home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

И кровь не смоешь впредь с дрожащих рук своих,

И легче умереть, чем убивать других.

А. Городницкий

Я смотрел на глупого мальчишку и понимал, что даже разозлиться на него по-настоящему не могу. Глаза у парня были настолько фанатичными, что обвинять его в чем-либо было попросту глупо. Не знаю уж, кто и как прочистил ему мозги, но поработал он явно на совесть. Интересно, кем этот несчастный ребенок меня считает… Неужели Вселенским Злом? Это уже даже не смешно… Сколько же ему лет? Вряд ли больше сотни… Мальчишка еще совсем, не старше Лэна, ему бы сейчас с друзьями рыбу дома ловить, а он возжелал мир переделывать… Ну сколько же ненависти… И во взгляде, и в мыслях…

– Я уничтожу тебя, самозванец! – как мог яростно выкрикнул он мне в лицо. На моих ребят, не спорю, подобный рык впечатление произвел, а вот на меня… – И твоих жалких прихвостней! Они будут умирать долго!

Последняя фраза меня добила, к тому же щелкнул тот механизм, который я старательно поставил еще в Антэлэ.

– Закрой рот, сопляк, – процедил я ледяным тоном. Мальчишка стал белым как полотно. Уж не знаю, что стало тогда с моим лицом, но полагаю, что ничего хорошего, поскольку и у моих друзей глаза едва из орбит не вылезли. – Убирайся туда, откуда пришел, и пускай глава твоего клана сам назначит тебе наказание за твою дерзость. – Дхарр… Что-то меня немного переклинило. Или даже не немного?..

– Ты – никто!.. – попытался было вякнуть этот недоросль, неизвестно кем себя возомнивший. Правда, коленки при этом у него так тряслись, будто он пытался станцевать национальный гномий танец.

Я самым мерзким из доступных мне способов осклабился и произнес:

– Никто здесь ты. Убирайся в свой клан, мальчишка, или я сам накажу тебя! – Ой, Творец мой… Я, кажется, свихнулся… Нет, клятва, данная по всем правилам, – средство в подобной ситуации безотказное, но я явно не в себе… Причем, что самое странное, я все свои действия наблюдаю как бы со стороны и к тому же ими не управляю. Я так этого злосчастного пацана просто убью… И плевать, что я в своем праве! Можно подумать, кому-то от этого станет легче… – А за твою дерзость есть только одно наказание – смерть! – буквально выплюнул я ему в лицо.

В тот момент, кажется, я стал кем-то совершенно мне незнакомым, поэтому безумно страшным. И плевать было, что этот «кто-то» замотан в женские тряпки и со стороны должен казаться смешным… Я уже начал беззвучно шептать слова, которые оборвут жизнь глупого ребенка, причем совершенно не желая этого… Проклятая клятва заставляла делать вещи, которые совершенно мне не свойственны…

Мальчишка побледнел еще больше, до синевы, зрачки его неестественно расширились от страха, кулаки сжались до побелевших костяшек, но двинуться он не мог. Хотя даже если бы он вдруг каким-то чудом оказался сейчас за тысячи лиг, его бы все равно это не спасло.

– Райвэн! – отчаянно заверещал прямо рядом с ухом перепуганный вусмерть Лэн.

Остальные от животного ужаса слова сказать не могли.

И, вместо того чтобы произнести последнее слово, я раздвинул перед собой пространство, мгновенно оказавшись около оцепеневшего глупого мальчишки, и наотмашь ударил его ребром ладони по шее. Тот покладисто выключился.

Я медленно выдохнул и прикрыл глаза. Все в порядке. Я – Райвэн. Райвэн… Райвэн!..

– Нужно уходить отсюда, пока остальные не появились… – прошептал я почти беззвучно, но в мертвой, почти что звенящей тишине мои слова были подобны крику.

– Да… – одними губами произнес Эрт, инстинктивно делая шаг назад, подальше от меня.

– У тебя глаза были желтые… – бездумно произнесла Килайя, глядя на меня, как маленькая девочка, увидевшая волка под своей кроватью.

А вот это уже проблемы. Большие.

– Ты был страшный… – поведал Лэн, лицо которого было настолько серьезным и взрослым, что я даже удивился.

– Это клятва, – беспомощно пробормотал я. – Она может управлять мною…

– Что?! – едва не хором выдохнули все.

– Он вам угрожал…

– Вот оно что… – пробормотала Илнэ. – Значит, из-за этой дурацкой клятвы ты теперь будешь кидаться на всех, кто посмеет угрожать нам?

– Что-то в этом роде… – нехотя сознался я, отводя взгляд.

– Так какого дракона ты ее вообще дал?! Ты же был совершенно невменяемый!!! Какое-то чудовище! На тебя смотреть было страшно!

– Я не смог бы тогда… – пробормотал я, оправдываясь.

– Не смог что?! – рявкнул Эрт, более-менее пришедший в себя после устроенного мной потрясения.

– Встать на его пути… – Я кивнул на бесчувственного парня. – И не только… Те, кто на нас нападает, из моего народа… Я просто не смог бы причинить им вред, если бы не клятва… А любой из них сможет убить вас быстрее, чем вы сделаете вдох!..


– Так, хватит тут вести пораженческие разговоры! – вновь взял бразды правления в свои руки Эрт. – Нужно быстро уходить, пока сюда не явились местные охотнички на оборотней и приятели вот этого гада!

«Этому гаду» рыцарь от души наподдал сапогом под ребра. Райвэн недовольно поморщился, но все же смолчал, решив, похоже, что в данном случае бить лежачего не только можно, но и нужно.

Илнэ на секунду прислушалась и сказала:

– Сюда уже идут, придется через окно…

– Пятый этаж! – напомнил Кот. – Я-то на когтях спущусь, а вот вы вряд ли…

– А нам не надо будет спускаться… – Илнэ злорадно ухмыльнулась. – Есть кому нас спустить, не так ли? – ехидно спросила двуипостасная, в упор глядя на Райвэна. Тот только улыбался уголками губ, опустив очи долу. – Он такой же двуипостасный, как и я, – заявила ошарашенной общественности девушка, – только я волк, а он грифон. Вот пусть Райвэн нас отсюда и вытаскивает, раз вся эта история с преследованием из-за него началась.

