home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Герберт Рейхштайн и ариософия

Когда Ланц фон Либенфельс впервые изобрёл термин «ариософия» в 1915, он уже был хорошо знаком с современным оккультизмом. Астрология, как она развивалась до Первой Мировой войны и во время неё, репринты пророчеств Нострадамуса, работы, посвящённые предчувствию, телепатии, психические исследования, – все это обеспечило Ланца компендиумом современных оккультных наук. После войны Ланц погрузился в изучение астрологии, что нашло выход в его «Praktisch – empirisches Handbuch der arrosophischen Astrologie» завершённых в августе 1923. Найдя нового издателя в октябре 1925, Ланц написал формальное изложение своей доктрины. Он подчеркнул такие основные положения ариософии как вера в квазимонистическую «панпсихическую» энергию, совпадающую в своём существе с Богом; эта энергия одушевляет весь универсум, но наиболее совершенное выражение находит в светловолосых и голубоглазых арийцах. Он несколько раз повторил уже известный тезис о том, что все культурные достижения мира состоялись благодаря арийской природе. Основным делом ариософии Ланц называл изучение различий между «белыми» и «чёрными», одновременно настаивая на важности таких основных наук как хиромантия, астрология, геральдика, науки о временных периодах, изучения имён и некоторых форм каббализма. Он утверждал, что геральдические знаки и имена служили видимыми и слышимыми иероглифами, в которых основатели арийского рода записывали историю и судьбу своих фамилий. Хиромантия и астрология выступали также наиболее адекватными средствами познания арийской души.

Поддержка Ланцем оккультных наук, особенно хиромантии и каббализма имён, была значима по двум причинам. Во-первых, она указывала на его дружеское сотрудничество с кругом расистских характерологов, группировавшихся вокруг издателя Герберта Рейхштайна с 1925 по 1929, когда он уже не посвящал всё своё время «Ordo Novi Templi»; во-вторых Ланцу был полезен этот контакт, поскольку он собрал новые материалы для своей доктрины благодаря расцветающему после войны оккультному движению; появлялись новые специальные исследования по астрологии, графологии, хиромантии и йоге, толкованию снов и различным формам духовного режима, способствующего здоровью и личному счастью. Значимыми фигурами в этой среде были Густав Мейринк, Франц Спунда, Пери Шу – они писали романы на оккультные темы; более широкий круг авторов занимался специальными исследованиями на оккультные темы. Издательство Иоханнеса Баума в Пфуллингене в рамках своей серии «Новая мысль» отвело особое место таким исследованиям: между 1920 и 1925 годами Баум начал выпускать, по меньшей мере, четыре книжных серии, популяризирующих такие предметы как гомеопатия, медитация, дыхательная гимнастика, йога, эзотерическое христианство и восточные религии; авторами этих работ были Карл Отто Шмидт, Георг Ломер, Вилли Адельман-Хуттула, Ганс Ганиг, Генрих Юргенс и другие. Таким образом, если количество, вес и влияние выходящих в это время теософских журналов и книг объединить с продукцией Баума, будет ясно, что в первые годы военного поражения и внутреннего кризиса урожай немецкой оккультной литературы был чрезвычайно богат. Среди разнообразных идеологических субкультур ариософия занимала особое место, поскольку была тесно связана с тревогами и внутренней разорванностью людей этой эпохи.

