home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

И это лучшее на свете колдовство,

Ликует солнце на лезвии гребня,

И это все, и больше нету ничего -

Есть только небо, вечное небо.

Группа «Мельница»

– А ну отойди от него! – заорал на легендарное и священное воплощение Света Лаэлэн, в карих глазах которого читалась решимость погибнуть в битве с божеством, но не подпустить его к раненому дракону.

Единорог и не подумал последовать приказу какого-то там малолетнего эльфа, что сполна выразилось в презрительном взгляде, который Трижды Светлый бросил на эльфенка. Больше внимания спутникам Черного Дракона Единорог внимания не уделял.

Воздух вокруг воплощения Света, к удивлению всех присутствующих, мелко задрожал, будто на большой жаре, и перед глазами изумленных нелюдей и человека вместо священной и рогатой, но все-таки лошади предстал тонкий, золотоволосый, удивительно красивый юноша в белых струящихся одеждах, которые, казалось, излучали свет, и юноша этот чем-то неуловимо напоминал Лэна. В частности тем, что тоже сразу начал реветь.

– Держись, морда чешуйчатая! – сквозь рыдания произнес он. – Сейчас… Ты не посмеешь умереть, слышишь?! Только попробуй меня бросить, я же тебя из-под земли достану и обратно закопаю!!! Ты меня понял?!

Дальнейшие угрозы Единорога бесчувственному Райвэну друзьям разобрать не удалось, потому что Трижды Светлый постоянно переходил с одного языка на другой, причем иногда совершенно разные наречия он соединял в одной фразе, что «слегка» мешало восприятию. Но, по крайней мере, удалось понять, что убивать Райвэна Единорог не собирается.

Светловолосый юноша обхватил морду дракона, и от Единорога к ящеру стало медленно перетекать слабое серебристое сияние.

– Он делится с ним жизненной силой! – сообщил спутникам пораженный Айэллери, который, как единственный маг, лучше всех понимал происходящее. – Он его лечит!

– Ну не придуривайся! – преувеличенно сварливо велел Райвэну Пресветлый, лицо которого было бледным и жалким, как у потерявшегося ребенка. – Тебе уже далеко не так плохо, как ты хочешь показать, так что нечего симулировать. Живо меняй облик, пока драконоборцы, привлеченные представлением, которое ты устроил, не решили раздобыть симпатичный трофей в виде твоей головы. Перекидывайся, а я тебе помогу.

Как ни странно, Черный Дракон послушно начал перетекать в человеческую форму, вот только у него это заняло гораздо больше времени, чем у Единорога.

– Вот так, молодец, – облегченно вздохнул Светлый, когда рядом с ним оказалась не громадная драконья туша, а тело более-менее приемлемых размеров. – Возьми еще! – потребовал покровитель всех Светлых в этом мире, прикасаясь узкой ладонью ко лбу Райвэна, который все еще не открывал глаза, но, видимо, уже был вполне вменяем.

– А вы что застыли как соляные столпы? – повернулся Единорог к друзьям Дракона, как только убедился, что тот не собирается умирать прямо в этот момент. – А ну живо делать носилки!!! Или вы думаете, что я позволю везти его в таком состоянии на лошади?!

На этот раз никто не посмел перечить божеству, и Эрт с Котом покорно потопали прочь из ущелья для того, чтобы найти материалы для создания требуемых Единорогом носилок.

Ни один из присутствующих не был в состоянии понять, что же сейчас происходит и почему Белый Единорог, извечный враг Черного Дракона, не изъявляет желания прибить своего противника сию же секунду, а помогает ему и заставляет помогать других. Это было выше понимания среднестатистических Светлых, пускай и проведших кучу времени в компании драконьего Владыки.

– А он… – заикнулась было Килайя, с надеждой глядя на Трижды Светлого. Уверившись, что божественное бывшее копытное и не думает причинять вред ее возлюбленному, демонесса резко успокоилась и снова вспомнила, что к высшим силам нужно относиться почтительно.

