home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Сказки – больше чем истина. Не потому, что они говорят нам про то, что драконы существуют, но потому, что говорят про то, что дракона можно победить.

Г. К. Честертон

Утром Дариэн сообразил, что они могли бы и не проснуться, если бы вдруг их пленники решили прикончить их ночью. Не решили. А утром черноволосый мерзавец все так же радушно предложил разделить с ними трапезу, благо наготовил он столько, что хватило бы на небольшой отряд орков (небольшим отрядом у степняков считалось боевое подразделение в пятьдесят воинов). Так как спутники самозванца с откровенным восторгом уплетали его стряпню, старший клина пришел к выводу, что травить их не собираются. По крайней мере, не сейчас.

Гордость вопила, что нельзя брать что-то от врагов, тем более плененных врагов, но память услужливо подсказывала, что они уже брали, а желудок противно бурчал, напоминая, что, будь ты хоть трижды дракон, есть тебе все равно надо.

А на заднем плане сознания копошилась подленькая мыслишка на тему, кто кого здесь в плен взял, но Дариэн колоссальным усилием воли загнал ее еще глубже, чтоб не вылезала в самый неподходящий момент. Остальные смотрели на него с немой мольбой голодными и несчастными глазами.

– Э-э-э… ну… – неуверенно замялся молодой дракон, пытаясь игнорировать бурчание желудка, которое становилось все громче и громче.

– Мы будем есть! – неожиданно для своего предводителя заявила Гиэлле и двинулась поближе к костру.

– Вот и молодцы, – широко улыбнулся самозванец, погладив девушку по голове.

В честной душе молодого дракона закопошился мерзкий червячок, подозрительно смахивающий на ревность. На ищущую клина Дариэн уже давно смотрел по-особому, но никак не мог набраться храбрости и признаться ей в своих чувствах, слишком уж независима и красива была девушка, а теперь вот Гиэлле запросто позволяет прикоснуться к себе, да еще с таким видом, будто все так и надо! Да как она может?!

На драконицу раздраженно покосилась демонесса, которая явно была не в восторге от того, что к самозванцу кто-то приближается. Дариэн не понял, что он смотрит на эту парочку с точно таким же выражением лица, что и Килайя, которая только нервно кусала губы от еле сдерживаемой досады. Райвэн выглядел таким благостным, а эта девчонка такой довольной! Это просто невыносимо! И эти двое, казалось, полностью понимают друг друга, несмотря на то что эта девчонка была одной из тех, кого послали брать их плен. Она же враг!!!

Рядом с демонессой громко и недовольно сопел Лаэлэн, который так и не сумел полностью избавиться от обиды на Райвэна, да к тому же пришлые драконы эльфенка изрядно нервировали, потому что он, в отличие от Килайи, прекрасно видел, что Владыка относится к этим девяти охламонам примерно так же, как относился к нему, Лэну, то есть как к детям, которые нуждаются в заботе и опеке, а значит, теперь младший эльф не был для дракона единственным в своем роде, что было безумно обидно.


Я чувствовал себя превосходно. Все дурные предчувствия отступили на задний план, и я с удовольствием предался такому упоительному занятию, как возня с ребятней, которую всегда нужно накормить, успокоить и уболтать, в смысле детям нужно рассказывать сказки. Желательно веселые и добрые, так что воспоминания о моем бурном прошлом тут явно не сгодятся, по крайней мере, большинство из них. Нужно, чтобы ребята довели нас до того, кто заварил всю эту мерзкую кашу, которую я сейчас с таким упоением расхлебываю. И еще хорошо бы, чтобы они мне поверили и выкинули из головы всю ту дрянь, что старательно запихал в них мой неизвестный, но уже ненавидимый до самых печенок противник. Вот только доберусь до этой погани…

С грехом пополам, но накормить лоботрясов мне удалось, хотя друзья явно были против делиться моей стряпней с кем-то еще, да к тому же враждебно настроенными. Покормленные драконята мгновенно потеряли половину агрессии и стали смотреть если не с симпатией, то с неким ее подобием. А девочка эта, Гиэлле, и вовсе сейчас точь-в-точь как те девушки, которые воспитываются у меня в Чертогах: у нее очень похожее выражение глаз, доверие пополам с восхищением. Она верит. А вот их старший готов меня придушить из-за подобного отношения Гиэлле к моей скромной персоне. Все влюбленные глупы по определению, как это ни грустно сознавать, кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени. Этот конкретный влюбленный дракон глуп как раз в большей степени, иначе бы понял: нечего ему беспокоиться, что его драгоценную звездочку уведет такое нелепое создание, как я. Мне и так проблем хватает, чтобы еще и чужих возлюбленных уводить…

Сытые и более-менее довольные, мы двинулись в путь, причем до этого прочувствованно объяснили нашему малолетнему «конвою», что нести нас в когтях не позволим и вещи бросать не станем, а если им это не нравится, то пусть попробуют нас заставить. Драконы, естественно, оказались не настолько глупы, чтобы позволить разубедить себя в своем превосходстве в силе, так что… сдались через пять минут переругиваний со мной. Я умею правильно разговаривать с детьми, от этого никуда не деться, как-никак у меня колоссальный опыт в этой области. Так что ребяткам пришлось с сопением идти пешком за нашими лошадьми, что их не устроило, но сделать они ничего не могли.

– Ты точно знаешь, что делаешь? – тихо осведомился у меня Эрт, которому все происходящее, естественно, не нравилось.

– Если я скажу, что да, ты не поверишь, – резонно заметил я.

– Хорошо, но ты хоть можешь пообещать, что никто не пострадает? – мягко поменял формулировку вопроса рыцарь.

– Да.

– Даже ты? – Он в упор посмотрел на меня.

– С каких это пор драконоборцы стали заботиться о здоровье злокозненных каминов с крыльями? – ехидно осведомился я.

– С тех самых, как злокозненные камины с крыльями стали заниматься спасением сирых и убогих, – в тон мне отозвался рыцарь.