Особый вклад Герберта Рейхштайна в эту субкультуру лучше всего можно понять, рассказав о его коллегах. Исторические корни его движения уходят к берлинской группе оккультистов, возникшей около 1920 года. Основными фигурами этой группы были: Эрнст Иссбернер-Халдан, хиромант; Фроди Инголфсон Верман, астролог; Роберт X. Бротц, графолог, и Вильгельм Вульф, астролог, к которому в последние недели войны Генрих Гиммлер приходил для консультации. По предложению Иссбернер-Халдан компания носила название «Круг свастики». Верман был горячим поклонником размышлений Листа о древних немецких королях-священниках. Он родился 6 февраля 1889 года. Войну прошёл артиллерийским капитаном. Считался экспертом по древней нордической истории и рунологии, также занимался астрологией, нумерологией и кармическим учением. Другие сообщения говорят о его страстной приверженности делу народа и желании спасти героических арийцев через искоренение низших рас. Впервые познакомившись с теориями Ланца после войны, он и в 20-е гг. прилежно занимаются изучением мистических и оккультных текстов. Вместе с тем, имеется несимпатичная запись о его ранних оккультных штудиях. Его первая публикация, «Влияние Солнца в двенадцати домах Зодиака», (1923) представляла собой плагиат неизвестного английского текста, который Иссбернер-Халдан перевёл для него. С Рейхштайном Верман впервые сотрудничал в конце 1925 года, и написал два выпуска его книжной серии «Ariosophische Bibliothek» в 1926 году.

История жизни Иссбернер-Халдана более доступна, чем история Верман, поскольку первый оставил автобиографию. В соответствии с ней Иссбернер-Халдан родился 11 июня 1886 в Кольберге на Балтийском море. Интерес к хиромантии возник у него ещё в детстве, когда старший брат подарил ему книгу на эту тему. В 1900 году он поступил учеником в одну из фирм Кольберга, где оставался до восемнадцати лет. После краткого периода военной службы работал у своего дядюшки в Берлине на табачном производстве, впоследствии руководил целой отраслью фирмы в Тюрингии. Летом 1910 Иссбернер-Халдан осуществил свою заветную мечту: эмигрировать в Австралию. Ему хотелось покинуть пределы Германии, он презирал её культуру за ограниченность, филистерство и милитаризм. Повествование о его путешествии из Бремерхэвена через Суэц и Коломбо выполнено в стиле Bildungsroman: молодой эмигрант встречает несколько интересных собеседников, исповедующих антисемитские и расистские идеи. Парагини, скульптор из Генуи, говорил ему о важности расовых черт для искусства и отрицал саму возможность творческой способности у евреев. Д-р Джэфферсен, шотландец, был представлен как астролог, увлекающийся творчеством Ланца: М-р Хевальту другой бритт, также был хорошо знаком с неоманихейским расизмом Ланца и обнаружил подробное знание сексологии и различных направлений оккультизма. На Цейлоне Иссбернер-Халдан имел возможность беседовать с индийскими предсказателями судьбы и наблюдать подвиги старого факира. Благодаря всем этим встречам и приключениям Иссбернер-Халдан постепенно пришёл к осознанию значимости расизма и оккультизма и возобновил свои занятия хиромантией.

С осени 1910 вплоть до начала 1912 Иссбернер-Халдан работал на различных фермах в малонаселённых уголках Нового Южного Уэльса и Южной Австралии, а затем отправился в Южную Америку. В Рио-де-Жанейро он обратил внимание на бордели, в которых работало множество девушек с явными арийскими чертами, это послужило ему доказательством мирового заговора евреев, стремящихся испортить юных девушек высшей расы. Поднимаясь по Амазонке в Манаос, Иссбернер-Халдан написал диссертацию по хиромантии, за которую получил звание профессора honoris causa от никому не известного и возможно вымышленного университета. Во время поездки в Перу, он странствовал по Андам и испытал там мистический транс, причастившись таинствам и более высшему смыслу человеческого существования: он также получил эзотерические наставления от Девасвара Ламы, странствующего персидского святого. Вернувшись в Австралию, он вновь приступил к работе на фермах Квинсленда до весны 1914, когда решил отправиться через Германию в Соединённые Штаты. Он прервал своё путешествие в Коломбо для того, чтобы посетить свящённый город Бенарес. Здесь он встретил йога, называвшего себя Рамаширо, объяснившего ему теорию человеческой ауры; кроме того йог заклинаниями вызвал серию видений, показавших сцены из прежних жизней Иссбернера-Халдана, во время античности и в Средневековье.