– Да все с ним будет в порядке, – фыркнул новоявленный спаситель Райвэна, не сумев скрыть облегчения. – Проспит дня два-три и будет как новенький. Хвала Творцу, я успел вовремя… Еще бы минут десять…

Фраза оборвалась красноречивым молчанием. Заговаривать с божеством больше никто не решился. Оказалось, что стоило только полностью осознать, что произошло, как священный трепет накатил на друзей с удвоенной силой, заставляя ходить перед Единорогом в полусогнутом настояний. Тот раздраженно фыркал, глядя на такое к себе отношение, но пока что молчал. Впрочем, молчание его было весьма красноречивым.

Через полчаса Эрт с Котом вернулись, притащив наспех сделанные носилки, и на них под бдительным присмотром Трижды Светлого со всей возможной осторожностью уложили спящего дракона, который недовольно заворчал, когда его не очень аккуратно подняли, но глаз таки не открыл.

Когда Единорог заявил, что поедет вместе с отрядом и лично будет следить за транспортировкой Райвэна, Эрт и компания только обреченно вздохнули и не стали спорить, разумно посчитав, что ему виднее.

На обычной лошади Пресветлый отказался ехать наотрез, как и перекидываться, наградив Айэллери, подкинувшего последнюю идею, парой далеко не лестных эпитетов. На вопрос о том, что же им делать, Он высокомерно фыркнул и оглушительно свистнул. На призыв мгновенно явился Аэ-Нари, который смотрел на Единорога не так обожающе, как на Райвэна, но все же о-о-чень уважительно.

– Да, и прекратите надо мной издеваться! – потребовал у донельзя удивленных друзей Пресветлый. – Священный, божественный… Тьфу! Единорог!

– Но как?! – не мог понять раздражения божества Айэллери.

– У меня имя есть, так что будьте любезны обращаться ко мне нормально! Вы же Райвэна Темным, Вселенским Злом и Черным Драконом не обзываете? Вот! И надо мной прекратите измываться!

– Э-э-э… И как ваше имя? – с трудом перебарывая благоговейный трепет, поинтересовался Эрт.

– Ариэн, Сияющий, – отозвался Единорог.

– ?!! – Удивлению присутствующих не было предела.

– Но ведь Ариэн – это младший брат Райвэна… – осторожно начал драконоборец.

– Ну да, – совершенно спокойно согласился Пресветлый. – Я и есть младший брат Райвэна. А кто еще, по-вашему, может быть братом Черного Дракона, первого творения? – язвительно изогнул бровь Ариэн.

– А как же Великая битва? – растерянно пробормотал Айэллери.

– Какая Великая битва? – фыркнул Единорог. – Последняя битва между нами была где-то полторы тысячи лет назад, когда Райвэн дал мне подзатыльник. За дело… – предупреждая вопросы, уточнил брат Райвэна. – За какое не скажу. Так что прекратите верить идиотским россказням. Райвэну еще нельзя смеяться, а то может хуже стать.

– Но… – попытался было что-то сказать Айэллери.

– Все это домыслы, к которым мы с братом не имеем ни малейшего отношения.

Аэ-Нари ехидно заржал, подтверждая правоту Единорога.

– У нас с ним всегда были самые теплые отношения.

До самого вечера никто больше не решился лезть к Ариэну с вопросами. Пускай он и брат Райвэна, который давно и прочно свой, но все же Единорог…

А несчастный и разобиженный на весь белый и не очень свет младший братишка дракона только кривился от почтительных мыслей окружающих, будто от зубной боли, и жутко завидовал Райвэну, к которому относились как к равному и как к другу, а не как к святым мощам…


Единорог оказался ехидной заразой похлеще Райвэна. Отряд понял это уже через пару часов общения с тем существом, которое вообще-то считалось их покровителем. Ариэн с самым пакостным выражением комментировал все и всех. Костерить его как дракона было неудобно, а терпеть не было никакой возможности.

Зато из этого наглого парня удалось вытянуть кучу интригующих подробностей на тему сотворения мира, его истории и жизни Райвэна до его знакомства с членами отряда. Последнее интересовало всех больше других тем, поскольку, как оказалось, у Владыки была весьма примечательная биография. Ящер умудрился за свою долгую жизнь наворотить столько и такого, что его друзья не знали, плакать или смеяться.

