home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Мы ехали на Запад. Перед нами широко расстилалась прерия, а попутчиком был только ветер. Ковбои спокойно сидели в седлах, беспрерывно осматривая местность, замечая любое движение, любое изменение теней.

Время от времени Галлоуэй выезжал вперед и шел по следу, а я отправлялся к стаду глотать пыль, подгоняя отставших бычков. Эту работу никто не любил, но мне не хотелось, чтобы остальные думали, будто я избегаю ее, отыскивая следы банды Фетченов.

В полдень брат спешился у костра, присел на корточки рядом со мной, немного поел, выпил кофе и вытер руки о пучок травы.

— Флэган, — сказал он тихо, — я потерял следы.

Все недоверчиво посмотрели на него, особенно Ларни Кегл.

— Исчезли все как один, — уверял Галлоуэй. — Вот так взяли и вдруг исчезли.

— Поедем вместе.

— Нужна помощь? — спросил Ларни Кегл. — Я умею читать следы.

Галлоуэй даже не обернулся в его сторону.

— Пусть поедет Флэган. Никто лучше не читает следы. Он может проследить форель вверх по ручью в грязной воде.

— Мне надо посмотреть их, — настаивал Кегл, и на минуту воцарилось молчание.

— Когда-нибудь посмотришь, — отрезал я.

Мы отъехали от стада и пошли по утреннему следу. Он читался абсолютно ясно, потому что команда в девятнадцать человек с вьючными лошадьми оставляет в прерии шрам, который не заживает несколько дней, а то и недель.

Неожиданно они свернули и разожгли костер, чтобы перекусить, но, когда двинулись дальше, их оказалось уже не девятнадцать. Мы разобрали отпечатки шести лошадей. Следы читались плохо, но через милю или две вместо шести осталось только три лошади, которые ехали бок о бок. Затем только две... а потом — ни одной.

Такого не бывает. Девятнадцать человек с лошадьми не могут исчезнуть посреди прерии.

Через некоторое время подъехал Хокс с Кайлом Шором. Шор тоже умел читать следы и сразу же стал объезжать место кругами, но вернулся ни с чем.

— Полагаю, мистер Хокс, — начал я, — они добрались до места, куда направлялись или где их дожидалось угнанное стадо. Вот и решили исчезнуть. Кто-то у них очень ловок насчет таких штучек.

— И как же они это сделали? — спросил Шор.

— У меня есть одна идея, — ответил я. — По-моему, они обмотали копыта лошадей мешковиной. В таком случае не остается различимых отпечатков, а лишь пятна на земле и примятая трава. Потом они разделились, и каждый поехал своим путем. А встретятся в нескольких милях отсюда.

— Уловка апачей, — заметил Галлоуэй.

— Значит, нам нужно найти место их встречи, — предложил Хокс.

— Или ехать туда, куда они скорее всего погонят стадо, — добавил Шор. — Может, и не стоит терять время, отыскивая их следы.

— Имеет смысл, — согласился я.

— Допустим, они остановятся где-нибудь на равнинах. Зачем им идти дальше?

— Возможно, они направляются в Колорадо, — предположил я. — Собираются повидать отца Джудит.

Все посмотрели на меня, вероятно, считая, что я слишком много думаю о Джудит. Так оно и было, но не на сей раз.

— Посмотрите на все события с другой точки зрения, — настаивал я. — Костелло живет здесь несколько лет. Он построил прекрасное ранчо, поэтому-то и хочет, чтобы Джудит приехала к нему. Что им стоит привезти ее к отцу и взять ранчо в свои руки?

— А как же он? Его ковбои?

— Сколько их у него работает? Человека четыре-пять, если только он не держит много скота и не имеет много земли.

Ребята подумали и согласились, что моя идея совсем не бред. Разумеется, мы ничего не знали наверняка. Не исключено, что Фетчен захочет держаться подальше от отца Джудит. Но неуправляемый человек, не признающий никаких законов, Черный мог решиться приехать на ранчо отца Джудит, и тогда оно станет хорошим убежищем для украденного скота, если у Костелло нет пары крутых ковбоев. Бандиту ничего не стоит захватить и само ранчо.

Но был вариант и попроще: найти хороший источник воды и остаться в прериях. Как ни парадоксально, в прерии много мест, где можно легко спрятать стадо.

