home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Свободная от построек площадка, промышленная зона, южная часть Чикаго.

Йон Спиро нанял Рекса и Чипса вовсе не за их выдающиеся умственные способности Перед всеми кандидатами ставили одинаковую задачу. Сотне соискателей выдали по грецкому ореху и велели расколоть его любым способом. С заданием справились только двое. Рекс несколько минут орал на орех, а потом сграбастал его своими гигантскими лапищами и раздавил. Чипс выбрал более спорный метод. Он положил орех на стол, схватил интервьюера за модную косичку и расколол орех его лбом.

Оба талантливых молодых человека были мгновенно приняты на работу и очень быстро поднялись по служебной лестнице до заместителей самого Арно Олвана. Правда, работали Рекс и Чипс исключительно в Чикаго. Город им покидать не разрешалось, так как поездки были зачастую связаны с умением читать карту, а Рекс и Чипс не привыкли пользоваться своими головами, кроме как кушать ими.

Яркая полная луна озаряла заброшенную цементную фабрику. Мульч копал себе могилу в сухой глинистой почве, а Чипс и Рекс стояли рядом и развлекались как могли.

– А ты в курсе, почему меня называют Рекс? Вот попробуй догадайся, – предложил Рекс– Р-р-р, – хищно зарычал он, подкидывая своему приятелю намек.

Чипс открыл очередной пакет картофельных чипсов, которые постоянно грыз.

– Фиг его знает… Наверное, это какое-нибудь сокращение. А на самом деле тебя зовут иначе.

– И как меня на самом деле зовут?

– Фиг тебя знает… – протянул Чипс. Он вообще любил эту фразу. – Франциск?

От подобной тупости даже Рекс обалдел.

– Франциск? Скажи, пожалуйста, как Франциск может превратиться в Рекса?

Чипс пожал плечами.

– Фиг его знает… Вот, к примеру, у меня есть дядя Сэмюел, но все называют его Сэмом. А почему, фиг его знает.

Рекс закатил глаза.

– Был на свете такой динозавр. Очень известный и опасный. И звали его Типадинозавр Рекс. Я тоже опасный. Поэтому меня и зовут Рекс.

Из могилы, где возился еще живой Мульч, донесся тихий стон. Слушать подобную болтовню было куда мучительнее, чем работать лопатой. Мульчу очень хотелось наплевать на все планы, раззявить челюсти – и поминай как звали. Но Артемис строго-настрого запретил ему демонстрировать свои волшебные способности на данной стадии операции. Если он смоется, эти двое тупиц стрелой помчатся к своему любимому боссу и паранойя Спиро возрастет еще на одно деление.

Чипсу тем временем не терпелось продолжить игру.

– Теперь твоя очередь угадывать. Вот скажи, а почему меня называют Чипс? – спросил он, пряча пакет за спиной.

Рекс наморщил лоб. Ответ был где-то рядом – он чувствовал это.

– Только не подсказывай, не подсказывай! – воскликнул он. – Я сам догадаюсь.

Мульч не вытерпел и высунулся из ямы.

– Да потому, что он все время жрет чипсы, идиот! – рявкнул гном. – Чипс ест чипсы. Слушайте, таких придурков, как вы, я еще не встречал. Может, вы наконец убьете меня? По крайней мере, мне не придется больше слушать вашу околесицу.

Рекс и Чипс были ошеломлены. Занятые увлекательной игрой, они едва не забыли о коротышке в яме. К тому же обычно их жертвы вели себя несколько иначе и могли бормотать лишь; «О нет! О господи! Только не это!»

Рекс наклонился над ямой.

– Это какую такую околесицу мы, по-твоему, несем?

– Ты – Чипс, я – Рекс, и наоборот! Тьфу! – Мульч в ярости сплюнул.

– Да нет, – покачал головой Рекс. – Ты сказал, мы что-то несем. А у нас в руках ничего нет. Тебя мы уже принесли. Что это еще за «околесица»? Никогда не слышал такого слова.