Больше всего для описания состояния отряда, узнавшего столь интимные подробности о физиологии колдуна, подходила фраза Лэна «У меня сейчас глаз выпадет!».

– Я еще в гномьих катакомбах догадываться начала! – продолжила вечер откровений леди. – Райвэн когда через пропасть прыгал, то шагнул в первую стадию трансформации, вокруг него пространство начало смещаться, я тогда поняла, что у него крылья есть, а из двуипостасных крылья только у грифонов имеются! Да и ночное зрение непроизвольно только у двуипостасных проявляется.


Есть такая старая поговорка: «Назвался эльфом – полезай на дерево». Вот сейчас примерно так я себя и чувствовал. Хотя Илнэ права, по-другому нам отсюда не выбраться, а дожидаться, пока мои драгоценные сородичи начнут долбить в дверь, чтобы присоединиться к этому милому празднику жизни, у меня не было никакого желания.

К трансформации я готовился, как к прыжку в ледяную воду. И эмоции испытывал примерно те же… В смысле радости от предстоящего процесса не было никакой.

Ладно, я же не маленький, чтобы бояться какой-то боли… Ну хорошо, адской боли, которая скручивает все тело, но это же не повод; чтобы из-за этого кто-то пострадал! Итак… Раз… Два… Три… Творец, прими душу своего дитя!..

Все до единой мышцы свело судорогой. Кожа, казалось, лопалась, а кости ломались. Я ослеп и оглох, был не в состоянии воспринимать ничего, кроме жестокой боли, терзающей мое несчастное тело, которому вечно достается. Болели даже ногти и волосы, чего по идее вообще-то быть не может. Дико хотелось кричать, но голосовые связки уже начали изменяться, поэтому я не мог издать ни звука. Возможно, что это и к лучшему.

Несколько секунд ада, и тело покорно принимает новую форму. Перед глазами все плывет, и я не понимаю, как это меня не шатает из стороны в сторону. Вот только меня мучает один-единственный вопрос: а как я обратно-то перекидываться стану? Если опять заклинит, то будет ну о-о-очень весело…


Посреди комнаты стоял, гордо подняв голову, могучий золотой грифон, на котором болтались нелепые обрывки женского платья, все что осталось от девицы Эйны. Зверь переминался на мощных лапах и пару раз для пробы взмахнул крыльями.

– Крупная зверюшка, – задумчиво изрек Айэллери, понявший причину, по которой они никак не могли довести Райвэн до физического истощения. Если учесть, что двуипостасные даже в человеческом облике получают силу, присущую звериному телу, то это неудивительно. – Только боюсь, что мы одновременно на него не сядем.

– Нет, конечно, – согласился Кот. – Придется, Райвэн, еще раз в комнату возвращаться. Ну, я пополз, а вы тоже поторапливайтесь, а то наши гости уже близко… – С этими словами демон открыл окно, встал на подоконник и, с легкостью воткнув когти в каменную кладку справа от оконного проема, сноровисто, с небрежной грацией таракана, снующего по кухонной стене, начал спускаться.

За дверью послышались топот, крики, а затем по двери начали остервенело долбить.

Райвэн возмущенно заклекотал, склонив набок орлиную голову, окинул придирчивым взглядом компанию своих подельников и ткнул клювом в сторону демонессы, леди и Лэна. Те, не задавая лишних вопросов, забрались на спину грифону.

– Неудобно… – пожаловалась Килайя, ерзая на спине крупной зверюги, которая еще несколько минут назад была привычным Райвэном.

– Хочешь удобств, оставайся тут! – мгновенно предложила Илнэ. – Люди очень любят на кол сажать!

– Ч-чего? – округлила глаз наивная демонесса, чьи соплеменники признавали только казнь посредством отрубания головы провинившегося, посему экзотические развлечения, радовавшие сердце простых смертных, были ей в новинку. Больше никаких возмущений по поводу костлявости львиного тела, на котором пришлось сидеть, не последовало.

Грифон, будто не замечая веса троих всадников, бодро подошел к окну и сиганул через подоконник. Эльф, демонесса и двуипостасная одновременно издали дикий истеричный вопль, думая, что на такой высоте Райвэн взлететь просто не успеет и им четверым уготована участь банально разбиться в лепешку в этом захолустье. К безмерному удивлению потенциальных трупов, грифон сумел-таки выровняться и аккуратно опустился на землю рядом с поджидающим товарищей Котом.

«Его будто ветер поддержал…» – подумала еще не полностью пришедшая в себя после потрясения демонесса, усилием воли заставляя себя слезть с колдуна.

Райвэн вновь взлетел и устремился в распахнутое окно, чтобы подобрать Эрта и Айэллери.

Когда за спиной раздался призывный птичий клекот, старший эльф как раз заканчивал плетение виртуозного заклятия, призванного дать двери, по которой уже долбили топором, еще несколько минут жизни. Из коридора кто-то упорно мешал Айэллери довести задумку до конца, разрывая изящное кружево заклинания каждый раз, когда Перворожденный был в шаге от завершения своего мелкого, безобидного колдовства.

– Давай быстро садимся на нашего задохлика и покидаем эту презренную обитель порока! – встряхнул эльфа за плечо драконоборец.

Тот тихо вздохнул и послушно отошел от злосчастной так и не зачарованной двери.

Райвэн-грифон что-то коротко крикнул по-птичьи, недобро глядя на дверь, которая жалобно всхлипнула после очередного удара. Из коридора донесся звук падения и отчаянный вопль, судя по всему, женский, хотя Эрт не мог быть в этом точно уверен.

– Я всегда верил в твои способности! – с чувством глубокого удовлетворения и легкой завистью воскликнул эльф, понимая, что то, с чем он провозился последние несколько минут, Райвэн сделал за одну секунду, не прилагая каких-либо усилий. Дверь стала просто монолитной каменной плитой, намертво вросшей в стену.

Проблем с транспортировкой двух оставшихся членов отряда у колдуна не возникло, проверить, не вылезли ли друзья через окно, почему-то никто из их преследователей не додумался, хотя рассчитывать, что об этой возможности бегства никто не вспомнит, было глупо. Необходимо было убираться из этого негостеприимного города как можно быстрее и дальше, это понимали все до единого.

