home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Аэропорт города Дублин, Ирландия.

Таможенный контроль Мульч и Мокасин прошли без происшествий. В конце концов, они ведь были гражданами Ирландии, вернувшимися домой, чтобы отгулять заслуженный отпуск. Ну кто мог заподозрить в них опаснейших гангстеров? Кто вообще мог подумать, что такие коротышки связаны с организованной преступностью? Никто. Но, может, это все потому, что Мокасин и Мульч были настоящими профи.

Паспортный контроль предоставил Мульчу очередную возможность поиздеваться над напарником.

Чиновник делал все, чтобы не замечать рост Мульча, вернее, отсутствие этого самого роста.

– Итак, мистер Подкопайли, решили вернуться домой, чтобы повидаться с родными?

– Именно, – кивнул Мульч. – Моя мать родом из Килларни.

– Правда?

– На самом деле ее зовут Кривда, но вы почти угадали. Вы с ней знакомы?

– – Хорошая шутка. Вам бы на сцене выступать.

– А откуда вы знаете?

Чиновник застонал. Слава богу, его смена заканчивалась через десять минут.

– Да ничего я не знаю… – пробормотал он.

– Ведь я и мой друг мистер Макгвайр, когда у нас на работе празднуют Рождество, всегда выступаем с одним и тем же номером. Из «Белоснежки». Я играю Дока, а он – Растяпу.

– Просто замечательно, – выдавил из себя улыбку чиновник. – Следующий!

Но Мульч вовсе не собирался уходить. Наоборот, он повысил голос, и теперь его слышала вся очередь.

– Мистер Макгвайр ну вылитый Растяпа. Такой же недалекий, вы бы видели, как он пускает слюни…

Мокасин чуть не лишился рассудка от ярости,

– Ах ты, урод мелкий! – заорал он – Ну все, тебе кранты! Ты станешь моей следующей татуировкой! Моей следующей татуировкой, понял?!

Мокасин так разошелся, что с ним едва справились шестеро охранников. Когда его увели, Мульч неодобрительно покачал головой.

– Артистические натуры… – сказал он. – Они так легко возбуждаются.

Мокасина освободили через три часа после тщательного обыска и долгого разговора по телефону с приходским священником из его родного города. Мульч ждал своего напарника в заранее заказанной машине специальной модификации – с удлиненными педалями тормоза и газа.

– Твоя вспыльчивость ставит под угрозу выполнение операции, – с непроницаемым лицом заметил гном. – Если не сможешь взять себя в руки, мне придется позвонить мисс Фразетти.

– Веди машину, – прохрипел «железный человек». – Давай поскорее покончим с этим.

– Хорошо, но у тебя остался последний шанс. Еще один такой эпизод, и я откушу тебе голову. Видел мои зубы?

Тут Мокасин впервые обратил внимание на зубы напарника. Это были похожие на могильные камни белые резцы, и их, как ему показалось, было слишком много для одного рта. Неужели Подкопайли и в самом деле способен выполнить свою угрозу?

Да нет, вряд ли. Померещится же… Мокасин помотал головой. Видимо, он еще не отошел после допроса таможенников. И вместе с тем в улыбке Подкопайли было что-то странное. Она как будто намекала на скрытые и очень опасные способности. Способности, о которых «железный человек» предпочел бы никогда не знать.

Мульч вел машину, а Мокасин тем временем сделал пару звонков по мобильному телефону. Ему без труда удалось договориться со старыми друзьями о покупке пистолета, глушителя и пары радиоустройств – все это должны были оставить в брезентовой сумке под дорожным указателем на съезде с шоссе к родовому поместью Фаулов. Друзья Мокасина принимали кредитные карточки, так что не было необходимости ждать ночи, надевать темные плащи и обменивать товар на деньги в безлюдных темных переулках, как это обычно показывают в кино.

Взяв сумку и забравшись обратно в машину, Мокасин проверил пистолет, привинтил глушитель и снова почувствовал себя уверенно.

– Ну, Муча-куча, – сказал Мокасин и захохотал так, словно только что отпустил самую удачную шутку в своей жизни. Как ни печально, именно так оно и было. – Ты уже разработал план?

