home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

На рассвете Верзила Хани подъехал к их укрытию, но Оррин уже успел посадить Тайрела на жеребца.

— Кого-нибудь видел?

— Ни души. — Он помолчал. — Флеминг был уже в лагере, беспокоился о нас. Он привел несколько телят, которых обнаружил в кустарнике.

— А следов других людей он не видел?

— Говорит, что нет.

Тайрел явно страдал от легкой контузии, и, даже придя в себя, он не очень-то хотел разговаривать. Когда его спросили о Телле, он лишь пожал плечами. Когда внезапно появились бизоны, братья были не вместе, и им уже не удалось встретиться.

Оррин поехал впереди, чтобы предупредить опасность. У него появилось предчувствие, что они встретятся с ней еще до захода солнца.

— Шорти поднимает стадо, — сказал Хани. — Баптист запряг и лошадей в повозки. Мы увидим их, как только вы беремся из зарослей.

Они объезжали небольшое озерцо, и, когда жеребец Тайрела дернулся, раненый застонал.

— У него совсем плохо с ногой, — огорченно сообщил Оррин. — Вроде ничего не сломано, но ты себе не можешь представить, какой ушиб. Наверное, лошадь упала и придавила ему ногу.

Они и правда увидели свое стадо, когда выехали на равнину. Шорти направлял животных, Флеминг ехал около повозок, замыкавших процессию. Заметив всадников, Баптист сразу же остановился, и Тайрела со всеми предосторожностями уложили на одну из повозок, освободив место среди мешков. Рядом положили винтовку, а жеребца привязали к повозке.

Хани отправился подгонять стадо, а Оррин отъехал немного в сторону и вновь внимательно огляделся в поисках каких-нибудь чужих признаков жизни или знаков. Но ничего не заметил.

Где-то недалеко сейчас Телль или то, что от него осталось. Где-то здесь и другие ковбои, затерянные в степях. Бизон вертелся на виду, но что сталось с его другом? С парнем, которого Оррин еще не видел?

Оррин с беспокойством провел рукой по заросшему щетиной подбородку. Каждодневное бритье вошло у него в привычку, так что теперь он чувствовал себя не в своей тарелке.

Он очень не хотел уезжать отсюда, не найдя Телля, но если бы брат сейчас был на его месте, он настоял бы на скорейшем отъезде, — долг прежде всего. Где бы он сейчас ни находился, если жив, Телль делает то, что считает необходимым.

Когда Оррин проезжал мимо повозок, Тайрел спал, и он оставил его в покое, хотя ему очень хотелось кое-что выяснить. Бескрайняя прерия простиралась перед путешественниками, и стадо уверенно продолжало свой путь на северо-запад. Они шли весь день, и весь следующий, и еще один. Где-то тут должна быть граница Канады. Пересекли ли они ее? Пограничные столбы не встретились, они здесь не стояли, да Оррин их и не искал.

Они устраивали стоянки близ небольших ручьев, болот или в низинах, где мог пастись скот. Индейцы не давали о себе знать, только небольшие стада антилоп проносились вдали, да бизоны стояли в траве. Степные волки шли по их следам в ожидании зазевавшегося и отставшего от стада животного.

В первый день караван прошел десять миль из-за того, что снялись с места поздно, а в последующие дни уже проходил по пятнадцать — шестнадцать миль. На третий день Тайрел какое-то время проехал в седле. Ночью они все сидели у костра и слушали его рассказ.

— Бизоны появились из прерии, — начал он. — Мы внезапно услышали стук копыт, и стадо возникло из-за холма, как черная грозовая туча. В тот момент все мы находились кто где, ни времени, ни возможности что-то предотвратить не оставалось, — только постараться уйти с их дороги. Так мы и поступили. Коровы понеслись вместе с бизонами. Никто ничего не мог сделать, да и у животных не было выбора. В противном случае их просто передавили бы. Я слышал крики, но знаешь, Оррин, сомневаюсь, что это кто-то из наших ребят. В том месте, откуда раздавались крики, по моим расчетам, никто из наших не должен был находиться.

