую из этих организаций. Уже в феврале 1912 Хельвиг разработал конституцию для «Reichshammerbund». Исполнительная власть была представлена «Bundeswart» – должность, занимаемая Хельвигом, «Ehrenbun-deswert» – почётная должность, занимаемая Теодором Фричем, и «Armanenrat» – из двенадцати членов. Последнее название указывает на влияние Листа. Предполагаемые члены «Reichshammerbund» должны были гарантировать чистоту своей арийской крови и крови своих супруг, поскольку их потомство должно было послужить главным оружием в борьбе против евреев. Дополнительные указания, внесённые в апреле 1912 предполагали сотрудничество с католиками, пропаганду среди рабочих, крестьян, учителей и гражданских служащих, офицеров вооружённых сил и, что особенно важно, среди студентов университетов. Переписка Юлиуса Руттингера, главы Нюрнбергской ветви «Reichshammerbund» свидетельствует о медленном росте организации, о постоянных внутренних раздорах и мелочных проблемах. В конце 1912 года отчёты нюрнбергской группы сообщали, что общее число её членов составляет 23 человека, из которых в среднем только 10 присутствуют на собраниях, а из ежегодного дохода в 94,64 марки в кассе находится 5,58 марок. К июню 1913 только девятнадцать филиалов «Reichshammerbund» существовали по всей Германии, наиболее активной была гамбургская группа. Несмотря на тысячи листовок и активную пропаганду, лига смогла набрать не более чем несколько сотен членов.

История Germanennorden более сложно связана с идеями Листа. Представление об антисемитском обществе, организованном по типу тайной масонской ложи возникло среди vцlkisch активистов около 1910 г. Некоторые антисемиты были убеждены, что мощное влияние евреев на немецкую общественную жизнь можно понять только как результат всепроникающего тайного заговора евреев; предполагалось, что с таким заговором можно справиться лишь создав аналогичную антисемитскую организацию. Весной 1910 года известный vцlkisch журналист Филипп Штауфф, упомянул в одной из своих статей об идее такой антисемитской ложи, которая держала бы имена своих членов в секрете, дабы уберечься от проникновения врагов. В следующем году Иоханнес Геринг, принадлежавший мюнхенской группе Hammer, известной также как Alldeutscher Verband хорошо знавший Листа и Ланца фон Либенфельса, написал Штауффу о франкмасонах. Геринг утверждал, что и сам был франкмасоном с 1894 года, но что этот «древний немецкий институт» осквернили евреи и новые идеи: в заключение он выражал уверенность, что возрождение арийской ложи будет весьма полезным для антисемитов.

В конце 1911 Герман Поль разослал письма, посвящённые этому вопросу приблизительно пятидесяти потенциальным сотрудникам-антисемитам. Поль сообщал, что магдебургекая группа Hammer уже создала ложу, основанную на расовых принципах и ритуалах германского язычества. Он восхищался церемониалом ложи, применительно к антисемитской организации: торжественность, тайна, иерархическая дисциплина порождали единодушие столь редкое среди маленьких Hammer-групп. Поль призывал своих корреспондентов присоединиться к движению и создавать другие ложи на основе этой, добавляя, что проект пользуется полной поддержкой Теодора Фрича. Возникновение магдебургской ложи можно проследить по документам, отражающим полемику против Поля в конце 1918. В соответствии с этим источником, группа Hammer возникла в Магдебурге осенью 1910и некто Хейнатц захотел превратить её ядро в ложу. Члены группы проконсультировались по этому поводу с Фричем и тот ответил, что такая идея уже обсуждается в других группах Hammer. 5 апреля 1911 года возникла ложа Вотана, её мастером был избран Герман Поль. 15 апреля возникла Великая Ложа с Теодором Фричем в качестве Великого Мастера, но работа над правилами и ритуалами была исполнена ложей Вотана. 12 марта 1912 года по совету фрича организация приняла имя Gertmanennorden.

