home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Галлоуэй догнал меня и показал вниз:

— Смотри.

По открытой местности довольно быстро, если учесть, что они поднимались в гору, ехали два всадника. Мы не могли разобрать, кто это, но они подъезжали спокойно, не вынимая оружия.

Когда путники добрались до перевала, мы увидели, что это Кайл Шор и Мосс Риардон.

— В Гринхорн-Инн была перестрелка, — сообщил Кайл. — Черный Фетчен убил в поединке Доби Уайлса — сказал, что они поспорили из-за скота.

— Ну, ребята, мы попали прямо в мышеловку, — усмехнулся Уокер. — Фетчены заперли нас в горах.

Они недоуменно огляделись:

— Это точно?

— Нам придется спуститься с хребта, — заметил Галлоуэй. — Здесь мы словно мишени в тире.

— На дороге нам никто не встретился, — с сомнением произнес Риардон.

— Оглянись, — показал вниз Кэп, — они там, можешь не сомневаться.

Итак, Доби, управляющий ранчо «Тире В» и заклятый враг Фетченов, был мертв. За чем бы ни приехал сюда Черный, теперь его ждала война на уничтожение.

Выехав вперед, я миновал перевал и стал спускаться вниз к дюнам, обдумывая, как выйти из положения, избежав стрельбы. Не то чтобы я боялся драки с Фетченами, она неизбежна, но сейчас все преимущество на их стороне. А кому хочется начинать драку, заранее зная, что проиграешь ее. Бандитам придется дать бой, но необходимо найти такое место, где наши шансы хотя бы сравнялись.

— Глядите в оба, — предупредил я друзей. — Если не ошибаюсь, с юга Фетченов больше.

Галлоуэй оглянулся на горы:

— Флэган, они уже на перевале.

И точно — наверху мы насчитали восемь или девять всадников. А где-то рядом скрывалось по крайней мере еще человек пятнадцать.

— Флэган, — окликнул Кэп, — посмотри вниз!

Он указывал на облако пыли милях в двух к югу: облако пыли, оставленное скачущими лошадьми.

Похоже, как гласит поговорка, мы оказались без весел в верховьях речки, потому что совсем рядом деревья редели и открывался голый склон, без намека на укрытие. Нам придется остановиться и драться либо бежать в дюны. Я натянул поводья и осадил коня так резко, что остальные сгрудились вокруг меня.

— Будь я проклят, если сделаю это! — воскликнул я.

— Что сделаешь? Что ты имеешь в виду?

— А вы посмотрите, что он придумал. Ведь Черный загоняет нас прямо в дюны. Он может запереть нас там, и мы погибнем от жажды, или у него есть в дюнах пара ребят с винтовками, которые откроют огонь, как только мы приблизимся. — Всадники спускались по тропе за нами, но находились еще довольно далеко. — Нам надо сойти с тропы и выбрать собственный путь, а не тот, на который нас толкают.

Мы шагом вели лошадей под прикрытием деревьев, ища, где можно свернуть. Зная повадки диких зверей, рассчитывали, что вдоль склона нам встретится какая-нибудь оленья тропа. Конечно, человек верхом на коне не сможет долго ехать по ней, если только ему не повезет. Олень идет под низкими ветвями, перепрыгивает через скалы, проходит между большими валунами — на такое не способна ни одна лошадь. Но выбора у нас не осталось. Мы рассыпались по склону в поисках следов.

Пока лес прикрывал нас, как сверху, так и снизу, но наш поиск не мог продолжаться долго.

Сверху спустился Жердь Уокер.

— Они берут нас в клещи, Флэган, и ждут на опушке леса.

Горы живут своей, невидимой постороннему глазу жизнью, и с течением времени на первый взгляд вечные холмы все же меняются. Забившийся в трещины скал снег уплотняется, превращается в лед и, расширяясь, разрушает камень. Ветер, дождь и песок точат даже вершины гор. С годами огромные утесы осыпаются, превращаясь в одиноко стоящие башни, окруженные грудами камней, обвалившихся сверху.

На северной стороне тропы я увидел упавшую сосну, корни которой вырвало из земли, и теперь они смотрели вверх, открывая узкий проход к глубокой прогалине между деревьями и скалами. Это мог оказаться тупик, но прогалина была нашим единственным шансом, и мы рискнули.

