home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть третья

Академия

Эвелина устала. Она уже больше часа под присмотром Ронни осваивала технику владения мечом. В просторном пустом зале, специально отведенном для подобных целей, в этот поздний час больше никого не было. Время ужина давно миновало, скоро отбой. В желудке недовольно заурчало, напоминая, что Эвелина и пообедать сегодня толком не успела. Так и придется голодной до утра куковать. Не пойдешь же ночью в столовой еду выпрашивать. Да и запрещено это: если попадешься – наказания не избежать.

Мысли неторопливо толкались в гудящей от усталости голове, пока тело машинально выполняло приказы мага. Гулкое эхо от его четкого счета разносилось по всему помещению. Раз – взмах, два – выпад, три – увернуться от атаки противника, четыре – исходное положение. И вновь и вновь повторять, пока движения не станут полностью не зависящими от разума.

Ронни, выполняя данное перед отъездом обещание, не прощал племяннице ни малейшей оплошности. Иногда девочке казалось, что он слишком придирчив. Но жаловаться было некому. Даже Риена, которой обычно ничего не нравилось из того, что делал маг, одобрительно кивала головой при виде изнурительных тренировок.

Расписание девочки было утверждено раз и навсегда. Подъем – на рассвете, а зачастую и до, скудный пресный завтрак, занятия магией до обеда, такого же невкусного, как и завтрак, но намного более сытного. Полчаса отдыха – и физические упражнения. До упора, до соленого привкуса крови во рту. А зачастую – и до обморока от изнеможения. Не выдержавших напряжения на пару дней помещали в лазарет. Там отпаивали горькими лечебными травами, от которых неудержимо клонило в сон. Тяжелый, беспробудный, на сутки, а то и более, до жути напоминающий смерть в миниатюре. В Академии симулянтов не было. Подобный отдых казался страшнее наказания.

Эвелина еще держалась. Она осталась единственной на курсе, кому пока удалось избежать истерик от усталости. Приступы бесслезного отчаяния были, однако ночью, наедине с темнотой. Только тогда девочка позволяла себе немного ослабить пружину, которая не позволяла ей сорваться. Только тогда она могла отдохнуть от навязчивого присутствия кого-то рядом. Днем неподалеку всегда кто-то был. Или Ронни, в холодных карих глазах которого больше не было ни капельки сочувствия. Или Риена, которая полностью поддерживала мага в теории и практике воспитания.

Девочка училась ненавидеть. И брать силу от глухой ярости, которая все чаще зажигала пламя бешенства в ее глазах. А еще она мастерски научилась скрывать свои слабости от окружающих. Жизнь в Академии показала, что любая брешь в твоей обороне незамедлительно приведет к наказанию. Так любишь сладкое, что стащил у соседа заплесневелый кусочек пряника? Две недели карцера на хлебе и воде. Соседа, кстати, тоже: чтоб не учился ябедничать. Жалуешься окружающим на тяжелую жизнь? После десятка ударов хлыстом, вымоченным в крепком соленом настое, продолжай жаловаться крысам в подвале. Боишься темноты? Суточное дежурство в склепе, без малейшего источника света. Жестоко? Скажи спасибо, что не зарыли в землю на пару часов, как парнишку в прошлом году. Кажется, тот сошел с ума. Бывает. Из него все равно получился бы плохой маг.

Курс Эвелины с начала года уменьшился вдвое. Из Академии никого не выгоняли. Больше уходили сами. Над ними не смеялись. Им завидовали. Иногда девочка задумывалась, отпустили бы ее, как остальных? Даже осмелилась однажды спросить об этом у Ронни. Тот посмотрел на нее с ледяным презрением, с силой встряхнул за плечи и прошипел на ухо: «Не смей! Если устала – скажи, я устрою тебе отдых в карцере. Но род позорить не позволю! Уж лучше сам прибью тебя, чем позволю покинуть Академию подобным образом».

