home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВИЗИТ С УМЫСЛОМ

На следующее утро Пит с Юпом стояли задолго до прибытия «роллс-ройса» перед большими чугунными воротами «Центра утильсырья Т. Джонса». Оба в своих нарядных выходных костюмах, в белых рубашках, с галстуками, с гладко зализанными, как полагается, волосами и с пылающими, несмотря на солнечный загар, щеками. Руки были безжалостно отдраены железной щеткой и тоже сверкали белизной и чистотой.

Но когда наконец прибыл огромный роскошный лимузин, все померкло перед его блеском. Это был «роллс-ройс» старого образца с огромными круглыми фарами и непривычно вытянутым длинным капотом. Салон автомобиля имел угловатую форму и был похож на ящик. Однако все молдинги и даже бампер были позолоченными и сверкали, как золотые украшения. В необыкновенном блеске черного лака все отражалось как в зеркале.

— Ну надо же, — почтительно сказал Пит, когда лимузин подкатил к ним. — У него такой вид, будто он принадлежал столетнему старику мультимиллионеру.

— «Роллс-ройс» — самый дорогой в мире автомобиль серийного выпуска, — пояснил Юп. — Эта модель была первоначально сделана для одного богатого арабского шаха, питавшего особую страсть к роскоши и комфорту. Теперь фирма использует его главным образом в рекламных целях.

Лимузин остановился, и шофер буквально выпорхнул из-за руля. Это был ладно скроенный, крепкий мужчина, почти двухметрового роста, с вытянутым добродушным лицом. Он снял фирменную фуражку и обратился к Юпу.

— Мистер Джонс? — спросил он. — Я — шофер Мортон.

Юп хмыкнул.

— Добрый день, мистер Мортон, — сказал он. — Зовите меня просто Юп.

— Прошу прощения, юный джентльмен. — У Мортона был совершенно убитый вид. — Вы должны называть меня просто Мортон, так полагается. И точно так же полагается, чтобы я обращался к господам, которых обслуживаю, соответственно правилам хорошего тона. Сейчас вы для меня господа, и я хотел бы соблюсти все правила и придерживаться привычной для меня формы обращения.

— Ну ладно, тогда пусть Мортон, — сказал Юп. — Раз уж так полагается.

— Благодарю вас, юный джентльмен. Машина и я в вашем распоряжении в течение тридцати дней.

— Тридцати дней и ночей, — сказал Юп. — Так было написано в условиях конкурса.

— Именно так, мистер Джонс. — Мортон открыл дверцу. — Не будете ли вы столь любезны?

— Спасибо, — сказал Юп, когда они с Питом сели в машину. — Но вам не нужно открывать для нас дверцу. Мы еще не настолько старые.

— Если позволите, — возразил Мортон, — то я бы предпочел нести свою службу привычным для меня образом. Иначе я, чего доброго, еще могу и разучиться.

— Логично. — Юп задумался над этим, когда Мортон занял свое место водителя за рулем. — Но нам, возможно, придется иногда выходить и садиться очень быстро, Мортон. Тогда нам будет некогда вас ждать. Не могли бы мы иногда сами выходить из машину и садиться в нее, а вы будете помогать нам в этом только в самом начале пути и в самом конце?

— С большим удовольствием, юный джентльмен. — В переднее зеркало им было видно, как вышколенный шофер улыбается. — Отличная идея. Я принимаю ваше предложение.

— И кроме того, мы не такие важные особы, которых вы привыкли возить, — доверительно сообщил ему Юп. — У нас могут возникнуть весьма необычные цели поездки… Вот посмотрите, это, пожалуй, объяснит лучше всего.

Он протянул Мортону одну из визитных карточек, которую шофер долго изучал совершенно серьезно.

— Я понимаю вас, мистер Джонс, — сказал он после того. — Я очень доволен порученным мне заданием. Это нечто новое — возить молодых, жаждущих приключений людей. Все мои пассажиры за последнее время были в основном довольно пожилые люди, очень осторожные во всем. И какова же цель нашей первой поездки, позвольте узнать?

Пит с Юпом уже начали находить шофера невероятно симпатичным малым.

— Мы хотим попасть на киностудию «Юниверсум» в Голливуде, к Альфреду Хичкоку, — ответил Юп. — Я… я вчера ему звонил.

— К вашим услугам, господа. — И в следующий миг шикарный лимузин понесся по загородному шоссе, которое вело через горы прямо в Голливуд. Мортон сказал через плечо: — Я обращаю ваше внимание на то, что автомобиль снабжен телефоном и прохладительными напитками. И то и другое — к вашим услугам.