Чем больше я раздумывал над ситуацией, тем больше беспокоился, а беспокоюсь я не часто. Меня волновала судьба Джудит. Пусть она вела себя по-дурацки, по-детски, но я был вынужден признать, что она сообразительна и совсем не глупа. Я подозревал, что через некоторое время, узнав поближе Черного и его родственников, девушка поймет, с кем имеет дело. А уж он-то наверняка не станет разыгрывать перед ней благородного рыцаря, получив от нее все, что ему нужно.

Что случится, если она вдруг раздумает выходить замуж за Черного?

Если будет держать рот на замке, то сумеет найти момент для побега. Но она молода и говорит тогда, когда надо бы слушать. Как только она даст Черному понять, что он ей больше не интересен, все раскроется. Ей придется бежать или быть заложницей.

— Они определенно не хотят, чтобы их обнаружили, — сказал я Хоксу. — Даже закопали пепел от костра. Сегодня я шел по следу двоих, но потерял его.

— Что же, по-вашему, нам делать?

— Дайте мне Галлоуэя, Шора и еще одного или двух. У вас и без них хватает ковбоев. Каждый из нас пойдет по отдельному следу. Не исключено, что мы кое-что и отыщем.

— Вы хотите сказать, если следы начнут сходиться? Или укажут на какое-то место?

— Раньше или позже так и случится.

Остановились на мне, Галлоуэе, Шоре, Жерди Уолкере и старом охотнике на бизонов Моссе Риардоне. Мы искали утерянные следы банды, и каждый отправлялся по своему следу.

Идея себя не оправдала. Отыскать следы оказалось достаточно трудно. К концу второго дня след, по которому шел Уокер, пропал в песчаных холмах к югу от нас. Галлоуэй потерял свой в сухом русле реки, а тот, по которому шел Шор, исчез где-то на равнине. Только у нас с Риардоном кое-что получилось. Мы тоже потеряли наши следы, но потом опять нашли их.

Когда мы собрались, я палочкой на земле нарисовал схему и постарался объяснить, что обнаружил:

— Примерно вот здесь я нашел место, где лошадь по кругу общипала траву. Тогда я начал искать, где вбили кол, к которому ее привязывали, и нашел. Оказалось, забили в землю, а сверху воткнули пучок травы.

Хокс недоверчиво посмотрел на меня.

— Но лошадь паслась не одна. Побродив немного, я обнаружил еще три круга выщипанной травы чуть дальше от лагеря.

— Ты знаешь, где их лагерь?

— То, что от него осталось. Они вынули кусок дерна, разожгли в яме костер, затем, уезжая, положили дерн на место.

Хокс отодвинулся и потянулся к кофейнику. Он смотрел на мою схему и думал.

— Что скажешь, Мосс? Ты в этих местах охотился на бизонов.

— Сэнд-Крик, — решил Мосс, — или Ту-Батс.

— Или пороги на Симарроне, — предположил Кайл Шор.

Мосс Риардон бросил на него взгляд.

— Может и так, — поддержал он. — Вполне может.

На рассвете мы двинулись на запад, заставив наше маленькое стадо идти быстрее. Мысль о том, что Джудит где-то впереди, придавала мне уверенности и решительности. До сих пор мы не знали точно их маршрута, но я чувствовал: если задамся целью, то к заходу солнца догоню их.

Той ночью наш лагерь стоял на северном рукаве Симаррона, и не успел закипеть кофе, как из темноты нас окликнул какой-то всадник. Я уже говорил — тогда никто не подъезжал к костру без предупреждения. Если человек хотел еще поняньчить внуков, он останавливался в отдалении и окликал лагерь.

Всадник присел у огня, а когда закончились ничего не значащие разговоры о траве, ценах на мясо и стадах бизонов, посмотрел на меня и спросил:

— Вы Флэган Сэкетт?

— Да.

— У меня для вас записка от Бэта Мастерсона.

Он передал мне свернутый листок бумаги. Развернув его, я обнаружил внутри еще один.

Первый — записка от Бэта: «Если бы мы знали!»

Второй — ответ на нашу телеграмму в Тейзвелл: «Дж. Б. Фетчен, Колби Раффин, Берр Фетчен и трое неизвестных разыскиваются за убийство Лабана Костелло. При встрече задержать и передать в руки Закона».

— Значит, они его убили! — воскликнул Галлоуэй. — У меня была мысль, что так случится.

— Галлоуэй, надо во что бы то ни стало забрать у них девушку, — заволновался я.

