home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Право капитана

– Какой тяжелый, – сказал Тим и посмотрел исподлобья на Славку.

Славка опять подумал: «Все-таки это случилось… – Он прислушался к себе. Сердце билось редкими толчками. – Значит, не боюсь», – подумал Славка. Он знал, что, если человек боится, сердце колотится беспорядочно и часто.

Снаряд размером с небольшой термос лежал в веснушчатых Тимкиных руках. Тим осторожно прижимал его к оранжевому спасательному жилету. Снаряд был покрыт коричневой ржавчиной. К ней кое-где прилипли плоские маленькие ракушки. Словно ребристые чешуйки. У снаряда была маленькая головка, похожая на привинченную пробку. Видимо, взрыватель.

«Все-таки это случилось…»

Прежде всего надо было убрать мальчишек.

Славка сказал негромко, но очень решительно:

– Идите отсюда, ребята. Здесь нельзя.

Его серьезный тон подействовал: ребята отступили на пару шагов. Но похожий на галчонка мальчишка-тот, что отдал снаряд, – огрызнулся:

– Нам нельзя, а вам можно?

– Здесь зона, понимаете? – сказал Славка.– Придет сторож, он вам головы поотрывает.

Белокурый мальчик лет восьми рассудительно заметил:

– Мы здесь сколько раз играли. Никакого сторожа здесь нет.

И остальные наперебой подтвердили это. Они стояли теперь плотной шеренгой. Их было шестеро, и при желании они вполне могли справиться со Славкой и с Тимом.

– Раньше не было, а сейчас есть, – напористо сказал Славка.

– А вы кто такие? – скандальным тоном спросил «галчонок».

Славка придумал на ходу:

– Мы пионерский патруль. Кто не верит, поехали на базу, там узнаете!

Он снова шагнул к ребятам, и они опять отступили. Наверно, поверили насчет патруля. В самом деле – форменная рубашка, нашивки… Но «галчонок» крикнул:

– Врет он! Он хочет все забрать, что мы нашли!

– Дураки! Хотите, чтобы вас в пыль разнесло?

– Подумаешь, в пыль! У нас Степан патроны разряжал – как семечки щелкал!

И шеренга сдвинулась еще плотнее.

Славка быстро оглянулся на Тима. Тим стоял неподвижно. Со сжатыми губами и напряженным лицом. И прижимал к груди ржавую находку.

– Убирайтесь! – отчаянно крикнул Славка ребятам. – Ну? Считаю до трех! Раз… – И он прыгнул к ним. Словно хотел схватить того, кто не послушается.

Они отбежали, но теперь смотрели совсем враждебно. «Галчонок» вдруг громко сказал:

– Пошли, ребята, к Степану! Степан придет – он им даст!

Компания грозно и обрадованно загудела, давая понять, что со Степаном шутки плохи. Сейчас они его приведут, и тогда самозваный патруль узнает, как приставать и командовать не на своей улице.

Они ушли, сердито оглядываясь. Курчавый мальчишка на прощание швырнул в Славку и Тима обломок черепицы. Славка сразу увидел, что обломок пролетит в стороне, но Тим вздрогнул и резко отступил на шаг. Славку будто шарахнуло током!

– Тихо ты!

– Я тихо… – виновато сказал Тим.

– Очень тяжело?

– Да нет, держу. А что дальше?

– Сейчас!

Славка прыгнул к яхте, схватил портфель, вытряхнул бутерброды и учебники. Хотел вытряхнуть и Артемку, но подумал: «Не надо, Артемка мягкий».

Он подбежал к Тиму, поставил открытый портфель у его ног:

– Давай уложим…

Тим начал медленно сгибаться, отодвигая снаряд от груди.

– Дай мне, – сказал Славка. – Дай, Тим. У тебя руки устали.

Тим осторожно переложил свой груз в Славкины ладони. Снаряд в самом деле оказался очень тяжелым для своих размеров. Наверно, килограммов десять.

«Вот тебе и клятвы», – подумал Славка, вспомнив про все честные слова, которые давал маме.

Никаких угрызений совести Славка не чувствовал. Если оставить снаряд и кто-нибудь из-за него погибнет, какими честными словами оправдаешь себя? Обстоятельства оказались сильнее Славкиных клятв. Это был форс-мажор.

Тим встал на коленки и пошире растянул открытый портфель. Видимо, руки у Тима в самом деле устали: пальцы вздрагивали.

На дне портфеля Славка увидел Артемкину неунывающую физиономию с блестящими глазами. Славка медленно сел на корточки и начал опускать снаряд. Тихо-тихо. Теперь он уже не думал, что не боится.