Попутно выяснилось, что сказочный персонаж, который встречался в эпосе каждого народа, несмотря на проживание и обычаи, то есть Хитрый Райн, является не кем иным, как все тем же старым добрым Райвэном, успевшим наследить по всему миру.

…– И тогда мой неподражаемый братец ему и говорит: «Сумеешь меня с места сдвинуть – отдам тебе все деньги!»

– И тот его сдвинул? – азартно спросил Айэллери, заглатывая очередной кусок мяса.

– Ну-ну! – фыркнул Ариэн. – Его сдвинешь! Братик попросил землю, чтобы та не отпускала его ступни!

– Это как?! – не понял эльф.

– Райвэн ведь не колдует. Для нас с ним магия просто недоступна, поскольку мы, как пробные образцы, имеем только жизненный узор. Но магия – это насильственное подчинение чего-либо своей воле, для нее нужна сила и магический узор для ее преобразования, а нам не нужно ничего и никого заставлять. Так как мы были созданы раньше чего бы то ни было, то по праву первородства можем требовать подчинения себе. – Откровенное изумление друзей брата юноша полностью проигнорировал. – Только я не могу управлять Тьмой, потому что отец создал ее раньше, чем меня… – не смог напоследок удержаться Единорог, чтобы слегка не пожаловаться.


Очнулся Райвэн на вторую ночь, когда все, кроме Ариэна, который вызвался сторожить в эту ночь, спали сном праведников.

– С добрым утром, братец, – ехидно сказал открывшему глаза дракону его ближайший родственник.

– У тебя крайне оригинальные представления об утре, – в тон отозвался Темный, улыбаясь одними глазами.

– Какого дхарра ты не позвал меня, а? Ты чуть на тот свет не отправился со своим дурацким героизмом!!! А отец нас обоих ставил Хранителями и не желал, чтобы ты так подставлялся из-за своих странных представлений о чести и долге! И вообще, здесь я Светлый!!!

– Проорался? – спокойно поинтересовался Райвэн.

– Угу, – так же спокойно отозвался его брат, будто и не было минуты назад откровенной истерики.

– Как ты меня нашел?

– Наведался к тебе домой и кое-что позаимствовал у опять же твоих воспитанников, – гордо ответствовал Единорог, демонстрируя брата-близнеца того амулета, который вручила своему Владыке Аэлле.

– И они тебе его так просто отдали? – удивился Райвэн.

– О нет, – хищно осклабившись, сказал Ариэн. – Они долго сопротивлялись, но ты же знаешь, я умею убеждать… Кстати, что это было за чучело, которое имело наглость изображать тебя?

– Надеюсь, ты ничего ему не сделал? – лениво спросил брата дракон.

– Нет, твои детки очень просили… Да и вряд ли это многоликое чудо попало в Чертоги без твоего посильного участия. Я прав?

– Конечно, – кивнул Владыка. – Райхэ предложил мне свою помощь, и я с благодарностью ее принял. Он отвлек на себя некоторых из моих преследователей, чем значительно облегчил мне жизнь.

– Неплохой парень, хотя язык у него острый. Чересчур.

– Досталось?

– Немного. Но мое самолюбие устояло.

– Кто бы сомневался, – ухмыльнулся дракон.

– Я рад, что с тобой все обошлось и на этот раз все остались живы, – тихо сказал Ариэн. – Безумно рад…

– Я, как ни странно, тоже…

– Кто это был, Райвэн? – тихо и серьезно произнес Светлый, мгновенно сбросив личину ехидного и в меру беззаботного мальчишки.

– То же самое, что и в самый первый раз. Паразит, порождение Пустоты. Он уже успел порядком насосаться энергии в нашем мире. Никак не могу понять, как эта тварь сумела пробраться в мир незамеченной! Я видел тот пролом, через который он пришел. В него Килайя едва не сверзилась.

– Наверное, паразит чем-то похож на комара… – пожал плечами юноша, удивляясь тому, как резко повзрослел брат. – Видимо, когда он прорывает ткань мира в первый раз, то каким-то образом гасит ту боль, которую причиняет.

– Скорее всего, ты прав.

– Я вообще умный. А тебе по-настоящему нравится эта компания, – констатировал покровитель всех Светлых.

– О да, – довольно улыбнулся дракон. – Занятные ребята. И мы, как ни странно, понимаем друг друга.

