home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

— Ты собрал несколько сотен голов! — воскликнул я.

— Похоже на то. Но у нас есть потери. Сейчас в стаде где-то девять сотен голов скота. Часть погибла во время набега бизонов, и несколько коров пропало в песчаных холмах. Животные измучены.

— По последним подсчетам, у нас тридцать две коровы, — сообщил я. — Как у вас с провиантом?

— Запасов много. Оррин присоединился к нам со своими повозками. Только мы недооценили аппетиты наших ребят. Надолго еды все равно не хватит. Поэтому решили завернуть в Форт-Карлтон.

— Я тоже. У нас нет кофе, а что касается остального, мы уже почти совсем перешли на подножный корм. С наступлением утра я подниму стадо и переведу на свежее место, а потом приеду к вам в лагерь. Надо дать ребятам возможность как следует подкрепиться.

— А что у тебя с оружием? Нам едва хватило пуль в последней схватке.

— Пока не жалуемся.

Кофе был очень вкусным. Мы сидели у костра, рассказывая друг другу о наших приключениях, и обсудили, конечно, какого рода неприятности могли постигнуть Логана.

— Кто бы они ни были, — предположил Тайрел, — это люди из Канады. По крайней мере, те, с которыми я разговаривал. Похоже, что Логан о чем-то узнал и угрожает им большим разоблачением.

Я допил кофе, сел на лошадь и отправился в свой лагерь. Мы договорились о месте встречи, которое Тайрел приметил еще накануне.

Бренди стоял на страже, и я сообщил ему о том, что утром мы снимаемся с места.

— Здесь все спокойно, — доложил он, а потом спросил: — Мистер Сэкетт? Я не очень опытен, и кое-что мне непонятно. Почти все стадо состоит из бычков, почему же вы называете их коровами?

— Просто мы привыкли так говорить. В большинстве мест ты будешь слышать то же самое.

Я улегся спать с легким сердцем и впервые за несколько последних дней спал спокойно. Тайрел и Оррин были живы и рядом, а завтра мы должны воссоединиться. Большую часть моей жизни я скитался в одиночку, даже если входил в различные компании, все равно по существу я оставался один. А теперь братья вместе со мной, и это обстоятельство делало меня чертовски счастливым.

Они много пережили в жизни. Тайрел был женат, имел собственное ранчо. Оррин выучился на юриста, получил разрешение на частную практику и даже стал заниматься политикой. Он самый образованный из нас, и достигнутое для него не предел.

Мы собрали все стадо в низине, окруженной холмами, и наши ребята наконец съехались вместе. Я заметил, что Джилкрист сразу же подъехал к Бизону, и они долго о чем-то говорили. Флеминг пару раз проехался мимо них, не останавливаясь, хотя мне показалось, что они и ему успели что-то передать.

Мы пустились в путь на рассвете, но сначала дали животным возможность спокойно попастись и только после этого погнали стадо с привычной для нас скоростью. В полдень сделали передышку, выпили кофе и поели мяса. Потом отправились дальше: два-три часа давали животным возможность спокойно попастись, потом два-три часа подряд гнали их, пока они не уставали снова. Таким образом мы проходили двенадцать миль за день, не позволяя скоту слишком переутомляться. Конечно, мы меняли направление в зависимости от качества травы и наличия воды поблизости.

Беспокоило меня лишь одно, что те, кто пытался нас остановить, вряд ли откажутся от своей цели, и в следующий раз мы встретимся скорее всего с более опасными людьми.

Кроме того, по словам Баптиста, впереди места еще более дикие и труднопроходимые по сравнению с теми, что мы уже преодолели. Пока у нас еще не возникало трений с индейцами, не считая того случая в Дакоте. Но следы индейцев мы изредка встречали на своем пути.

Индейцы не имели понятия о границах и странствовали, где хотели. Правда, каждое племя знало свои владения, охотничьи угодья, но случалось, что более сильное племя выбивало с насиженного места более слабое.

Форт-Карлтон, или, как его еще называли, Карлтон-Хаус, находился в нескольких днях езды к северу. Оттуда мы могли отправиться сразу на Запад, через горы, и так быстро, как позволяло бы состояние стада. Ранее этот край называли Страной Принца Руперта, — обширная и очень живописная страна стала теперь яблоком раздора из-за стремления Луиса Райэла установить здесь временное правительство.

Мы мало что знали о сути спора, только отдельные детали, да и не хотели вникать в то, что нас не касалось. Мы лишь догадывались, что некоторые американцы и канадцы надеялись заполучить в собственность эти земли, а потом их продать, выселив отсюда коренных жителей, метисов.

Лин снова стал поваром, Баптист лишь помогал ему готовить и в основном правил лошадьми, сидя в повозке.

— Берегите лошадей! — предупредил он меня. — Местные индейцы сейчас на тропе войны. Они могут украсть их у вас.