Мульч даже не посмотрел на него.

– Зачем? Я думал, ты у нас командир. Разрабатывать планы – это твое дело, я лишь должен проникнуть в дом.

– Вот именно. Командир тут я, и можешь мне поверить, юный господинчик Фаул это тоже поймет, когда я закончу с ним разговаривать.

– Юный господинчик Фаул? – с невинным видом переспросил Мульч. – Мы что, прилетели сюда за каким-то пацаном?

– Не за каким-то, – самодовольно поправил Мокасин. Язык у него развязался, хотя его предупреждали не болтать. – А за самим Артемисом Фаулом. Наследником преступной империи Фаулов. Он располагает какими-то сведениями, которые позарез требуются мисс Фразетти. И мы должны внушить этому сопляку, что он должен поехать с нами и выдать все свои секреты.

Мульч еще крепче вцепился в руль. Пора было что-то предпринимать. Вывести из строя Мокасина не составило бы особого труда, но что толку, ведь Карла Фразетти пошлет другую команду…

Хотя Артемис наверняка знает, что нужно делать. Главное – добраться до мальчика раньше Мокасина. Казалось бы, проще простого: отпрашиваешься в туалет, там достаешь мобильный телефон… Вот только Мульч так и не удосужился обзавестись мобильником, ведь звонить ему было некому, да и ему никто не звонил. Кроме того, не следовало забывать о Жеребкинсе. Этот параноик кентавр прослушивал даже трещавших в траве кузнечиков.

– Надо бы остановиться, купить что-нибудь пожрать, – сказал Мокасин. – Кто знает, сколько мы просидим у этого дома?

– Не очень долго. Я знаком с теми местами. Приходилось в юности захаживать туда. Раз плюнуть.

– И что ж ты раньше об этом не сказал? – подозрительно осведомился Мокасин.

Мульч сделал грубый жест в адрес водителя грузовика, занявшего чуть ли не полдороги.

– Я что, по-твоему, дурак? Я работаю за комиссионные, которые рассчитываются в зависимости от сложности работы. Если б я заикнулся о том, что знаю этот дом, сразу лишился бы пары тысяч баксов.

Мокасин спорить не стал. Все верно. Нельзя говорить, что работа очень легкая, наоборот, нужно делать вид, будто ничего сложнее ты в жизни не выполнял. Все, что угодно, лишь бы выжать из нанимателя несколько лишних баксов.

– Стало быть, ты знаешь, как туда проникнуть?

– Я знаю, как мне туда проникнуть. А потом я вернусь за тобой.

Мокасин мгновенно насторожился:

– А почему я не могу пойти с тобой? Это куда проще, чем болтаться по округе у всех на виду.

– Во-первых, я залезу в дом, только когда стемнеет. Во-вторых, ты, конечно, можешь пойти со мной, если так хочешь, но нам придется проползти через канализационный отстойник и подняться по девятиметровой сточной трубе.

При одной мысли об отстойнике Мокасину стало так дурно, что пришлось открыть окно.

– О'кей, – наконец сказал он, немножко очухавшись. – Ты пойдешь первым и вернешься за мной. Но будь на связи и, если случится что плохое, немедленно сообщи.

– Есть, сэр, босс, – сказал Мульч, вставляя наушник в волосатое ухо и прикрепляя микрофон к пиджаку. – Разве я могу лишить тебя возможности вдоволь поиздеваться над маленьким мальчиком?

Оттачивать на Мокасине сарказм было бесполезно. Он всегда думал, что сарказм – это такой вид горчицы.

– Вот именно, – сказал человек из Килкенни. – Я тут босс. И ты не лишишь меня такой возможности.

Чтобы отвлечься, Мульчу пришлось снова сосредоточиться на дороге, а то его борода уже пошла мелкими кудряшками. Волосы гномов чрезвычайно чувствительны к витающему в воздухе настроению, и борода Мульча еще никогда не подводила своего хозяина. Их партнерство с Мокасином ничем хорошим не кончится.

Мульч остановил машину у стены, окружающей родовое поместье Фаулов.

– Ты уверен, что нам нужно именно это место? – спросил Мокасин.