По приезде в Германию в июле 1914 Иссбернер-Халдан намеревался посетить родственников и отправиться в Соединённые Штаты. Но началась война и он был интернирован как австралийский гражданин; следующие четыре года он провёл в заключении в лагерях Хассенберга, Хольсминдена и Рухлебена. Освободившись в ноябре 1918, он обосновался в Берлине и открыл хиромантическую практику. Здесь он встретил своих новых коллег. Хотя он всё ещё мечтал о создании расистской утопии в Квинслэнде или в Калифорнии, оставался все же в Берлине и в 1921 году опубликовал свой первый текст по хиромантии. В 1926 году он начал издавать журнал «Хиромантия», рекламируемый как официальный орган Ассоциация Хиромантов Германии. С Рейхштайном он впервые познакомился в конце 1925, в конце 1929 его журнал был поглощён журналом Рейхштайна. В начале 1927 после встреч с Ланцем в Вене или в Будапеште, Иссбернер-Халдан вступает в ONT; затем открывает расистскую коммуну, «Swastika-Heim», около Арконы, на острове Руген – коммуна имела статус дома ONT.

Герберт Рейхштайн, ответственный за соединение этих и других персонажей в своём журнале и характерологическом институте, родился 25 января 1892 года в Наупап в Силезии; о его юности почти ничего не известно. В октябре 1925 его приблизил к себе Ланц и предложил стать его издателем. Рейхштайн согласился и одновременно объявил себя директором «Deutsche Arbeitsgemeinschaft hir Menschenkenntnis und Menschenschicksal», основанного в «Oestrich im Rheingau». Он замысливал эту ассоциацию как возможность взаимопомощи и сотрудничества для всех оккультистов, занимающихся характерологическими и предсказательными науками в расистском контексте, сюда входили астрология, графология, френология, «психо-физиогномия», хиромантия. Органом этой ассоциации был его же «Zeitschrift fьr Menschenkenntnis und Menschenschicksal», публиковавший различные статьи и вместе с тем объявления о частных практиках оккультистов.

Во вступительной статье Рейхштайн объяснял цели его ассоциации. Указывая на хаос, вызванный войной и политическими переворотами, он говорил о необходимости хорошо обоснованной науки о человеческом характере, чтобы индивиды могли лучше подготовиться к своей судьбе и научиться улучшать свою участь. Рейхштайн отвергал незначительные формы предсказаний и отстаивал важность тех наук, которые работают над определением собственного характера индивида и характера других, поскольку это единственный способ получения информации о возможном исходе человеческих поступков в крайне сложном современном мире, требующем от индивида всё больше и больше значимых решений. Весь проект опирался на расистское мировоззрение, члены ассоциации считали себя арийцами и связывали себя обещанием блюсти арийскую чистоту. Рейхштайн, таким образом, был весьма привлекателен для тех, кого неопределённость и хаос заставляли искать оккультный путь к решению собственных проблем и к достижению успеха как в личном, так и в деловом смысле. В лице Рейхштайна ариософия получила прививку расистского канона к корпусу мантических знаний, а потребность в этой прививке в послевоенные годы была весьма велика.