– Это вы себя так обласкали? – съязвил я, улыбаясь настолько мерзко, насколько это вообще возможно.

Эрт и не подумал обижаться, как это ни странно.

– Видимо, да. Так ты обещаешь, что будешь беречь свою чешуйчатую шкуру?

– В меру своих скромных сил и возможностей, – со вздохом согласился я.

Эрт с чувством выполненного долга отвязался от меня, чтобы сделать внушение сотоварищам, которые от одного вдохновенного вида Эрта хотели лезть на стенку, но ее, к сожалению, рядом не было.

– Так мы едем или нет? – робко поинтересовался Дариэн, раз и навсегда потерявший контроль над сложившейся ситуацией.

– Да едем! – отмахнулся от дракона Эрт. – Что ты лезешь?

– Так мы же вас пленили… – с несчастным видом пробормотал старший клина.

– Так мы разве спорим? – образцово-показательно удивился подъехавший вплотную к нам Кот, глядя на парня, как слон на блоху.

Бедный мальчик едва не заплакал.

– Не обижай ребенка! – шикнул я на демона, который мгновенно виновато потупился под моим обвиняющим взглядом.

– Кто это тут ребенок?! – заверещал от обиды Дариэн, едва не подпрыгивая на месте. И тут же замолчал под нашими с Котом уничижающими взглядами, чтобы не схлопотать еще один едкий комментарий, который навсегда убедит его в своей беспомощности, а этого и без того покалеченное самомнение юноши уже не перенесет.

– Едем мы, едем, – махнул я рукой старшему клина, с удовольствием представляя, как девять малолетних обалдуев будут весь день легкой трусцой бежать за нашими лошадьми. Ничего, им это будет даже полезно.


– Мы бежим за ними на своих двоих, волочем их оружие… Так не должно быть!!! Чувствую себя полным идиотом, – пожаловался на бегу Дариэн.

– Каковым, к слову, и являешься, – наотрез отказалась его утешать Гиэлле, которая, в отличие от старшего, пребывала в самом радужном настроении.

– Да, я пошел на поводу у этого ублюдка, который имеет наглость называть себя драконом…

– Он и есть дракон, – спокойно отозвалась Гиэлле, легко бегущая рядом.

– Что?! – резко остановился Дариэн, на которого тут же налетел его младший брат, а на того…

В общем, спустя какую-то минуту «пленники» имели удовольствие наблюдать жуткую кучу из восьми драконов мужского пола, которая каталась по земле и выдавала такие фразы, что даже Райвэн с интересом прислушивался. Рядом металась перепуганная вусмерть Гиэлле и пыталась унять своих друзей, но безрезультатно.

– Может, хватит? – спокойно поинтересовался у вертящегося на земле клубка Райвэн.

Ответной реакции не последовало.

– Ребята, успокойтесь, – чуть более раздраженно продолжал увещевать драчунов Владыка.

Но они, естественно, и не подумали.

– А ну тихо!!! – рявкнул Райвэн так, что, казалось, небо задрожало.

Наблюдавший за драконьим Владыкой Эрт совершенно не удивился, увидев, что на миг зрачки ящера стали вертикальными.

«Пленители» тут же опомнились, подобрались и снова с рвением стали пешком конвоировать едущих на лошадях «пленников», которые косились на несдержанный молодняк крайне неодобрительно, как взрослые волки на расшалившихся детенышей. Детеныши смутились, но всеми силами старались это скрыть, что, естественно, получалось из рук вон плохо. Райвэну и компании было безумно весело, а драконьему клину было настолько же паршиво. В общем, полнейшее взаимопонимание было таки достигнуто.

– Эта тварь, этот жалкий обманщик смеет указывать мне, дракону!.. – обиженно пожаловался Дариэн Гиэлле, когда удостоверился, что «жалкий обманщик» точно не может их услышать.

– Он может тебе указывать, как-никак он старше, – пожала плечами девушка, которая считала, что все абсолютно правильно.

– Он не дракон! – возмутился старший.

– Дракон, – спокойно возразила ищущая.

– Ты соображаешь, что говоришь? – медленно поинтересовался Дариэн, подозрительно глядя на подругу. – Он уже успел тебе мозги промыть? А ведь Владыка предупреждал…

– Он пахнет как дракон, – равнодушно отозвалась Гиэлле. – Это я точно знаю, а от Владыки этого вообще никакого запаха не исходит, а это подозрительно! Да и вообще он мне с самого начала не слишком-то нравился.

– Что ты имеешь в виду? – угрюмо насупился Дариэн.

– Что этот Владыка нами правит уже дхарр знает сколько лет, и я уверена, что он дракон, а этот, новоявленный, вообще непонятно откуда взялся!

– Ты злоумышляешь против Владыки! – взъярился Дариэн.

– Против которого? – ехидно уточнила Гиэлле, насмешливо глядя в глаза старшему. – Объясни мне, почему я должна верить одному дракону только из-за масти, а другому не верить только потому, что первый мне так велел?

– Гиэлле, это же Черный Дракон! Великий покровитель нашего народа! Да как у тебя язык только повернулся!..

– Легко, – фыркнула как обиженная кошка драконица. – Просто этот «великий покровитель нашего народа» мне не нравится.

– А эта тварь, которая посмела посягнуть на его титул… – начал было яростную отповедь Дариэн, но, налетев на презрительный взгляд ищущей, растерянно замолчал.

– Я уж не знаю, кто на какой титул там посягнул, но этот дракон не зло, – кивнула она в сторону черноволосого всадника. – Он мог нас убить, но не убил. И… Я чувствую, что сейчас он тоже сильнее нас…

– Он не может пользоваться магией, и он безоружен! – возразил Дариэн.

– Он гораздо старше нас, думаю, он знает способы обойти эти ограничения, – пожала плечами Гиэлле. – И он мне больше нравится!

Вот это был самый болезненный удар для несчастного молодого дракона, который тут же занес черноволосого самозванца в список кровных врагов.

