home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

– Ну вот, мы готовы удирать в Морию, – сказал Мери.

Дж. Р. Р. Толкиен. Властелин Колец. Братство Кольца

«Он сейчас свалится!» – уже в тысячу первый раз с отчаянием и странной яростью подумала Килайя, глядя на бодро шагающего впереди всех мага, который опирался на посох только потому, что так было положено, да еще и умудрялся насвистывать что-то до невозможности фривольное. Демонесса уже прокляла про себя идиотскую идею пойти по этим горным тропам, больше напоминавшим козлиные, а не по старым гномьим тоннелям, где идти было бы удобнее и приятнее, да и ко всему прочему не так сильно дуло. Но стоило Эгорту, гному, который с ними отправлялся, предложить этот маршрут, проклятущий некромант подскочил как ужаленный и заявил, что в эти (повторять слово, употребленное Райвэном, Килайя стеснялась даже мысленно)… катакомбы они пойдут только через его труп. Все, кроме Лаэлэна и гнома, разумеется, радостно заявили, что с превеликим удовольствием исполнят последнее желание Черного мага, но тот почему-то оказался решительно против и ответил, что будет защищаться до последнего. Гном, как ни странно, очень серьезно отнесся к истеричным воплям человека и почтительно спросил, почему он категорически не желает идти по подземельям. В ответ на этот вопрос некромант навскидку перечислил практически всю энциклопедию нежити и половину энциклопедии нечисти, после чего с нежной улыбкой сообщил, что все эти милые и наверняка дружелюбные существа были встречены им во время последнего спуска в старые тоннели. Энтузиазма у всех резко поубавилось. Конечно, Райвэн мог им попросту соврать, демонесса не испытывала ни малейшего сомнения, что гадский некромант способен сделать это в любой момент, не испытывая каких-либо угрызений совести, но проверять правдивость его заявлений на собственной шкуре почему-то не слишком хотелось. Возможно, что все эти твари действительно там водились, бородатые сами признавали, что в свои старые катакомбы они очень и очень давно не спускались, но тогда возникал другой вопрос: как же маг, столкнувшись нос к носу со всем этим изобилием, остался жив и даже вполне здоров? Райвэн предпочел просто не отвечать, а вот Грэш ехидно предположил, что некроманта просто приняли за своего.

Спустя пару минут до членов отряда дошло еще и то, что путь через горы будет гораздо сложнее, а значит, малолетний нахал выдохнется гораздо раньше своих невольных спутников.

Когда отряд вышел с рассветом, все уже предвкушали, как через три лиги мальчишка будет униженно ныть и умолять о передышке.

Угу. Еще непонятно, кто кого о привале должен просить! Райвэн будто из чистой вредности пер вперед, как тяжеловоз в упряжке, не замечая ни препятствий, ни того, что его спутники уже еле плетутся, и ему, похоже, все было глубоко до драконьего логова. Понять, откуда в этом тощем, хилом теле было столько сил, представлялось просто невозможным. К концу дня все уже чувствовали себя измученными настолько, что фраза Кота «Если я не вытяну ноги, я их просто протяну», не показалась никому шуткой, и только тогда некромант соизволил обратить внимание на мучение товарищей. Сам он был до возмутительности бодр и свеж и даже не запыхался, хотя тащил на себе столько же, сколько и все остальные. Уму непостижимо. А они так надеялись посмотреть, как Райвэн будет глотать пыль из-под их сапог. Видимо, это и называется полным обломом…

– Так вы устали, ребята? – немного растерянно спросил маг, удивленно расширив глаза.

Скорее всего, не прикидывался, потому что всю дорогу от некроманта не услышали ни одного язвительного замечания, на которые он был горазд (гном, также ставший их компаньоном, улучив момент, когда Райвэна не было рядом, сообщил, что человек всегда такой, и буквально умолял всех держать себя в руках), а карие с прозеленью глаза долго не могли сфокусироваться на собеседнике, если колдуна окликали.

– Вообще-то да, – спокойно, насколько было возможно при просто-таки зверской усталости, сообщил Айэллери, стараясь незаметно опереться на скальный выступ.

Зря. Во-первых, незаметно не получилось, во-вторых, только некромант шел нормально, остальные так и так за все, что только под руку попадалось, цеплялись.

– Ну-у-у… Извините… – слегка обалдело оглядел измученных товарищей Райвэн, все так же растерянно хлопая глазами, на этот раз уже серо-голубыми.

У Килайи появилось подозрение, что цвет глаз у этого паразита меняется с какой-то закономерностью, но понять ее не могла, поэтому только беспомощно бесилась.