– Оно означает «чушь, чепуха, бред, вздор, ерунда, фигня», – с радостью объяснил Мульч. – Я доходчиво все растолковал?

Последнее слово Чипс узнал.

– Фигня? Эй, да это же оскорбление! Ты решил нас оскорбить, коротышка?

Мульч сложил на груди руки, будто в молитве.

– Наконец-то победа… – вздохнул он. Вышибалы растерялись: они не знали, как реагировать на оскорбление со стороны какой-то мелкой сошки. Только два человека оскорбляли их на регулярной основе: Арно Олван и Йон Спиро. Но это было частью работы. Просто напеваешь что-нибудь про себя и живешь счастливо. Весь мир тебя любит.

– А чего мы слушаем этого умника? – спросил Рекс у своего напарника.

– Фиг нас знает. Может, стоит позвонить мистеру Олвану?

Мульч застонал. Если бы глупость считалась преступлением, эти двое стали бы врагами общества номер один и номер два.

– Насколько я помню, вы должны были просто убить меня. Речь ведь шла об этом? Пришить меня – и концы в воду, вернее в землю.

– Как ты думаешь, Чипс? Мы должны просто убить его?

Чипс кинул в рот горсть чипсов-барбекю.

– Да. Конечно. Приказ есть приказ.

– Но на вашем месте я бы не стал просто убивать меня, – вмешался Мульч.

– Правда?

– Ага. После того как я насмехался над вашей сообразительностью? О нет, я заслуживаю особого наказания.

Над двумя закипающими от невероятной перегрузки черепушками уже начинал подниматься пар.

– Ты прав, коротышка. Мы придумаем для тебя что-нибудь особенное. Терпеть не можем, когда над нами насмехаются. Мы сами насмешим кого угодно! – воскликнул Рекс.

Опасаясь, что от непривычных мысленных усилий гангстер вот-вот свихнется, Мульч не стал поправлять его и тем самым усугублять положение.

– Ты прав. У меня язвительный язык, и я заслужил все то, что меня ждет.

Последовал продолжительный период тишины. Рекс и Чипс отчаянно пытались придумать какой-нибудь способ казни, кроме расстрела.

Мульч дал им немножко подумать, а потом вежливо предложил:

– Я бы, например, закопал меня в землю живьем.

– Живьем? – пришел в ужас Чипс. – Да ты что! Ты ведь наверняка будешь орать и брыкаться. А потом меня целую неделю будут мучить кошмары.

– Я обещаю лежать неподвижно. Кстати, я вполне заслужил столь ужасную смерть. Ведь я обозвал вас парочкой накачанных одноклеточных кроманьонцев.

– Правда? И когда?

– Ну, если раньше я вас так не обзывал, то сделал это сейчас.

– А кто такие кро… кро?..

Положение спас Рекс. Он был более импульсивным из этого славного дуэта.

– О'кей, мистер Подкопайли, – потер он свои лапищи. – Знаешь, что мы с тобой сейчас сделаем? Закопаем тебя живьем!

Мульч схватился за голову.

– О, какой ужас!

– Ты сам напросился, приятель.

– Неужели?

Рекс достал из багажника вторую лопату.

– Еще никто и никогда не называл меня накачанным одними клетками кротом-миньонцем!

Мульч послушно растянулся в могиле.

– Твоя правда, – откликнулся он. – Я тоже не знал, что такие кроты существуют.

Рекс принялся яростно засыпать яму. Здоровенные мускулы чуть не рвали пиджак. Буквально через пару минут тело Мульча полностью скрылось под землей.

– Это было ужасно, – вдруг пробормотал мучимый угрызениями совести Чипс. – Просто ужасно. Бедняжка, какая страшная смерть…

Однако Рекс и не думал раскаиваться.

– Этот гад сам напросился. Обзывал нас… всякими словами.

– Но хоронить заживо? Это ведь типа совсем как в ужастике. Ну, знаешь, это киношка, в которой показывают всякие ужасные ужасы и кошмарные кошмары…

– Кажется, я видел этот фильм. Там еще в самом конце была целая куча слов.