– Так мы едем или нет? – окликнул старшего клина его новый кровник, пристально взглянув юноше в глаза.

Тот почувствовал, что поплыл. Дариэн, как и любой дракон, знал о запечатлении и мог при желании его осуществить, но и представить не мог, что дракон может запечатлить дракона. Однако если это состояние полнейшей расслабленности, которое на секунду испытал Дариэн, не было похоже на то, которое должны были испытывать запечатленные на первой стадии слияния с сознанием своего хозяина, то что же это тогда?

«Нужно только отвести глаза, тогда ничего не случится, – борясь с нарастающей паникой, подумал молодой дракон, глядя на черноволосого мужчину, как кролик на гипнотизирующего его удава. – Надо просто отвернуться!»

Но отвести взгляд от ставших золотистыми глаз юноше не удавалось, он чувствовал, как его воля медленно, но верно поглощается чужим сознанием, которое было действительно огромным и могучим. Это действительно был очень старый дракон.

А потом несчастный Дариэн почувствовал, как в его памяти копаются аккуратно, но на редкость бесцеремонно, отбрасывая в сторону все ненужное. Самозванца интересовало лишь то, что было связано с Владыкой, а Дариэн никак не мог помешать ему рыться в собственной голове.


Мальчик отчаянно сопротивлялся, но после того как он повздорил с Гиэлле, его самоконтроль стал равен нулю, если вообще не превратился в отрицательное число. Так что у него не было даже одной миллионной шанса справиться со мной.

Ну не дергайся, мальчик, я же не хочу сделать тебе ничего плохого… Просто немножко посмотрю твои воспоминания, не волнуйся ты так, ничего личного не трону, честное слово Владыки, меня только этот новоявленный проходимец интересует… Да не закрывайся же ты! Ага… Вот оно…

Когда я вынырнул из сознания Дариэна, тот был белым как мел да еще и пошатывался. Сам виноват. Если бы спокойно дал мне узнать то, что меня интересовало, всем бы было гораздо легче. И мне в том числе. Завтрак, довольно-таки вкусный, сам как-никак готовил, отчаянно просился наружу, но я в корне пресек его порыв к свободе. Мое тело сейчас не в том состоянии, чтобы терять возможность пополнить запасы энергии.

– Да… Да как ты смеешь?!! – вызверился на меня мальчишка, бешено сверкая глазами и сжимая кулаки до побелевших костяшек.

– К старшим следует обращаться на «вы», – холодно осадил я его. Мне сейчас только детской истерики не хватает.

– Ты – никто! – вякнул пацан.

Вот это мы проходили. И кончилось это плачевно.

– А ну замолчи, щенок! – Эгортдал молодому дракону подзатыльник. Ну… Хотел-то он дать подзатыльник, а съездил в итоге парню по хребту, что, впрочем, никак не уменьшило силу удара, от которого даже дракон пошатнется. Все-таки старый гном не одну сотню лет махал молотом у себя в подземельях. – Еще молоко на губах не обсохло, а туда же, с Владыкой лаяться! Никакого стыда у нынешней молодежи!

– А он не Владыка! – вновь пошел по накатанной колее Дариэн, но напоролся на ледяной презрительный взгляд своей Великой Любви (другой у драконов просто не бывает), которая явно не разделяла взглядов своего поклонника на сложившуюся ситуацию.

Я всегда говорил, что ничто так не пробуждает здравый смысл в мужчине, как неодобрительный взгляд любимой женщины. Вот и сейчас вышло именно так: бедный мальчик мгновенно растерял весь свой запал, позабыл все оскорбления, которые готовил несколько часов подряд, и смотрел на независимо фыркнувшую девушку глазами брошенного щенка.

– Успокойся, Эгорт, – решительно переключил внимание на себя я. – Каждый имеет право на свои убеждения, так что пусть мальчик думает все, что пожелает.

Дариэн надулся как мышь на крупу, но влезать снова со своими претензиями не посмел, опасаясь грозных очей своей неприступной возлюбленной.

– Чего вы добиваетесь? – вполне дружелюбно осведомилась Гиэлле, решившая взять нить переговоров в свои изящные, но далеко не слабые руки.

– Честно? – Я насмешливо поднял бровь.

– Желательно, – в тон мне отозвалась драконица.

– Я хочу встретиться с этим вашим Владыкой… – На последнем слове я скривился, как от горечи.

– Но зачем вам это? – удивилась Гиэлле.

– Хочу обсудить с ним пару спорных вопросов… – нехорошо сощурившись, протянул я.

– И что вы намерены сделать во время этого обсуждения? – осторожно вступил в разговор еще один мальчик, кажется, его звали Тилиэн. Да не кажется, а точно.

– Выяснить, кто же из нас прав, – пожал плечами я с самым хитрым выражением лица, на которое только был способен.

– Так стоит ли нам вести вас к Владыке, раз вы сами это хотите?! – мгновенно напрягся Дариэн.

Я ухмыльнулся:

– А что вы теряете?

На меня посмотрели недоуменно.

– Если я сумею… справиться с сим субъектом, значит, он просто не Черный Дракон, ведь тот Мудрейший, Величайший и Всемогущий, не так ли? Если он разберется со мной, то я действительно жалкий самозванец, как он заявляет. Так или иначе, но победит истина.

Мой оптимизм не заразил ни наших «пленителей», ни моих друзей. Последние смотрели на меня как на смертника.

– Значит, ты хочешь напасть на Владыку? – нахмурился Тилиэн.

– Зачем? – насмешливо фыркнул я и напомнил: – Судебный поединок никто не отменял…

Впереди нас ждали долгих два дня пути…


– Я сказал, отдали мне, быстро!!! – Голос звучал грозно, хотя его сложно было связать с явившимся в Чертоги белобрысым мальчишкой, который с порога начал качать права.

– Но… – робко начал Тэриэн, пятясь подальше от незваного гостя.

