home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Но все это было много лет тому назад. Сейчас я стою один на пустынном берегу, мое судно ушло, посчитав меня убитым. Мое небольшое состояние пропало, и отныне в моем распоряжении лишь собственная голова и шпага.

Море пустынно, и, насколько хватает глаз, пустынен берег. Он слегка изгибается к юго-западу. Наше судно стояло в обширной бухте, образованной двумя мысами, один из которых едва виден на востоке.

Мы высадились на рассвете, а сейчас еще только полдень.

На расстоянии полугода пути на север находится французский форт. На юге расположены испанские поселения, одно из них, как я слышал, находится на реке Саванна. Я принял самое простое решение — выбрался из кустов, повернул направо и двинулся по берегу.

Вскоре я был вынужден умерить шаг, идти по глубокому песку в тяжелых сапогах и куртке было трудно, и к тому же солнце пекло невыносимо. Наконец я остановился, снял шляпу с пером и вытер пот со лба.

Далеко на юге мне почудилась грот-мачта «Доброй Катерины». Все мое состояние находилось на ее борту. Я так старался скопить капитал! Если бы я остался на судне и торговое предприятие закончилось успешно, я вернулся бы богатым человеком.

Я вновь пустился в путь. Меня окружал синий и белый цвет — синее небо над головой, синее море слева и тянущаяся до бесконечности полоса белоснежного песка. Теперь я шагал бодрее, уныние прошло. Ведь как-никак я потомок королей и рыцарей! А самое главное, молод и полон сил. И весь мир у моих ног!

И впрямь разве можно унывать в такую прекрасную погоду? Правда, здесь не найдешь за углом кабачка, где можно пропустить стаканчик, выпить бутылку холодного пива или, если захочется, обзавестись веселой подружкой. Здесь живут дикари, и они могут в любую минуту лишить меня жизни. Но пусть попробуют, сделать им это будет не просто. Силой меня Бог не обидел, и со мной моя шпага, а, как известно, с ней можно завоевать весь мир.

Так-то оно так, но я понимал, что, когда стемнеет, это будет слабым утешением. Дикари вооружены луками и стрелами, а стрела летит дальше, чем может достать острие шпаги.

Лук и стрелы! Как же я не подумал об этом сразу!

Мальчишкой я стрелял из длинного английского лука. И, бывало, мастерил это оружие своими руками.

Солнце тем временем опускалось к горизонту, и я все время высматривал укромное место, пригодное для ночлега, — яму или нору, где можно надежно укрыться от глаз дикарей, которые, вероятно, уже гонятся за мной.

К счастью, мои сапоги не оставляли следов на сыпучем сухом песке. Я замедлил шаг. Море было по-прежнему пустынно. Вдоль этих берегов обычно ходит много судов разных стран, и не исключено, что когда-нибудь я увижу судно и смогу подать ему сигнал. Суда заходят сюда за мехом и жемчугом, высаживают золотоискателей, здесь пополняют запасы пресной воды на пути из колоний в Испанию голландские, английские и французские суда. Но сейчас, как назло, море и берег совершенно пустынны.

Впрочем, минутку! А это что такое? У самого берега я увидел беспорядочное нагромождение старых бочек, судовых снастей, разбитую шлюпку, заросшую корнями и ветвями деревьев.

Здесь, на крутом изломе береговой полосы, море освобождалось от разного хлама, выбрасывая его на сушу.

Я осторожно обошел это препятствие. При этом мне пришлось углубиться в сторону суши. И вдруг меня осенило — вот и убежище!

Я снял шляпу, чтобы не поломать перо, пригнулся и пролез под огромным корнем вывороченного из земли дерева. Переступив через лежащий на земле ствол дерева поменьше, я очутился как бы в небольшой пещере. Повесив шляпу и куртку на сук, я ободрал с сухих деревьев пласты коры и положил их поверху вместо крыши на случай дождя. Той же корой я укрепил стены, и получилась уютная хижина, в которой не хватало только очага и провианта. Крыша из коры была не менее надежна, чем соломенная. Что еще требуется человеку? Как, в сущности, примитивны его потребности! Как он легко утешается, получив самое необходимое! Вот только в животе у меня от голода урчало все сильнее, и это несколько портило мне настроение.