— Если ваши подозрения верны, — забеспокоился Хокс, — они держат ее в заложницах как аргумент при разговоре с отцом. Подумайте: у них есть большое стадо и нет пастбища. Скажете, они могут выбрать любое свободное и остаться на нем? Но тогда возникнут вопросы. Мое клеймо знают повсюду, и если воры еще не сменили его, то должны поторопиться.

— Сменить клеймо не так-то просто, — заметил Уокер. — Нужно время. А у них его не было.

— Мы упускаем свой шанс, — заволновался Ларни. — Давайте найдем банду и отберем стадо.

— Их девятнадцать, — возразил Бриггс, — отнять стадо у такой банды нелегко. Тут нужна хитрость.

— Ларни прав в одном: стадо необходимо найти как можно быстрее.

На таких огромных пространствах, как здесь, где власть закона распространялась только на населенные пункты, каждый человек делал то, что хотел. Все зависело от его совести, силы и умения быстро обращаться с револьвером, чтобы защитить свою честь от негодяев.

Черный и его родственники распоясались в своей округе, мнение окружающих их не интересовало. Сдерживало лишь то, что на более плотно заселенной территории неподалеку от них частенько оказывались и другие парни, не менее крутые, чем они.

Убийство Лабана Костелло перевело их в категорию преступников, людей, отвергаемых обществом и преследуемых по закону, и они двинулись на Запад, несомненно, полагая, что там будут хозяевами положения. Начали с того, что угнали стадо Хокса, убили его сына и ковбоев. Главное, Фетченам кажется, что новое преступление сошло им с рук, что они ловко сумели спрятать следы.

Мы с Галлоуэем были хорошими следопытами, и без нас Хокс потерял бы свое стадо. Не хочу сказать, что Кайл Шор и Мосс Риардон плохо читали следы, просто мы делали это лучше.

Но и Запад, куда направлялась банда, был уже не тот, что несколько лет назад. Их ожидали кое-какие сюрпризы. Когда страна растет, обстоятельства меняются очень быстро. Того Запада, о котором они слышали, уже не существовало.

Например, шериф Денвера, по имени Дейв Кук, заключил договор с другими местными представителями закона о совместных действиях, так что теперь человек, совершивший преступление в одном городе, не мог сбежать в другой и чувствовать себя там в безопасности. А шерифами большинство западных городов приглашало людей, которых трудно напугать.

Мелочный и подлый по натуре Черный собрал вокруг себя шайку бездельников, и она вот-вот должна была столкнуться с неписаными законами прерии. К тому же жители Вайоминга и Колорадо в случае чего умели давать сдачи.

На бескрайних просторах этой пустынной равнины люди начали селиться недавно. Народу там жило мало, и все хорошо друг друга знали. Тот, кто хотел спрятаться, обычно направлялся в большие города, где легче затеряться в толпе. Прерия делала человека заметным, и если он представлял опасность, весть об этом бежала впереди него. Если оказывался лжецом или трусом, его порок тоже скоро переставал быть секретом. Тот, кто вел себя честно и держал слово, моментально обретал множество друзей и славу хорошего парня: он мог заключить любую крупную сделку, и капиталом ему служила его репутация. Такому человеку верили.

Каждый, кто выезжал из города, всегда держал оружие под рукой. Прерия кишела индейцами. Враждебные племена постоянно охотились за скальпами белых и даже дружественные индейцы забывали о своих симпатиях к соседям, когда встречали на пустынной тропе одинокого белого всадника. Особенно часто такое случалось с молодыми воинами, мечтавшими о подвигах, о которых можно распевать у костра или в вигваме невесты.

Пойманных скотокрадов обычно вешали на ближайшем дереве. Люди не имели лишнего времени ехать за сотню миль к судье. Поэтому и многие представители закона предпочитали сами вершить суд.

Мы с Галлоуэем были бедняками. В первый раз поехали на Запад, чтобы заработать и расплатиться с долгами отца. Теперь вернулись, рассчитывая найти здесь свое место. Но телеграмма из Теннесси изменила все.

Черный Фетчен отнял у нас Джудит только потому, что она захотела выйти за него замуж. С нашими доводами девушка не пожелала считаться. А мы ей никто, даже не родственники. Теперь же, после убийства деда, она просто не могла стать женой Черного. Во всяком случае, по собственной воле.

— Нам нужно забрать ее, Флэган, — решил Галлоуэй. — И времени терять нельзя.

Но и у нас в лагере возникли кое-какие проблемы. Ларни Кеглу не терпелось убедить всех, что он настоящий ганфайтер, у него просто чесались руки доказать это за наш счет.