Мульч показал похожим на обрубок пальцем на изысканно украшенные железные ворота.

– Видишь, на них написано «Поместье Фаулов»?

– Да.

– Я думаю, нам нужно именно это место. Такую насмешку даже Мокасин не мог пропустить мимо ушей.

– Тебе, Подкопайли, – процедил он, – лучше провести меня в этот дом, иначе…

– Иначе что? – продемонстрировал ему свои зубы Мульч.

– Иначе мисс Фразетти очень расстроится, – запинаясь, закончил фразу Мокасин.

Прекрасно понимая, что эту битву он проиграл, Мокасин стиснул зубы и поклялся про себя проучить Муча Подкопайли при первой же возможности.

– О, нам совсем не хочется расстраивать мисс Фразетти, – сказал Мульч.

Он спустился с сиденья и достал из багажника свою сумку. В ней находились несколько очень необычных для взломщика инструментов, которыми его снабдил все тот же друг из Нью-Йорка, что делал ему документы. И все же Мульч очень надеялся, что к крайним средствам прибегать не придется. По крайней мере, если он попадет в особняк так, как запланировал.

Мульч постучал в дверь машины.

– Что надо? – рявкнул Мокасин, опуская боковое стекло.

– Не забудь, о чем мы договорились. Сиди тут и жди, пока я не вернусь.

– Это похоже на приказ, Подкопайли. Теперь ты тут отдаешь приказы?

– Я? – удивленно воскликнул Мульч, обнажая ровные ряды огромных зубищ. – Отдаю приказы? Даже думать об этом не смею.

Мокасин поднял стекло.

– Вот и не смей, – проворчал он себе под нос, когда между ним и ужасными зубами снова возникла какая-никакая, а все ж преграда.

Тем временем Дворецки заканчивал приводить себя в порядок, убирая с лица и головы лишние волосы. Наконец он снова стал похож на самого себя, только очень постаревшего.

– Кевлар, говорите? – переспросил он, разглядывая темное пятно на груди.

Артемис кивнул:

– Очевидно, в рану попали волокна, и магия вживила их в твое тело. Но Жеребкинс утверждает, что ничего страшного не случилось, просто иногда тебе будет трудно дышать. Правда, от пули эти волокна тебя тоже не спасут, разве что она попадет тебе в грудь на излете.

Дворецки застегнул рубашку.

– Все так изменилось, сэр. Я ведь больше не могу вас охранять.

– А мне больше и не понадобится охрана. Элфи была права. Мои гениальные планы вечно приводят к тому, что страдают люди. Как только мы разберемся со Спиро, я намереваюсь полностью посвятить себя учебе.

– Как только мы разберемся со Спиро? Вы и правда об этом думаете? Сэр, Йон Спиро – опасный человек. Я полагал, что вы уже поняли это.

– Я все прекрасно понял, мой старый друг. И поверь, я учту это в своем плане, который, кстати, уже начал разрабатывать. Мы сможем вернуть Всевидящее Око и нейтрализовать мистера Спиро при условии, что Элфи согласится нам помочь.

– Кстати, а где Элфи? Я хотел бы поблагодарить ее. Еще раз.

Артемис снова взглянул в окно.

– Ей нужно было совершить Ритуал. Ты сам можешь догадаться, где она сейчас.

Дворецки кивнул. Два года назад они познакомились с Элфи в священном для волшебного народца месте на юго-востоке Ирландии, где она совершала восстанавливающий магическую силу Ритуал. Хотя сама Элфи предпочитала отзываться об этом «знакомстве» как о «похищении».

– Она должна вернуться примерно через час. Ты пока можешь отдохнуть.

Дворецки покачал головой.

– Сейчас не время для отдыха, сэр. Я должен проверить дом. Вряд ли Спиро удалось так быстро собрать новую команду убийц, но осторожность не помешает.

С этими словами громадный телохранитель направился к стенной панели, которая скрывала за собой комнатку, где располагался центр управления охранной сигнализацией. Каждый шаг давался Дворецки с трудом, Теперь из-за кевлара в груди даже подъем по невысокой лестнице будет для Дворецки нелегким испытанием.