— Угомонись, — сказал я бодро своему желудку. — Сколько ни бурчи, все равно ничего не получишь. Придется сегодня обойтись без еды, а может быть, и не только сегодня, так что лучше затихни и наберись терпения.

Я был у моря. Утром при некоторой изобретательности я мог бы соорудить удочку, забросить ее и наловить рыбы. Но при этом мне пришлось бы стоять столбом, меня было бы видно издалека, и я стал бы легкой добычей любого охотника за скальпами. Лучше уж пусть урчит в животе, чем его распорят и ветер насыплет в него песку.

И с этой мыслью я погрузился в сон.

Мой желудок пробудился прежде, чем открылись глаза. Я сразу же уловил весьма аппетитный запах... запах жареного мяса!

Я сел на своем ложе.

День уже был в разгаре. Солнце стояло высоко, волны с шуршанием набегали на берег... И снова запах жареного мяса. Я вскочил и тут же ударился головой о нависающий сук. Море — хороший строитель, но плохой архитектор. Почистив одежду, я одернул свою куртку, стряхнул песок с полей шляпы, поправил на ней перо и вышел наружу — на берег.

Кругом было по-прежнему пустынно.

С одной стороны — лес, с другой — море и песок. Однако явственно пахло жарким.

Желудок сводило от голода. Откуда запах? Индейцы? Надеюсь, нет. Белые? Вряд ли. Нигде не видно никаких признаков судна, где-то укрыть его было бы невозможно.

Когда мои глаза привыкли к яркому дневному свету, я заметил над деревьями легкое движение воздуха. Может быть, дым от костра? Я потихоньку двинулся в этом направлении, стараясь идти по-охотничьи, от укрытия к укрытию. У самого леса я наткнулся на следы — по песку прошло несколько человек в сапогах с высокими каблуками. Я пошел по следам.

Вскоре раздались голоса, я остановился и прислушался. Говорили по-испански. Испанцы воевали с Британией, но в рядах испанской армии, как и в армиях Франции, Австрии и других стран, служили ирландцы. Некоторое время я жил в Испании и свободно говорил по-испански.

Я вновь взглянул на море и не увидел на его поверхности ни единого судна, ни шлюпки, ни барка. Не заметил я и каких-либо заливов, бухт или укрытий, в которых можно было бы спрятать судно. Однако я понимал, что никогда нельзя доверять своим глазам. Иногда укрытие невозможно обнаружить, пока не подойдешь к нему вплотную!

Существуют большие острова во много миль длиной, на которых есть внутренние озера, скрытые узкими полосами леса. Не занесло ли меня на такой остров? Это казалось вполне вероятным.

Пробравшись через заросли, я оказался на опушке небольшой поляны. На ней расположилась компания человек в двенадцать, среди них две женщины, и, по крайней мере, одна из них была молода и красива. Открывшаяся мне картина сильно напоминала пикник.

Некоторые из мужчин выглядели джентльменами, остальные были солдаты или матросы. Они жарили на костре мясо. Помимо запаха мяса, над костром веял и другой, очень приятный аромат, разбудивший в моей душе воспоминания о Константинополе, — аромат кофе!

Кофе! В то время в Англии еще мало знали этот восхитительный напиток, доставлявшийся из арабских стран и Турции. Рассказывали, что кофе открыл пастух, однажды заметивший, что его козы, наевшись кофейных зерен, всю ночь напролет бодрствовали.

Выйдя из-под сени деревьев, я остановился в выжидательной позе. Когда испанцы увидели меня, я церемонно поклонился, коснувшись травы пером своей шляпы, и обратился к ним на испанском языке. При моем появлении мужчины схватились за рукоятки своих шпаг, а женщины в испуге вскинули руки к лицу.

— Сеньоры и сеньориты, — сказал я. — Приветствую вас на своей земле. Могу ли я спросить — что привело вас в мои владения?


Глава 1 | С попутным ветром | Глава 3