– Молчать!!! И ты не высовывайся, морф несчастный!!! Думаешь меня можно обмануть поддельной рожей?! Да я тебя даже спросонья за Райвэна не приму! В последний раз говорю: отдали мне амулет! Ну!!! Живо!

– Владыка разберется с вами! – попыталась было пригрозить Аэлле, но быстро смолкла под пристальным взглядом голубых, как небо, глаз.

– А вот это мы проверим! Уж разобраться со мной у вашего Владыки вряд ли получится! А теперь отдали мне амулет!!!

Я лишь усилием воли заставлял себя не морщиться, так гадостно было в этом месте. Черный Дракон, мать его… Хотя не думаю, что у такой мрази может быть мать…

В небо полетел торжествующий рев. Должно быть «Владыка» так бурно обрадовался нашему пленению. Ничего, мы еще посмотрим, кто из нас посмеется последним.

– Пришли, – тихо и как-то обреченно сказала Гиэлле, несчастными глазами глядя на меня.

Сам виноват. Нянчился с этими детьми, естественно, что они ко мне привязались. Только кто-то показывает это, а кто-то старательно делает вид, что он меня все так же не переносит.

– Да уж чувствую, – скривился я, стараясь даже дышать через раз, так мерзостно было вокруг. Вот уж не думал, что можно за не такой уж долгий срок превратить мой родной мир, пусть даже малую его часть, в такое… – А вы отсюда уходите. Сейчас и как можно дальше, – не терпящим возражений голосом сказал я.

Друзья смотрели на меня испуганно, затравленно. И виновато. Они боялись до дрожи в коленях, не хотели идти навстречу неведомой опасности и стыдились своего страха. И того, что хотят оставить меня одного, а я позволяю им исполнить это их желание.

– Райвэн, ведь это Черный Дракон, воплощение Зла… – тихо начал меня увещевать Кот. – Может, ну его, а?

– Боишься? – вздохнул я.

– Да! – смущенно согласился демон. – Это же Черный Дракон… Это же!..

– А мне глубоко плевать, кто это, – мрачно протянул я. – Эта тварь разрушает мой родной мир, так что мне все равно, кто это, Черный Дракон или Белый Единорог! На части разорву! Уж поверь, я это сумею сделать! Сдохну, но сумею!

Был бы в драконьем облике, выдохнул бы пламя и пару раз ударил хвостом по бокам, как разозлившийся кошак. А так только до боли сжал кулаки да свернул глазами.

Драконята потупились, искренне считая, что они, приведя меня в логово этого паразита, предали своего «Владыку». И, как ни странно, боясь, что этот их «Владыка» отправит меня на тот свет.

– А может, не надо подыхать, а? – осторожно начал Лэн, глядя на меня огроменными карими глазами. – Ты же нужен. Мне. Лери. Килайе. Эрту. Коту. Эгорту. Илнэ. Грэшу. Драконам. Людям. Эльфам. Демонам. Ты всем нужен… Ты часть этого мира. Ты важная часть этого мира, ты не должен умереть. И твой брат тоже наверняка расстроится, если с тобой что-то случится. Тебя же все любят, Райвэн. Ты должен остаться. Ты Владыка. Ты за всех отвечаешь.

– Да ты садист… – удивленно протянул я, понимая: что-то я все-таки упустил в эльфенке.

– А ты лентяй и эгоист, – отозвался Лаэлэн. – Хочешь всех бросить под предлогом спасения мира. Я, конечно, понимаю, тебе тяжело и ты очень устал за все тысячелетия, но это твои обязанности, и некому их выполнять, кроме тебя…

– Подрос, – с обреченным спокойствием констатировал я.

– А ты тоже, – фыркнул остроухий проходимец.

– Так, а что вы там говорили насчет конца света?.. – требовательно спросил Дариэн, у которого, оказывается, была поразительная способность слышать только то, что его интересовало. – И при чем тут этот?.. – Небрежный кивок в мою сторону.

– О… Это длинная история… – многообещающе начал Кот. – И пока все прощаются с Райвэном, я тебе ее расскажу!

– Ты не передумал? – А вот вопрос уже ко мне. Эрт никак не уймется со своим неуемным чувством справедливости.

– Цена назначается не мной… Но я готов платить. – Улыбка вышла мрачноватой, но на диво убедительной.

– Ты идиот, – последовал точный диагноз.

– Я Владыка.

– Ты не имеешь права на этот титул! – уже скорее по привычке вякнул старший клина.

– Иди к дхарру, – машинально послал парня по первому попавшемуся адресу драконоборец. – Райвэн… Постарайся выжить.

После сей душещипательной фразы, произнесенной, как ни странно, от чистого сердца, меня стиснули в тисках рыцарских объятий.

– Удачи, дракон.

– Спасибо, драконорборец.

Драконятки выпучили глаза, но интересоваться, с чего это у извечных противников вдруг такие теплые отношения, посчитали нетактичным. Хотя я всерьез начал раздумывать, можно ли умереть от любопытства.

– Берегите себя, Владыка, – тихо попросил меня старый гном, глядя перед собой разом ставшими больными глазами.

– Постараюсь, Эгорт, – кивнул я. – Спасибо тебе. За все.

– Ты уж постарайся там, ящерица, – хмуро буркнул орк, скосившись в сторону. – Если с тобой там что-то случится… Я не обрадуюсь.

Когда я встретился взглядом с Грэшем, мне показалось, что глаза степняка подозрительно блестят.

– Ты еще примешь мое Служение, – тихо пригрозил мне Кот, поспешно отворачиваясь.

– Потом поговорим, – ухмыльнулся я.

– Ты, мерзкое порождение Темных Сил, – грозно начал Айэллери в лучших традициях Светлых эльфов, – только попробуй там умереть!!! Я… не хочу потерять друга… – Перворожденный опустил глаза.

– Я тоже считаю тебя своим другом, Айэллери. Я рад, что встретил тебя.