Слуга перевел большой экран в многоканальный режим, чтобы видеть передаваемые со всех камер изображения одновременно. Одна из картинок вдруг заинтересовала его" и он, нажав пару кнопок, увеличил изображение.

– Так-так, – удивленно протянул он. – Вы только посмотрите, кто заглянул к нам поздороваться.

Артемис подошел к Дворецки и увидел на экране какого-то коротышку, демонстрирующего непристойные жесты прямо в направленную на кухонную дверь видеокамеру.

– Ну надо же, Мульч Рытвинг… – пробормотал Артемис. – А я как раз думал, как бы его найти.

– Это неудивительно, сэр, – хмыкнул Дворецки. – А вот зачем он вас нашел?

Привычки гнома ничуть не изменились: развалившись в кресле, он тут же потребовал принести ему сэндвич. Мол, о деле на пустой желудок не говорят. К сожалению для Мульча, Артемис лично отправился готовить ему еду. Через некоторое время мальчик появился из буфетной, держа в руках блюдо, на котором словно бы что-то взорвалось.

– Это оказалось несколько сложнее, чем я думал, – объяснил Артемис.

Мульч распахнул массивные челюсти и разом заглотил все содержимое блюда. Несколько минут он сосредоточенно жевал, потом запустил в пасть всю пятерню, достал оттуда громадный кусок жареной индейки, внимательно осмотрел его и снова сунул в рот.

– В следующий раз добавь побольше горчицы, – двигая челюстями, сказал он и смахнул с рубашки хлебные крошки.

Мульч даже не заметил, что совершенно случайно включил прицепленный к лацкану пиджака микрофон.

– На здоровье, – язвительно отозвался Артемис.

– Это ты должен меня благодарить, юноша, – наставительно произнес Мульч. – Ведь я прилетел в такую даль из Чикаго только ради того, чтобы спасти твою жизнь. И тебе жаль для благородного Мульча какого-то сэндвича? Кстати, благородный Мульч вовсе не считает сэндвич достойным вознаграждением за эту услугу.

– Из Чикаго? Тебя послал Йон Спиро? Гном покачал головой.

– Возможно, но не напрямую. Я работаю на клан Антонелли. Конечно, они понятия не имеют о том, что на самом деле я гном. У них я числюсь вором-домушником.

– Окружной прокурор Чикаго говорил о связи Спиро с мафией Антонелли. Но убедительных доказательств не обнаружилось.

– Какая разница? Так или иначе, согласно плану я должен был проникнуть в дом и впустить своего напарника, а уже он должен был уговорить тебя отправиться вместе с нами в Чикаго.

Дворецки тяжело оперся на стол.

– И где сейчас твой напарник, Мульч?

– За воротами. Маленький, но очень сердитый. Кстати, рад видеть тебя живым, громила. По преступному миру поползли слухи, будто ты умер.

– Я и вправду умер, – сказал Дворецки, направляясь к пульту управления видеокамерами. – Но сейчас мне уже лучше.

Мокасин достал из нагрудного кармана небольшой блокнот, в который записывал все услышанные где-либо удачные фразы, чтобы как-нибудь потом самому их использовать. Вообще, остроумные реплики – фирменный знак настоящего гангстера, по крайней мере судя по кинофильмам. Перелистывая странички, Мокасин Макгвайр довольно улыбался.

«Пришло время закрыть ваш счет. Навсегда». – Ларри Ферригамо, нечестный банкир, девятое августа.

«Боюсь, ваш жесткий диск отформатирован». – Дэвид Спински, хакер, двадцать третье сентября.

«Я взобью тебя как тесто». – Морти по кличке Пекарь, семнадцатое июля.

Отличный материал. Быть может, когда-нибудь он напишет мемуары.

Мокасин все еще довольно хихикал, когда вдруг услышал в наушнике голос Муча Подкопайли. Сначала он подумал, что «обезьяна» разговаривает с ним, но потом вдруг осознал, что его напарник, так сказать, с потрохами сдает их обоих.

«Это ты должен меня благодарить, юноша, – вещал Подкопайли. – Ведь я прилетел в такую даль из Чикаго только ради того, чтобы спасти твою жизнь».