В первом выпуске журнала, датируемого октябрём 1925, Рейхштайн объявил о том, что в его журнале будут сотрудничать такие выдающиеся оккультисты как Иссбернер-Халдан, Ланц фон Либенфельс, Вильгельм Вулф и G. W. Suria. В декабре 1925 он начал издавать книжную серию, «Ariosophische Bibliothek», здесь публиковались работы Ланца в очень широком диапазоне от астрологии до геральдики; тот же тип «практической самореализации» предлагался и читателям. В указателе первого номера можно было найти имена Фроди Инголфсона Вермана, Герберта Герстнера и Рейнгольда Эбертина, астролога, вступившего в ассоциацию. Второй номер журнала вышел в феврале 1926 как «Zeitschrift fьr Menschenkenntnis und Schicksalsforschung», тогда как многословное название института было сменено на Ариософское Общество, для того, чтобы подчеркнуть заботу арийских оккультных наук о конкретной выгоде арийцев. Тем временем Общество переместилось в Дюссельдорф – Unterrafti. В 1926 году в журнале появились другие сотрудники: Роберт Т. Бротц, Карл Керн, Вальтер Хорст, Теодор Цепль, Детлеф Шмуде, Г. Энгельгардит, Фрайхер Штромер фон Рейхенбах, величина в оккультных кругах, человек, изобретший собственную науку историономию, Принц Макс фон Ловенштайн, Эдмунд фон Векус и Эрнст Тьеде. К концу 1927 к ним присоединились венгерские знакомые Ланца – Пауль Хорн и Вильгельм Torday von Szьgy.

В 1928 году Рейхштайн заручился согласием двух других учёных, оба заслуживают подробного представления. Грегор Шварц-Бостунич – русский эмигрант, лично участвовал в революции, что привело его к радикальным антибольшевистским убеждениям и неколебимой вере в мировой заговор евреев. Родившись 1 декабря 1883 в Киеве, Григорий Бостунич имел смешанное происхождение: отец происходил из аристократической рижской семьи, родители матери были родом из Сербии и Баварии. Благодаря родственникам матери, юный Бостунич регулярно бывал в Германии. В 1908 в Киеве он получил образование юриста, после чего обратился к литературе, интерес к которой он обнаружил в студенчестве. В 1910 он выпустил собственную газету, Der Sьd kopeken, выходившую ежедневно тиражом в 100 000 экземпляров вплоть до 1914 года. В том же году он стал профессором истории литературы и театра в институте Лысенко, впоследствии возглавлял Железнодорожный Театр в Киеве. Военный кризис России и революция обозначили конец его академической и литературной карьеры. Яростный противник красных, Бостунич вёл активную антибольшевистскую агитацию в городах, захваченных генералами Деникиным и Врангелем. В результате этой деятельности он усвоил идею заговора евреев, масонов и большевиков и его программы, записанной в Протоколах сионских мудрецов. В 1920 Бостунич был заочно приговорён большевиками к смерти, но ему удалось бежать в Болгарию.

Покинув родную страну, Бостунич утратил почву под ногами и искал новых ценностей, которые могли бы поддержать его. Этот поиск привёл его к оккультизму. Он рассказывал о встрече со своим первым учителем по трансцендентальным предметам на Кавказе 1917/1918, а также о своём общении с болгарскими теософами в 1920. Джеймс Вебб утверждает, что кавказским учителем по всей вероятности был Гурджиев, а болгарские теософы в то время сосредотачивались вокруг Мастера Петра Дейнова, соединявшего эзотерический расизм Блаватской с образами славянского мессианизма. После неудачной попытки вернуться в Россию в октябре 1920 Бостунич поселился в Белграде. Следующие два года он путешествовал по Югославии, читал лекции о заговоре евреев и масонов раздражённым немецким националистам в бывших австрийских провинциях нового государства. Его первая книга, «Франкмасонство и русская революция», была опубликована в 1922 году в русском издательстве Новый Сад, между 1923 и 1926 годами выдержки из неё появлялись в немецких националистических и правых журналах. В августе 1922 Бостунич эмигрировал в Германию, где снова занялся чтением лекций о теории заговора. В соответствии с его оценкой послевоенного мира, все нежелательные изменения в нём и царивший хаос, нужно было связать со злобными происками евреев, масонов и большевиков. Но его интерес к оккультизму при этом не уменьшался. В 1923 он стал страстным антропософом, в 1929 обвинял движение Рудольфа Штайнера за пособничество силам заговора. Такое полное изменение взглядов, возможно, было связано с его манихейским и оккультным видением истории. Поскольку в 1924 году он натурализовался как немецкий гражданин, он изменил имя на Шварц-Бостунич. С Рейхштайном впервые встретился в Дюссельдорфе зимой 1926. Рейхштайн быстро оценил переполнявшее того чувство миссии и пригласил его сотрудничать с Ариософским Обществом. В феврале 1928 на него ссылались как на специалиста по взаимоотношениям русской и немецкой души и высоко ценили как эксперта по проблемам тайных, сверхнациональных организаций.