Я быстро развернул коня и, едва продравшись сквозь нависающие корни, выехал в прогалину.

— Кэп, — крикнул я, — займитесь вместе с Моссом нашими следами. Нам понадобится много времени, чтобы оторваться от них.

Возможно, эта дорога тоже приведет нас в западню, но, по крайней мере, ее мы выбрали сами. И слепой увидел бы, что Черный собирался покончить с нами. Он хотел убить всех, а Галлоуэй и я наверняка возглавляли его список.

Пока мы дожидались Кэпа и Мосса, уничтожавших следы, я съездил на разведку.

Между сосен пролегал узкий проход, ведущий вдоль склона горы на север. Он просматривался на пятьдесят — шестьдесят ярдов. Когда Кэп с Моссом подъехали, наш отряд двинулся дальше. Тропы не было, нам приходилось самим торить ее, петляя между деревьями и скалами, то поднимаясь, то опускаясь по такому крутому склону, что лошади порой съезжали чуть ли не на брюхе. Неожиданно мы вышли к огромной естественной просеке в самом ее конце.

Огромный валун, сорвавшись откуда-то с горы, скатился вниз, сметая все на своем пути, и проложил крутую дорогу вверх.

Заметив мой оценивающий взгляд, Костелло внимательно осмотрел склон и сказал, покачав головой:

— У нас ничего не получится. Слишком круто.

— Спешимся и пойдем пешком, ведя лошадей в поводу, — возразил я. — Придется трудновато; одно утешение, что и тем, кто нас преследует, будет не легче, но мы получим некоторое преимущество: окажемся наверху.

Соскочив с коня и взяв его под уздцы, я возглавил процессию, с трудом находя путь между поваленными деревьями. Мы продирались вверх по склону через кустарник или голые кроны упавших великанов. Скоро все покрылись потом и тяжело дышали из-за высоты и затраченных усилий. Мы приближались к началу длинного коридора в лесу, когда Уокер неожиданно вскрикнул, и тут же раздались выстрелы.

Бандиты вытянулись цепочкой по склону ниже среди редких деревьев. Они потеряли след, но, увидев нас, открыли огонь с четырехсот ярдов с лишним.

Повернув в лес, я бросился к Уокеру.

— Ты ранен?

— Кажется, да. Идите вперед. Я с ними справлюсь.

— Как бы не так!

Кэп с Галлоуэем уже открыли ответный огонь с опушки. Противник стрелял наобум. Редкие пули падали вокруг нас, большая их часть оставалась внизу. Стрельба в горах — штука коварная.

Жердь Уокер получил ранение в бедро: пуля скользнула по кости и срекошетила, оставив на ноге кровавую борозду. Хоть рана была не очень тяжелая, но он терял кровь.

Оторвав кусок мха с корня дерева, мы сделали что-то вроде салфетки и крепко примотали к ране обрывком рубашки Уокера.

Теперь нас прикрывал лес. Ответный огонь заставил Фетченов затаиться, а мы, воспользовавшись передышкой, посадили Уокера в седло, направились вдоль склона и пересекли каньон Бак-Крик.

Теперь, когда нас обнаружили, положение усложнилось. Не тратя зря патроны, Фетчены осторожно приближались к нам в надежде нагнать и прикончить. Они заняли позиции наверху и шли вдогонку снизу, и, несомненно, кто-то из них поехал наперерез.

Резко натянув поводья, я остановился, встал в стременах и посмотрел поверх крон деревьев в сторону песчаных дюн. Если они преследовали нас параллельным курсом ниже по склону, у нас есть возможность оттеснить их в дюны.

Ко мне подъехал Кэп:

— Флэган, где-то впереди по склону горы течет ручей. Если мы найдем его и поднимемся по течению, то можем перейти гору и спуститься недалеко от «Гнезда стервятника».

Мы двинулись дальше и уже не погоняли лошадей, а тщательно осматривали землю в поисках тропы.

Воздух наполнял терпкий аромат сосновой хвои, над нами в голубом небе белые облака постепенно серели, словно Господь Бог сгонял их в корраль, готовясь к грозе.