Спасти его жизнь! Значит, Муч работает на врага! Как это было глупо с его стороны забыть о микрофоне…

Мокасин вылез из машины и тщательно запер все двери. Если машину угонят, он лишится залога и мисс Фразетти вычтет эту сумму из его комиссионных. Рядом с воротами обнаружилась небольшая дверца, которую Муч Подкопайли по неосмотрительности оставил открытой. Мокасин проскользнул в нее и двинулся к особняку, стараясь держаться в тени деревьев.

А Муч тем временем продолжал разглагольствовать. Он выложил пацану весь план операции, причем абсолютно добровольно. Никаких угроз, никаких пыток. Оказывается, Подкопайли раньше работал на этого ирландского мальчишку. Более того, Муч был вовсе не Муч, а Мульч. Что за дурацкое имя? А еще Мульч был гномом. Вот тут совсем непонятно. Может быть, гномы – это название какой-нибудь банды? Ну и дурацкое же название. Заходишь в лавку и говоришь: «Я – гном, а ну гони бабки!» Вряд ли кто тебя испугается.

Мокасин трусцой бежал по аллее мимо изящных серебристых берез, окаймляющих самую настоящую площадку для крокета. Два павлина важно расхаживали по берегу водного рельефа. Мокасин фыркнул. Водный рельеф, придумают же! До изобретения телевидения эта штуковина называлась «пруд».

Мокасин как раз пытался прикинуть, как бы пробраться в здание, когда вдруг увидел указатель с надписью: «Вход для прислуги». Спасибо огромное. Он еще раз проверил глушитель, щелкнул обоймой и на цыпочках двинулся вперед по гравиевой дорожке.

Артемис принюхался.

– Что за странный запах?

Мульч выглянул из-за двери холодильника.

– Боюсь, это от меня, – еле разборчиво пробормотал он с набитым ртом. – Средство против загара. Знаю, воняет ужасно, но если б не эта мазь, воняло бы еще хуже. Представьте, как будут пахнуть полоски бекона, полежавшие пару часиков на камне посреди Сахары.

– Очень емкий образ.

– Гномы – существа подземные, – пояснил Мульч. – Даже при Фронде мы жили под землей…

Фронд был первым эльфийским королем. Во время его правления волшебный народец и люди мирно сосуществовали на поверхности земли.

– …Поскольку практически не переносим солнечный свет. Честно говоря, мне порядком надоела такая жизнь.

– Слушаю и повинуюсь, – услышали они чей-то насмешливый голос. – Сейчас ты с ней распрощаешься.

Это был Мокасин. Он стоял у двери на кухню и сжимал в руке огромный пистолет.

Следует отдать должное Мульчу: гном опомнился довольно быстро.

– Кажется, я велел тебе ждать на улице.

– Ага. Но я решил проявить инициативу. И знаешь, что удивительно? Никаких отстойников, никаких сточных труб я не обнаружил. И дверь черного хода была не заперта.

Когда Мульч думал, он имел отвратительную привычку скрипеть зубами, издавая звук, как будто кто-то водит гвоздем по классной доске.

– А… да. Мне сопутствовала удача, и я легко проник в дом, но тут же наткнулся на мальчишку. Пришлось срочно что-то придумывать, и я почти завоевал его доверие! Если бы не ты…

– Не трудись, – прервал его Мокасин. – У тебя включен микрофон. Я все слышал, Муч, – или на самом деле тебя зовут Мульчем? А, гном, что скажешь?

Сделав огромный глоток, Мульч отправил в горло наполовину пережеванную пищу. Ну не умеет он держать свою пасть на замке и из-за этого постоянно попадает в беду, но, может, сейчас эта же пасть и выручит его? Главное – пошире ее распахнуть. Коротышка вполне ему по зубам, глотали куски и покрупнее… Или познакомить его с гномьей газовой атакой? Оставалось только надеяться, что пистолет не выстрелит, прежде чем Мульч пустит в ход свое секретное оружие.

Мокасин заметил испытующий взгляд Мульча.