– Ведь среди них есть твоя Рэйлэнэ? – чуть смутившись, спросил Единорог.

– Все ты замечаешь, – поморщился его брат. – И сейчас она безумно зла на меня. Даже не знаю, простит или нет…

– Я бы на ее месте тоже озверел, – высказал свое мнение воплощенный Свет.

– Мог бы и поддержать меня, – надулся Райвэн.

– А ты, оказывается, трус, братик… – осклабившись, выдал Пресветлый.

– Ариэн! – взмолился дракон.

– Измывался над девушкой как мог! – продолжал добивать брата Светлый.

– ПОЖАЛУЙСТА! – откровенно взвыл Райвэн.

– И что ты собираешься теперь делать? – деловым тоном осведомился Единорог, повергнув родственника в состояние легкого ступора.

– Не знаю…

– Засунешь голову под крыло, как глупая курица, и позволишь своей Рэйлэнэ со спокойной душой послать тебя по довольно-таки предсказуемому адресу? А ведь эта милая девочка уже вполне готова сделать это… Тебе не кажется, что это просто неприличный конец для нормальной сказки, а? – Ариэн грустно улыбнулся.

– Я не могу ее заставить… Ты не понимаешь, братишка. Это должен быть целиком и полностью ее выбор.

– А ты не думал, что она тоже ждет твоего выбора? А? – сощурился Единорог.

– Я… не могу на нее как-то влиять. – Райвэн с горькой улыбкой покачал головой. – Если она решит, что я недостоин ее, значит, так тому и быть.

– И ты готов ее отпустить?

– Да.

– Даже зная, что она тебя любит?

– Да.

– Райвэн, поздравляю тебя, ты дурак, – поставил диагноз Трижды Светлый.

Его старший брат только усмехнулся, давая понять, что разговор окончен. Ариэн возмущенно фыркнул, но больше с драконом спорить не стал. В конце концов, это дело Райвэна и он сам должен со всем разобраться.


– Райвэн! Ты пришел в себя! – радостно завопил Лаэлэн и мгновенно повис у своего кумира на шее. Тот потрепал мальчишку по светлой голове и улыбнулся.

Дракон слегка похудел и побледнел, но в целом выглядел вполне здоровым и даже довольным. Рядом с ним не отходя ни на секунду находился его младший брат, который рядом с Владыкой выглядел легкомысленным и бесшабашным мальчишкой. От величественного и грозного Белого Единорога не осталось и следа.

У всех друзей отлегло от сердца. С драконом все в порядке, остальные живы… Счастье! Вот только Килайя себя счастливой не чувствовала, скорее наоборот. При виде сияющей физиономии Владыки девушке хотелось то ли повеситься самой, то ли повесить дракона.

«Я… Я его… А он…» – Мысли у демонессы были самые горькие, но подходить к этому летучему гаду и вещать о своей великой любви она не собиралась. Не на ту напал! Так унижаться сестра главы клана Рябины никогда не будет! Тем более перед правителем драконов!

Райвэн поглядывал на девушку только искоса и удостоверившись, что этого точно никто не заметит. В изумрудно-зеленых глазах дракона стояла смертная тоска.

– Эй, дохляк, а ответь мне, что все-таки такое с твоими глазами? – не удержался от того, чтобы узнать в подробностях столь заинтересовавшей его особенности Владыки драконов, Грэш.

Ариэн согнулся пополам и заржал как ненормальный. Его брат немного смущенно усмехнулся, но отказываться отвечать не стал.

– Это дело рук нашего с братом отца, – ответил он.

– Отца? – переспросил Айэллери, прикидывая, кто же мог приложить руку к появлению на свет Черного Дракона и Белого Единорога. Конечно, в легендах содержалась вполне определенная версия рождения сих мифических существ, но после всего произошедшего эльф крайне осторожно относился к тому, о чем сообщают сказания.

– Творец этого мира, – подтвердил мнение легенд Райвэн.

– Так ты действительно… Первое Дитя? – поразился Эрт, осознав, что все это время общался с самым древним живым существом в мире.