— Благодарю, — сказал Юп. Он уже держал себя с достоинством, подобающим седоку такого экипажа. Он открыл встроенный ящичек и вынул телефонный аппарат — тоже позолоченный, как и молдинги. Наборного диска не было, нужно было только нажать на кнопочку.

— Радиотелефон, — пояснил Юп своему другу. — Нажимаешь кнопочку и называешь телефонной станции нужный номер. Но я думаю, он нам пока не понадобится. — С тихим сожалением Юп водрузил аппарат на место и откинулся на мягком сиденье назад.

Поездка была приятной, но скучной — ничего не приключалось. Вскоре они уже ехали по деловым и торговым улочкам Голливуда. Когда они стали приближаться к цели, Пит начал как-то нервно ерзать на своем месте.

— Юп, — сказал он, — ты уже придумал, как нам попасть на студию? Ты же знаешь, все студии обнесены каменной стеной и вход туда охраняется, там всегда стоит привратник, чтобы не прошенные гости, вроде нас с тобой, не смогли туда проникнуть. Нам ни за что не удастся попасть туда!

— У меня есть план, — сказал Юп. — Будем надеяться, что он сработает. Похоже, мы прибыли.

Они ехали мимо высокой бетонной стены, тянувшейся вдоль двух кварталов домов. На щите, прикрепленном поверх стены, тянулась надпись: «Студия Юниверсум». Стена преследовала только одну цель: не пускать на студию непрошенных гостей, как выразился Пит.

Автомобиль подъехал к высоким железным воротам. Они были распахнуты. Человек в униформе сидел в стеклянной будке рядом со входом. Мортон направил автомобиль в открытые ворота, и караульный тут же вскочил.

— Эй! Минуточку! — закричал он. — Куда вы направляетесь?

— Мы едем к мистеру Альфреду Хичкоку.

— У вас есть разрешение на проезд? — допытывался охранник.

— Мы не предполагали, что нам понадобится специальный пропуск, — ответил Мортон. — Юный джентльмен звонил мистеру Хичкоку по телефону.

— О! — Человек нерешительно почесал в затылке. Юп покрутил ручку, спустил со своей стороны стекло и высунулся наружу.

— Милостивый государь, — сказал он, и Пит застыл от удивления, потому что Юп заговорил так культурно и так изысканно, как он от него еще ни разу не слышал — наверняка он тайком потренировался. — Милостивый государь, что препятствует нашему продвижению вперед?

— Ух ты! — охнул Пит. Он знал, что Юп еще мальчиком принимал участие в театральных спектаклях и прославился талантом перевоплощения, но Питу еще ни разу не доводилось видеть своего друга в этой роли.

Юп надул щеки и выпятил губы — ни дать ни взять второй Альфред Хичкок! Правда, несколько нагловатый, но все же несомненно Альфред Хичкок! Никаких сомнений!

— О! Я обязан знать, кто посещает мистера Хичкока, — занервничал привратник.

Тайна замка-ужасов

— Не извольте беспокоиться. — Юп бросил на него еще раз высокомерный взгляд. — Я, пожалуй, исправлю дело и позвоню дяде.

Он вынул золотой телефон, нажал на кнопочку и назвал номер. То был номер «Центра утильсырья Т. Джонса». Юп действительно звонил своему дяде.

Привратник еще раз внимательно посмотрел на удивительный автомобиль и Юпа Джонса, звонившего по золотому аппарату.

— Пожалуйста, проезжайте, — сказал он подобострастно. — Я сообщу, что вы прибыли.

— Спасибо, — сказал Юп. — Ну, Мортон, вперед!

Автомобиль тронулся. Юп откинулся назад, когда они завернули в узкую улочку, справа и слева окаймленную зеленым газоном с пальмами. Позади них стояли, тесно прижавшись друг к другу, десятки маленьких симпатичных бунгало. Вдали виднелись куполообразные крыши павильонов, где снимались фильмы и телевизионные спектакли. Загримированные артисты в диковинных костюмах устремились в один из таких павильонов.

Хотя они и находились уже на территории студии, Пит все еще не мог себе представить, каким образом его другу удастся проникнуть к Альфреду Хичкоку. Но у него почти не оставалось времени на раздумье, поскольку Мортон уже затормозил перед богатым особняком. Как и на многих других студиях, здесь у продюсера был свой дом, где ему никто не мешал работать. На двери на табличке очень красивыми буквами было написано: АЛЬФРЕД ХИЧКОК.

— Подождите здесь, Мортон, — сказал Юп, когда шофер распахнул перед ними дверцу. — Я не знаю, как долго мы там пробудем.

— Слушаюсь, господа.