– Верни нашу связь… – тихо взмолился Лэн. – Я хочу быть с тобой…

– Нет. Глупый, если я погибну, то ты сойдешь с ума. И это в лучшем случае…

– Я хочу остаться с тобой. Даже если…

– Дурак ты, Лэн. Еще пожить не успел, а уже в могилу собираешься, да еще вслед за такой старой развалиной, – ворчливо пробурчал я, взлохматив светлую шевелюру эльфенка. – Даже не проси. Ты жить будешь. Считай, что это мой приказ, а приказы Владыки не обсуждаются.

Леди, слегка волнуясь, подошла ко мне, явно надеясь получить от меня напутствие, так же как и все остальные.

– Илнэ, ты принесешь славу своему роду. Тобой будут гордиться. Обещаю тебе. И ты действительно почти раскусила меня.

Улыбка волчицы была чуть смущенной, но благодарной.

А вот теперь самое страшное… Творец храни мою грешную душу или не менее грешное ее отсутствие…

– Рэйлэнэ… – едва слышно позвал я, глядя на стоящую в сторонке демонессу, которая пыталась делать вид, что она ни при чем. Она медленно повернула ко мне бледное лицо. – Я благодарю Творца за то, что мне выпало счастье встретить тебя.

Не отводить взгляд от недоуменно расширенных лиловых глаз оказалось невероятно сложно, но я выдержал. Несколько шагов – и я рядом с застывшей в изумлении девушкой.

– ?!

И на глазах ошарашенных друзей и юных сородичей я опустился перед своей Рэйлэнэ на одно колено и поцеловал тонкую, чуть дрожащую руку.

От ее кожи пахло ветром и лилиями…

Ну вот. Теперь можно и умереть спокойно. Ну, относительно спокойно…


– Что это было?! – сумела выдавить из себя обалдевшая демонесса, когда Райвэн быстро скрылся в ущелье.

– Ну… – вздохнула Гиэлле. – Фактически он только что признался тебе в любви.

– Ч-что?! – окончательно растерялась Килайя, у которой красноречиво начала дергаться нижняя губа.

– Рэйлэнэ означает «единственная», дракон только раз в жизни выбирает вторую половину, поэтому избранника зовут единственным. Изменить свой выбор уже невозможно, – недовольно сообщила драконица, скосившись на Дариэна. – Даже при очень большом желании.

– И он…

– Назвал тебя единственной. Быть избранницей Владыки – большая честь.

Сердце демонессы пропустило один удар.

– Почему он раньше не сказал?.. – обреченно прошептала Килайя.

– Видимо, посчитал, что так будет лучше… Он ведь готовился к смерти, – предположил старый гном, опасливо наблюдая за тем, как у демонессы стремительно меняется выражение лица с несчастного на откровенно озверевшее.

– Посчитал, значит… – нехорошо протянула девушка. – Как лучше, значит… Я ему покажу, посчитал!!! Да какое он право имеет за других решать, гад крылатый?! Кто ему это самое право дал?! Кто он вообще такой?! Пусть только вернется, я ему устрою!.. – Гневная речь прервалась отчаянными всхлипываниями, которые быстро переросли в полноценный рев.

«Пусть только вернется… Пусть только вернется… Я… я ему… Пусть только вернется…»


«Вот сейчас доберусь до этой неизвестной твари и устрою ему набег орков на мирную деревушку! Я, конечно, насилия не люблю, но уж ради него даже постараюсь забыть о своих принципах!» – мрачно размышлял я о том, что же сотворю со своим ворогом, когда доберусь до него. Пилить по ущелью мне пришлось достаточно долго, так что я успел обдумать план великой мести в мельчайших подробностях, вплоть до того, как буду зубы по одному выбивать.

Но когда я узрел Черного Дракона, у меня все вылетело из головы за одну секунду…

Увидев своего супротивника, я растерянно икнул и уставился на него ошалевшими глазами, которые медленно вылезали из орбит.

Э-э-э… Нет, это отдаленно напоминало дракона, вот только отдаленность была примерно как от Чертогов до Закатного леса. Месяц пути.

– Явился, наглый самозванец!!! – радостно взревело нечто, плюнув огнем.

Струйка была слабенькой и неровной, как костер, разведенный из гнилушек. А уж как пламя этого чуда чадило… У меня даже слезу выбило!

– Это что такое? – поинтересовался я у ближайшего дракона, указывая на черную, маслянисто поблескивающую на солнце тушу.

– А?! – обалдел от моей непочтительности сородич.

Туша открыла от удивления рот, но я не посчитал ее достойной моего внимания. Пока. Я с этим разговаривать не буду.

– Это Великий Черный Драк… – начал было знакомую мне песню парнишка.

– Мальчик, на Черного Дракона это похоже только мастью. Это даже на нормального дракона непохоже!!! – взвыл я, крайне непочтительно тыкая пальцем в бок священной туши, которая все никак не могла прийти в себя от такой наглости.

– Я повелеваю тебе, жал…

– Молчать! – гулко рыкнул я на обнаглевшую тварь. – Я не давал тебе разрешения говорить, тварь. И с тобой я разберусь позже… И вот это вы признали своим правителем? – окончательно озверев, спросил я у вусмерть перепуганных и растерянных сородичей. – Эту тварь, посмевшую посягнуть на мир, в котором мы обитаем, на наш народ?!

Причин моей ярости молодняк так и не понял.

– Я Черный Дракон! Владыка драконьего племени! Извечный хранитель этого мира! Кто ты такой, чтобы оскорблять меня, видевшего рождение Тьмы?! – в стиле оскорбленной невинности взревело нечто.

– Ты что-то сказала, тварь? – с преувеличенным интересом осведомился я у жалкого подобия дракона, которое имело наглость посягать на то, что ему не принадлежит.