– Так, может, остановимся на ночлег? – предложил некромант. – Только здесь не стоит, а во-он там, за поворотом, насколько я помню, была очень уютная пещерка… Ай!

Ответом на предложение пройти еще, пускай и немного, был слаженный всеобщий стон (смолчал только Лаэлэн), и в парня начали кидать все, что только можно было поднять. В большинстве случаев попадали, что, впрочем, не испортило некроманту настроения. Казалось, магу все нипочем.

Как бы то ни было, но в предложенную в качестве ночлега пещеру они все-таки поперлись, хотя у Килайи сложилось впечатление, что оттуда ее вынесут уже вперед ногами.

– А ничего пещерка, симпатичная даже… – задумчиво сообщил Кот, оглядевшись.

Пещера действительно оказалась довольно уютной и явно была делом чьих-то рук. Скорее всего, гномьих.

– Да это же одна из десяти привратных пещер! – радостно заявил единственный из присутствующих представитель подгорного племени.

– В смысле? – не понял Эрт, оглядываясь.

– Это один из входов в наши подземелья! – возопил счастливый до невозможности гном. – Теперь нам не придется тащиться через горы! Мы пройдем под ними! – Во время своей тирады Эгорт опасливо косился на Райвэна, будто опасаясь, что некромант откажется.

– Делайте, что хотите, – чуть раздраженно произнес он и отвернулся, с показным интересом изучая одну из стен. – Но даже не ждите, что я буду помогать в этой идиотской авантюре, – жестко добавил он.

– Без тебя справимся! – хмыкнул Эрт, который всеми без исключения был признан главным.

– Ну-ну, – издевательски осклабился некромант, старательно подавляя усталый и обреченный вздох.

Гном начал с необыкновенной тщательностью и странным трепетом исследовать пещеру.

– Да где же они?.. Вот ведь!.. – Судя по его раздраженному бормотанию, ворота так легко находиться не желали. – Ничего не вижу! Вл… Райвэн, я прошу вас о помощи! Вы ведь можете легко обнаружить вход! – в конце концов взмолился бородатый, глядя на человека, как голодный щенок на хозяина.

Маг, ни секунды не раздумывая, сделал шаг к стене и прикоснулся к ней узкой ладонью, прошептав какое-то слово, которое, впрочем, никто не смог разобрать.

– А теперь? Теперь ты что-то видишь? – с загадочной улыбкой спросил Райвэн, глядя на гнома карими глазами.

На гладкой поверхности камня начали проступать, постепенно становясь ярче и отчетливее, тонкие серебристые линии, которые вскоре предстали перед глазами путников уже искусно выполненным рисунком.

Вверху изящной аркой выгибалась надпись из гномьих рун, под ней виднелись три символа: Корона подгорного племени, Единорог, гордо изгибающий шею, и нечетко прорисованная фигура воина в развевающемся плаще, держащего меч в вытянутой руке.

– Корона гномов! – благоговейно воскликнул Эгорт.

– Белый Единорог, – сказал Айэллери.

Некромант лишь загадочно улыбнулся, но, похоже, он имел представление о том, что означает третий символ. И предпочел смолчать.

– Мы не видели рисунка, потому что он оживает при определенных условиях, о некоторых из них благополучно позабыли сами гномы! – произнес некромант. Улыбка его стала еще шире. И, что характерно, наглее.

– А что здесь написано? – спросил Лаэлэн Райвэна. – Я вроде знаю гномьи руны, но эту надпись прочитать не могу.

– Ничего удивительного, – с самодовольной ухмылкой ответил маг, выпрямляя ссутуленные плечи, – это старый диалект, на нем сейчас не говорят даже сами гномы, а тебя не обучали мертвым языкам. Я эту надпись перевести, конечно, могу, но тот гад, который это выдалбливал, не написал самого главного. Здесь сказано: «Ворота подгорного государства открывает заветное заклинание, скажи, зачем ты пришел, и войдешь». А ниже, мелкими буквами, написано, кто же решил так поизмываться над путниками. Убил бы сволочь, но, очевидно, этот гном умер давно и своей смертью. А жаль…

Повисло удивленное молчание, которое в любой момент могло перерасти в душевные пожелания неизвестному строителю, зачаровывавшему ворота, всему гномьему народу в целом и, естественно, Райвэну, который вроде бы и. ни при чем, но все равно сволочь.

– А что это значит, «скажи, зачем ты пришел, и войдешь»? – поинтересовался Кот.

Эгорт ответил:

– Если твоя цель достойна уважения, назови ее, ворота откроются, и ты войдешь.