Помимо участия в ариософском движении, Шварц-Бостунич был очень активен в нацистских политических кругах. В 1920-х гг. он работал на новое агентство Weltdienst Альфреда Розенберга, а после этого выразил чувства преданности возникающей организации СС. Несмотря на возраст, болезни и сердечную слабость, Шварц-Бостунич был определён к службе на новую Германию в рамках, дозволенных ему здоровьем. Он много путешествовал по Германии (а позже – и по оккупированным странам) с лекциями о франкмасонах, еврействе и прочих врагах нацизма; он хотел также передать предполагаемому институту по теории заговора свою библиотеку, насчитывающую до 40 000 томов на этот предмет. В его письмах Гиммлеру в 30-е гг. – фанатическая преданность германской расовой миссии и лично патрону СС. По причине своих не вполне ортодоксальных идей, он всегда воздерживался от чтения лекций в форме, но зато в 1942 году подписывался как почётный профессор СС. В начале 1944 он и его жена были эвакуированы из Берлина в Шлосс Гнейзенау в Ризенгебирге в Силезии в целях обеспечения их безопасности. Годом позже Шварц-Бостунич получил звание штандартенфюрера СС (полковник) по личной рекомендации Гиммлера. Таким образом, его политическая карьера представляет собой сложный путь от антисемитизма в предреволюционной России до искреннего отождествления себя с нацистской Германией.

Другим сотрудником, которого Рейхштайн завербовал для Ариософского Общества в 1928 году, был Рудольф Джон Горслебен. С января 1927 журнал Горслебена носил название «Arische Freiheit»; в январе 1928 он объединился с журналом Рейхштайна по характерологии и начал называться «Zeitschrift fьr Geistes und Wissenschiftsreform». Об особом направлении оккультизма, отыскивающем арийские символы в мире природы и культуры, свидетельствуют названия его статей этого года: «Arische Schan ist Urschau», «Der radioactive Mensch», «Beitrag zur Christomythe», «Hag-All-Rune und Cheopspyramide», «Runen-Raunen-Rechten-Rat». В этом отношении Горслебен был ближелистовской традиции, чем сам Рейхштайн. Но сотрудничество между ними оказалось кратковременным и Горслебен предпочёл независимое издание собственного журнала в 1929. Свои оккультные занятия он завершил шедевром «Hoch-Zeit der Mensch-heit» (1930) и умер сравнительно, молодым 23 августа 1930. В конце 1920-х он, в качестве брата Риг вступил в ONT, общину Штауфена.