– Да. А Ариэн – Второе Дитя, – кивнул дракон. – Я как-то имел неосторожность солгать отцу. По какой-то мелочи, я уже и не помню, что же тогда хотел от него скрыть… Да это и не суть важно. В общем, сначала у меня вроде получилось, но потом отец, естественно, обо всем узнал и жутко разозлился.

Видимо, последнее воспоминание было не слишком приятным, потому что Райвэн непроизвольно зажмурился.

– Он сказал мне, что позаботится о том, чтобы я больше не сумел никого безнаказанно обманывать… Сам-то он не мог читать мои мысли, находясь в одном со мной мире, поэтому тоже был не застрахован от надувательства. В общем, он сделал так, что цвет моих глаз напрямую зависит от моего настроения… Так что если выучить этот код, то можно запросто узнать, что у меня на душе, как бы я ни пытался это скрыть.

– Поэтому, когда брат собирается лгать, он по привычке прикрывает глаза, даже если собеседник не в состоянии понять значения цвета его глаз, – с потрохами сдал родича Ариэн.

– Зараза, – усмехнулся Владыка в ответ на разоблачение своего маленького секрета.

– Как и ты!

– А то!

Позавтракали вполне душевно, потому что готовил снова Райвэн, что было гораздо лучше, чем стряпня Эрта, который отравить, как девушки, не мог, но не баловал особым разнообразием. При виде его похлебки у доброй половины собравшихся возникала мысль, что лучше уж умереть голодной смертью, чем в очередной раз давиться «рационом рыцаря». Так что возвращение Райвэна в мир живых все встретили с огромным восторгом, часть которого носила чисто гастрономический характер.

Лэн не отлипал от дракона, обвившись вокруг ящера, как вьюн вокруг забора. От столь сильной симпатии Владыка даже слегка нервничал, глядя на эльфенка с некоторой опаской. Лаэлэн только невинно хлопал ресницами и делал вид, что он ну совершенно ничего такого пакостного не задумал. Стоило Райвэну на миг расслабиться, как юный эльф схватил его за плечи и пристально уставился в изумленные драконьи глаза с расширенными зрачками.

– Как ты это сделал? – растерянно пробормотал Владыка, глядя на Лэна, как мужик на тещу, вернувшуюся с того света.

– Молча! – гордо задрав подбородок, заявил Перворожденный, всем своим видом излучавший удовлетворение.

– Айэллери, твой брат только что самовольно запечатлился на меня, – обреченно, с самой кислой миной сообщил дракон.

– Этого быть не может!!! – аж подскочил на месте понявший, что произошло, Эгорт. – Это просто невозможно!

– Ты это ему объясни, – кивнул на сияющего от счастья эльфенка Райвэн. – Ну ладно. Я забираю тебя с собой, – устало сказал Лэну ящер. – Ты выиграл. Доволен?!

Судя по обреченно-отчаянному выражению на драконьей физиономии, особого восторга от возни с малолетним Перворожденным он не испытывал.

– Прости, Лери, – вздохнул Райвэн. – Мне придется забрать твоего брата с собой. Уж извини…

Айэллери посмотрел на брата, на дракона и тяжко вздохнул.

– Да ты-то что извиняешься, а? – хмыкнул эльф. – Можно подумать, тут от тебя хоть что-то зависело… Это у нас семейное… Забирай этого прохвоста, я надеюсь, что ты будешь заботиться о нем как следует.

– Уж постараюсь.

– Райвэн – замечательный старший брат, – заверил Айэллери Ариэн, похлопав того по плечу. – Все с твоим Лэном будет в порядке. Можешь за младшего не волноваться.

– Да знаю я, – отмахнулся от увещеваний Единорога эльф. – Я Райвэну во всем доверяю.


Потрясающе. На меня сгрузили одно наглое ушастое недоразумение, попутно возвестив, что меня все подряд любят и уважают. И почему я только так доволен этим? Но как все-таки этот паршивец умудрился восстановить нашу связь?!

– Он латентный телепат, – шепотом пояснил мне брат, видя мои мучения. – Скоро его дар пробудится, и будет он невероятно сильным. Странно, что ты сам этого не заметил.

– Не до того было… – вздохнул я.