В такую ярость я за свою жизнь приходил всего три раза. По пальцам одной руки пересчитать можно. Ариэн, которому как-то «посчастливилось» увидеть меня в таком состоянии, потом полгода заикался и вздрагивал при малейшем громком звуке. После он сказал мне, что никогда не видел никого более жуткого, чем я. А братик много чего видел, и напугать его более чем сложно…

Заткнулся «Великий Черный Дракон» на диво быстро. Ах да, ведь инстинкт самосохранения в подобных созданиях развит особенно сильно, а я в своем нынешнем состоянии представлял нешуточную угрозу.

– Взять его! – велел он тем идиотам, которые поверили ему и пошли за ним.

– Стоять! – спокойно сказал я. Детки, естественно, застыли. – А теперь развернулись и вон отсюда! По домам, дети!

При виде послушно топающих по направлению к выходу из ущелья драконят, морду моего супротивника перекосило так, будто он разом вылил в свою глотку бочку уксуса.

– Как?

– Не твое дело! – сплюнул я. – Зато теперь мы одни! А мне очень хочется с тобой пообщаться с глазу на глаз… – прошипел я.

– Как ты смеешь! – сверкнула глазами эта тварь. – Я – твой законный Владыка! Черный Дракон!

– Я тебе не верю! – осклабился я. – С чего бы это Черному Дракону возвращаться?

– Наступили предсказанные времена…

– Бред!

– Я Хранитель этого мира…

– Глупость!

– Почему ты, дракон, мне не веришь?!

– О… – издевательски протянул я. – Так ты уже поверил в то, что я дракон! А еще пятнадцать минут назад ты утверждал совершенно иное…

– Тут не поверишь… – пробурчал этот лжец, скосившись куда-то мне за спину.

Угу. Что называется, приплыли. Позади меня чуть заметно подрагивал оттиск моего второго облика. Последняя стадия крайней, неконтролируемой ярости, которая вот-вот перетечет в настоящее боевое безумие, так ценимое некоторыми народами.

– Почему я тебе не верю?! – издевательски усмехнулся я. – Что ж, оглашу весь список! Черный Дракон не станет разрушать ткань этого мира. Черный Дракон не станет подстрекать свой народ к войне. Черный Дракон способен узнать сородича в любой ситуации. И ко всему прочему…


– Что это? – ошарашенно спросил непонятно кого Дариэн, видя, как из ущелья, в котором скрылся Райвэн, показалась толпа его сородичей с абсолютно потерянными и затравленными лицами.

– Они уходят, – отозвалась не менее удивленная происходящим Гиэлле. – Почему?

– Видимо, Владыка приказал, – пожал плечами Эгорт. – Бывают такие моменты, когда Владыке совершенно невозможно противостоять. Даже если очень хочешь. Видимо, этот как раз такой момент.

– Ты думаешь, их отослал Райвэн? Но почему? – недоумевающе подняла бровь Илнэ.

– Глупышка, – грустно усмехнулся Кот. – Это же ясно как день. Он понял, что решить дело миром не удастся, и отослал своих, чтобы тех ненароком не пришибли.

– Он там один… – прошептал резко побледневший Лаэлэн. – Я его не брошу!!!

– Но… – заикнулся было Эрт, пытаясь схватить ушастую неприятность за шкирку, однако Лэн, поганец, вывернулся.

– Я иду к нему! – безапелляционно заявил эльфенок и на полной скорости ломанулся внутрь ущелья.

– М-да… – озадаченно изрекла Илнэ. – Пошли за ним.

– Да, – тяжело вздохнул рыцарь. – А вы даже не думайте следом соваться! – грозно велел он драконам, которые чувствовали себя самыми жалкими и ничтожными существами в мире. – А то я уши надеру, а Райвэн добавит!

Дариэн и компания стушевалась, но ослушаться того, кто носил звание драконоборца, не рискнули, слишком дорожа своими чешуйчатыми шкурами. Тем более что «пленники» давным-давно успели отобрать у юных драконов свое оружие.

«Др… Дхарр! Да что ж этот прохвост чешуйчатый задумал?! О Пресветлый Единорог! За какие грехи мне послали встречу с этим странным созданием?! И главное, почему я сейчас как последний идиот кинулся к нему только потому, что у нас мелькнуло подозрение, что его драконью задницу поджарили?!»

Бежали друзья на предельной скорости, так что к тому моменту, когда ущелье расширилось и показалось то место, где предположительно обитал Черный Дракон, порядком выдохлись.

– Это… что? – едва успев поймать челюсть, прошептал Эрт, которому показалось, что этот мир точно сошел с ума.

– Их двое… – пробормотал Кот.

– А где Райвэн?! – взвыл Лэн.

Перед обалдевшими друзьями предстали два дракона одинаковой масти. Оба черные.

– Если учесть, что наш Райвэн тоже дракон, то, видимо, один из них и есть наш дохляк, – предположил Грэш, напряженно разглядывая застывших друг перед другом ящеров.

– Но они же… черные! – взвыла Килайя.

– Ну, видимо, наш Райвэн всего-навсего Черный Дракон, – пожал плечами Эрт. – Всего-то… Ха… – Смешок у драконоборца вышел слегка (а может, и не слегка…) истерический.

– А… который из них Райвэн? – спросила Илнэ, переводя взгляд с одного ящера на другого. – Они одного размера, оба черные…

– Ставлю вон на того, справа, который не блестит, как маслом политый, – ответил Грэш.

Дракон справа и остальных устроил больше, чем его противник. Он был как напряженная струна, поджарый, с яростно сверкающими янтарными глазами. Жуткий и красивый одновременно. Дракон. Владыка. Второй ящер смотрелся далеко не так внушительно, хотя был слегка побольше первого. Морда у него была более приплюснута, глаза казались тусклыми плошками, чешуя блестела, будто покрытая жирной масляной пленкой.

– Да, тот, что справа, Владыка, – подтвердил Эгорт. – Я ощущаю его как Владыку.

– Значит, Райвэн – это и есть… – прошептал Лаэлэн, во все глаза глядя на того, кого привык видеть в облике насмешливого черноволосого парня с глазами, вечно меняющими свой цвет.