Как утверждал, Рейхштайн в начале 1926 года, Ариософское Общество было создано для того, чтобы предоставить данные характерологических и мантических наук в распоряжение целиком заслуживающих этого арийцев и тем самым внести начала определённости и устойчивости в послевоенный мир Германии. В августе 1928 был опубликован документ, подчёркивающий особый статус ариософских характерологов – они выступали в качестве наследников иерофантической традиции Armanenschaft. В Пфорцхайме, где Рейхштайн находился в то время, был провозглашён Neue Kalandsgesellschaft (NKG). Новое название ассоциации позволило её членам ощутить приближение к листовской интонации. Задачей этой организации, в соответствии с Верманом и Рейхштайном, было «осмысление воли древних германских посвящённых, королей-священников или Armenen – в наше время». Длинный лист предполагаемых сотрудников включал в себя новые имена: Франц Фридрих фон Хохберг, профессор Мораве, певец Шварц, Конрад Дуензинг, Герман Виланд, Vцlkisch историк Атлантиды. Были объявлены лекционные курсы NKG на предстоящую зиму: Верман предполагал читать по кармической астрологии и ариософии; Грегор Шварц-Бостунич – по проблемам франкмасонства и большевизма; Иссбернер-Халдан – по хиромантии и йоге (в июне 1928 он опубликовал справочник); Роберт Бротц – по графологии; Герберт Рейхштайн – по ариософии, астрологии и каббализму имён. Последняя дисциплина опиралась на иудейское представление о соответствиях между буквами и числами, хотя и имела очень простую, популярную форму: сумма нумерических эквивалентов букв в личном имени предположительно содержала в себе информацию о природе и судьбе этого человека. Интеллектуальное лидерство в NKG продолжало принадлежать Ланцу фон Либенфельсу, а он поддерживал и «ариомантические» исследования Гвидо фон Листа, и Эрнста Иссбернера-Халдана, и Бенито Муссолини.

В годы с 1929 по 1931 NKG занималась распространением ариософских идей во многих немецких городах посредством лекций и митингов. С большим энтузиазмом сообщалось о праздновании Рождества группой в Гейдельберге 29 декабря 1928, а в январе 1929 в Штутгарте возникла новая секция NKG, её учреждение сопровождалось лекцией Рейхштайна, очень тепло встреченной. В марте 1929 было объявлено о новой программе лекционных туров с визитами в Карлсруэ, Дрезден, Эрфурт, Магдебург, Вену и Будапешт. Летом Рейхштайн свёл знакомство с Гретой Штайнхофф, которая могла «читать» характер человека по его имени, «медиумическим» способом в противоположность каббалистическим процедурам Рейхштайна. После этой встречи Грета Штайнхофф также была зачислена в штат лекторов NKG. В ноябре она и Рейхштайн планировали совместный лекционный тур по городам Кёльн, Кассель, Маннгейм, Майнц, Нюрнберг, Ансбах, Мюнхен, Вена. Другая группа характерологов Дрездена, Zirkel fьr praktische Menschenkenntnis, под руководством Георга Рихтера, оккультного автора, занимающегося лечением магнетизмом и телепатией, объявила о своём соединении с NKG в ноябре 1929. Эта группа регулярно собиралась на протяжении всей зимы и в течение всего 1930 года: среди окружавших её людей были Альфред Рихтер, специалист по травам и Курт Гартман, торговец книгами, занимавшийся распространением журнала Рейхштайна в Северной и Восточной Германии.

К концу 1929 года внутренние напряжения в группе Рейхштайна взорвались отставкой Фроди Инголфсона Вермана. Знаки близящегося разрыва нарастали с января 1929, когда Верман переехав в Пфорцхайм из Берлина, возглавил руководство журналом. Затем, когда в феврале он вошёл в руководство NKG, появились жалобы на его непрактичность и властный стиль управления, – всё это указывало на напряжённость в его отношениях с Рейхштайном и возможно повело к его удалению из издательства в августе 1929 года. Возможно также, что Верман был излишне воодушевлён популярностью своего бестселлера-справочника «Dein Schicksal» (1929), для того, чтобы серьёзно заниматься частной практикой. Неприязнь между Рейхштайном и Верманом сопровождалась обвинениями со стороны Иссбернера-Халдана, что ускорило быстрое отчуждение Вермана от своих бывших друзей в 1930-е гг.