— Мы нашли чьи-то останки, втоптанные в землю, и все, что смогли из этого заключить, что это мужчина, и, более того, белый мужчина.

— Думаю, он не из наших. Бренди я видел, когда появились бизоны, и успел дать ему знак, чтобы он уходил. Лина — нашего повара-китайца, не было возле стада, так что он вообще не мог попасть под копыта взбесившихся животных.

— Кто в тебя стрелял?

— Это произошло позже. Их оказалось трое, и они преследовали меня, как, думаю, стали бы преследовать любого из оставшихся в живых. Большой бизон-самец сбил мою лошадь, и, когда я упал вместе с ней, он как раз собирался вонзить в нас рога. Но рог угодил в седло, и жеребец спасся. Я выхватил револьвер и выстрелил в ухо бизона. Жеребец стал подниматься, и я попытался встать. Но бизон успел сильно зашибить мне ногу, когда я вынимал оружие. С трудом, но я все же, ухватившись за повод лошади, поднялся. Нога сильно болела. Огляделся. Стадо разбежалось. Вокруг ни души. — Тайрел снова налил себе кофе. — Я всегда старался трезво оценить любую ситуацию и стал размышлять я остался совсем один, может быть, единственный в живых, посреди безлюдной прерии. Встреча с тобой проблематична. У меня есть хорошая лошадь, хотя и испуганная после нападения бизона, плюс пятнадцать сотен фунтов бизониного мяса. Я освежевал тушу убитого животного, развел огонь и обжарил несколько фунтов мяса. Покончив с этим, завернул мясо в шкуру бизона и забрался на жеребца. Только тут я понял, что меня еще ждут впереди неприятности. Как я только цел остался!

— Ты не рассказал, почему у тебя не хватало четырех пуль в револьвере.

— Я как раз подошел к этому моменту. Отъехав довольно далеко от места происшествия, вынужден был остановиться. Ухватившись за ветку дерева, кое-как спустился с седла на землю. А в следующую минуту они подъехали ко мне. Я сидел, прислонившись к дереву, жеребец ходил рядом. Я сразу понял, что им надо. Они собирались убить меня, но этого им показалось мало: не терпелось показать мне, какие они подлецы. Ты знаешь таких. Болтуны. Прежде чем что-то сделать, они обязательно должны устроить представление. Так вот, их было трое, и они не знали меня, но слышали, что я был со стадом, и думаю, именно они направили на нас бизонов, а не сиу. А потом начали мне угрожать, распаляясь друг перед другом. Я немного их послушал, не выдержал и сказал: «Ребята, так зачем вы сюда явились?» — «Чтобы тебя убить!» — Это заявил рыжий здоровяк с этакой отвратительной ухмылкой. «Так вы хотите меня убить? Ну и за чем же дело стало?» Мое спокойствие их явно ошарашило, а я тем временем выхватил револьвер. Похоже, они раньше такого не видели. Двое упали сразу, а третий удрал, или его понесла лошадь от испуга. Я не смог попасть в него из-за пыли.

— А Телля ты не видел?

Тайрел покачал головой. Он очень устал. И Оррин не стал больше задавать вопросов. Ночь была тихой, и все стадо уже улеглось.

Помимо своих каждодневных забот Баптист взял на себя обязанности фельдшера и принялся ухаживать за раненой ногой Тайрела. Сама по себе рана не вызывала беспокойства, и после нескольких дней тщательного ухода отек постепенно начал спадать.

Оррин направил стадо к ручью Пайпстоун, немного отклонившись от намеченного маршрута на северо-запад.