Артемка понимающе улыбался и растопыривал лапы: готовился принять на себя ржавую тяжесть.

Снаряд лег на ватное Артемкино тело.

Славка встал. Было очень тихо. Казалось, что совсем исчез ветер. Палило солнце.

– Все, – сказал Славка и вытер мокрый лоб рукавом.

– Что все? Дальше-то что делать?

Славка не знал. Просто еще не подумал.

– Сейчас ребята вернутся, – сказал Тим.– С этим своим Степаном. И получится свалка.

Славка кивнул. Тим был прав.

Тим опять сказал:

– Наверно, мы зря их прогнали. Надо было все объяснить и послать за кем-нибудь: за военными или за милицией.

– Какие-то они бестолковые, – пробормотал Славка. Но он понимал, что Тим говорит правильно. И признался: – Это я сглупил.

– Я тоже, – сказал Тим.

– А теперь с ними не договоришься.

– Смотря что за Степан. Может, умный, а может, такой же, как они.

– Умный! Патроны расковыривал…

– Да, – согласился Тим. – Сейчас нельзя рисковать.

– Тим, – сказал Славка. – Давай затопим эту штуку.

– В бухте? Здесь мелко. Если она у кого-нибудь под килем сыграет?

Славка оглянулся на воду. Крутые резвые волны плескались под солнцем.

– Да, – сказал Славка.– И нельзя ее везти на яхте. Вон как кидает… Тим, ты не знаешь, как устроен взрыватель у этой штуки?

– Откуда я знаю…

– Нельзя на яхте, – опять сказал Славка. – Тут каждый толчок опасный. Может, в нем какая-нибудь проволочка на одной чешуйке ржавчины держится…

Он увидел, как Тим побледнел. Веснушки Тима сделались почти черными на побелевшей коже. Ну и что? Славка сам не боялся, что ли?

– Один пусть подежурит, а другой – на базу, – сказал Славка.– Надо кого-то позвать.

– А что на базе? – возразил Тим.– Игоря нет, Настя катер не водит. Телефон еще не подключили… И можно не успеть: явится компания со Степаном…

– Может, спрячем?

– Где?

Кругом был пустой берег, твердая как камень земля. Не зароешь. Если в железе спрятать – найдут. Если в песке, у самой воды – вдруг кто-нибудь наступит?

– А если сбегать в милицию или в какую-нибудь военную часть? – предложил Славка.

– Где они здесь?

– Поискать…

– Ходить с этим подарочком среди людей?

– Да нет же! Один с ним здесь останется…

– Это все равно что на базу, – устало сказал Тим. – Можно не успеть… Давай, Славка, унесем его куда-нибудь подальше, где нет людей. Осторожно…

– Куда?

– Знаешь что… Здесь если по прямой, то, наверно, недалеко до обрывов. Помнишь, где гнездо орудия?

– Ну и что?

– Там всегда пусто. И глубина… Кинем с обрыва и отскочим. Если утонет – пускай. А если грохнет от удара об воду – нас не зацепит.

– А много идти?

– Километра полтора, наверно…

«Никуда не денешься, – подумал Славка.– Если это случается, не спрячешься, не свалишь на другого…» И пришел такой страх, что дышать стало трудно. Неужели это его, Славкина, судьба? Неужели как Андрюшка Илюхин?

Да нет же! Не в костер же он будет толкать снаряд! Просто отнесет тихонечко и выбросит.

Но мысль о чешуйке ржавчины, на которой держится спуск взрывателя, была неотступной.

Славка резко дернул плечом и коротко выдохнул воздух.

– Придется нести, – сказал он.– А если кого-нибудь встретим, сразу пошлем за саперами.

– Если идти пустырями, едва ли встретим… Да ладно, Славка! Эту штуку в металлоломе привезли, и то она не взорвалась. Чего ей взрываться в мягком портфеле? Донесем.

«В самом деле…» – подумал Славка.

– Пошли, – сказал Тим.

«Пошли… Значит, вместе?.. А зачем вместе? Вдвоем не так страшно, но если что-то… Если эта ржавая проволочка…»

Он сел на корточки и очень осторожно, стараясь не звякнуть замками, застегнул портфель. Лицо у портфеля было хмурое и боязливое.

– Тим, – сказал Славка, – яхту оставлять нельзя. Тим удивился:

– Разве сейчас нам до яхты?