– Похоже на то, – задумчиво проговорил жутко недовольный Райвэн, – что эти проклятущие ворота починяются какому-то заклинанию. Но определить его я не могу…

Гном пораженно выпучил глаза, видимо, он считал, что для этого гадского колдунишки нет ничего невозможного.

– А если учесть, что у гномов всегда было на редкость дурацкое чувство юмора… Наверное, здесь должно быть что-то очень простое, ведь эти двери тайными не были…

– Да разве ты-то не знаешь заклинания? – издевательски спросила у Райвэна Килайя, которую порядком достало самодовольство некроманта.

– Нет, не знаю, – спокойно ответил маг, чуть удивленно приподнимая брови.

Все посмотрели на гадского некромансера несколько обалдело: впервые за время их краткого знакомства Райвэн признал, что хоть чего-то не знает. Лишь Эрт остался спокойным. Но это была дань воспитания настоящего рыцаря, который невозмутимо встретит любую опасность.

– Ну и зачем мы тогда сюда приперлись? – язвительно спросила Килайя. – Ты же говорил, что бывал в старых тоннелях, а теперь заявляешь, что не в состоянии открыть вход?

– Пришли мы сюда для того, чтобы переночевать, я сразу сказал, что это чистой воды идиотизм – спускаться в заброшенные пещеры. Где вход, я тоже прекрасно осведомлен, но лично я пользовался другими воротами, а про эти вообще ничего не знал, так что не обязан быть в курсе заклинания. И в конце-то концов, с чего это вы всей кучей начали предъявлять, мне какие-то странные претензии?!

– И что нам теперь делать? – спросил мага орк.

– Если делать нечего, можешь побиться о ворота головой, – ласково посоветовал Райвэн, – вдруг сломаются. А я собираюсь спать и не забивать мысли всякой ерундой. С утра пойдем дальше, не спускаясь ни в какие подземелья. Целее будем. – С этими словами маг демонстративно достал из своего заплечного мешка пару одеял и начал устраивать себе ложе подальше от входа.

«Еще пять дней пялиться на его спину и подыхать от усталости?!» – мысленно взвыла Килайя. Видимо, ее чувства в той или иной мере разделяли все присутствующие.

Недолго думая, Эрт и Айэллери за шкирку подняли некроманта и поставили под все еще сияющими воротами.

– Ты откроешь эти ворота! – угрожающе начал рыцарь, тряся мага для большей убедительности. – Мы пойдем только через них, тебе ясно?!

Обычно ярость драконоборца производила впечатление на всех. Райвэн в очередной раз оказался исключением из правил. Гном пребывал в предобморочном состоянии, видя, как существо, на которое он едва ли не молился (вот бы еще узнать, с чего вдруг такое трепетное отношение к этому малолетнему гаденышу), трясут, как пыльный коврик.

– Между прочим, это давление на свободную личность! – возмущенно вякнул некромант. – Да буду я открывать эту дверь, буду! Только поставьте меня на пол!!!

Когда это весьма разумное требование было выполнено, Райвэн с тихим обреченным вздохом провел рукой по воротам. Потом прикрыл глаза и застыл на пару минут. Затем мягко начал нараспев произносить слова на языке, которого Килайя не знала, но общий смысл все-таки почему-то улавливался. Маг долго и обстоятельно объяснял двери, что он круче всех и имеет полное право ей приказывать.

Ворота никоим образом не реагировали на потуги юноши, но тот не сдавался, забормотав еще что-то. А потом еще. И еще… И…

В общем, спустя полчаса измывательств вход так и не был открыт, Райвэн слегка охрип и был зол, как голодный дракон. Остальные разбрелись по пещере, занимаясь своими делами: кто-то ел, кто-то музицировал (Килайя поняла, что в этом мире нет ничего ужаснее музицирующего гнома), кто-то чистил оружие.

– Значит, так, да?! – раздраженно обратился человек к двери, которая, естественно, ему не ответила. Видимо, это взбесило мага окончательно, и он высказал все, что думает о воротах, спутниках и ситуации в целом.

Словарный запас некроманта оказался побогаче, чем у иного портового грузчика, при этом он ни разу не повторился и использовал ругательства из всех известных демонессе языков. Да и парочка неизвестных тоже присутствовала.

Покраснели все. Айэллери, который до монолога Райвэна что-то увлеченно жевал, поперхнулся и начал медленно заливаться краской. Такую экспрессивность, такие сравнения и описания нечасто встретишь. На этот раз двери прониклись и бесшумно открылись.