— Надо решить, что нам дальше делать, — сказал он, сидя у костра. — Как выяснилось, нападение бизонов спровоцировано не индейцами, а белыми. Кто эти люди? Скотокрады, которые хотят угнать у нас стадо? Возможно. Или загадочные «Хиггинсы», о которых упоминалось в письме Логана? Это более вероятно. Кто-то, по неизвестной нам причине, решил помешать нам достичь своей цели. Они уже нанесли нам урон, но им не удалось нас остановить, так что, вполне возможно, повторят попытку. По словам Тайрела, по крайней мере двое из них нам уже не угрожают. Может, собственные потери охладят их пыл, но рассчитывать на это не стоит. Лучше приготовиться к их возвращению. А они не заставят долго ждать. У нас есть несколько лишних винтовок. Они всегда должны быть заряжены. И пусть каждая наша стоянка превратится в укрепленный форт.

Оррин внимательно посмотрел на Бизона, который молча слушал его речь, но у него был вид, что предостережение его совершенно не касается.

Прошло еще несколько дней, но все их предосторожности не оправдались. Каждое утро, чистое и свежее, сменяло ночь, а дни приносили тепло. Теперь на холмах уже вовсю зеленела трава. Случалось, что сверкали молнии и гремел гром, и на них обрушивались короткие и яростные ливни. Маленький отряд упорно продвигался к реке Кью-Аппелль, находившейся где-то впереди, на западе от гор Мус.

Оррин часто вспоминал о Нетти. Ему хотелось верить, что у девушки все хорошо и она на пути к Форт-Карлтону. Возможно, он ее больше никогда не увидит. Эта мысль повергала его в мрачное состояние, но он не мог ничего поделать. Их путь вел на Запад, и если Телль жив, он присоединится к ним. А может, он каким-то чудом уже оказался впереди?

Иногда они видели оленьи рога, останки бизона, какого-то другого животного, но кому они принадлежали, сразу определить не удавалось, а времени на догадки они не имели. Под скрип повозок погонщики все шли и шли вперед.

Нога Тайрела все еще не давала ему свободно двигаться, но рана на плече быстро заживала, — так всегда бывало в степях или в горах. Он все чаще выезжал верхом, обычно уезжая далеко вперед от их каравана.

— Что-то не так, — сказал он как-то раз. — Я чувствую беду.

— Бизон обеспокоен, — добавил Оррин. — У него какие-то козни на уме, или беспокоится о своем компаньоне. Кажется, его Джилкрист зовут? Так сказал Бизон.

— Имя такое же, как все остальные, — заметил Тайрел. — Здесь, в степях, любой может выбрать себе имя по душе, если ему не нравится свое, данное от рождения. Многие так и делают.

— Он почти не разговаривает с Флемингом, — продолжал Оррин. — По крайней мере, я за несколько дней ни разу не видел их вместе.

К вечеру прошел короткий, но сильный ливень. Когда дождь кончился, Оррин повел стадо дальше, минуя Форт-Кью-Аппелль. Но не прошли они и мили, как показалась группа наездников. Отправив стадо вперед, Оррин и Баптист задержались у повозок.

Это оказались вполне дружелюбные индейцы. Они поинтересовались, куда гонят стадо и не слышно ли что-нибудь о сиу, с которыми у них весьма сложные отношения.

Тайрел тоже подъехал поприветствовать их.

— Я кое-что нашел, — сообщил он брату. — Тебе стоит посмотреть, Оррин.

— Неприятности?

— Возможно.

Оррин глянул на солнце.

— До стоянки нам осталось пройти еще пару миль. Ладно, поехали посмотрим.

Милях в двух в стороне от маршрута, по которому шло стадо, они увидели недавно покинутый лагерь. По крайней мере пятеро наездников с юго-запада встретились здесь с шестью парнями с северо-востока, спешились, развели костер и приготовили кофе. Остатки кофейной гущи были выплеснуты на траву, когда они собрались уезжать.

— Итак, около дюжины молодцов на хорошо подкованных лошадях, — сказал Тайрел, — все вместе поехали на запад.

Оррин кивнул. Он бродил вокруг костра и разглядывал следы.

— Слушай, Тай, давай на всякий случай ненадолго сменим курс и отправимся на север?

— В Форт-Карлтон? — Тайрел сделал нарочито невинное выражение лица.

Оррин покраснел под его взглядом.

— Что ж, неплохая идея.


Глава 14 | Одни в горах | Глава 16