– Ты знаком с ним дхаррову уйму лет, Эгорт! Неужели ты не догадался?! – возмутился рыцарь.

– Нет, – покачал головой старый Мастер. – Да и кто бы догадался?!

– Кажется, у меня появилось преимущество, – прогудел ящер слева. – Что ты сделаешь, если я разорву на части этих крысят? Ты ведь дорожишь ими? – В рычащем голосе прорезались издевательские нотки.

– Только посмей тронуть их… – взрыкнул дракон справа. – И тогда можешь даже не рассчитывать на быструю смерть!!!

Голос, определенно, принадлежал Райвэну, даже несмотря на то, что слова исходили из драконьей глотки, знакомые интонации было невозможно не заметить.

– О… Так они действительно тебе дороги! – протянул противник Райвэна. – Так, может быть, среди них есть твоя женщина? А, Владыка?

Килайя жутко покраснела и опустила глаза. Вот еще, каждый монстр будет про нее гадости говорить!

– Я убью ее у тебя на глазах. Первой.

В глазах Райвэна мелькнуло такое дикое и гневное выражение, что его друзья почувствовали страстное желание закопаться куда-нибудь поглубже, даже зная, что ярость Райвэна направлена не на них. Как оказалось, драконы действительно невероятно страшные создания.

Еще мгновение назад Райвэн стоял на месте, обнажив клыки, а теперь с ревом бросился на противника…


Какого дхарра они приперлись?! Совсем с ума сошли?! Как они посмели?! И что мне теперь делать… У меня перед глазами все закружилось… Если он что-то с ними сделает… И плевать на клятву!!! Она тут ни при чем! Друзья… И Рэйлэнэ… Да если эта тварь их хоть когтем тронет, я его на части разорву!!! Нет… Он будет долго умирать. Очень долго. Так долго, что успеет тысячу раз проклясть тот миг, когда ему в голову пришла мысль появиться в нашем мире.

Вот того, что я с яростным рыком брошусь на него и примусь рвать когтями и зубами, он явно не ожидал. М-да. Владыка действительно не должен себя так вести. Но сейчас мне на это глубоко плевать! Убью.

Правда, эта жалкая тварь тоже была не настолько тупа: получив от меня пару чувствительных ран, он рванул в небо.

Не уйдешь!

Я ринулся вслед за врагом. Зря ты это сделал, дор-р-рогой. Меня-то поддержит ветер, а вот что будешь делать ты, а?

Выдыхаю на врага пламя. Мой огонь не похож на чахлый язычок, который выдыхает тот, кто посмел назваться именем Черного Дракона. Удар крыльями. Я силен и знаю это. Ну что, больно? Очень? А если еще и так?

Дхарр…

А ведь сдохнуть он не собирается… Как по брюху заехал. Наверняка шкуру разодрал. Больно… Ну ничего, я еще отыграюсь. Живым не уйдешь. Клянусь.

А он тоже силен. Как же больно… А я, дурак, надеялся, что все обойдется…

Раны я получил тяжелые, глубокие… Долго не продержусь. Ослабну от потери крови. Значит, надо завершить этот бой как можно быстрее, пока эта пробравшаяся в наш мир мерзость еще знает, что я сильнее его.

Я еще жив. И я буду жить. Я буду жить, потому что снизу на меня смотрят мои друзья, моя Рэйлэнэ… Я не могу проиграть, потому что это мои друзья, моя Рэйлэнэ и мой мир!


На землю упала тяжелая бурая капля.

– Кровь? – тихо спросила Килайя.

– Да… – подтвердил Эрт. – Только чья?

– Райвэну больно… Очень. Он ранен, – отстраненным, чужим голосом произнес Лэн.

Ответом ему послужило потрясенное молчание.

– Он же разорвал вашу связь! – воскликнул растерянный старший брат эльфенка.

– Да… Но я этого не хотел. Поэтому я еще могу его чувствовать, но только самые сильные чувства и очень-очень слабо… – признался младший эльф. – И я не хотел ему об этом говорить, а то вдруг Райвэн решил бы отнять и то, что осталось? Если сейчас я почувствовал… значит, ему очень больно…

Килайя отметила, что ей стало трудно дышать, а внутри похолодело.

Райвэн ранен, и ранен серьезно… Неужели он?..

«Нет… Духи Леса, сохраните его для меня… Ведь я его так люблю… Сохраните его, пожалуйста…»


Я обязан победить.

Удар. Если до этого он не распорол мне брюхо, то теперь-то точно это сделал. Дхарр… Как неприятно-то…

Еще раз выдохнуть пламя. Столб огня получился настолько мощным, что я сам удивился. М-да… Ему не хватило? Тогда еще раз удар крыльями, пырнуть когтями. Опять недостаточно? Даже не надейся уйти от меня. Да, я скоро сдохну, но и ты отправишься за Последние Врата. Я постараюсь.

Знаешь, в чем наша разница? Я был готов умереть, когда шел сюда! И я не отпущу тебя, даже если придется погибнуть. А вот ты отчаянно цепляешься за свою жизнь, если только можно считать, что то жалкое существование, которое ведут такие твари, как ты, можно назвать жизнью.

Я вцепился во врага, как голодный в последний кусок хлеба, не прекращая рвать существо, проникшее в наш, нет, в мой мир, да еще имевшее наглость назваться мной. Но вот живым это очаровательное создание точно отсюда не выйдет.

Силы теряю. Жаль… Но я должен успеть… И я успею, дхарр меня подери!!!

Когда громадная туша, которую я держал изо всех оставшихся у меня сил, начала рассыпаться мелким пеплом, я понял, что выиграл и что это, похоже, последнее, что я успел сделать в своей невероятно долгой жизни. Что ж, достойный финал для Владыки, Черного Дракона. Сделал все, что мог, спас всех, кого мог. Можно и упокоиться с миром. Пусть земля будет мне пухом. Кстати, на нее мне еще и падать. Видимо, скончаюсь от удара о землю, вследствие которого будут получены травмы, несовместимые с жизнью. О Творец… Даже сейчас шучу… Ничего, скоро все кончится. Навсегда…

Рэйлэнэ… А я все-таки трус…


– Он падает! – вскрикнула Илнэ, в ужасе глядя, как громадный черный дракон стремительно несется к земле, окутанный ореолом серой пыли в которую превратился второй дракон.