– Ему не хотелось расставаться с тобой, а ты не желал вновь запечатлять его, так что у мальчишки не было другого выхода. Наверняка он знал о своих будущих возможностях, острое желание не расставаться с тобой помогло на мгновение разбудить его дар, а интуиция подсказала, что именно нужно делать. Смирись, от этого подарочка судьбы тебе так просто не избавиться.

– Я это уже понял. Придется забрать с собой…

– А что насчет… – заикнулся было Ариэн.

– А вот это не твое дело! – оборвал я брата.

– Понял, умолкаю, – покладисто заткнулся младший, одарив меня презрительным взглядом.

Знаю, братишка, знаю. Я круглый дурак, но не могу же я…

А может?..


Попрощаться с Райвэном и Лаэлэном решили еще через два дня. Никто не признавался, но расставание с Черным Драконом оттягивали до последнего все члены отряда, кроме Килайи. Она пребывала в состоянии тихого бешенства и, похоже, за короткий срок успела стать дракононенавистницей. За то время, которое друзья провели вместе, они привыкли, что Райвэн, язвительный, невозможный, веселый, самоотверженный дракон всегда рядом, готов помочь выслушать, прикрыть. Просто привыкли к его присутствию. Райвэн перестал восприниматься, как чужеродное существо, даже то, что он оказался жутким Черным Драконом, которым пугают детей, ничего не смогло изменить. Райвэн стал просто Райвэном…

– Ты уж не забывай о нас, дохляк, а? – до странности трогательно попросил ящера Грэш. – В степи тебе всегда будут рады! Приезжай!

– Обязательно! – столь же проникновенно пообещал дракон, хлопнув орка по плечу. – Пару тысячелетий не был в ваших краях, пора вспомнить молодость!

– Ты сперва состариться успей! – добродушно фыркнул Эрт, взлохматив черные волосы Владыки.

Тот показушно возмутился столь неподобающему обращению с собой.

– Ну… я еще и повзрослеть не сумел полностью, – покаянно признался дракон. – Но надеюсь, что старость меня все-таки минует. А ты загляни-ка в мои Чертоги. Аэлле ты понравился…

При упоминании золотой драконицы на лице драконоборца появилось странное выражение, которое гармонично сочетало в себе панику и восторг. Ариэн понимающе захихикал.

– Не знаю, тактично ли звать тебя в резиденцию нашего ордена… – заикнулся было Эрт.

– Конечно, тактично, – ухмыльнулся Райвэн. – Если принять во внимание, что пятая часть всех ваших братьев и все магистры являются драконами…

– Что?! – ужаснулся драконоборец, ловя свою челюсть. Но, как ни странно, Владыке он на этот раз поверил сразу и безоговорочно.

– А как бы тогда могли совершаться все те славные подвиги? – влез Единорог. – Полнейшая подстава! Один играет жуткое чудище, другой его якобы побеждает… Все довольны, и репутация ордена опять же поддерживается…

– А головы? – все-таки решился уточнить рыцарь.

– А это, можно сказать, народный промысел в моих Чертогах! – рассмеялся Черный Дракон. – У нас делают просто потрясающе красочные, а главное – достоверные имитации!

– Это подло! – возмутился напоследок Эрт.

– Ну я же Темный! Чего от меня можно еще ожидать, как не подлости? Айэллери, за твоим братом я присмотрю. Обещаю, из него получится что-то пристойное. У меня очень большой опыт в воспитании…

– Я тебе верю… – кивнул эльф, который с тихой грустью ждал момента, когда последнее для него родное существо покинет его.

«Не глупи, Лери. Он же не умер… – раздалось в создании Перворожденного. – Считай, что твой брат уехал на обучение. Это так и есть. Он вернется к тебе… Повзрослевший, набравшийся опыта… А тебе нужно научиться жить без него, Лери. Ведь старшему не следует так зависеть от младшего брата. Не надо грустить».

«А ты умеешь утешать…»

«Эх, Лери. Тьма – это отражение моей души, так же как Свет – отражение души Ариэна. Тьму называют милосердной и всепрощающей, а Свет – справедливым и карающим. Делай выводы…»

«Уж постараюсь…» – Айэллери улыбался пусть не слишком уверенно, но все же не так грустно.

– Я хочу принести тебе клятву Служения! – в очередной раз попытался пристать к Владыке Кот.