– Давай, коротышка, – подбодрил он, взводя пистолет. – Попробуй, отбери. Посмотрим, сколько шагов ты успеешь сделать.

Артемис задумался. Он знал, что в данный момент ему ничего не грозит. Только что появившийся гангстер не мог не выполнить приказ мафии. Но вот Мульчу грозила опасность, и помощи ждать было неоткуда. Дворецки теперь уже не тот, что раньше, да и все равно его нет рядом – наверное, обходит дом. Элфи совершает свой Ритуал. А сам Артемис не в лучшей физической форме… Значит, пора приступать к переговорам.

– Мне известно, зачем ты здесь, – произнес он. – Ты пришел узнать тайну Ока. И я открою ее тебе, но с одним условием: ты пообещаешь, что мой друг уйдет отсюда целым и невредимым.

Мокасин помахал стволом пистолета.

– Ты сделаешь все, что я попрошу и когда я попрошу. Может быть, даже будешь плакать, как девчонка. Иногда такое бывает.

– Хорошо. Я скажу все, что ты хочешь знать. Только опусти пистолет.

Мокасин чуть не рассмеялся.

– О, конечно. Договорились. Ты тихо и спокойно пойдешь со мной, а я никого не обижу. Даю честное-пречестное слово.

И тут в комнату вошел Дворецки. Его лицо все блестело от пота, а дыхание с хрипом вырывалось из груди.

– Я все проверил, – сказал он. – В машине никого нет, возможно, этот тип уже…

– Здесь, – закончил за него Мокасин. – Старые новости для всех, за исключением тебя, дедушка. Не делай никаких резких движений, иначе точно заработаешь инфаркт.

Артемис заметил, как глаза Дворецки стремительно оглядели комнату. Он искал выход. Способ их спасти. Возможно, вчерашнему Дворецки это было под силу, но сегодняшний Дворецки постарел на добрых пятнадцать лет и еще не оправился от целительных чар. Ситуация была отчаянной.

– Ты можешь связать их, – предложил Артемис. – И тогда никто не помешает тебе забрать меня с собой.

Мокасин хлопнул себя по лбу.

– Какая чудесная идея! Может, тебе удастся еще как-нибудь потянуть время? Я что, выгляжу таким дураком?

Внезапно Мокасин почувствовал, что за спиной у него появился кто-то еще, и резко крутанулся на месте. Однако тревога оказалась ложной. У входной двери стояла девушка. Еще один свидетель… Карле Фразетти будет выставлен большой счет. Тем более что изначально весь план был под угрозой срыва.

– Здравствуйте, мисс, – ухмыльнулся Мокасин. – Присоединяйтесь к остальным. И не вздумайте валять дурака.

Девушка перекинула длинные волосы на плечо и сощурила подведенные зелеными тенями глаза.

– О, что вы, я настроена очень даже серьезно! – ответила она.

В тот же самый миг ее рука, как молния, мелькнула в воздухе, дотронувшись до пистолета Мокасина и ловко лишив оружие затвора. Теперь этот пистолет был годен лишь для того, чтобы забивать им гвозди.

Мокасин с опаской отскочил назад.

– Эй-эй, поосторожнее! Я не хочу случайно тебя ранить. Пистолет может выстрелить!

Он даже не понял, что произошло, и все продолжал размахивать бесполезным куском металла.

– А ну, отойди в сторону, девочка, не то… Джульетта сунула затвор ему под нос.

– Не то что? Ты выстрелишь в меня? Мокасин скосил глаза на очень знакомо выглядящий металлический предмет.

– Постой-ка, эта штука похожа на…

А затем Джульетта ударила его в грудь так сильно, что он оторвался от пола, перелетел через всю комнату и проломил стойку бара.

Мульч посмотрел на потерявшего сознание гангстера, потом перевел взгляд на незнакомку.

– Слушай, Дворецки, я попытаюсь угадать. Эта девушка – твоя младшая сестричка, да?

– Ты абсолютно прав, – сказал здоровяк-телохранитель, крепко обнимая Джульетту. – Но как ты догадался?


Трансатлантический «Боинг-747» | Код Вечности | Родовое поместье Фаулов