– Нужно Грэша с Эгортом из этого осиного гнезда вывести… – пробормотал Эрт, удивленно глядя на взмывающего ввысь грифона, который не соизволил отчитаться, куда это его понесло, когда они так влипли.

– Надо ему, – спокойно пояснил Лэн, не выказавший никакого беспокойства по поводу того, что его кумиру вздумалось покинуть их. – Будет ждать нас за городом… Очень просит не забыть про его одежду…

– И какого дракона ему понадобилось нас бросать? – недоуменно вопросила Килайя, ни к кому конкретно не обращаясь.

– А кто его знает? – пожала плечами Илнэ. – В любом случае здесь нам больше делать нечего.


Спустя три часа безуспешного убеждения собственного тела принять прежний вид, я все-таки сумел заставить себя вернуться в человекоподобную ипостась, хотя, честно говоря, уже думал, что теперь обречен до скончания вечности пребывать в облике, который явно не подходил для того, чтобы появляться в приличном обществе. Хвала Творцу, теперь я снова имею две руки и две ноги. Никогда не поверил бы, что буду так счастлив увидеть в ручье свою отраженную смазливую физиономию… Вот только одна проблема: я был наг, как в первый миг рождения. Не то чтобы мне было холодно, но скоро должны были появиться мои друзья, а предстать перед ними в столь непотребном виде мне не хотелось совершенно. Конечно, ничего нового они уже не увидят, раньше насмотрелись, но все-таки…

Вопрос, где бы надыбать что-нибудь, чтобы хотя бы вокруг бедер намотать, встал перед моим носом и нахально показывал язык.

И тут я услышал до боли знакомые голоса и почувствовал мысли своих спутников.

Бывают же в жизни разочарования…

– Ну и где наш двуличный дохляк? – вопросил Грэш, когда они прошли по лесу примерно с пол-лиги.

Если учесть, что на восемь членов отряда, имеющихся в наличии, приходилось всего две лошади (уводить из конюшни свои средства передвижения с погоней за плечами никто не рискнул), то легко можно понять, что прогулка никому не доставила особого удовольствия.

– Не двуличный, а двуипостасный, – вроде бы и спокойно поправила орка Илнэ, но еле заметные нотки в голосе давали понять, что леди недовольна такими шутками в адрес сородича.

– А я говорю, что двуличный! – уперся орк. – Он нам столько мозги пудрил, глиста с крыльями! А зараза эта бородатая с ним заодно была! – Грэш обличающее ткнул пальцем в сторону Эгорта. – Он постоянно с ним шушукался! Да и того грифона в горах наверняка дохляк на нас натравил, чтобы в свои… катакомбы затащить!

– Во-первых, тот грифон был неразумным, я это точно знаю, – покачала головой Илнэ, – а во-вторых, катакомбы не Райвэновы и не …. а гномьи.

– А чего ты его защищаешь?! – озлился орк. – Почуяла свою породу или глаз на эту скелетину неумиручую положила?! Так он бабу точно ублажить не сможет, это я тебе говорю!

Отряд неожиданно застыл, в воздухе повисло зловещее молчание, а Грэша прожгли злобными взглядами гном, Лэн, Илнэ и почему-то Килайя.

– Вы чего? – обалдел от агрессивного настроя товарищей степняк.

– Если ты еще раз тронешь своим грязным языком Владыку, я тебе все зубы выбью! – угрожающе начал гном, недвусмысленно сжимая в руке рукоять любимой секиры. – Да ты недостоин даже имени его произносить!

– Значит, все-таки Владыка… – тяжело вздохнул Эрт, твердо вознамерившийся не упустить шанса вытрясти из старого гнома интересующие его сведения. – Ну что борода, говорить будем? Или дальше будешь утверждать, что знать ничего не знаешь, а?

Гном, много чего повидавший в жизни, кожей почувствовал нависшую над ним опасность и нервно кивнул. Стоявший поодаль Лэн расплылся в самой ехидной улыбке. Все остальные навострили уши, не желая пропустить ни единого слова из гномьих откровений. Лэн стал улыбаться еще ехиднее, хотя, кажется, куда уж…

– Кто он? – начал допрос с угрозой пристрастия драконоборец.

– Не знаю, честное слово! – вякнул гном.

– Но ведь догадываешься? – ехидно поинтересовался Эрг, неподкупно глядя на съежившегося гнома, который мысленно костерил Райвэна, рыцаря и главу своего клана, решившего именно его втравить в эту авантюру.

– Сколько ему лет? – попробовал начать по-другому Эрт.

Эгорт, решивший, что в этом вопросе точно ничего криминального нет, ответил более уверенно:

– Не знаю!

– Ты опять за свое? – угрожающе процедил рыцарь.

– Честное слово, не знаю! Мне известно только, что он старше меня… Когда мы пришли к Крылатому хребту, Владыка встретил нас! И тогда он выглядел точно так же, как и сейчас!

На этот раз молчание было пораженным. Прикинув, сколько лет назад часть гномов возжелала поменять место жительства, собравшиеся быстро смекнули, что Райвэн старше всех собравшихся. А если учесть, что он уже тогда был Владыкой, то…

– Ой, Единорог Всемилостивый… – пробормотал Айэллери.

– Я вот только одного не могу понять… – будто-то бы сама себе начала говорить Илнэ, – он явно не лорд, а править двуипостасными могут только лорды… Мастью не вышел… Но он все равно правитель, правда, с каким-то непонятным титулом… У нас никого не зовут Владыкой!

– Это, все конечно, очень познавательно, – донеслось из-за дерева, – но, видите ли, я немного замерз…

– Райвэн?! – выпучила глаза Илнэ, слегка краснея.

– Так ты все слышал?! – ужаснулся Эрт.

– Владыка?! – приготовился к тому, чтобы упасть в обморок Эгорт, понимая, что Райвэн его за внеплановые излияния точно по головке не погладит.

– Конечно, слышал, – заверил присутствующих колдун. – Разве я мог пропустить столь интересную беседу? Большое тебе спасибо, Эгорт, дружище, за доставленное мне удовольствие!