Ехать стало легче. Землю покрывал толстый ковер из сосновых игл и мха, местами мокрый из-за просачивающейся воды.

С четверть мили наш маленький отряд, невидимый для противника, но готовый к опасностям, которые нас ждали впереди, пробирался по лесу среди валежника и камней. Я спросил себя, не попадем ли мы в еще худшую переделку. И не нашел ответа.

С правой стороны горы круто уходили вверх на высоту более двух тысяч футов, их вершины уже скрывались в сизых облаках. Стало тихо, как бывает перед грозой. В лесу все живое затаилось. В поисках укрытия птицы летали низко. Вот и упали первые редкие капли дождя. Внезапный порыв ветра, раскачав кроны деревьев, гудя умчался вниз. Дождь забарабанил по листьям, и мы остановились, чтобы накинуть дождевики, трава на склоне стала изумрудной, а сосны потемнели.

Оглянувшись на Уокера, я увидел, что он осунулся, побледнел. Он поймал мой взгляд и сказал:

— Не волнуйся, Сэкетт. Я еще долго продержусь в седле.

Дорога ухудшилась. На могучем крутом склоне приходилось с особой осторожностью выбирать путь, иногда останавливаться, чтобы дать передохнуть лошадям. Мы снова поднимались вверх, стараясь держаться под прикрытием деревьев.

Сверкнула молния, озарив все вокруг призрачным светом, и тут же загрохотал гром, будто огромные камни покатились вниз по скалам. Многократно усилив эти звуки, эхо разнесло их над горами.

Галлоуэй, ехавший впереди, уловил движение и заметил человека, поднимающего винтовку. Мой брат не из тех, кто теряет время зря. Он выстрелил прямо с седла, от бедра. И не родился еще на свет человек, который стрелял бы от бедра лучше него.

В ответ услышали крик боли и стук винтовки, покатившейся по камням. Затем раздался залп, и мы вылетели из седел, словно нас из них вышибли. Перебегая от дерева к дереву, меняя позиции, скрываясь в высокой траве, открыли ответный огонь.

Фетчены поймали нас на открытом месте — на небольшом скалистом участке, выше которого росли деревья. Кэпу и Галлоуэю удалось до них добраться, и оба вели прицельную стрельбу. Костелло помог Уокеру укрыться в безопасном месте, а мы с Моссом и Кайлом собрали лошадей и погнали за скалы, где их не могли достать пули. С этой стороны склон резко обрывался к сухому руслу, по которому весной стекала талая вода. Здесь лошадям ничто не грозило, а сухое русло представляло для нас скрытный путь к следующему каньону.

— Они пока не собираются нападать, — сказал я Моссу, — оставайся с лошадьми, а я пройду по руслу, посмотрю, сможем ли мы по нему выбраться.

— Будь осторожен, сынок, — предупредил Риардон. — Фетчены не захотят выпустить нас отсюда живыми.

Противники наверняка считали, что убили или ранили кого-то из нас, когда мы так резко вылетели из седел. К тому же теперь им отвечали только две винтовки, и редко стрелял Костелло. Скорее всего, они считают, что выиграли схватку и зажали нас в углу.

С винтовкой в руке я крался по сухому руслу, карабкаясь по камням и продираясь сквозь кусты. Я искал дорогу, по которой сможем пройти и мы, и лошади.

Вдруг рядом хрустнула сломанная ветка. Я тут же замер, обыскивая глазами склон. Вдоль по руслу, почти там, где я только что прошел, через кусты пробирался человек, не отрывая взгляда от поросшей деревьями вершины. Похоже, Фетчены окружали моих друзей, и я ничего не мог поделать.

О возвращении назад теперь не могло быть и речи, поэтому я стоял и ждал, зная, что винтовочный выстрел привлечет внимание врагов. Когда этот человек опять шевельнется... И он шевельнулся.

Он был неосторожен, потому что не думал, что кто-нибудь из нас окажется так далеко. И вот когда он снова пошел, я совместил мушку и прицел, принял поправку на движение, вдохнул, задержал дыхание и мягко нажал на спуск. Пуля попала ему в грудь.

Он выпрямился, секунду постоял, а затем головой вперед покатился по склону, остановившись футах в двадцати от меня.

