home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33

Дом из серого гранита венчает зеленый холм, окруженный скалами, внизу расстилается морская гладь. Отсюда нетрудно взобраться наверх, к развалинам старого форта. Его камни темны от крови защитников, от копоти пожаров. Он ждет, когда придет новое поколение и он восстанет из руин.

Здесь, прямо под окнами, плещется серое море, из воды торчат черные скалы и маленькие островки. Кое-где на островках виднеются клочки зеленой травы или деревья.

Тут я и поселился после долгих лет странствий. Где-то здесь умер мой отец, но где покоится его прах, никому точно не известно. Да это и не важно. Дух его неотступно витает над этими серыми скалами, среди которых он бродил при жизни. Но теперь он успокоился — он знает, что я вернулся на родину и выкупил наше родовое гнездо. И пусть я ношу другое имя — это наш очаг! У моих сыновей будут те же глубокие корни.

Я не обманул твоих надежд, отец. Ведь ты так много дал мне, а взамен просил одного — чтобы я вернулся сюда и возродил родной очаг, чтобы наш род продолжился дальше.

И моя жена Гвадалупа тоже здесь, и мой первородный сын, славный мальчик! Мы назвали его в твою честь, отец.

Сундуки, которые я привез из Америки, были битком набиты. Мои земляки-ирландцы знают, кто я, и, хотя ничего не говорят, проходя мимо, радушно приветствуют меня. А англичане, которых я тоже люблю, — пусть это кое-кому и покажется предательством, — считают меня ветераном войны с армадой и бывшим испанским пленником, вернувшимся домой.

Чудесные испанские скакуны щиплют траву на зеленых лугах, пасутся коровы и овцы. Сундуки еще не опустели, несмотря на то, что я купил земли и здесь, и немного во Франции. Мы живем тихо и счастливо, только изредка ездим в Дублин или в Белфаст, а иногда — в Корк и Лондон.

Давным-давно одна леди оставила мне деньги и так и не объявилась больше, а когда я пытался разыскать ее по адресу, который она мне оставила, никто ничего не мог мне о ней сказать. Но, может быть, когда-нибудь она захочет найти меня? Я покажу ей ее земли и дома. Каждый год я подвожу итоги и решаю, что можно сделать еще. Ведь эта леди первый раз в жизни доверилась мужчине, и нужно все сделать так, чтобы она не пожалела об этом.

И все же, когда стаи серых гусей устремляются на запад — в Исландию, Гренландию и Лабрадор, сердце у меня начинает щемить и я с тоской вспоминаю далекие берега, шум прибойной волны на бескрайних песчаных пляжах, голубые силуэты гор на горизонте, ветер над пурпурными холмами, нашептывающий сладостные мотивы.

Я не вернусь туда. Гвадалупа здесь, и здесь мой сын. Вся моя жизнь отныне здесь. Как когда-то мой отец бродил со мной по старым тропам, так и я буду бродить со своим сыном и показывать ему ущелья Скеллигс, старый форт Стэгью и развалины замка Деррикуин. Я буду рассказывать ему об Ахиллесе, Гекторе и Конне из легенды о Ста Битвах, о древних королях, живших в Таре, и, может быть, когда-нибудь расскажу и о жестоком и коварном гиганте, который, прыгнув с палубы судна, навеки погрузился в морскую пучину неподалеку от Сторожевого мыса.

Джекоба Биннса я больше никогда не видел, но двери моего дома всегда открыты и для него, и для Фергаса Макэскилла, и даже для Тости Пэджета.

Иногда сюда забредает Кори вместе с Бобом Портером и Биллом Портером, я кое-что у них покупаю, и мы отдыхаем, вспоминая минувшие дни.

Об Эмме Делахей я тоже так ничего и не знаю. Она бесследно исчезла вместе с небольшой суммой моих денег — большую часть моего капитала она перевела капитану Дэбни. Убили ее или она сбежала? Не знаю и иногда раздумываю над этой загадкой.

В прошлом году, когда я был в Лондоне, ко мне подошла прелестная девушка и радостно протянула мне руки.

— Ты — Тэттон, — сказала она, — а я — Ив Вайпонт и хочу тебе сказать, что наша лошадь тогда вернулась домой и ты можешь приходить в мой лес, когда захочешь!

Силлимэн Терли держит таверну в Беллидехоб, а когда «Добрая Катерина» входит в залив Ревущих вод, мы встречаемся там, чтобы распить бутылку и преломить хлеб с капитаном Дэбни. Так что все в конечном счете обрело свой конец.

Гвадалупа и сейчас носит золотой медальон, который я когда-то подобрал на палубе брошенного судна.

Вернувшись с холмов, я сажусь возле очага в выстроенном моими собственными руками доме. И, подняв глаза, смотрю на отблески пламени, играющие на серебряной рукояти шпаги, что висит над камином. Приятно слушать треск угольев на каминной решетке, когда за окном проносятся над поверхностью моря серые хлопья тумана и дождя, похожие на закутанные в плащ молящиеся женские фигуры.

Я вернулся на родину, где меня ожидает любовь...


Глава 32 | С попутным ветром | Примечания