В тысячный раз вернувшись на исходную позицию, девочка незаметно вздохнула. Благо, что с магией проблем нет. Заклинания, которые остальным требовалось долго и нудно зазубривать, Эвелина запоминала с лету. Ее таланты признавали даже Высокие маги других родов. Вот только радости это не приносило. Впрочем, девочка уже забыла, как это: радоваться. У нее отныне осталось лишь одно счастье в жизни – выспаться вдоволь.

Но подобным истязаниям подвергали далеко не всех воспитанников. Только отпрысков родов Изначальных магов. Для безродных была разработана совершенно другая программа обучения, которая не включала в себя боевой магии. Траволечение, немного знахарства, чуть-чуть, на уровне молитв, стихийной магии. И расписание у везунчиков было намного свободнее. Говорили, что им даже позволялось иметь в месяц два выходных.

Наиболее способных переводили на курс Эвелины. Империя не могла себе позволить разбрасываться ценными кадрами. После первых трех лет обучения, за которые предполагалось в мельчайших тонкостях изучить подстихийную, низшую магию, счастливчики проходили ритуал посвящения роду. Так они получали право на дальнейшее обучение. Впрочем, Высокие маги из них редко получались. Но и на этом спасибо.

– Хорошо,– прервал счет маг. Эвелина с еле слышным стоном опустилась на холодный пол. Звякнув, из ладони выпал тупой учебный меч, который заменял опасное оружие в неумелых детских руках.

– Пять минут отдыха – и на исходную,– негромко скомандовал Ронни.– Попробуем с нормальным клинком. Я спешить не буду. Успеешь провести полную комбинацию – отпущу. Нет – еще полчаса тренировки.

Девочка глубоко вздохнула, восстанавливая ровное дыхание. Значит, поиграть решил. Что ж, рискнем.

– Вставай,– маг протянул Эвелине легкий короткий меч, себе выбрав практически такой же по длине.– Мы в равных позициях. Начинай.

Девочка замешкалась лишь на миг, принимая предложение мага. Затем кивнула и скользнула вперед. Шаг, второй, пируэт, назад. Мелодично зазвенели клинки, впервые соприкоснувшись, и в унисон этому звуку запела душа ребенка, будто вспомнив что-то давно и тщательно забытое.

– Не останавливайся, продолжай,– одобрительно прищелкнул языком маг, с удовлетворением отметив выверенную скупость движений племянницы. Эвелина закружилась в танце, с легкостью уходя от атак Ронни, затем пошла вперед и неожиданно вскрикнула от резкой боли в запястье. Маг быстро провел связку из двух ударов, сначала наметив колющий удар в живот, затем незаметным движением перехватил руку ребенка и вывернул ее. Меч выпал из ослабевших пальцев девочки.

– Неплохо,– заметил Ронни, подбирая клинок, улетевший далеко в сторону.– Теперь я понимаю, как тебе удалось ранить Штамира. У тебя неплохая скорость и координация на хорошем уровне. Ошибка – ты слишком торопишься. Никогда не верь в показную слабость противника. Запомни: себя лучше недооценить, противника – переоценить.

– Я учту это на будущее,– произнесла девочка, укачивая ноющую руку у груди.

– Пойдем, я провожу тебя к Риене, она наложит фиксирующую повязку,– сказал маг, направляясь к выходу.– Завтра можешь весь день отдыхать. Как раз все подживет. А потом продолжим.

– Отдыхать? – переспросила девочка, решив, что ослышалась.

– Конечно,– одними уголками губ улыбнулся маг.– Каждому человеку необходима передышка, пусть и небольшая. Раз в месяц – подъем на два часа позже. Раз в полгода – день спокойствия. Я долго думал, предоставлять ли тебе подобную поблажку. Все-таки серьезное нарушение режима. Решил проявить великодушие. Цени заботу о себе.

– Я постараюсь,– тихо промолвила Эвелина, пряча под пушистыми ресницами всплеск радости.


* * * | Танец над бездной | * * *