Скользнув через кусты, я подошел к нему, снял оружейный пояс и повесил его через плечо. Нагнувшись, взял его винтовку и, прицелившись, открыл огонь по тому месту, где должны были находиться его приятели.

Я стрелял наугад, но мне хотелось выкурить их оттуда, а также предупредить своих, что пора сматываться.

В винчестере оставалось девять патронов, я выпустил девять пуль по лесу, где, по моему мнению, засели Фетчены, бросил винтовку и стал осторожно пробираться обратно. Откуда-то сверху прозвучало несколько выстрелов. Били по тому месту, откуда я открыл огонь. Но я уже находился в пятидесяти ярдах ниже по сухому руслу.

Остановившись через несколько минут, чтобы прислушаться, я уловил за спиной движение и повернулся с поднятой винтовкой.

Первым увидел Мосса Риардона.

— Не стреляй, сынок, — тихо сказал он. — Это мы.

Русло вывело меня на край небольшого каньона. Спуск в этом месте оказался вполне доступным, и скоро остальные собрались вокруг меня. Я указал рукой вниз по каньону.

— Там дюны. Но недалеко от них, кажется, течет ручей. Нам стоит добраться до него, а там обсудить ситуацию.

— Наверное, Медано-Крик, — предположил Кэп.

— Ну и что?

— Если это Медано, можем пройти вверх до водораздела. Он выведет нас на хребет над «Гнездом стервятника».

Снова оказавшись в седле, я первым поехал вниз по каньону, и скоро мы очутились под тополями и ивами, возле корней которых текла тоненькая струйка воды. Моросил ленивый дождь. За вершинами гор сверкала молния.

Уокер потерял много крови, а беготня по горам не прибавила ему сил. Он выглядел страшно измотанным и чувствовал себя скверно.

В том месте, где мы собрались, ручей извивался, его берега поднимались футов на шесть, и он со всех сторон прикрывал нас. С высокого берега был виден весь путь ручья по горам Сангрэ-де-Кристос и начинающиеся внизу дюны.

— Пора дать им бой, — предложил Галлоуэй. — Мы прижаты к стенке: Фетчены внизу по течению ручья, Фетчены наверху на горе. И они уже считают, что отправили на тот свет большинство из нас.

— Один уже не считает. Я оставил его наверху. Вот его оружейный пояс.

— Одной винтовкой меньше, — резюмировал Мосс. Он сидел, прислонившись к берегу. — Черт побери, я уже не так молод и отвык от лазанья по горам. Мне подавай лошадь и седло.

— Я бы пошел пешком, если бы точно знал, что выберусь отсюда, — сказал Галлоуэй.

Костелло молча лежал у ручья и казался выдохшимся. Он тоже был не молод, к тому же бандиты плохо с ним обращались. Значит, у нас на руках один раненый и один не способный продолжать путешествие, а ведь от дома нас отделял только горный хребет.

Медано-Крик может быть и выход, но мне он не очень нравился — местами слишком уж широко открывался.

— Приготовьте кто-нибудь кофе, — попросил я. — Все равно они знают, где мы.

Мосс полез в седельную сумку за кофе, а я собрал сухие ветки и кору для костра. Скоро закипела вода и в воздухе разнесся запах кофе. Местечко мы выбрали уютное — рядом с водой, а главное — недоступное для стрелков.

Галлоуэй с Кэпом принялись сооружать шалаш для Уокера.

Над берегом нависала крона ивы, они вплели в нее свежесрезанные ветки, и получилось что-то вроде навеса для лежащего человека. Там, где ручей изгибался, росли несколько больших тополей. Мы согнали туда лошадей. А потом, съежившись, сидели вокруг костра под дождем, пили горячий кофе и думали, что делать дальше.

Фетчены хорошо ориентировались и дрались в горах. Их тактика оправдалась: нас загнали в ловушку. Можно, конечно, подняться по Медано-Крик, но мне это показалось слишком простым решением. Если они ждут нас у крутых утесов — а почему бы им нас там не ждать? — мы окажемся в смертельном капкане.

Если и выберемся живыми, то только благодаря везению. Но чтобы действительно повезло, надо съесть листик клевера с четырьмя пластинками, а клевера я здесь что-то не заметил.


Глава 13 | Соль земли | Глава 15