Райвэн даже не пытался выровняться и снова набрать высоту.

– Он… мертв? – Килайя никогда не думала, что может настолько испугаться, но девушке вдруг показалась, что она тоже умерла в тот момент, когда увидела падающего на землю ящера.

– Нет, – покачал головой побледневший до синевы Лаэлэн. – Еще нет, но если ударится о землю, упав с такой высоты, то точно умрет. Он должен очнуться!!!

– Райвэн!!! – заорали все друзья одновременно, хотя и не сговаривались.

Тяжелые кожистые веки медленно поднялись. Крылья напряглись, пытаясь выровнять грузное и вмиг ставшее непослушным тело.

«Медленно, слишком медленно и слишком поздно. Он не успеет. Разобьется. Как глупо…»

Грохот от упавшего дракона был жуткий.

И Райвэн не пошевелился.

– Что с ним?.. Все?.. – Старший из братьев эльфов не хотел себе признаваться, но от мысли, что Ужасный Черный Дракон, Извечное Порождение Зла и Тьмы, погиб, ему стало ну очень плохо.

– Еще нет, – всхлипнул Лэн. – Он еще не умер!!! И я не позволю ему умереть!!!

Отчаянно рыдающий эльфенок кинулся к своему обожаемому кумиру и буквально вцепился в чешуйчатую морду. Райвэн еще дышал. Очень слабо, но дышал, а значит, еще был шанс, что он будет жить. Пусть крохотный, но этот шанс все же был.

– Айэллери, сделай что-нибудь, ты же умеешь исцелять! – потребовал у брата Лаэлэн.

– Я не могу… – повернул к младшему совершенно несчастное лицо эльф. – Он… У нас слишком разное соотношение жизненной энергии, у меня просто не хватит сил исцелить его, даже если я выцежу из каждого из нас все. Я видел его жизненный узор… Для меня это невозможно, Лэн. Прости…

– И мы действительно ничего не сможем сделать? – не веря своим ушам, переспросила Илнэ.

Перворожденный только кивнул в ответ, отворачиваясь. Таким беспомощным он не ощущал себя никогда. На его глазах умирал друг, а он ничем не мог ему помочь.

Белая как полотно Килайя опустилась рядом с драконом на колени и прижалась к черной морде.

– Райвэн, не умирай… – прошептала несчастная демонесса, позабыв, что еще час назад готова была прибить ящера собственноручно. – Пожалуйста…

Она хотела сказать что-то еще, но ее речь превратилась во всхлипывания, и воительница разревелась, последовав примеру Лаэлэна.

Никто и не подумал укорить Килайю за недостойное воина поведение.

Дыхание Райвэна с каждой минутой становилось все слабее, в себя дракон так и не пришел, пребывая в том зыбком беспамятстве, которое каждую секунду может стать смертью. Говорить в присутствии умирающего никто не решался, лишь изредка нарушая установившуюся зыбкую тишину фразами, произнесенными еле слышным шепотом. Лэн и Килайя рыдали все так же безутешно, но уже беззвучно, на Райвэна они смотрели с надеждой, которая медленно умирала. Как и дракон.

Горестные раздумья друзей были прерваны… Весьма нагло… И именно тем, кого они меньше всего ждали и желали видеть.

На мгновение всех членов отряда ослепило яростно-белое сияние, на которое было так же невозможно смотреть, как на солнце, стоящее в зените. А когда спутники Черного Дракона смогли открыть глаза, то увидели, что по их души явился ни много ни мало сам Трижды Светлый Белый Единорог. На этот раз дивному зверю не досталось положенной доли восторгов, которые неизменно окружали его при каждом появлении перед почитателями. Друзья смотрели на появившееся чудо с вполне объяснимыми напряжением и неприязнью.

Единорог действительно был прекрасен. Белоснежный конь с сияющим рогом во лбу. Священный зверь изогнул гордую шею и с таким же, как у членов отряда, напряжением взглянул на спутников своего извечного противника. Неудовольствие от встречи было полностью взаимным.

«Явился! – мысленно ругнулся Эрт. – Пришел добивать смертельно раненного врага. А где же эта коняга была, когда Райвэн ценой своей жизни спасал этот мир?! Пусть я даже умру, но этот мерзавец и близко к дракону не подойдет!»

Единорог в ответ на мысли драконоборца посмотрел на него ну так неласково, что будь Эрт не в таком бешенстве от поступка воплощения Света, то насмерть перепугался бы. Но после того, как рыцарь собственными глазами видел, как Черный Дракон спас этот мир ценой своей жизни, ему море было по колено. Он готов был умереть за драконьего Владыку, даже зная, что самого Райвэна это уже не спасет. Драконоборец вытащил из ножен меч и с вызовом взглянул в синие глаза Единорога. Примеру рыцаря последовали его друзья, даже Килайя и Лэн поднялись и были готовы с оружием в руках отстаивать оставшиеся несколько минут жизни Райвэна.

Воплощение Света зло всхрапнуло и принялось рыть землю копытом, но отступившие от Света Светлые глубоко плевали на недовольство того, перед кем еще две недели назад пали бы на колени.

Поняв, что по-хорошему с ощерившимися будто волки друзьями не получится, Единорог отступил назад, опустил голову, взвизгнул и, хорошенько разогнавшись, попросту перемахнул через непоколебимо стоящих с оружием наголо защитников Черного Дракона.

«Неужели все напрасно?!» – с отчаянием подумала Килайя.

Белый Единорог опустился рядом с неподвижно лежащим Черным Драконом.


Глава 14 | Права и обязанности | Глава 16