– Владыка… – виновато пробормотал старый гном, страстно мечтая провалиться сквозь землю как можно быстрее. – Я покорнейше прошу прощения…

– А не пошел бы ты, болтун старый… – начал было Райвэн, но вовремя сдержался. – Итак, кто-нибудь даст мне мою одежду или мне самому выйти?

– ?! – не поняло проблем колдуна большинство присутствующих.

– Его одежда была. уничтожена трансформацией, – пояснила Илнэ. – Сильные маги способны сохранять ее, но Райвэн, похоже, магом не является…

– Я, между прочим, так вам сразу и сказал! – возмутился из-за деревьев парень, не решаясь явить себя общественности. – Так мне все-таки выйти, чтобы наконец-то получить возможность надеть что-то на свое бренное тело?! – уже раздраженно поинтересовался колдун.

– Не надо! – не обрадовалась предстоящей перспективе лицезреть Райвэна во всей, так сказать, красе Килайя. – Лэн, дай ты ему его шмотки! Они у Грэша!

Получив требуемое, парень замолк на пару минут, а затем вышел из кустов к своим товарищам, которые заметили, что вечный источник их головной боли как-то странно пошатывается, а лицо у него такого нежно-зеленого цвета, что он мог легко маскироваться под зеленые насаждения.

– Что с тобой приключилось на этот раз? – хмуро спросил Эрт, морально готовый ловить эту немочь, если ей снова приспичит падать в обморок.

– Понятия не имею… – отозвался Райвэн. – Знаю только, что безмерно счастлив, что не успел поесть в том негостеприимном доме…

– Но ты ведь не умираешь? – уточнил Айэллери, некстати вспомнивший слова гнома о бодром ходячем трупе, с которым им, может быть, предстоит общаться в перспективе. Эльф проглотил пряник.

Райвэн поморщился, поспешно зажал руками рот и отвел взгляд.

– Не-а… – помотал он головой. – Тошнит только… А так вроде ничего… Жить точно буду.

– Ну хоть что-то радует, – успокоился Эрт. – Ты идти быстро сможешь? Лошадей-то у нас… мало, в общем… На двух оставшихся девушки поедут…

Рядом раздалось сердитое ржание.

– Меня повезут, – усмехнулся Райвэн, указывая на Аэ-Нари, который неизвестно откуда появился. Белая шкура коня, казалось, была присыпана росой, хвост и грива развевались на легком ветру, а в лиловых глазах было искренне возмущение по поводу того, что обожаемый хозяин не позвал его, Аэ-Нари, когда понадобилась помощь. – Ну прости, прости меня… – пробормотал Райвэн, погладив честную морду подошедшего коня.

Тот довольно всхрапнул и повернулся к колдуну боком, предлагая садиться.


Чувствовал себя преотвратно. Тело решило подло отомстить мне за измывательство, которое я учинил над ним этой ночью, и я ощущал слабость, тошноту и легкое (ну хорошо, не очень-то и легкое) головокружение. Казалось, что внутренности никак не могут определиться со своим положением и вольно бродят в животе, пытаясь найти наиболее уютное для себя место. Мое мнение тут, естественно, не учитывалось. Конечно, через пару часов все пройдет, но до этого счастливого для меня момента нас могут догнать мои возлюбленные сородичи, чтоб им икалось десять лет подряд. Идиоты малолетние! Дома им не сиделось, видите ли, возжелали переделать мир в соответствии с собственными представлениями о добре и справедливости. Драть в детстве надо было, тогда, может быть, мозги на место встали бы!

Передвигались мы больше молча, но мысли спутников преследовали меня как назойливые мухи, от которых не было спасения. Размеренно-неторопливые, словно воды большой реки, мысли Эгорта, стремительные – Килайи, расчетливые и точные, как удары клинка, – Илнэ, изящные и тонкие – Айэллери (эльф, что с него взять…). Так тяжело постоянно слышать чужие мысли, улавливать чужие эмоции… Сколько живу, никак не могу привыкнуть, что я обречен постоянно находиться в чьей-то компании… Тяжела жизнь Владыки.

– Райвэн, ты есть хочешь? – неожиданно поинтересовался Эрт.

Спросил-то он на диво участливо, но вот эффект его слов удивил всех и в первую очередь меня самого: меня вывернуло, хотя вроде бы нечем, я же не ел ничего!

Аэ-Нари брезгливо фыркнул и старательно обошел то, что я имел несчастье извергнуть из себя.

– Ладно, вопрос исчерпан… – виновато пробормотал драконоборец, отворачиваясь, чтобы не видеть такого неэстетичного зрелища.

– И на том спасибо… – хрипло отозвался я, сумев наконец-то заставить свой желудок успокоиться.

Теперь друзья никак не могли выбрать между сочувствием и весельем. С одной стороны, смотреть на мою постную зеленую рожу было действительно забавно, с другой, та странная привязанность, которая возникла между нами против моей воли, заставляла меня жалеть.

Подданные-то мне никогда особо не сочувствовали… Мое существование казалось им таким же естественным, как восход солнца, и, стало быть, таким же заурядным. Никто из них не считал, что я делаю что-то необычное или ценное… У меня возникало странное ощущение, что это я им обязан, а не наоборот… Нет, я ничего не просил, в конце концов, это действительно были мои обязанности, но хотелось, хотя бы простого сочувствия хотелось, чтобы мой народ понял, что я не железный…

А потом пришла война, и после нее все вообще стало неважно… Для меня остались только Чертоги и ученики, которые добровольно пришли в них и по собственному желанию признали себя моими подданными. Вот так моя власть сосредоточилась лишь в построенных мною Чертогах, а все другие представители моего народа…

Хватит. Иначе опять начну жалеть себя, а это самое дурацкое времяпрепровождение, которое только можно себе придумать.

В итоге я просто задремал, обняв Аэ-Нари за шею. Тот неодобрительно фыркнул по поводу того, что я беспечно позволяю себе спать, в то время как нас наверняка преследуют враги, но все-таки смилостивился и позволил мне отдохнуть.