Вермац целиком ушёл в правую революционную деятельность, снова оказавшись на военной службе как «солдат передовой» и организовал в Пфорцхайме отделение национал-социалистического Sturmabteilung (SA). Несмотря на то, что между 1918и 1923 и затем вновь после экономического краха 1929 всех охватил боевой дух военного пиратства, Верман продолжал заниматься оккультизмом. Эту необычную идеологическую смесь обнаружил его собственный журнал «Der Wehrmann», (1930–1933), в котором такие вещи как духовная жизнь готов, немецкий мистицизм и евгеника рассматривались в терминах фронтовой борьбы. Поскольку раннее творчество Вермана включало в себя доктрину о золотом веке и призывало к уничтожению всех расовых меньшинств и установлению Великой Германской Империи, он может быть рассмотрен как один из расовых оккультистов, от литературной апокалиптики перешедших к военной деятельности. Верман оставался в Пфорцхайме и во время воздушных налётов в феврале 1945, потерял там всё. Сам подхватил пневмонию и умер от неё в Кальве 19 апреля 1945 года.

В апреле 1931 Рейхштайн перевёл своё издательство из Пфорцхайма в Прессбаум в Винервальде. В это время он опубликовал новое обращение, в котором предлагалось всем ариософским настроенным группировкам и отдельным лицам объединиться в «Ariosophische Kulturzeutrale» (AKZ), фактически – другое название его собственной группы. Он утверждал, что в этот союз уже входят берлинская группа под руководством Карла Керна; мюнхенская под руководством Вильгельма фон Арбтера; дрезденская – под руководством Георга Рихтера; лейпцигекая – под руководством Людвига Готца; венская – под его собственным руководством. Из Прессбаума Рейхштайн установил личные контакты с австрийскими представителями ONT в Вене. В июне 1931 в AKZ была открыта Ариософская школа (теперь Пфальцауэрштрассе, 97). Она рекламировалась как уютный пансион, построенный в здоровых и красивых окрестностях Винервальда с утренними духовными и физическими упражнениями по ариософским принципам. Рейхштайн читал лекции о каббалистике имён, тогда как гости от Карла Керна, Иссбернер-Халдан и Альфред Джудт, специалист по биоритмам, ожидались к концу лета. Сам Керн незадолго до этого отличился тем, что опубликовал Handbuch der Ariosophie (1932) и репринт классического труда по характерологии Иоханна Преториуса «Человек и характер» (1703). После этого первого успешного сезона, Ариософская школа вновь открылась в мае 1932. После торжественной встречи шестидесятилетнего юбилея Ланца фон Либенфельса, 8 мая 1932, с музыкой, торжественными чтениями и ариософскими псалмами, начались курсы по каббалистике имён, руническому оккультизму, йоге, дыхательной гимнастике и руническим упражнениям. Последней специальностью школа была обязана писателю и публицисту Фридриху Бернарду Марби, который с 1924 года издавал свой астролого-ариософский журнал «Der eigene Weg». Марби полагал, что индивид может расположить к себе благоприятные космические силы, систематически принимая позы, соответствующие форме рунических знаков.

Журнал Рейхштайна отражал широкий интерес многих слоёв немецкого и австрийского общества ко всем видам лечебной помощи, расслаблению, восстановлению, техникам самореализации. Существовала также заметная тенденция актуализации некоторых современных пограничных наук и соединения их с оккультными формами знания, если такой эклектизм мог помочь удержать какие-то элементы доктрины: так, Рейхштайн неизменно защищал теорию «пространственных энергий» Карла Шаппелера, открытия Френцольфа Шмида, касающиеся лечебных свойств некоторых неопознанных лучей и лечебные методы нетрадиционной медицины. Эксцентрические космологические теории также находили себе применение, доказательством может послужить номер, посвящённый Теории Мирового Холода Ганса Хорбигера и восторженный отчёт Ланца о работе Карла Ньюперта «Die Umwдlzung, die Erde-des All» (1930), в которой излагалась Теория Полой Земли; она предполагала, что поверхность земли является вогнутой, а наблюдаемое пространство внутри этой полой сферы образует собой весь универсум. Эта готовность принимать на веру любые глубокомысленные и причудливые построения говорит прежде всего о стремлении к идеологическому союзу среди различных направлений оккультной и иррационалистической мысли.