Прямо скажем, своевременное предупреждение, ведь нам и так не хватало лошадей. Мы надеялись приобрести еще несколько в Форт-Карлтоне, но Баптист покачал головой в знак сомнения.

— Там мало лошадей, да и те плохие. — Он помолчал, потом посмотрел на меня. — Ты хороший наездник. Здесь есть место, где водятся дикие лошади, но и медведей там полно! Очень большие медведи! И хитрые! Это место называют Коварные холмы.

День за днем мы продвигались на север, длина наших дневных переходов зависела от качества травы. Кое-где прошли дожди, и трава выросла сочная и высокая, но попадались такие равнины, где все чахло из-за отсутствия воды. Зато соляных болот и песчаных холмов было хоть отбавляй. Бизоны встречались часто. Мы охотились на них, оленей и горных баранов, и мясо не сходило у нас со стола.

Волки от нас не отставали. Они брели за стадом в ожидании подходящего момента, чтобы напасть на зазевавшегося бычка, и это им несколько раз удалось. Однажды бычок полез в болото, чтобы напиться, и завяз там. Тайрел пришпорил лошадь и поспешил на его испуганный рев. Но волки все же опередили его. Одного он уложил тут же, когда тот уже вцепился животному в загривок. Однако было уже поздно, и капитан пристрелил бычка, прекратив его мучения.


Мы разбили лагерь в Коварных холмах, когда внезапно на нас навалились неприятности.

Бренди как раз подошел за своей порцией кофе, а Джилкрист и Бизон сидели у костра, греясь перед ночным дежурством. Мы с Оррином только что вернулись в лагерь после вечернего дозора, и Оррин уже спешился и распрягал лошадь. Мы стояли под деревьями, и от костра нас не было видно. Лин хозяйничал у огня, Баптист чинил разорванное лассо.

Капитан и Хани тоже подъехали, а Тайрел, Флеминг и Шорти пасли стадо.

Так вот, Бренди прихрамывал. Он упал с лошади, когда напали бизоны, и повредил ногу, но ничего нам не сказал, и мы бы так и не узнали об этом, если бы не тот случай. Бренди весь день провел в седле и теперь заметно щадил ногу, стараясь на нее не наступать. Многие из нас пострадали, но мы воспринимали это спокойно, как неизбежные издержки нашей работы.

Вдруг Бизон взорвался:

— В чем дело, маменькин сынок? Хочешь, чтобы мы тебя пожалели?

— Ничего подобного. Я работаю наравне со всеми.

Бизон выхватил сук из сложенных на ночь дров.

— Где болит, парень? Здесь? — И ударил Бренди по больной ноге.

Бренди резко повернулся к нему.

— Брось сук, Бизон, и перестань меня донимать, понял?

— Или что? — хихикнул Бизон.

Оррин появился из-за дерева.

— Или будешь иметь дело со мной.

— Это мое дело, мистер Сэкетт, — возразил Бренди. — Я разберусь с ним.

Бизон был в два раза здоровее Бренди и на много лет старше. Оррин выступил вперед.

— Да, Бренди, он нанес обиду тебе, но этот человек работает на меня, и он решил проигнорировать мои советы. Ты окажешь мне большую любезность, если передашь его мне.

— Вот как! — Бизон встал. — Отойди, парень. Я с большим удовольствием вытрясу душу из этого адвокатишки. Я ему покажу кое-что, чего он ни в одной книге не найдет.

Бизон направился к Оррину. Тот даже не двинулся с места. Я тоже вышел из-за деревьев, подъехали капитан и Хани, и все мы наблюдали, как Бизон надвигался на Оррина, размахивая увесистым кулаком. Оррин ловко увернулся влево, и удар не достиг своей цели. В то же время он достал Бизона правой в живот.

Удар был сильным, но Бизон повернулся ловко как кошка, приготовившись к броску. Левый кулак Оррина пришелся ему по скуле, но Бизон ринулся вперед в надежде схватить противника. Оррин уклонился, нанес еще один удар в грудь и два быстрых по лицу.

Наклонив голову, Бизон сгреб Оррина в охапку, пытаясь поднять его и с силой бросить на землю. Однако он упустил время, и Оррин дал ему пинок по ноге. Здоровяк упал, но тут же подскочил, словно мячик. Левый кулак Бизона опустился на голову Оррина, и тот пошатнулся. Снова удар в живот, и оба противника сцепились.

Бизон издал победный клич, сомкнул руки на спине Оррина и стал сжимать его, как кольцо удава. Он был нечеловечески силен, его рука размером соответствовала ноге нормального мужчины. Бизон уперся ногами в землю и стал сгибать Оррина как тростинку с явной целью сломать ему позвоночник. Оррин начал задыхаться, пару раз смазал своего противника по лицу, но все напрасно. Однако же мой брат не зря прошел через многие схватки. Он выбросил вперед ноги, сделав рывок к земле. Это внезапное движение разорвало кольцо рук, и тут уж Оррин действовал очень быстро. Он как угорь выскользнул из стальных объятий великана и уже опять крепко стоял на ногах. Первым ударом слева он разбил Бизону губу. Противник снова наклонился и попытался подобраться поближе, но Оррин оттолкнул его, а когда он опять двинулся на него, быстрым движением сбил с ног.