Райвэн беспечно дрых, распластавшись на своей зверюге (как только не падает?!), а Килайя мучилась неопределенностью, которая откровенно ее бесила. Непонятно, кто он, зачем отправился вместе с отрядом, почему защищает их, но при этом ничего не говорит о себе. Невозможно верить тому, о ком ничего толком не знаешь, даже имени. Гном ведь почему-то постоянно сбивается, когда называет колдуна Райвэном, будто никак не может соотнести это имя с темноволосым парнем, который путешествует вместе с ними. Значит, имя ненастоящее? С кем они все-таки связались?!

– Вся эта история нравится мне все меньше и меньше… – озвучила свои подозрения Килайя, воспользовавшись тем, что Райвэн все равно спит.

– Мне, честно говоря, тоже, – согласилась с ней Илнэ. Так уж получилось, что две эти девушки, оказавшись в исключительно мужском окружении, на диво быстро спелись, несмотря на то, что в обычных условиях наверняка стали бы злейшими врагами. – Может, прибить его, пока спит? – внесла свое предложение леди. Не то чтобы она желала зла Райвэну, просто подвешенное состояние, в котором она оказалась по его милости, дико раздражало волчицу.

На нее мгновенно окрысились Лэн, Эгорт, Кот и, что гораздо страшнее, Аэ-Нари, готовый изувечить любого врага своего обожаемого хозяина.

– Ладно, поняла, идея неудачная! – тут же благоразумно пошла на попятный двуипостасная. – Но сколько можно нас обманывать?! У него же совсем совести нет! То он некромант! То он не маг! То он вообще грифон-двуипостасный! Сколько это вообще будет продолжаться?! Надоело, в конце-то концов!!!

– Если Владыка не говорит вам правды, значит, так будет лучше для всех, – весомо произнес Эгорт. – Владыка лишь заботится об общем благе.

– Ты-то откуда знаешь?! – рявкнул Грэш.

– Тихо, разбудишь, – осадил орка Эрт. – Пускай выспится, что-то подсказывает мне, что Райвэну сегодня еще придется потрудиться, так что пусть пока отдохнет.

– Так ты тоже на стороне этого хмыря?! – ужаснулся степняк.

– Нет. Я на стороне нашего отряда, а раз за нами гонятся его сородичи, то естественно, что он лучше всех знает, как с ними справиться.

– Не каркай, Эрт, вдруг все-таки пронесет и мы больше не встретим этих ненормальных… – сказал Айэллери, прекрасно осознавая, что рано или поздно (причем скорее рано!) им снова придется встретиться с «милыми» сородичами колдуна, которые непонятно с чего возжелали их крови. Райвэн наверняка должен знать, с чего бы это представители его народа стали такими кровожадными, вот только вряд ли признается, паршивец.

– Хорошо бы… – согласился с эльфом старый гном. – А то эти могут нам много неприятностей устроить. Конечно, Владыка с ними справится. Вот только какой ценой? Ему и так в последнее время несладко приходится, так теперь еще и эти оболтусы привязались!

– Ты опять что-то недоговариваешь… – ворчливо начал Эрт.

– Да, недоговариваю! – обиделся Эгорт. – Владыка и без того зол на меня, а если я опять начну откровенничать, так совсем придушит. У него ведь тоже терпение не бесконечное… Говорят, что, когда Аэлле к нему в очередной раз подкатила, он ее на месяц в кладовке запер! А там мыши были, которых она до судорог боялась. Ей еду туда даже таскали! Так то Аэлле, ей все всегда прощают, а со мной он вообще неизвестно что сделает! Вообще сожрет, наверное…

– Какая еще такая Аэлле? – ощутимо напряглась Килайя.

На нее посмотрели с безмерным удивлением.

– Зачем вам знать? – опешил гном.

– Незачем… – покорно вздохнула демонесса. – Ну а все-таки? Кто она такая, а?

– Моя воспитанница, доблестная, – раздалось сонное бормотание. – Одна из главных проблем моей долгой и тяжелой жизни… Это все, что вы хотели узнать?

– Э-э-э… да… – виновато пробормотала девушка.

– Вот и чудесно, – отозвался Райвэн и снова затих.

– Точно убьет… – вздохнул Эгорт. – Тем более что Аэлле, она такая…

– Какая? – заерзал от любопытства Лэн.

– Только ее помянешь, она тут же появится. Вот уж точно заноза…

Ненадолго повисло молчание. Нет, не напряженное. Просто каждому члену отряда нужно было осмыслить полученную информацию, чтобы снова начать требовать новых сведений. Единственным, кто не пытался путем размышлений найти ускользающую истину, был, естественно, мирно посапывающий на спине Аэ-Нари Райвэн. И слава Единорогу, что спит, он в последнее время выглядел так, что краше в гроб кладут, а теперь и вовсе был похож на утопленника, который одной «счастливой» ночью решил отправиться к ближайшим родственникам в гости. В жизни Килайи и такие случаи были, именно ее отряду пришлось эту пакость сжигать, если бы они этого не сделали, проклятое умертвие точно выломало бы оконную раму и ворвалось в дом. Странно, но родственников такие неугомонные покойники стараются забрать с собой гораздо чаще, чем убийц. Или они уверены, что родные вкуснее?


– Я слышу… – испуганно выдохнула Илнэ, застыв в седле как изваяние. Эрт недоуменно посмотрел на нее снизу вверх, пытаясь понять причину беспокойства леди. – Крылья… большие… много…

– Кого-то мне это напоминает… – попыталась скрыть панику за ехидством Килайя, оглянувшись на приотставшего Аэ-Нари, на котором дремал Райвэн.

Впрочем, колдун уже не спал. Он каменным изваянием застыл на коне, а на его лице была растерянность и почему-то странная решимость, причину которой демонесса с ходу определить не могла.

– Мне тоже, – кивнул Райвэн, легко спрыгивая на землю. – Сгинь! – велел он своей зверюге и чуть мягче добавил: – Не бойся, я со всем справлюсь. Уходи. Вам тоже лучше уйти, почтенные, – обратился к своим спутникам двуипостасный грифон, глядя на них тяжелым немигающим взглядом, который не предвещал ничего хорошего, вопрос только кому…

Воздух стонал, вспарываемый огромными крыльями.

– Нас могут заметить среди деревьев? – недоуменно спросил Эрт, искренне считавший, что в лесу они в относительной безопасности от тех, кто может напасть на них сверху.