К слову, Райвэн, как только пришел в себя, тут же подвергся бессовестным домогательствам со стороны демона, который уперся и не желал отставать от дракона даже после угроз съесть его тут же. Парень стоял над душой Владыки как смертный грех и никак не желал оставить драконьего правителя в покое. Райвэн умолял, прятался за всех друзей по очереди, обещал, что подумает как-нибудь потом, но на Кота ничто не действовало. Он желал получить достойного господина, и его ничуть не смущал тот факт, что господин был активно против. Райвэн был так же настойчив в желании не получить еще одного подданного. Остальные спутники дракона с откровенным любопытством наблюдали за этим противостоянием и даже устроили небольшой тотализатор. Ариэн во всеуслышание заявил, что поставил три золотых на Кота.

– Только попробуй! – устало выдохнул Владыка, отходя от потенциального подданного как можно дальше.

– А ты не дашь мне пару уроков большой политики? – хитро сощурилась Илнэ, кокетливо глядя на Райвэна из-под длинных ресниц.

Килайя вспыхнула от негодования.

– А разве он требуется вам, леди Илнэ? – в тон ответил Райвэн, согнувшись в легком поклоне.

Рассмеявшись, волчица и дракон с удовольствием обнялись на прощанье.

Гном с Владыкой прощаться не пожелал, поскольку был намерен через пару месяцев вернуться домой. С одной стороны, Мастер действительно должен был пообщаться с некоторыми клиентами, но все понимали, что он просто не сможет спокойно отправиться в полет на спине Владыки. Такого потрясения сердце старика просто не выдержало бы.

– Килайя… Рэйлэнэ… – начал было Райвэн, подойдя к демонессе, стоявшей неестественно прямо, но, напоровшись на прожигающий взгляд, потерянно умолк, отведя взгляд в сторону.

Ариэн тихо и необыкновенно зло выругался.

– Что ж… Я виноват… – так же тихо продолжил дракон. – Прости меня… Я…

– Ты улетаешь? Так и катись отсюда!!! – Демонесса осталась непреклонной.

Ящер окончательно сник и пошел прочь от девушки, которая, казалось, была готова броситься на него с кулаками.

«Ну и пусть… – всхлипнула про себя демонесса. – Не желаю с ним дела иметь! Мерзавец. Издевался надо мной столько времени! Молчал! А тут решил осчастливить меня по гроб жизни! Да пошел он…»

Отойдя от друзей подальше, Райвэн встал и закрыл глаза. Вдохнул, выдохнул и стремительно перетек в драконий облик.

«Красивый…» – в очередной взгляд восхитился Айэллери. Эльф уже предвкушал, как он будет ваять из черного мрамора статую дракона, расправившего крылья и готовящегося взлететь в небо.

А еще Перворожденный в мельчайших подробностях представлял выражение лиц родичей, когда они увидят его творение. Наверняка Рассветных эльфов перекосит при виде статуи, изображающей Черного Дракона.

«Но нельзя же, чтобы никто, кроме нас, больше не увидел эту красоту…»

Лэн мгновенно подбежал к перекинувшемуся Владыке и шустро, как белка на дерево, взобрался к нему на спину.

– А он не навернется? – забеспокоился старший брат эльфенка.

– Конечно нет, – хмыкнул Ариэн. – С дракона невозможно упасть, если он не хочет сбросить свою ношу. Так что можешь не волноваться. Брат доставит Лэна в Чертоги в целости и сохранности.

Сам Трижды Светлый Единорог, за двое суток из священной особы превратившийся в просто младшего братца Райвэна, пакости, каких мало, изъявил желание еще немного попутешествовать с новоприобретенными друзьями Владыки, которые не были против компании Ариэна, оказавшегося, ко всему прочему, парнем веселым и во всех отношениях приятным, если забыть, что у него в другом облике есть один характерный рог.

– Пригнитесь! – резко велел Единорог и тут же показал приятелям пример. – Райвэн сейчас взлетать будет!

Под огромными крыльями ветер застонал, настолько тяжел был Владыка. Лаэлэн радостно заверещал, когда ящер оторвался от земли и выкрикнул что-то подозрительно напоминающее «ура!». Медленно и величаво Райвэн набрал высоту, поднялся в ярко-синее небо, в котором не было ни единого облачка.

