home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Утро выдалось ясное, только несколько розовых облачков парило в небе. Ветер гнал волны травы впереди них, но его завывание тонуло в скрипе несмазанных дубовых телег.

Верзила Хани ехал рядом с Оррином.

— Боюсь, твои усилия пропадут даром, Сэкетт, — говорил он. — Тебе когда-нибудь приходилось собирать разбежавшееся стадо? Его теперь днем с огнем не сыщешь.

— Знаю, будет нелегко.

— Большую часть времени нам придется работать в одиночку. Как раз то, что надо индейцам.

— Мы будем работать по двое, — возразил Оррин. — Меньше времени уйдет, чтобы заарканить корову. Если нарвешься на неприятности, действуй по своему усмотрению. Деритесь, если необходимо, но если удастся, бегите и как можно дольше держитесь вместе. Не хочу, чтобы кто-нибудь оставался один, если только он не мертв.

Оррин оставил своих попутчиков, опередив их по крайней мере на милю. После печального известия о братьях уже не было времени побыть одному, не было времени скорбеть, думать. Он только срочно принимал решения и занимался неотложными делами.

Они погнали стадо на золотые прииски, потому что Логан Сэкетт дал такое обещание. Оно должно быть выполнено. Логан все еще был в беде, а Сэкетты не могли отказать ему в помощи.

По слухам, его братья погибли. Он не верил в это, хотя все могло быть правдой. Люди умирали каждый день, а его братья не были застрахованы от смерти, как и их отец.

Теперь он должен пойти на риск, если возможно, собрать стадо, найти и похоронить тела братьев. Он не мог позволить себе такую роскошь — горевать и отчаиваться. Решительно прогнав мрачные мысли, Оррин обратился к насущным проблемам. Теперь, когда дело пошло, он мог немного подумать.

Он ехал один — он и конь, да еще стук копыт и шум ветра.

Убиты — Телль и Тайрел! Он не мог с этим смириться, даже на минуту, Телль был настоящим старшим братом — сильным, спокойным, уверенным. Он мало говорил, даже по сравнению с Тайрелом, которого считали самим безмолвием, уж не то, что он, Оррин, унаследовавший общительность от уэлльских предков.

Он помнил тот день, когда Телль, будучи еще подростком, отправлялся на войну. Они жили в горах Теннесси и поддерживали Конфедерацию, но Телль сказал:

— Мама, я пойду на войну и буду воевать за Соединенные Штаты.

— За Штаты, сынок?

— Да, мама. Это мой долг. Наши предки положили жизнь, чтобы создать эту страну, и я не могу оставаться в стороне. Это наша страна, целиком и полностью, а не только Юг. И многие ребята в Кентукки и Теннесси думают так же.

Он уехал ночью, по старым индейским тропам, которые знали только горные поселенцы, и каким-то образом миновал Огайо, а потом был зачислен в Шестую кавалерию. Он мало рассказывал о войне, и если встречал кого-то из своих на поле брани, то не выдавал их.

Когда все закончилось, он остался в армии и дрался с индейцами, но потом расстался с полком и стал перегонять скот. Он прошел всю страну вдоль и поперек, прежде чем их дороги снова сошлись на Западе. Телль так и не вернулся в Теннесси, что всех удивило в семье, а ведь его ждала девушка, за которой он ухаживал еще до войны.

Тайрел, самый молодой из братьев, уже женился и владел ранчо, часть которого получил в качестве приданого жены. Ему удалось уберечь хозяйство от разорения во время войны, и теперь он был обеспечен лучше других братьев. Он имел хорошие земли, скот, но на данный момент задолжал деньги, поэтому экспедицию на Север считал выгодной.

Местность, по которой ехал маленький отряд, хорошо просматривалась, и все же попадались низины и луга, и приходилось постоянно быть начеку. Встречались по дороге и болота, и небольшие озера, окруженные плотной стеной кустарника. За пару теплых дней все вокруг изменилось до неузнаваемости. Трава только что появилась, но быстро вытянулась и стала уже достаточно длинной, чтобы окрасить холмы в яркий весенний цвет. Мелькавшие повсюду полевые цветы: колокольчики, дикая петрушка, желтая фиалка — расцветили зеленый ковер и наполнили воздух тонким щемящим ароматом.

То тут, то там попадались стада антилоп, а иногда они видели бизонов.

В тот вечер у небольшого костра Оррин снова предостерег парней:

— Не забывайте, что мы на территории сиу, а они первоклассные бойцы. Вы должны быть начеку все время.