– Да, ведь те, кто нас ищет, пользуются отнюдь не глазами, доблестный, – вздохнул Райвэн. – Вам лучше побыстрее покинуть это место, я смогу сделать так, чтобы вас не заметили. Я нагоню вас позже.

– А не пошел бы ты со своим … благородством в…?! – первым не выдержал его излияний Грэш. – Ты нас за … принимаешь?! И ты после этого не …?! Я понимаю, если бы Эрт такую … нес, он рыцарь, ему можно, но ты-то чего…?! «Уходите, я их задержу!» Ты б еще всплакнул на прощание! Какого… ты, морда Темная, решил в героя поиграть?! К тому же мы, чтоб ты, … такая, знал, своих не бросаем!

– Ну… Я бы так не выразился, но в целом с Грэшем согласен, – кивнул драконоборец.

– Чтоб я показала врагу спину?! – оскорбилась демонесса. – Да никогда!

– Я не могу покинуть вас, Владыка, мой долг не позволит мне.

– Если ты не принял мою клятву, это не значит, что я отказался от своего намерения.

– Мне же все-таки интересно узнать, что здесь, в конце-то концов, происходит!

– Я не для того отправился в это путешествие, чтобы какое-то Темное ничтожество решало, что мне делать!

– Ты от меня так легко не избавишься!

– Творец!.. – Из груди Райвэна вырвался стон, переходящий в тоскливый вой оголодавшего оборотня. – Ну за мне все это?!

– А за все и сразу! – до ушей улыбнулась Килайя.


…– Я же просил, я объяснял вам все тысячу раз! Какого… – Подходящего ругательства, которое могло бы выразить все отчаяние, охватившее его, не нашлось, хотя он знал огромное количество бранных слов. – Почему вы не хотите понять?! Меня не нужно прикрывать, я сам способен о себе позаботиться!

– Мы должны… – Тихий, как дыхание ветра, шепот, в котором столько решимости, что хочется завыть от отчаяния. Или повеситься на ближайшем суку.

– Мне вы ничего не должны! – Стон, который переходит в отчаянный крик. – Я прошу вас, не надо рисковать собой!..


В очередной раз я понял, что история действительно повторяется дважды… Трагедия уже была, значит, сейчас меня ожидает откровенный фарс, хотя мне от этого легче почему-то не становится. И ведь я не смогу убедить их, что нужно уйти! Решили поиграть в героев! Ну почему у других все, как у нормальных нелюдей, а у меня вечные неприятности! Как объяснить, что они только будут мешать мне, что из-за их присутствия мне, возможно, придется убивать, а я этого не хочу!!!

И почему они смотрят на меня так, будто я сам во всем виноват, а?

– Уходите! Вы только помешаете мне. Пожалуйста! – В голосе была откровенная мольба, но разве они поверят мне? Глупые, уверенные в своей правоте Светлые, заставляющие запутавшегося Темного совершить убийство…

– Ты опоздал, самозванец! – донесся до меня самодовольный и знакомый голос жертвы Лэна, а вскоре из-за дерева появился и обладатель голоса.

До чего упорный мальчишка… И до чего быстро отошел от шока. Конечно, я не окончил приказ, который должен был заставить его умереть, но, по моим прикидкам, пацан должен был пролежать в обмороке по крайней мере пару суток.

– Они умрут вместе с тобой!

Я, может быть, даже поверил бы в твою отвагу и ярость, мальчик, если б не твои мелко трясущиеся колени.

– Почему ты молчишь?!

Ну на визг-то зачем срываться, а? Позорит наш народ.

– Я все сказал тебе еще вчера, сопляк, – пока еще мирно отозвался я, чувствуя, как медленно просыпается внутри зверь, созданный моей клятвой. – Интересно, почему же ты такой смелый? Не потому ли, что чувствуешь поддержку семерых друзей?

– Как ты?.. – опешил этот нахальный щенок.

– Меня можно обмануть только один раз, – усмехнулся я, теперь уже откровенно хищно. – Я не знаю, кто тебя послал, но я сильнее его.

– Ты не можешь быть сильнее нашего Владыки, жалкое отродье! Мы защищены его властью от твоих чар, которые затуманили сознание другим нашим братьям!

А про сестер он, значит, забыл? И вот интересно: какими такими чарами я затуманиваю сознание?

– Мы уничтожим тебя и освободим наш великий народ от власти ничтожного самозванца!

Ничтожного? Самозванца?! Просто потрясающе…

– Почему ты решил, что я самозванец, Алариэн? – тихо и спокойно спросил я.

Парень вздрогнул так, будто я ударил его.

– Да, я знаю твое имя, – ответил я в ответ на невысказанный вопрос. – Так же как имена всех из нашего народа. – Вру безбожно, имя его я прочитал в той части сознания, до которой смог добраться. – Потому что я Владыка, я обязан знать вас всех и заботиться о вас. Почему ты решил, что я самозванец? Ответь!

Удивление, которое, как я надеялся, перерастет в доверие, стало откровенной яростью.

– Ты даже не принадлежишь к народу! Ты не один из нас! И ты не имеешь никакого права ни на титул «Райвэн», ни на титул «Владыка»! Так сказал мне наш великий извечный Владыка!

Дикий рев, заглушивший конец фразы Алариэна, заставил моих друзей зажать уши, а меня лишь недовольно поморщиться. И не такое в своей жизни слышал. Вот когда в метре от меня начал извергаться вулкан… Хотя я отвлекся.

Я-то надеялся, что деревья им хоть как-то помешают… Угу, что называется, размечтался. Этот сопляк Алариэн совершенно не ценит природу. От деревьев только зола осталась, заклинания огня всегда давались представителям моего народа лучше всего.

Оставшиеся у нас две лошади ошалели от драконьего рева и пламени, вырвались и, едва не затоптав девушек, умчались в чащу.

В итоге мы стояли на голом пятачке, а над нами летали озверевшие драконы, которых было достаточно, чтобы отправить на тот свет всех моих спутников разом. Друзья сразу растеряли весь своей оптимизм на пару с боевым настроем и уже страшно жалели, что не последовали моему совету, когда была такая возможность.