– Вот ведь бывает же… – восхищенно вздохнула Илнэ. – И в человеческой ипостаси симпатичный, и в драконьей – красавец! Ариэн, а какой облик все-таки настоящий?!

Тот ухмыльнулся до ушей:

– Оба.

– ?!

– Мы же ненормальные! Первый опыт нашего отца, так что он сразу дал нам оба обличья, и они оба для нас равны. – Улыбка брата дракона стала еще шире, хотя, казалось, шире уже некуда.

Райвэн уже был так высоко, что превратился в крохотную точку, но не спешил улетать. Он сделал над своими друзьями несколько кругов, будто решив попрощаться еще раз напоследок. А затем ящер начал камнем падать вниз.

– Он что, свихнулся?! – ужаснулся Эрт, вопросительно взглянув на Ариэна, который только довольно улыбался, как сытый кот.

– О нет… – протянул светловолосый парень. – Думаю, он в первый раз за всю жизнь совершенно нормален…

– Ты о чем?.. – не понял драконоборец.

Младший брат Черного Дракона только многообещающе улыбнулся и промолчал.

Райвэн несся вниз как брошенный из пращи камень, у тех, кто смотрел на него снизу, возникла мысль, что, возможно, ящер решил таким образом покончить с собой, но вряд ли он стал бы убивать вместе с собой и Лаэлэна, к тому же Ариэн взирал на все это безобразие совершенно безмятежно, и это позволяло надеяться, что никто не погибнет и на этот раз.

Резкий порыв воздуха заставил друзей зажмуриться, а когда они открыли глаза, то обнаружили, что их строй несколько поредел. Килайи уже не было.

– А?.. – выпучил глаза Эрт.

– Там, – с ехидной гримасой ткнул пальцем вверх Единорог.

Хотя в этом уже не было никакой необходимости, потому что…

– Райвэн, скотина огнедышащая!!! Немедленно поставь меня на место!!! Ты что, не слышал меня?! – истошно вопила демонесса, трепыхаясь в когтях дракона, как курица, которую сумел схватить коршун. – Мерзкая крылатая тварь!!! Ящерица-переросток!!! Чешуйчатая мерзость!!! Я сказала, опусти меня!!! Я тебе крылья оборву и в… засуну!!! В бараний рог сверну… Райвэн!!!

– Кхм, – сдержанно выказала свое удивление Илнэ. – А как же «добровольно», «все по любви» и так далее, а?

– О! А ты хочешь сказать, что все это не по любви? – поднял бровь Ариэн.

– Но Райвэн же говорил о взаимном согласии!!!

– Ну так свадьба и будет по взаимному согласию! – фыркнул от тщетно сдерживаемого смеха братец Владыки. – У Райвэна потрясающий дар убеждения! Ведь это именно он уломал отца заняться созданием разумных рас! Так что за то время, пока мы съездим в Звенящий лес и сообщим главе клана Рябины, что его сестра доблестно погибла в сражении со Вселенским Злом, и доедем до Чертогов, братик как раз уговорит свое красноволосое счастье на все, включая свадьбу и появление отпрысков в самом ближайшем будущем.

– Отпрысков?! – ужаснулся Эрт, прикидывая, что будет, если скрестить Черного Дракона и лесную демонессу со взрывным характером.

– Ага. Думаю, в его возрасте пора подумать о детях, – с самым довольным видом кивнул Ариэн. – К тому же я всегда мечтал стать дядей.

– Так мы что, тоже собираемся в Чертоги? – переспросил Айэллери, который, в отличие от драконоборца, мгновенно создал в своем мозгу образ будущего Райвэнова чада и теперь всеми силами старался не упасть в обморок от результата своих размышлений.

– Ага! – кивнул Единорог.

– Хорошо… – довольно вздохнул Кот. – Райвэн наверняка будет рад нас видеть!

– Угу, – хмыкнул Трижды Светлый и с пакостной ухмылкой пробурчал себе под нос: – Повесится от счастья…

«Ведь сказки не должны заканчиваться, так?..»


Июнь 2006 – июль 2007


Глава 15 | Права и обязанности |