– Ага, он самый и есть. Честно говоря, эти слова испортили мне все впечатление.

Рекс закончил размахивать лопатой и чуток попрыгал на рыхлой земле.

– Не волнуйся, дружище. В этом кине никаких слов не будет.

Они сели в «шевроле», но Чипс все никак не мог успокоиться.

– А знаешь, меня реально пробило, – сказал он. – Все это реально реальнее, чем в самом реальном кине.

Рекс, не обращая внимания на запрещающий знак, пересек сплошную линию и помчался к центру города.

– Тут все решает запах. А в кине запаха нет.

Расчувствовавшись, Чипс шмыгнул носом.

– А ты помнишь его в самом конце? Ну, этого, Подкопайли… Он вроде очень расстроился.

– Неудивительно.

– Я собственными глазами видел, как он плакал. Его плечи тряслись так, будто он смеялся, но, наверное, он плакал. Какой дурак будет смеяться, когда его закапывают живьем?

– Точно плакал, не иначе.

Чипс вскрыл очередные чипсы, на этот раз с ароматом бекона.

– Ага. Прямо-таки рыдал, бедняга.

На самом деле Мульч хохотал так сильно, что едва не подавился, когда первая же порция земли угодила ему в пасть. Ну и клоуны! Впрочем, им крупно повезло, что они были клоунами, иначе это им пришлось бы выбирать метод собственной казни.

Раззявив челюсти, Мульч прокопался вниз на пять метров, после чего повернул на север: роя себе могилу, он приметил в той стороне какие-то заброшенные склады. Волоски бороды посылали во всех направлениях звуковые волны. В районах, густо населенных вершками, нужно было проявлять крайнюю осторожность. Люди имели дурацкую привычку закапывать в землю что ни попадя. Мульчу не раз приходилось натыкаться на трубы, канализационные отстойники и бочки с промышленными отходами. Хуже нет, когда тебе в рот попадает то, чего ты совсем не ждешь.

Но как приятно было снова оказаться под землей, в родной для всех гномов стихии. Пальцы ловко просеивали почву, и очень скоро Мульч вошел в привычный ритм. Он набирал полную пасть земли, дробил ее зубами и выбрасывал отходы через отверстие на противоположном конце своего тела.

Волоски бороды сообщили Мульчу, что на поверхности все чисто, и он, разгоняясь, двинулся наверх. Наружу он вылетел как пробка, придав себе ускорение остатками кишечных газов.

Элфи поймала его в метре от земли.

– Очень миленько, – сказала она.

– А что? – сразу начал оправдываться Мульч, – Мною движут естественные позывы. Кстати, ты что, приглядывала за мной все это время?

– Да, на случай, если что-нибудь пойдет не так. Знаешь, ты устроил настоящее шоу.

Мульч стряхнул с комбинезона прилипшую глину.

– Пальнула бы пару раз из своего «Нейтрино», и мне не пришлось бы рыть землю.

Элфи улыбнулась, почти как Артемис.

– Это не предусмотрено планом. А мы должны работать по плану, верно?

Она набросила на плечи гнома кусок маскировочной фольги и пристегнула к «Лунному поясу» тонкий, но очень прочный тросик

– Только поосторожней, прошу тебя, – встревоженно произнес Мульч. – Гномы – земные создания, и нам очень не нравится летать. Мы настолько не любим высоту, что даже стараемся лишний раз не подпрыгивать.

Элфи включила двигатель крыльев и направилась к центру города.

– Я буду так же внимательна к твоим чувствам, как ты – к служащим Легиона подземной полиции.

Мульч побледнел. Странно, но факт: эта миниатюрная эльфийка вселяла в него куда больший страх, чем здоровяки головорезы.

– Элфи, если я чем-нибудь обидел тебя, то приношу свои искренние…

Закончить фразу Мульч не успел, поскольку от резкого ускорения слова застряли у него в горле.


Одиннадцать часов утра, аэропорт «ОХэйр», Чикаго. | Код Вечности | Шпиль Спиро