1912 год стал свидетелем быстрого распространения лож Germanennorden по всей Северной и Восточной Германии. В январе Поль написал обращение к «преданным ложам», в котором выразил желание иметь скорее верных, чем многочисленных последователей, которые смогли бы принять участие в «арио-германском религиозном возрождении» и подчеркнул необходимость строгого повиновения и искреннего служения пангерманской «Арманистской империи». Он потребовал восстановления расово-чистой немецкой нации, из которой «паразитические и революционные элементы (евреи, выродки и цыгане)» должны быть исключены. В июле того же года Поль выпустил первый информационный бюллетень «Germanennorden», в котором сообщалось о торжественном открытии лож в Бреслау, Дрездене и Кенигсберге; ложи в Берлине и Гамбурге уже действовали к тому времени. А братья в Бромберге, Нюрнберге, Тюрингии и Дюссельдорфе собирались основать их в ближайшем будущем. Полный список братьев в это время насчитывал 140 человек, а к декабрю 1912 в «Germanennorden» состояло 316 братьев, распределялись они следующим образом: Бреслау 99, Дрезден 100, Кенигсберг 42, Гамбург 27, Берлин 30, Ганновер 18. В следующем январе ложа из тридцати братьев возникла в Дуйсбурге. Поль принял на себя титул секретаря и подписывался «Канцлер Ордена». В 1913 возникли ложи в Нюрнберге и в Мюнхене, но в целом распространение Ордена в Северной и Восточной Германии шло успешнее, чем в южных провинциях. Весной 1914 группу Reichshammerbund в Мюнхене возглавил Вильгельм Ромедер, лидер Deutscher Schulverein член Общества Листа с 1908 года. Очень многие члены одновременно принадлежали двум организациям.

История возникновения Germanennorden должна быть дополнена сообщением о её задачах, правилах и ритуалах. В соответствии с программой, разосланной по провинциям основной задачей Germanennorden была борьба с евреями и их деятельностью путём создания центра, в котором собирались антисемитические материалы, которыми все могли бы пользоваться. Дополнительной задачей являлась взаимопомощь братьев в отношении деловых контрактов и финансирования. Наконец, все братья обязаны были принимать участие в распространении vцlkisch журналов, особенно «Hammer», как «наиболее радикального оружия против евреев и других врагов человечества». Принципы Germanennorden выдавали явное влияние ариософии. К вступлению в Орден были допущены мужчины и женщины безупречного германского происхождения. В специальной анкете приводилась подробная информация о коже, глазах и волосах вступающего в Орден. Наиболее предпочтительным был диапазон волос от светлых к русым, глаз – от голубых к светлокарим, кожа бледная. Дальнейшие детали касались личных особенностей родителей поступающего и его дедушки с бабушкой, в случае супружества те же данные сообщались о партнёре по браку.

Руководство к приёму в члены указывало на то, что необходимо воздерживаться от принятия в Орден физически неполноценных и «отталкивающего вида» людей; руководство отсылало предполагаемых кандидатов к номерам Ostara, посвящённым расовой соматологии, вышедшим между 1908 и 1913 годами. Бюллетень Germanennorden сообщал, что законы Ордена были сформулированы после обсуждения их с Карлом Августом Хельвигом из Armenenschaft. Ритуал Ордена также был заимствован у Armenenschaft, но вместе с тем был наложен запрет для братьев высших разрядов называться Armanen. Эти положения означают, что Хельвиг находился в контакте с организацией, именуемой её можно отождествить и с Armanen-Rat Reichshammerbunda и с НАО, основным немецким представителем которой в Берлине был Филипп Штауфф.