– Ты умрешь! – пафосно воскликнул мальчишка, подумал пару секунд и добавил: – И они тоже! Все, выступившие против нашего истинного Владыки, должны умереть!

Вот здесь он явно перегнул. Понимаю, если бы он просто пытался убить меня, это еще куда ни шло, но моих спутников, моих друзей?! Второй раз я не наступлю на одни и те же грабли, еще с первого раза шишка не прошла. С меня хватит!!!

Щенка оглушить. Сплошной щит сверху. Открываю проход куда-нибудь подальше. Думаю, этих мер будет вполне достаточно, чтобы избавиться от неприятностей и сохранить всех в целости и сохранности. Никогда никого не убивал, тем более детей, и не жажду восполнить свои пробелы в этом опыте!

Я попытался мягко надавить на сознание Алариэна, но… В общем, по непонятной мне причине мне не удалось это сделать. Теперь я приблизительно представлял, что чувствуют маги, когда у них истощается резерв. Вроде бы делаешь все нужные манипуляции, а результата никакого. У меня возникло такое "ощущение, что Алариэн окутан слоем чужеродной материи, которая не была мне подвластна.

– Владыка защитил меня от твоих подлых чар! – гордо провозгласил пацан, увидев до крайности растерянное выражение, которое предательски появилось на моем лице, несмотря на все мои попытки не выдать собственного беспомощного замешательства.

Глупый мальчишка, тебя скорее подставили, чем защитили. Я не могу тебя оглушить, но убить могу!

– Сначала ты увидишь смерть ничтожеств, решивших пойти за тобой! – вякнул этот пацан.

Ну, во-первых, это не они за мной пошли, а я за ними увязался… Но… Что он делает?! Я… Не могу блокировать эту чужую мерзость!!! Я поклялся… Это заклятие можно уничтожить вместе с тем, кто его создал… Мне придется научиться жертвовать другими… Я не смогу ничего приказать ему, но вряд ли Алариэн принял во внимание то, что я могу использовать меч… Щит создать уже не успею, но убить драконов мне времени точно хватит…

Я правда хотел, чтобы все остались живы…

Когда деревья, такие огромные и живые, вдруг начали рассыпаться серым пеплом, Килайя испытала необъяснимый животный ужас. Сверху была смерть. Огромная, огнедышащая, яростная, воплощенная в семерых громадных ящерах. Вокруг серый прах погибших деревьев, а напротив стоял тот странный парень, которого Райвэн едва не убил в доме градоправителя. Видимо, зря тогда Лаэлэн остановил колдуна. Меньше проблем было бы.

И теперь этот молокосос опять стоит и угрожает их Райвэну! Совсем обнаглел! Даже они это не каждый раз себе позволяют, а тут какой-то посторонний при каждой встрече оскорбляет их задохлика последними словами! Это уже никуда не годится.

Очередная фраза прилипчивого нахала выбила у несчастной девушки жалкие остатки почвы из-под ног. «Райвэн» – это титул?! Получается, что они всю дорогу титуловали эту скелетину обнаглевшую?! Значит, он и в этом врал им?..

Вялая перебранка колдуна и пришлого нахала, сопровождаемая поединками взглядов, длилась уже минут пять без явного перевеса в чью-либо сторону. Райвэна драконы, мечущиеся сверху (теперь выяснилось наконец-то, какая пакость у гор эту тварь чешуйчатую на них натравила), лишь слегка нервировали, и то немного, да и на своего противника колдун, казалось, обращал внимания столько же, сколько матерый сытый волк на встретившегося на дороге дурного щенка дворняги.

Неожиданно Райвэн замолчал. Его лица Килайя не видела, но, судя по тому, как напряглось подобно натянутой струне тело колдуна, ничего хорошего этот Алариэн… или как его там?.. не задумал.

– Сначала ты увидишь смерть ничтожеств, решивших пойти за тобой! – яростно выкрикнул в лицо колдуну пришлый, едва не подпрыгивая на месте от злорадного торжества.


– Это клятва. Она может управлять мной…

– Что?!

– Он вам угрожал…

– Вот оно что… Значит, из-за этой дурацкой клятвы ты теперь будешь кидаться на всех, кто посмеет угрожать нам?

– Что-то в этом роде…


«Этот чужак пытается убить нас… Значит, Райвэн сейчас уничтожит его… Он поклялся защищать нас. Но ведь он не хочет никого убивать!!!»

Единственное, что в состоянии была понять Килайя, так это то, что колдуну будет очень плохо, если он совершит убийство, поэтому несчастная демонесса была готова сама погибнуть смертью храбрых, лишь бы это тощее недоразумение не мучилось потом угрызениями совести.

«Духи леса! Когда это я успела стать такой милосердной?!»

А так как Райвэн, похоже, был склонен к такому страшному пороку, как самокопание, то страдать он точно будет. К тому же этот идиот, который с завидным упорством пытается отправить их всей компанией в Небесные Леса, сородич Райвэна… В общем, дело плохо. Очень плохо.

– Прекрати! – выкрикнул колдун, в голосе которого прорезались уже знакомые его спутникам истеричные нотки.

– Они умрут на твоих глазах! – никак не унимался его противник. Мечущиеся в небе драконы торжествующе взревели. – Ты не сможешь воспрепятствовать исполнению правосудия! Владыка одарил меня своей силой!

– Ты выбрал… – глухим, замогильным шепотом, звучавшим подобно колоколу, звонящему за упокой, отозвался Райвэн. Его плечи обреченно опустились, а уже в следующий миг начался кошмар…

Килайе стало так страшно, как никогда не было до этого момента…

У девушки возникло ощущение, что их непонятный спутник, который вообще-то не был особо крупным, внезапно стал больше, гораздо больше… Его сила, тщательно скрытая прежде от спутников колдуна, странная страшная сила, теперь рвалась наружу как горная река, снесшая плотину, что долгие годы удерживала ее. Это не была магия… Килайя вообще не могла понять, что же такое скрывал в себе Райвэн, в чем было его могущество, но в том, что это непонятное создание сильнее всех, кого она раньше встречала, демонесса была уверена так же, как в том, что она Килайя из клана Рябины.