На следующий день они подстрелили бизона и под громкое пение жаворонков освежевали тушу. Глаза Оррина не уставали внимательно наблюдать за всем вокруг, хотя частичка его души осталась далеко, с Нетти Молроун. И он все думал, как она там и куда забросила ее судьба.

Дуглас Молроун — он запомнил это имя и будет прислушиваться к разговорам — вдруг имя промелькнет где-то в разговоре. Хотя знал, что золотые прииски уничтожали людей, они пожирали их и выплевывали где-то на окраине мира. Это делали с ними виски и тяжелая работа, когда они часами простаивали в ледяной воде в надежде найти вожделенное золото.

Столько раз уже самые, казалось бы, обнадеживающие находки ни к чему не приводили. Телль тоже положил много сил в надежде найти золото в горах Колорадо, но все закончилось ничем. Сначала он заработал крупную сумму денег, но большая часть их ушла потом на поиски исчезнувшей золотоносной жилы. Когда-нибудь кто-то найдет ее, разорванную из-за смещения земной коры.

Вдалеке они могли уже различить голубую плоскую тень — Черепаховые горы. Это были даже не горы, а горное плато, с озерами и прекрасными лугами среди редких деревьев.

Еле заметная тропа, по которой они ехали, проложенная, вероятно, метисами-охотниками на бизонов, огибала Черепаховые горы с севера, но Оррин держал путь на юг, обходя плато с восточной стороны. Лагерь он разбил близ болота, в тени гор,

— Держите винтовки наготове, — посоветовал он, — только смотрите, куда стреляете. Вы, ребята, не хуже меня знаете, что индейцы могут подойти под прикрытием стада бизонов. Если это произойдет ночью, их будет двое или трое. И они хорошо знают, что вы не сможете остановить стадо бизонов.

— И что? — спросил Флеминг.

— Они рассредоточатся. Выждут время и, напугав стадо, погонят его на нас, — предположил Хани. — Так бы и я сделал. Мертвый ковбой никому не нужен.

— Если мои братья и капитан все же выпутались из этой передряги, они скорее всего ушли в горы. Там есть вода, укрытие и возможность маневрировать.

Их лагерь располагался в небольшой ложбине под прикрытием низкого кустарника, нескольких отполированных гранитных валунов, оставшихся после ледника, и двух старых деревьев, черпавших влагу из болота пятьюдесятью ярдами ниже. Возница разжег маленький костер и стал поджаривать мясо бизона. Оррин не мог спокойно сидеть на месте и все ходил, прислушиваясь.

Он не услышал ничего, кроме привычных звуков ночной жизни.

Было очень тихо. Над его головой в чистом безоблачном небе светили безучастные звезды. На севере возвышалась громада плато, на западе местность постепенно переходила во впадину, где, как догадывался Оррин, плескалось когда-то давно озеро. До него доносился тихий шепот ветра в листве деревьев и приглушенные голоса его компаньонов.

Где-то в этом бесконечном безмолвии его братья и капитан, живые или мертвые, и он должен найти их.

Он сделал еще несколько шагов и вдруг почувствовал, что неподалеку что-то есть, что-то едва различимое, он пока не понимал, что именно.

Оррин не торопясь обвел взглядом горизонт в поисках какого-нибудь намека на огонь. Он поворачивал голову то вправо, то влево, принюхиваясь — не пахнет ли дымком.

Ничего!

Неужели они и правда погибли, неужели правда? Ну что ж, значит, пришел их час.

Раздался легкий шорох. Ружье тут же оказалось у него в руках. Он прислушался. Звук не повторился.

Какой-то зверек?

Через несколько минут он вернулся к костру. Утром они продолжат путь на Запад. Потом он поднимется на плато и попробует оглядеть окрестности сверху. Возможно, ему удастся увидеть, что происходит вдалеке, и различить какое-то движение.

Изобилие воды в этом краю — огромное количество озер, ручьев, множество источников — создавало определенные трудности в их поисках, не то что в пустыне. Там проще: поскольку воды совсем мало, пропавших людей и скот надо только подождать у водопоя.

— Чарли, — позвал Оррин, — ты будешь нести дозор первым, а через полтора часа разбудишь Шорти. Потом пойдет Хани, он, в свою очередь, поднимет меня.

— А я, по-твоему, слишком стар для охраны? — спросил возница Баптист.