После экономического краха 1929 Рейхштайн и его круг начали присматриваться к удачам нацистской партии. Ланц первым выразил уважение фашистскому движению, установившему правые режимы в Испании, Италии и Венгрии, начиная с 1925. В начале 1930 Рейхштайн опубликовал каббалистические гороскопы для Германской Республики, Адольфа Гитлера и национал-социалистической немецкой рабочей партии (NSDAP). Республика оказалась во власти «сатурнианских влияний» и «чёрных магических сил», а предстоящий год должен был принести огромный успех Гитлеру и его партии. В апреле 1931 он опубликовал апокалиптический номер «Das Dritter Reich!», в котором в соответствии с оккультным разделением на тело, дух и душу национал-социалистическая партия отождествлялась с телом, способным стать движущим началом для духа и души ариософской культуры. Глубокомысленное разделение ролей опиралось на «Bibliomystikon» Ланца, «Attalantic» тексты, датируемые приблизительно 85 000 до н. э., открытые Френцольфом Шмидом и Георгом Ломером. Весной 1932 Рейхштайн приветствовал Гитлера как «божественное орудие». Настроение апокалиптического ожидания дало толчок для целой серии статей Эрнста Лахмана, пытавшегося предсказать будущее Германии в период от 1930 до 1932 на основе «историономии» Штромера фон Рейхенбаха. После захвата нацистами власти в Германии, Рейхштайн в апреле 1933 перебрался в Берлин для того, чтобы «быть в центре национального возрождения Германии». В столице он и Карл Керн начали публиковать Arische Rundschey, еженедельную газету, ведущую непримиримую борьбу против евреев, Рима и франкмасонов средствами ариософского расизма и оккультных предсказаний. Затем Рейхштайн издал книжную серию «Мудрость народа» (1934–1935), заключавшую в себе изложение «религии чистой крови». В 1944 Рейхштайн умер, практически незаметно, во Фрейбурге.

Основная роль характерологической группы Рейхштайна и его журнала в результате сводится к распространению ариософских идей среди маленьких кружков в немецких городах. Деятельность эта не прекращалась даже в так называемые годы стабильности с 1924 по 1929, а достигла пика между 1929 и 1933, когда экономическое положение резко ухудшилось, политическая ситуация поляризовалась. Ариософские лекции существовали в это время на фоне резкого подъёма самой разношёрстной среды: ревивалистов, шарлатанов, одержимых верующих. Рудольф Оден, журналист того времени, описывал всех этих фиглярствующих сектантов, изобретателей и даже алхимиков, составлявших армию странствующих проповедников. Они находили себе новых обращённых не только среди бедных и невежественных, но и среди промышленников, генералов, бывших членов королевской семьи. Сефтон Делмер писал о том, что военное поражение Германии, инфляция, экономическая лихорадка, затем стабилизация, поток иностранных денег в страну и, наконец, экономический крах, – всё это в результате создавало атмосферу нереальности, которая всячески способствовала появлению касты «людей чуда». Рейхштайновские рекламы сокровенные книг, гороскопов и другие таинственные консультации специальные медицинские препараты, мыло, успокоительные мази, зубная паста, а также его предупреждения против «шарлатанов» доказывали его принадлежность к такой касте. Кроме того, круг Рейхштайна постоянно выражал свою признательность Ланца фон Либенфельсу за то, что благодаря ему, удалось избежать бессмысленной жизни и депрессии. Ариософия, несомненно, была существенным элементом, способствующим облегчению стресса и разочарования среди людей; переживших обман всех ожиданий и девальвацию культурных ценностей в последние годы Германской Республики.


Священные руны и общество Эдды | Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию | Карл Мария Виллигут, личный маг Генриха Гиммлера