Юп пошел вперед, поднялся на ступеньку и вошел через стеклянную дверь в приемную для посетителей, где работал кондиционер. Молодая блондинка за письменным столом только что опустила трубку на рычаг. Пит никак не мог узнать в этой молодой элегантной леди Генриетту Ларсон, но стоило той открыть рот, как он уже точно знал, с кем имеет дело.

— Ага! — Генриетта уперла руки в боки и уставилась на Юпа Джонса. — И вы еще осмеливаетесь сюда явиться! Разыгрывает, понимаешь, из себя племянника мистера Хичкока! Ну, сейчас посмотрим, сколько времени потребуется полиции, чтобы выкинуть вас отсюда.

Пит почувствовал, как его оставляют последние надежды, и страшно испугался, когда она опять схватилась за трубку.

— Подождите! — сказал Юп.

— Ждать — чего? — гневно спросила Генриетта Ларсон. — Ты пробираешься сюда, рассказываешь охране, что ты племянник мистера Хичкока…

— Это неправда, — вступился за своего друга Пит. — Привратнику эта идея самому пришла в голову.

— Не встревай, — предупредила его Генриетта. — Юп Джонс — возмутитель общественного спокойствия, и я позабочусь о том, чтобы положить конец его безобразиям.

Она опять склонилась над телефоном. Юп заговорил во второй раз.

— Услужливый дурак опаснее врага, мисс Ларсон, — произнес он, и Пит опять вздохнул. Юп снова перешел на странную манеру разговаривать по-книжному и в доли секунды опять принял такой же вид, который произвел такое сильное впечатление на привратника, — вошел в образ юного Альфреда Хичкока.

— Я убежден, что эта моя маленькая актерская импровизация вызовет интерес у мистера Хичкока, — закончил он свой этюд. Генриетта Ларсон, вскинувшая на него глаза, выронила из рук телефонную трубку, словно та ударила ее электрическим током.

— О, ты… — начала она опять. — Ты… — Ей не хватало от возмущения подходящих слов. Потом она рассвирепела. — Ну, это точно, Юпитер Джонс, я готова поклясться, что мистер Хичкок захочет увидеть этот спектакль!

— Э-э-э… Мисс Ларсон?

Оба мальчика быстро обернулись, когда неожиданно за их спинами раздался громкий голос. Генриетта тоже выглядела смущенной. В дверях кабинета стоял Альфред Хичкок — собственной персоной.

— Что-нибудь случилось, мисс Ларсон? — спросил мистер Хичкок. — Я вызывал вас.

— Пожалуйста, решайте сами, случилось или нет, мистер Хичкок, — сказала Генриетта. — Вот этот молодой человек хочет вам что-то показать, что вас, бесспорно, заинтересует.

— Сожалею, — ответил Альфред Хичкок. — Я не могу сегодня никого принять. Попросите их уйти.

— Я уверена, что он доставит вам удовольствие, мистер Хичкок, — сказала Генриетта Ларсон. И ее тон вовсе не понравился Питу. Мистер Хичкок, казалось, тоже кое-что заметил, потому что он вопросительно посмотрел на обоих мальчиков и пожал плечами.

— Ну, хорошо. Следуйте за мной, сорванцы.

Он повернулся и зашагал к письменному столу, который был чуть ли не таких же размеров, как теннисный корт. Там он сел в крутящееся кресло. Юп и Пит стояли напротив него. Генриетта закрыла дверь кабинета.

— Ну, огольцы, — сказал мистер Хичкок, — на что я должен посмотреть? У меня для вас всего только пять минут.

— Вот что мы захотели вам показать, сэр, — сказал почтительно Юп и вытащил визитную карточку Трех Сыщиков. Пит понял, что он действовал по заранее намеченному стратегическому плану. Похоже, что план срабатывал. Мистер Хичкок взял карточку и внимательно прочел ее.

— Гм-м… — произнес он. — Значит, вы сыщики. А можно мне спросить, что означают три вопросительных знака? Они что, выражают ваше сомнение в собственных способностях?

— Нет, сэр, — ответил Юп. — Это наш фирменный знак. Они символизируют нерешенные вопросы и неразгаданные тайны. Кроме того, они пробуждают интерес у людей и способствуют тому, чтобы про нас не забывали.

— Ага. — Альфред Хичкок тактично покашлял. — Значит, вы проявляете заботу о рекламе.

— Ни одно дело не принесет прибыли, если о нем никто не знает, — сказал Пит.

— Вне всякого сомнения, — согласился мистер Хичкок. — Кстати, по поводу дела. Что привело вас ко мне?

— Мы хотим найти для вас дом с привидениями, сэр.

— Дом с привидениями? — Брови Альфреда Хичкока полезли вверх. — А почему вы думаете, что мне нужен дом с привидениями?