Бизон медленно поднимался с земли. Оррин ждал, зная, что крупному противнику легче победить на земле.

— В чем дело, Бизон? Что-то случилось?

Став теперь более осторожным, амбал, широко расставив руки, медленно двинулся на Оррина. Оррин, уклоняясь то вправо, то влево, обрушил на Бизона целый град ударов, но это его не остановило. Он с силой достал Оррина кулаком в грудь, а правой нанес такой удар в голову, что у Оррина подогнулись колени. Затем Бизон боднул головой Оррина в челюсть, и брат упал.

Бизон подошел ближе, намереваясь стукнуть Оррина по голове, но в последний момент тот успел увернуться, и мощный кулак обрушился на плечо. Это опять опрокинуло Оррина, и Бизон набросился на него, пытаясь придавить к земле. Хватая ртом воздух и задыхаясь от боли, Оррин вскочил на ноги, замахнулся левой, но промахнулся, зато удар правой оказался точен.

Оба противника ходили кругами, выжидая удобный момент для нападения и не выказывая признаков усталости. Оррин снова достал левой разбитую губу Бизона, но от кулака правой тот успел уклониться. Бизон ударил Оррина в грудь. Оррин покачнулся и нанес ответный сильнейший по лицу.

Бизон ринулся на брата, но тот, вместо того чтобы отскочить, повернулся боком и перебросил противника через себя. Шмякнувшись, как мешок, здоровяк быстро вскочил. Однако тут же был снова сбит с ног.

Потеряв равновесие, он уже не смог сразу подняться, и Оррин, воспользовавшись его замешательством, нанес несколько быстрых и тяжелых ударов по лицу.

Гигант тяжело дышал. Правая бровь у него была разбита, и из губы шла кровь. Он понял, что надо избегать ударов слева, направленных в лицо, и стал то и дело вертеть головой, уклоняясь от жестоких ударов, но снова потерял равновесие и стал падать вперед и в этот момент получил удар ногой в лицо.

Бизон упал на колени; кровь текла из разбитого носа и губ. И хотя он обладал поистине нечеловеческой силой, Оррину каким-то образом все время удавалось наносить удары по лицу, а его маневренность сбивала силача с толку. Не собираясь сдаваться, Бизон медленно поднялся на ноги. Он даже не успел сжать кулаки, как Оррин хрястнул его обеими руками по голове. Однако тот устоял на ногах и стал кружить вокруг Оррина, выжидая. Он не сомневался в своей силе и знал, на что способен. Ему не приходилось драться о таким умным противником, как Оррин Сэкетт, обладавшим столь мощными ударами и техникой боя. Он начал понимать, что иногда голая сила не дает почти никаких результатов, но это его не обескуражило. Он немного передохнул и был готов продолжить драку. Кроме того, Оррин, казалось, терял форму.

Бизон больше не хотел проучить Оррина. Он страстно желал искалечить или убить его. Сломать ему руку или ногу! Сломать ему шею, уничтожить его! Он стоял, не поднимая кулаков, провоцируя Оррина начать первым. Если бы схватить руку Оррина, которая ускользала от него как змея. Если бы только схватить…

Когда Оррин выбросил вперед кулак, Бизон впился мертвой хваткой в запястье, а другой рукой сжал локоть, но вместо того, чтобы попытаться вырваться, Оррин упал на колени. Не успел он опомниться, как Бизон начал бить его ногами по ребрам. Оррин чувствовал невыносимую боль, и, по крайней мере, одно ребро у него уже сломано. Слава Богу, ему удалось избежать перелома руки или плеча! Теперь Бизон вел себя более осторожно и стал опаснее, чем прежде. Оставалось одно: вывести его из строя, и немедленно. Противник уже праздновал в душе победу, и когда, забыв осторожность, собирался нанести последний оглушительный удар, Оррин внезапно уклонился влево, и Бизон не заметил, как он занес правую руку, а в следующую секунду у Бизона потемнело в глазах. Удар пришелся в кадык, а за ним последовал второй, чуть выше. Силач отпрянул назад, упал на колени, задыхаясь и хватая ртом воздух.

Оррин отошел в сторону и, потирая бровь, бросил Джилкристу:

— Позаботься о нем. — Потом посмотрел на меня: — Он не намного сильнее меня.

— Да, — ответил я, — конечно. Тебе надо подержать руки в подсоленной воде, чтобы унять боль.

Я подошел к огню и налил себе кофе. Мы хорошо начали, но нам предстоял долгий путь.

И мы потеряли две пары рук.


Глава 18 | Одни в горах | Глава 20