Эмблемы Germanennorden также указывают на ариософские источники. С середины 1916 года официальный информационный бюллетень Ордена, Allgemeine Ordens-Nachrichten начал изображать на фронтисписе свастику, совмещённую с крестом:


Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию

Время от времени там появлялась реклама драгоценностей, колец, подвесок, булавок и тогда она непременно включала в себя различные руны или свастику. Фирма-поставщик, Дом Эклоха Люденшайда в Вестфалии, работала по проектам, разработанным членами Общества Листа во время войны. Свастика была популярна среди нескольких vцlkisch ассоциаций в Германии и через Germanennorden, а затем через Общество Thule, очередную организацию в послевоенном Мюнхене, она могла быть усвоена и национал-социалистами.

Церемонии и ритуал Germanennorden указывают на странный синтез расистских, масонских и вагнерианских мотивов. Приглашение на церемонию посвящения в берлинской области II января 1914 года извещало братьев о необходимой форме одежды и о том, что новые кандидаты обязаны пройти расовые тесты у берлинского френолога Роберта Бюргера-Вилингена, изобретшего «пластометр» – новый инструмент для определения расовой чистоты посредством измерений черепа. Сохранившиеся документы от 1912 года описывают процедуру посвящения новичков в низший разряд Ордена. Пока неофиты ждали в примыкающих комнатах, братья собирались в церемониальном зале ложи. Мастер занимал своё место на переднем плане под балдахином, по обе стороны от которого стояли два рыцаря в белых сутанах и шлемах, увенчанных рогами, руки их опирались на шпаги. Перед ними располагались казначей и секретарь в белых масонских поясах, глашатай занимал своё место в центре зала. В конце зала у чаши Грааля находился певец в белой мантии, перед ним Мастер Церемоний в голубой мантии, а вокруг них полукругом стояли братья ложи, на таком же расстоянии как столы казначея и секретаря. За Граалем находилась музыкальная комната, в которой фисгармония и пиано сопровождались маленьким хором «лесных эльфов».

Церемония начиналась мягкими звуками фисгармонии, братья исполняли Хор пилигримов из «Тангейзера» Вагнера. Ритуал начинался в сумерки, когда братья совершали жест, символизирующий свастику – Мастер отвечал им. Затем Мастер Церемоний вводил в зал неофитов, одетых в мантии странников с завязанными глазами. Здесь Мастер рассказывал им об Ордене. Певец зажигал священное пламя в Чаше, с послушников снимали мантии и повязки. Мастер приближался к неофиту и совершал магические действия копьём Вотана, рыцари скрещивали над ними свои мечи. Звучали вопросы и ответы, сопровождаемые музыкой Лоэнгрина, затем послушники приносили клятву верности. Посвящённых окружали с криками «лесные эльфы» и как новых братьев вели их к Чаше Грааля, где горело священное пламя певца. В этом ритуале члены ложи должны были олицетворять собой основных персонажей германской мифологии, потому весь церемониал производил сильнейшее впечатление на кандидатов.

Война угрожала Germanennorden. Юлиус Рутингер, Мастер франконианской области, почти сразу ушёл на фронт. Герман Поль писал ему в ноябре 1914, что деньги становятся серьёзной проблемой, поскольку почти половина братьев служит в вооружённых силах: «война быстро обескровит нас, Germanennorden ещё не достаточна крепка и организованна, если война продлится дольше, Орден распадётся на части. И так уже многие братья погибли в боях». Несмотря на заботу Поля о сохранении Ордена, некоторым влиятельным братьям не нравилось его руководство. В июле 1914 Мастер лейпцигской ложи предложил Полю выйти в отставку, в 1915 берлинская ложа сделала попытку отделиться. В конце 1915 Топфер, наследник Рутингера в Нюрнберге писал о том, что братья заняты исключительно ритуалами, церемониями и банкетами, поскольку Поль рассматривает их в качестве основной задачи Ордена.