— Нам стало известно, что для своего нового фильма ужасов вы ищете настоящий дом с привидениями, сэр, — сказал Юп. — Трое Сыщиков хотят помочь вам в этом намерении.

Альфред Хичкок ухмыльнулся.

— Два человека уже заняты поисками подходящего дома, — сказал он. — Они уже кругом поездили по белу свету — не так-то много мест, где проживает нечистая сила. Однако, я уверен, они найдут то, что мне нужно.

— Но если мы найдем такой же дом для вас где-то здесь поблизости, съемочные работы окажутся для вас значительно проще, — заставил его задуматься Юп.

— Сожалею, мой мальчик, но я не могу пойти на это.

— Нам не нужно денег, сэр, — сказал Юп. — Все знаменитые сыщики всегда описывали свои интересные дела в романах: Шерлок Холмс, Эллери Квин, Эркюль Пуаро — ну все. Я пришел к выводу, что и вам именно это принесло славу. Для того чтобы нам стать известными среди тех, кто, возможно, когда-нибудь прибегнет к нашим услугам, отец Боба — нашего третьего коллеги — будет описывать расследованные нами дела в книжках. Он работает в газете.

— Ну и? — Альфред Хичкок посмотрел на часы.

— И тогда мы подумали, мистер Хичкок, может быть, вы издадите наше первое дело под своим именем?

— Полностью исключено. Пожалуйста, скажите мисс Ларсон, пусть она войдет после того, как вы уйдете.

— Хорошо, сэр. — Юп выглядел жалким и поникшим, когда собрался с Питом выйти. Они уже почти дошли до двери, когда Альфред Хичкок остановил их:

— Минуточку, вы оба задержитесь, пожалуйста.

— Да, сэр? — Они быстро обернулись. Мистер Хичкок смотрел на них, наморщив лоб.

— Я полагаю, вы со мной не до конца откровенны. Что там такое было, что я, по мнению мисс Ларсон, должен был непременно увидеть? Ведь не вашу же визитную карточку?

— Дело в том… — начал Юп с некоторыми колебаниями, — я, видите ли, умею изображать других людей. Мисс Ларсон подумала, что вы заинтересуетесь, если я изображу вас мальчиком.

— Меня — мальчиком??? — В голосе знаменитости угрожающе загрохотали раскаты грома, а выражение лица стало мрачным. — Как ты себе это представляешь?

— Вот так, сэр.

Опять стало казаться, что форма лица Юпа совершенно изменилась. Голос стал басистее, тон слегка высокомерным. Это был совершенно другой человек.

— Я так себе представил, сэр, — сказал он с чужой интонацией, — вдруг вы когда-нибудь захотите появиться в одном из фильмов мальчиком, и на тот случай…

Мистер Хичкок сдвинул к переносице брови. Его лицо от раздражения покраснело.

— Ужасно! — сказал он. — Прекрати, и немедленно!

Юп опять стал самим собой.

— Вы не находите, что я удачно скопировал вас? — спросил он. — Я, конечно, имею в виду — вас в моем возрасте?

— Ничего подобного. Я был умненьким честным мальчиком, ни в коем случае не той уродиной, которую ты мне тут представил!

— Тогда мне придется еще потренироваться, — вздохнул Юп. — А мои друзья всегда говорили мне, что у меня это очень здорово получается.

— Я заявляю протест! — загремел Альфред Хичкок. — Я заявляю категорический протест! Обещай мне никогда больше не устраивать этого спектакля, а я… черт побери, обязуюсь написать предисловие к вашей книжке.

— Большое спасибо, сэр! — сказал Юп. — Так, значит, вы хотите, чтобы мы занялись поисками дома с привидениями для вас?

— Да, да, делайте что хотите. Я не обещаю вам, что воспользуюсь им, если вы его найдете, но вы тем не менее ищите. И сделайте так, чтобы вы исчезли отсюда прежде, чем я потеряю последние крохи самообладания. При виде таких сорванцов, как ты, Юпитер Джонс, меня охватывают дурные предчувствия. Ты слишком хитер, мой мальчик, и это добром не кончится.

Юп с Питом пулей метнулись к машине, а Альфред Хичкок остался наедине со своими мрачными мыслями в кабинете.

Кого это удивит? Меня загнали в угол. Водили сначала за нос, потом обвели вокруг пальца. Эти Три Сыщика занялись мною чересчур уж основательно (ах, какая отвратительная уродливо-грубая карикатура!). Что мне остается другого, кроме как тоже заняться ими?


ТРИ СЫЩИКА | Тайна замка-ужасов | РАССКАЗ ПРО ЗАМОК УЖАСОВ