home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

– Клара Сноу – бестолковая идиотка. Она ничего не понимает в журналистике. И не способна ничему научиться.

Френк Джефф, главный редактор «Ньюс – Трибюн», бывал трезвым лишь несколько минут в день. И уж, во всяком случае, не в два часа пополудни. В девять утра он сидел набычившись, с налитыми кровью глазами. К одиннадцати начинал соображать, что к чему, но уже нервничал: каждый кто входил в кабинет, являлся помехой на пуути к первому мартини. В одиннадцать тридцать он покидал редакцию От двух до половины четвертого он еще мог соображать. После пяти его нетерпение достигло предела. Вечерняя выпивка начиналась с шести. К девяти часам Фрэнк напивался как сапожник. По вечерам он часто звонил в редакцию, выкрикивая распоряжения, которые никто не мог разобрать. Немалую часть следующего дня он отменял эти распоряжения. Кроме него, их никто не помнил и соответственно не выполнял. Из кабинета главного редактора выплескивался целый поток «разъяснений», которые только нервировали сотрудников.

Флетч даже удивлялся, как Френку хватало сил на Клару Сноу.

– Что? – Взгляд Френка остановился на Флетче.

– Клара Сноу – бестолковая идиотка, не понимает, как готовятся статьи. Она так глупа, что не может этому научиться.

– Она – твой начальник.

– Она – бестолковая идиотка. Из-за нее меня чуть не убили. Возможно, еще и убьют.

– Что она сделала?

– Я пишу статью о распространении наркотиков...

– И, надо сказать, чертовски долго.

– Клара Сноу сообщила начальнику полиции, что я провожу расследование и кое-что нащупал.

– И что тут плохого? Тебе может понадобиться защита полиции.

– Я уверен, что наркотики попадают на побережье через начальника тамошней полиции.

– Ты шутишь.

– Отнюдь.

– Через Грэхема Каммингса? Я знаю его десять лет. Пятнадцать. Это прекрасный человек.

– Наркотики идут через него.

– Как бы не так.

– Именно так.

Френк не любил смотреть в глаза собеседнику.

– Флетчер, я думаю, тебя пора снимать с задания.

– Черта с два!

– Ты угробил столько времени, и все впустую. Колешься небось на пляже да развлекаешься.

– Если вы снимете меня с этой статьи, Фрэнк, я отнесу ее в «КроникалГазетт» и опубликую с примечанием, что вы отказались принять ее у меня.

– В последнее время ты что-то ополчился на полицию.

– Наркотики на побережье привозит Грэхем Каммингс.

– У тебя есть доказательства?

– Я все напишу.

– Доказательств у тебя нет.

– Вдобавок он вышвырнул меня из города. Если бы утром я честно признался, что у меня есть доказательства, он бы меня убил. Просил же Клару Сноу не звонить в полицию.

– А Клара обратилась ко мне. Я ей разрешил.

– Это же глупо, Фрэнк. Если бы мне требовалось полицейское прикрытие, я бы сам нашел Каммингса. А так вы и Клара, не выходя из kабинета, подставили меня под удар.

– Ты сказал Кларе, что подозреваешь Каммингса?

– Нет. Когда я говорил с ней в прошлую пятницу, я его еще не подозревал.

– Так в чем дело?

Фрэнк походил на печальную жабу, сидящую на дороге. По мере того, как до него доходил смысл слов Флетча, грудь его расширялась, щеки надувались, глаза вылезали из орбит. Лицо Фрэнка багровeло.

На врaщающемся кресле он развернулся в полоборота к столу. В таком положении он мог не смотреть на Флетча.

– А теперь выслушай меня, Флетчер. Клара говорит, что ты – отвратительный тип. Одеваешься, как бродягa, ходишь по редaкции босиком, никогда не берешь телефонную трубку. Она понятия не имеет, работаешь ты или бездельничаешь. Не признаешь редакторской правки, грубишь, не выполняешь ее указаний.

– Стоит ли тогда удивляться, что она подставила меня под пулю.

– Опять ты грубишь. Клара даже не подозревала, к чему может привести ее звонок в полицию, да и меня ты еще не убедил. Грэхем Каммингс – честный человек.

– Я говорю, что Клара – идиотка, она утверждает, что идиот – я. Знаете, какой напрашивается вывод?

– Какой же?

– Разведите нас. Если вы считаете, что она должна быть редaктором, пусть она портит кровь кому-то еще.

– Я этого не сделаю. Придется тебе жить с ней.

– Нет. Хватит того, что с ней живете вы.

Фрэнк резко повернулся к Флетчу. Попытался пронзить его взглядом, но вместо этого еще больше побагровел.

– Ты висишь на ниточке, парень.

– Ваша газета держится на мои статьях.

– Если б не твоя «Бронзовая звезда», я бы уволил тебя сию минуту.

– Речь идет о том, Фрэнк, что я готовлю статью о распространении наркотиков на побережье. Я не драматизирую ситуацию, но меня могут убить. Если убьют, руководство газеты должно знать, почему это произошло. Я уверен, что наркотики поступают через начальника полиции Грэхема Каммингса. Своим звонком Клара Сноу предупредила Каммингса, что я иду по его следу. Сегодня утром он вызвал меня к себе, чтобы выяснить, много ли я знаю. Это случилось после того, как воскресной ночью я попытался попасть в тюрьму: уложил трех полицейских в присутствии их начальника. Меня стукнули по голове, но не арестовали. В кабинете Каммингса я прикинулся дурачком. Круглым идиотом. Я сказал, что ничего не знаю, за исключением самого очевидного. Он велел мне убираться из города. Отсюда следует, что он мог убить меня, заподозрив, что у меня есть доказательства его вины. Я мог умереть из-за вас и вашей бестолковой Клары Сноу.

– Ты слишком драматизируешь.

– Возможно.

– И что дальше? Ты не хочешь заканчивать эту статью?

– Я ее напишу.

– Когда?

– Очень скоро.

– Я хочу посмотреть ее.

– Вы ее посмотрите.

– И не забудь про вручение «Бронзовой звезды» в пятницу утром.

– Kaк можно, Фрэнк. Присылайте репортеров. Не терпится увидеть свою физиономию в субботнем утреннем выпуске. Вот тогда-то меня точно укокошат.

– Ты получишь эту медаль.

– Обязательно, Фрэнк. В пятницу, в десять утра, из рук командира военноморской базы.

– Ты получишь медаль, Флетч, или пятница станет твоим последним днем в газете.

– Постараюсь не разочаровать вас, Фрэнк.

– Между прочим, Клара также сказала, что вокруг тебя без конца вьются какие-то скользкие адвокаты. Держи их подальше от редакции.

– Хорошо, Фрэнк.

Флетч встал. Тон его голоса враз переменился:

– Что вы можете сказать об Алане Стэнвике?

– Дерьмо.

– Почему?

– Стэнвик выступал против каждого законопроекта по охране окружающей среды, представленного за последние пять лет.

– И добивался своего?

– Да, добивался.

– Что еще вы о нем знаете?

– Ничего. Дерьмо он, и все. Иди за своей пулей. Может, тогда у нас будет, что печатать.

– Спасибо, Фрэнк.

– Всегда рад помочь.


Глава 23 | Флетч | Глава 25