Эти разногласия достигли апогея к тюрингианскому собранию, проводимому в Готе 8 октября 1916 года, на нём присутствовали братья Тюрингии и некоторых соседних провинций. Берлинские братья потребовали от собравшихся в Готе освободить Поля от занимаемого им поста Канцлера. Оскорблённый такой неблагодарностью в ответ на его непрестанные усилия по сохранению Ордена. Поль немедленно объявил себя Канцлером отделившегося Gennanennorden Walvater Священной Чаши, оппозиционной по отношению к ложам Силезии (Бреслау), Гамбурга, Берлина и Остерланда (Гера). Поддержали Поля в Берлине Фрииз и Браунлих, основавшие новые ложи в самом городе и Гросс-Лихтерфельде. Первоначальный Орден возглавили: генерал-майор Эрвин фон Хаймердингер (род. в 1856) в качестве Канцлера, доктор Генш в качестве Казначея и Вернер Кёрнер – Хранитель Родословной Grossippenviahrer, должность вполне отвечающая его генеалогическим и геральдическим увлечениям. Строгой секретности потребовали они от всей документации Ордена, а сами решили, что с этого момента будут известны лишь анонимно, обозначенные рунами.

Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию

Филипп Штауфф и Эберхард фон Брокхузен были также упомянуты как важные должностные лица лояльной части берлинского ордена.

Новый взрыв активности берлинского Ордена (его ортодоксальной части) связан с усилиями Филиппа Штауффа. Он родился 26 марта 1876 года, в Мозбахе, работал журналистом, затем начал издавать собственную националистическую газету Wegweiser und Wegwarte в Enzisweiler на озере Констанс с 1907. В 1910 переехал в Кульмбах, во Франконии, где начал издавать другую газету, но в том же роде. Штауфф намеревался создать организацию vцlkisch авторов и осуществил это желание в конце 1910, после того как заручился поддержкой у более чем ста известных националистических, расистских и антисемитских писателей, среди них были: Адольф Бартельс, Людвиг Вильзер, Иоханнес Геринг, Ланц фон Либенфельс. В начале 1912 Штауфф перебрался в Берлин и продолжил там свою издательскую деятельность. Он опубликовал справочник современных пангерманских и антисемитских групп (1912) и от имени Генриха Крэгера вместе с Альфредом Брюннером, основавшим Deutsch-Sozialistische Partei в 1918, выпустил Semi-Gotha и Semi-Allianen, генеалогический указатель, имеющий целью опознание евреев в среде немецкой аристократии. Этим проектом он не собирался компрометировать аристократию, но только способствовать процессу «очищения» – столь естественное понятие для антисемитской психологии. Указатель выходил сериями между 1912 и 1914 годами, Штауфф был привлечён к суду. Указатель Semi-Kirschner, созданный по образцу Немецкого Литературного Календаря Киршнера, перечислял общественно активных евреев, известных писателей, актёров, банкиров, военнослужащих, врачей и юристов, также вызвал бурю корреспонденций, весь 1914 год на Штауффа обрушивались отрицания и гневные протесты.

В 1910 году в Кульмбахе Штауфф стал членом Общества Листа, быстро и естественно вошёл в ближайшее окружение Мастера. Он был среди паломников, отправившихся в июне 1911 г. в Вену для участия в торжествах НАО и посещения арманистских центров. В 1912 Штауфф вошёл в комитет Общества и стал одним из его щедрых патронов. Его эзотерический трактат «Руны домов» (1912 соединял тезис Листа об арманистских реликтах с утверждением о том, что древняя руническая мудрость сохранилась в геометрических конфигурациях бревенчатых домов, которые строят по всей Германии. В начале 1913 Штауфф участвовал в спиритических сеансах, вызывая духов давно умерших королей-священников. Существуют документальные свидетельства, подтверждающие близость Штауффа к ONT перед войной.