— Тебе все равно придется рано вставать, и ты будешь следить за лагерем завтра. Так что поспи немного.

Флеминг взял винтовку.

— Это все?

— Не сиди у костра. Стой где-нибудь поблизости.

Оррин раскатал одеяло, снял ботинки и кобуру. Шорти заснул тут же, как только коснулся головой седла, и Хани последовал его примеру. Баптист прибрал остатки ужина, а потом тоже стал устраиваться на ночлег.

Оррин лежал не двигаясь и прислушивался. Костер догорал, остались только мерцающие угольки. Револьвер лежал у него под рукой. До него опять донесся подозрительный шорох за пределами лагеря, а затем воцарилась тишина.

Хани коснулся его плеча, когда Оррин уже собирался открыть глаза. Хани сидел около него на корточках.

— Все тихо, — сказал он, — но меня не покидает тревожное предчувствие.

— Все спят?

— Да, кроме француза. Не знаю, спит ли он вообще когда-нибудь.

Оррин сел и стал натягивать ботинки: немного повременил, прислушиваясь и глядя на угли. Потом прицепил кобуру. На цыпочках подошел к костру и, чтобы поддержать огонь, подбросил несколько веток в середину, где еще тлели красноватые угольки, недогоревшие кусочки дерева. Если и разгорятся, то не слишком сильно.

Снова вернувшись в тень, он взял винтовку, прислонил ее к дереву, надел куртку и отправился к лошадям. Они пока вели себя спокойно, а это говорило о том, что опасаться не приходится.

Звезды над его головой все еще ярко сияли, но на северо-западе появились первые облака. Обойдя весь лагерь, он присел на валун и задумался.

. Кроме того, что рассказывали, он не имел подтверждения тому, что его братья не продолжили путь на Запад. Он хорошо знал — их ничто не могло свернуть с заранее избранного пути. Если их все-таки атаковали и убили, это станет ему известно через несколько часов, так как предполагаемое место битвы где-то рядом.

И все-таки терять время нельзя. Прежде всего, надо определить, где находится разбежавшееся стадо. Скорее всего, животные скитаются группами, стараются держаться друг друга.

Скоро он разбудит Баптиста, тот станет готовить завтрак. Сегодня они будут не только искать его братьев, но и начнут собирать стадо, если от него что-то осталось.

Он поднялся и направился к лагерю, почувствовав недовольство собой. Конечно, это семейное дело, и он ничего так не оставит, но сколько времени потеряно. А ведь у него есть свои весьма честолюбивые планы. Он знал, чего хотел достичь в жизни. Ему удалось создать свою частную практику, он даже занялся политикой, но этого мало. Ему еще слишком многому надо научиться, и он терял время. Вернувшись в Колорадо, он все изменит и станет таким, каким видел себя в своих самых заветных мечтах.

Тут он вспомнил, что говорил отец. Видимо, папа повторил тогда слова какого-то дальнего родственника, которого уже давно не было в живых: «Есть два типа людей, сынок: те, которые чего-то хотят, и те, которые добиваются. Мечтатели хотят стать богатыми, известными, хотят иметь ранчо или огромный дом. А те, которые добиваются, просто делают это. Они становятся теми, кем хотят, или получают то, чего добиваются».

Так вот, Оррин не желал быть мечтателем. Он знал, что достаточно удачлив, но, чтобы сделать рывок в карьере, ему не хватало образования. Он недолго ходил в школу, на это просто не хватало времени, но много читал.

Внезапно Оррин насторожился. Опять ему показалось, что рядом кто-то есть. Он притаился за деревом и стал ждать, держа винтовку наготове. Однако так ничего и не дождался.

Через некоторое время направился будить Баптиста. Тот уже сидел на одеяле и вытрясал ботинки.

— Кто-то там есть, — шепнул он. — Скоро выясним.

Оррин подбросил в костер несколько веток, а потом подложил толстые сучья.

Когда он снова проснулся, небо посветлело. Баптист занимался стряпней у костра. Оррин поднялся и оседлал свою лошадь.

— Человек идет, — сказал Баптист. — Видишь?

Верзила Хани поднялся со своего места и стал всматриваться в даль. Оррин тоже подошел.

По низине шагал человек, размерами и походкой похожий на медведя. Он медленно брел, опустив голову.

Подойдя к ним на расстояние пятидесяти ярдов, он поднял глаза и сказал:

— Я Бизон. Я пришел к вам.


Глава 11 | Одни в горах | Глава 13