Рядом тихо и отчаянно всхлипнул Лэн. Демонесса повернулась к младшему эльфу, надеясь хоть от него что-то узнать о том, что происходит (все-таки мальчишка сопереживал колдуну), и увидела, что большущие карие глаза наполнены слезами, а на лице мальчика застыло выражение такой боли и отчаянной безысходности, что Килайя едва сама не разревелась от приступа сочувствия.

А потом пришло осознание подобное удару ножа в сердце:

«Это ведь не чувства Лаэлэна… Он просто разделяет то, что испытывает Райвэн… Это же боль Райвэна, которую эльф испытывает вместе с ним…»

И в этот момент драконы решили, что пора и им вступить в игру. Смерти, вооруженные когтями и клыками, которые были острее самой лучшей стали, изрыгая языки пламени, неслись к застывшим в немом ужасе друзьям, понимавшим, что вот это и есть конец их недолгого путешествия.

«Один… Два… Три… Четыре… Семь… На кого-то из этих тварей придется двое… Интересно, они нас сожрут или просто разорвут?.. Похоже, что Райвэн нам на этот раз не сможет помочь…» – думал Эрт, не чувствуя ни малейшего страха. Рыцарь живет, зная, что рано или поздно его настигнет смерть. Так зачем же бояться?..

«Я не знаю, что такое наш колдун, – спокойно, даже чересчур спокойно для подобной ситуации, думал Айэллери, – но вряд ли драконы по сравнению с ним худший вариант. Он страшнее…»

Старший из братьев-эльфов почувствовал, как к нему и его товарищам потянулась холодная липкая змея чужого заклятия, и с раздражением осознал, что не знает, ни к какой школе оно относится, ни как его остановить. Если его вообще можно остановить… Выходит, что драконы должны убить Райвэна, раз против друзей колдуна используют магию? Нет, тоже почему-то кидаются к ним… Не многовато ли?..

Колдун неожиданно выхватил свой меч, который ни разу до этого не обнажал за время их пути. Судя по плавным и одновременно молниеносным движениям, это ходячее недоразумение было прекрасно осведомлено и с какой стороны браться за оружие, и что с ним делать. Полоса отточенной стали тускло сверкнула в свете солнца. Айэллери почувствовал клубок магии, скрытый в оружии, и с удивлением понял, что то заклятие, которое сейчас должно было убить их, слишком уж напоминает колдовство, скрытое в клинке Райвэна.

«Действительно сородичи…»

Как бы ни был хорош Алариэн, от молниеносного удара клинка, который держал в руке истинный Мастер (уж в этом Айэллери разбирался), он увернуться не сумел. Да и никто бы не сумел… Видимо, этот глупый парень не ожидал, что тот, за кем он гнался, сможет сам напасть на него. Райвэн не церемонясь бил в ничем не защищенную шею противника, однозначно не ожидавшего такого простого решения проблемы… Кем бы ни был их враг, без головы он уже не поднимется.

В онемевшее от ужаса небо, где на мгновение застыли драконы, полетели слова на звонком языке, напоминавшем все наречия, на которых говорили под солнцем этого мира разом. Слова, страшные своей неумолимостью и призывающие смерть драконам, осмелившимся пойти против Райвэна, кем бы он ни был…

«Как же он легко может отнять жизнь…» – с животным ужасом подумала Килайя, стыдясь своего страха. Ведь это был Райвэн…

– Не легко… – тихо проговорил Лэн, который вцепился в руку демонессы, как утопающий в соломинку. – Ты даже представить не можешь, как это трудно и больно…

Девушка не смогла понять, чьи же это на самом деле были слова…

Огромные ящеры еще несколько секунд из последних сил боролись с наступающей смертью, еще работали мощные крылья, вырывалось из пастей пламя, чтобы внезапно драконы один за другим как камни упали на землю. Странно, но кружившие, казалось, прямо над их головами чудовища, падая, оказались почему-то в стороне от отряда. Громадные тела, еще несколько секунд назад полные жизни и ярости, сломали чудом уцелевшие после огненного заклятия Алариэна деревья.

– Ни один нас не придавил… – бездумно и глухо проговорил Кот.

– Это тоже твоих рук дело? – спросил Эрт у Райвэна, который так и стоял спиной к ним, не вкладывая меч в ножны.

– Да… – Шепот. Уж лучше бы крик. Лучше истерика, чем этот чужой голос, который, казалось, не имел никакого отношения к тому черноволосому ехидному юноше, который отправился с ними в путь.

– Райвэн… – дрожащим голосом позвал Лэн. – П-пожалуйста, успокойся… Не надо!

Только сейчас стало заметно, что плечи колдуна мелко дрожали, будто он беззвучно и безутешно плакал.

– Слышь, глиста тощая, чего ты нюни распустил, а?! – попытался успокоить парня по-своему Грэш, хотя его самого изрядно трясло. – Ну угробил ты этого поганца, так ведь он сам нас всех на тот свет пытался гуртом сплавить! Так что это не в счет! Ты ж не маленький уже! Пора и привыкать, что меч у тебя не просто так на поясе висит! А ящерицы эти, переростки, вообще не в счет! Или ты к этим тварям какие-то нежные чувства испытываешь? – издевательски спросил орк.

Колдун молчал, как каменное изваяние, и даже позы не изменил.

– Значит, не испытываешь… Тогда чего ж так трясешься? Или ты у нас сам дракон? – не оставлял попыток добиться от Райвэна хоть какой-то реакции Грэш.


Страшно… Пусто… Никогда ничего не боялся, но теперь мне страшно так, как еще никогда в жизни не было… Я не хотел всего этого… Но иначе было просто нельзя… Почему?..


– Не надо, – предостерегающе дернул его за рукав Айэллери, мгновенно почувствовавший неладное.

Колдун поворачивался медленно, механически, как оглушенный. Когда члены отряда увидели его лицо, они поняли, что семь драконов над головой – это такие мелочи, которых можно было даже не замечать.

Лицо Райвэна было даже не бледным, а мертвенно-серым, и на нем хищно и дико сверкали янтарные глаза с вертикальными зрачками-щелочками.

Никто не сомневался, что это человеком быть не может…


Глава 9 | Права и обязанности | Глава 11