После раскола 1916в делах Ордена царил беспорядок. Поль сохранил у себя печати и бланки старого Ордена и поэтому мог выпускать циркулярные письма и бюллетени от имени «подлинного» Ордена – практика, которая всех окончательно запутала. Члены обоих Орденом теперь убедились в том, что Орден распался, так велик был беспорядок. Вернер Кёрнер, служивший кавалерийским капитаном с 1915 года во Франции писал Листу в январе 19170 том, что Germanennorden начинает разлагаться. Несмотря на авторитетные циркуляры, рассылаемые во всех направлениях, должностные лица уже плохо представляли себе действительное положение дел в Ордене.

После перемирия в ноябре 1918 года братья старого Germanennorden занялись его восстановлением. Великий Мастер, Эберхард фон Брокхузен (1869–1939), одновременно являлся крупным бранденбургским землевладельцем и щедрым патроном Общества Листа. Но в это время он был очень занят мятежами польских наёмных рабочих в своих поместьях и возмущался хаосом в управлении Ордена, связанным с отсутствием всяческих законов. В начале 1919 Эрвин фон Хаймердингер попросил его сложить полномочия. В начале марта Штауфф информировал Брокхузена о том, что его отставка принята, но Брокхузен не уходил от дел, летом потребовал конституционной реформы Ордена, а Штауффа обвинил в клевете. Переписка Брокхузена полна глубокого уныния по поводу послевоенной ситуации и ненависти поляков. В конце лета сам Хаймердингер сложил полномочия в пользу Великого Герцога Иоганна Альбрехта Мекленбургского, известного энтузиаста Ордена, в 1919 году возглавившего экспедицию Свободных Корпусов к Балтийским странам. Но Орден вскоре утратил выдающегося лидера, 6 февраля 1920 герцог скончался от сердечного приступа. Брокхузен сохранил свой пост и в 1921 году наконец принял разработанную им же конституцию, предполагавшую крайне сложную организацию степеней, кругов и периферических «цитаделей»; эта сложная структура была направлена на сохранение секретности в рамках общенациональной сети местных групп, имеющих многочисленные связи с военизированными vцlkisch организациями, в том числе «Deutschvцlkisch: Schutzund Trutzbund».

Пока старшие должностные лица Ордена ссорились в Берлине, провинциальные организации Germanennorden занимались подготовкой убийств выдающихся общественных деятелей новой Германской Республики, которая была символом поражения и позора для радикальных националистов. В 1921 году Germanennorden служила надёжным прикрытием для политических убийц. Так, убийцами Матиаса Эрцбергера, бывшего министра финансов Рейха, ненавидимого за подписание перемирия, стали Генрих Шульц и Генрих Тиллессен, испытавшие сильное влияние vцlkisch пропаганды после демобилизации в конце войны. В июне 1920 в Регенсбурге они встретились с Лоренцом Мешем, местным лидером Germanennorden. И уже в мае 1921 Шульц и Тиллессен отправились в Мюнхен, где получили приказ убить Эрцбергера от человека, представлявшего исполнительную власть Germanennorden. Попытка убийства Максимилиана Хардена, республиканского писателя, также принадлежала Ордену. Впечатляющая таинственность и идеология Ордена воодушевляли vцlkisch фанатиков на убийства евреев и республиканских врагов немецкой нации.

После 1921 года «подлинная» Germanennorden стала простой группой среди многочисленных правых и антисемитских организаций, пользующихся поддержкой реваншистов и людей, раздражённых Веймарской республикой. Но поскольку речь идёт о влиянии Germanennorden на нацизм, необходимо вернуться к Герману Полю и его Germanennorden Wolvater, которая в конце 1916 привлекла к себе внимание Рудольфа фон Зеботтендорфа. Зеботтендорф вступил в отколовшийся Орден и восстановил его баварское отделение в Мюнхене на рождество 1917, заложив тем самым фундамент для vцlkisch организации, которая стала причиной рождения национал-социалистической партии. Похоже, что без этого человека и Germanennorden, и ариософия были бы преданы забвению.


Орден новых тамплиеров | Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию | Рудольф фон Зеботтендорф и общество «Thule»