– Все равно, – сказал Славка.– Зачем идти вдвоем? Ты отведи «Маугли», а я эту штуку отнесу… Ну чего ты смотришь? Отнесу, и ничего не случится.

– Ты с ума сошел? – жалобно проговорил Тим. Но Славка не сошел с ума. Наоборот, он понял: сумасшедшими надо быть, чтобы идти вдвоем. И он понял еще, что надо говорить честно.

– Тимсель, – сказал Славка ласково. – Ну, пожалуйста, не спорь. Ну, ты же понимаешь… Зачем рисковать обоим?

Тим, нагнувшись, отколупывал от колен плоские плотно прилипшие ракушки. Не поднимая головы, он сказал:

– Тогда уводи яхту ты. Ты капитан.

Это была правда. И Славка… Славка даже обрадовался в первую секунду! Но тут же представил, как Тим, согнувшись набок от тяжести, уходит через поросший бурьяном пустырь. И почувствовал Славка, что смотреть на это он не сможет.

«Гадина проклятая, свалилась на нашу голову! – мысленно сказал он снаряду. И тут же испугался: – Нет-нет, не гадина. Только лежи спокойно. Совсем спокойно…»

И он сказал Тиму то, что обязан был сказать, раз уж так получилось:

– Тим… Если я капитан… Капитан должен быть, где… труднее, – Он не решился сказать «опаснее».

– А я не справлюсь с яхтой, – не глядя на Славку, отозвался Тим.

– Не валяй дурака.

Тим выпрямился. У него были решительные зеленые глаза.

– Славка, давай по-честному. Бросим жребий.

«Давай!» – чуть-чуть не сказал Славка. Но не сказал, потому что это было бы как раз не по-честному.

Конечно, ничего страшного не случится, он в этом уверен. Но… если все-таки… Тогда что он скажет матери Тима?

«Тетя Маша, так получилось. Мы тянули жребий. Я не виноват, что выпало ему…»

А если наоборот? Если что-то с ним случится, со Славкой? Тогда что скажут его маме?

Ну почему здесь не появится ни один взрослый?! Что за проклятое такое невезение? И ждать уже нельзя. Пацаны могут вернуться в любую минуту.

Славка решился:

– Тим, не надо жребия, не обижайся.

Они всегда во всем были равны. До сих пор. Но сейчас стало по-другому. Тим не мог отказаться от жребия, а Славка мог, он имел право. Но он еще не сказал об этом. Он сказал о другом:

– Не обижайся, Тим, но я сильнее. И я к своему портфелю привык… И я умею толчки и рикошеты рассчитывать: не упаду не споткнусь. Мне легче.

– Это нечестно, – сказал Тим.

Тогда, глядя в сторону. Славка наконец сказал:

– Тим, я командир яхты. Мы сейчас считаемся в плавании.

– Ну и… что? – тихо спросил Тим.

– Тим, – сказал Славка. – Ты не сердись… Командир имеет право приказывать.

У Тима стало чужое лицо.

– Ты мне приказываешь?

– Да, – чуть не плача, сказал Славка.

– Есть, капитан, – откликнулся Тим, глядя мимо Славки.– Слушаюсь, капитан.

Он это спокойно произнес, без всякой насмешки. Но ох как тошно стало Славке. И, глядя, как Тим идет к яхте. Славка отчаянно сказал:

– Ты думаешь, мне в герои хочется? Дурак ты… Тим! Ну, не злись! Нельзя же иначе!

– Я ничуть не злюсь, – не оборачиваясь, ответил Тим. Нагнулся и стал распутывать цепь.

– Ты… знаешь что? – нерешительно проговорил Славка. – Ты ошвартуй «Маугли» и подожди меня на базе. Я быстро…

Тим грохнул цепью о палубу и столкнул «Маугли» с песка. Вошел в воду по колено и прыгнул в яхту. По-прежнему не глядя на Славку, он ответил:

– Я ошвартую яхту. Но после этого плавание кончится, и тогда ты мне уже не командир. Я сам знаю, что мне делать.

«Вот мы и поссорились», – подумал Славка.

Но надо было идти. Главное сейчас – чтобы идти. Чтобы скорее избавиться от страшного груза. Остальное будет потом: они помирятся с Тимом, который все поймет; они опять вдвоем сядут на «Маугли»; они обсудят с Тимом, как избавить Славкину маму от писем из Усть-Каменска; они завтра пойдут купаться на Качаевку и возьмут Валентину и Диньку…

…Если проржавевший спуск взрывателя не окажется слишком хрупким.


Винджаммеры | Трое с площади Карронад | Белая дорога