Тертый калач Кайл Шор, напарник Ларни, старался успокоить его, зная, что любой, кто вызвал на поединок Сэкетта, уже не избежит его.

Кегл же продолжал приставать к нам, напрашиваясь на ссору. Он делал глупые замечания, бросал в наш адрес дерзкие реплики. Я, конечно, более вспыльчив, чем Галлоуэй, и мне с трудом удавалось сохранять спокойствие. Ларни же хотелось, чтобы с ним все считались, однако он оставлял впечатление напыщенного юнца и чувствовал наше отношение к себе. Словом, Ларни хотел убить. Вопрос заключался в том, кого он выберет жертвой.

Как всегда, проблему решило терпение. Мы с Галлоуэем следовали по едва заметным отпечаткам следов, начав с того места, на котором закончили накануне. Банда ехала в одном с нами направлении. Однако тем утром она ушла в сторону и запетляла так часто, что нам с Галлоуэем пришлось здорово побегать, чтобы распутать ее хитрости.

Неожиданно мы заметили Мосса Риардона, узнав его пятнистую лошадку. Он шел по следу на некотором расстоянии от нас. А спустя полчаса оказался рядом с нами.

— Кажется, они попались, — усмехнулся Мосс. — Насколько я помню, здесь в русле омут, где влага задерживается, даже когда все вокруг высыхает. После дождя там достаточно воды, чтобы напоить стадо.

Мы сошли со следа и, не меняя направления, стали придерживаться низин, чтобы не маячить на фоне неба. Время от времени кто-нибудь из нас отъезжал в сторону и отыскивал следы.

Вдруг мустанг Мосса Риардона стал беспокойно крутиться под седлом.

— Почуял воду, — объяснил Мосс хмуро. — Нам лучше поостеречься.

В низинах и по берегам пересохшей реки трава оказалась выщипанной. Кто-то прогнал здесь стадо, вытянув его по песчаному руслу. Ни один опытный скотовод так никогда не поступит, потому что потом его ковбоям придется вылавливать телок и бычков из кустарника, росшего по берегам. Это мог сделать только тот, кто хотел провести скот незаметно.

Мы нашли и омут в русле реки, где стояла вода, но ее выпило стадо, истоптав грязь. Теперь вода снова постепенно просачивалась на поверхность.

— Далеко еще? — спросил Галлоуэй.

Риардон минуту или две размышлял.

— Нет, не далеко. Мили четыре-пять.

— Может, стоит предупредить Хокса?

Близился вечер. Мы находились миль на десять впереди нашего стада. Напоив лошадей, выехали из русла.

— Вот что, ребята, — я закинул ногу за луку седла, — подкрадусь-ка я, пожалуй, к их лагерю и посмотрю, как там Джудит. Если она в беде, пора ее оттуда уводить.

— Не помешает немного их встряхнуть, — предложил Мосс, взгляд его стал острым. — Можно даже угнать десяток-другой голов.

Мы спешились и расседлали лошадей, дав им возможность немного попастись, а сами уселись, чтобы детально обсудить намечавшуюся операцию. Прежде всего, следовало потихоньку подобраться к лагерю бандитов, после того как они улягутся спать, и разведать обстановку. Если повезет, уведем Джудит, если нет, распугаем стадо, потом соберем часть скота и пригоним в наш лагерь.

Мы старались предусмотреть все, даже возможность засады. У них достаточно народу, чтобы усилить охрану и дать всем людям выспаться.

Перед операцией мы решили немного подремать. Все ведь здорово устали. И проспали пару часов с лишним.

Как обычно, я проснулся первым. Костер не разжигали, поскольку посты Фетченов могли объезжать лагерь и заметить огонь.

Оседлав вороного, я растолкал остальных. Мосс проснулся как самый настоящий, привыкший к опасностям охотник на бизонов, с широко открытыми глазами, готовый к любой неожиданности.

Сев на коней, мы не спеша тронулись шагом... Над нашими головами в бездонном небе сияли звезды. Каждый из нас понимал, что предстоящая атака может оказаться последней в нашей жизни. Мы говорили о том, что должны сделать, а думали о свинце, который могли получить.

Около полуночи до нас донесся запах дыма костра, а через несколько минут мы увидели его красные тлеющие головешки. Возле замирающего огня сидел человек с винтовкой.


Глава 5 | Соль земли | Глава 7