– Ни дхарра!.. – выпучил глаза Райвэн. – Эгорт, что же это у вас за двери такие?!

– Не знаю…

– Я вот только одного понять не могу: на какое же конкретно слово они отреагировали?! – обалдело произнес человек.

– Собираемся и пошли, – решительно скомандовал Эрт, подбирая свои пожитки.

По совести говоря, идти куда-то усталым путникам хотелось меньше всего, однако двери стали очень медленно, но неумолимо закрываться, а Райвэн признался, что повторить ту проникновенную фразу, которая помогла в первый раз, он не сможет даже на спор. Настроение уже не то.

Килайя направилась к своему мешку, который она бросила у самого входа. То ли девушка была измотана сильнее, чем признавала, то ли действительно был повинен камень, но демонесса с громким воплем растянулась во весь рост на полу пещеры.

– …!

Килайя, с тихим стоном поднявшись на ноги, потерла ушибленные места и узрела камень, тут же объявленный виновником столь неэстетичного падения и с нецензурными напутствиями выброшенный за пределы пещеры. Это и была главная ошибка демонессы. Булыжник полетел довольно далеко и упал. В пропасть. Из которой уже через секунду с дурным воплем появился взбешенный до невозможности грифон, судя по всему, получивший каменюкой по башке.

– Идиотка! – взвыл Райвэн, резко выставив перед собой раскрытую ладонь.

Миру не суждено было узнать, что же хотел сделать Темный маг. Потому что в этот момент Айэллери тоже стукнуло в голову использовать заклинание.

Оскорбленный в лучших чувствах грифон был ужасно возмущен, когда вход в пещеру, в которой расположились его обидчики, неожиданно с жутким грохотом обвалился.

– Ну и кто это сделал, а?

– Эрт, это все некромант!

– Заткнулся бы лучше, эльф вшивый! Я здесь маг! Зачем ты под ногами путался?!

– На себя посмотри, колдунишка паршивый!

– Да я ж тебя!..

– Заткнитесь оба!

– Отвяжись, Илнэ! Мы не закончили!!!

– Какая сволочь только что наступила мне на ногу?!

– Ай, Грэш, чего руки распускаешь, я тут ни при чем!!!

– Я вообще ничего не делал!!!

– Это я тебе в ухо дала! Нечего, кошара наглый, меня щупать! Не в борделе!

– Я тут вообще ни при чем, Килайя!

– Да зажгите же свет КТО-НИБУДЬ!!!

В ответ на вопль Эрта над головами товарищей по несчастью вспыхнула серебристая переливающаяся сфера.

– И незачем так орать, – невозмутимо сказал некромант, стоящий поодаль (в своей черной мантии, освещенный призрачным светом, он казался привидением, загнавшим в угол жертву, дабы пожаловаться на свою нелегкую судьбу), – лучше быстрее заходим в подземелье, пока ворота не закрылись.

– А разве господин некромант уже не хочет пойти по горной тропе? – язвительно поинтересовался Айэллери, лишившийся из-за усталости присущей эльфам спеси.

– Пробиваться сквозь устроенный тобой завал и путешествовать в компании разъяренных грифонов? Я похож на идиота? – скептически отнесся к подобному предложению Райвэн.

– Похож, – издевательски ответила Килайя.

Остальные предпочли промолчать. Парень страдальчески вздохнул, подхватил свои пожитки и направился к дверям, предоставляя остальным решать за себя.

Другие члены отряда обреченно переглянулись и поплелись вслед за магом.

– А мы ведь так и не передохнули! – жалобно всхлипнула демонесса.

Ее товарищи здраво решили не реагировать на этот вопль. Самим было плохо.

После того как последний из отряда прошел в проем, сузившийся до щели, в которую протиснуться можно было только боком, створки с громким стуком, упорно навевающим мысли о крышке гроба, захлопнулись.

– У меня есть две новости: плохая и очень плохая, – с невообразимой жизнерадостностью сообщил Райвэн. – С какой начать?

Присутствующие переглянулись.

– С плохой, – глухо ответил Эрт.

– Ворота открываются только снаружи.

– А очень плохая? – нервно поинтересовалась Илнэ.

– В этой части пещер я ни разу не бывал!

Еще не легче!

– И что нам теперь делать? – перепуганно поинтересовался гном, с надеждой глядя на колдуна.

– А я почем знаю? – равнодушно поднял брови некромант. – Это вообще была не моя идея.

– С нами ведь подохнешь… – попытался привести последний довод Эрт.

– Выживу! – осклабился гад, по недосмотру Единорога рожденный человеческой женщиной.

«Этот точно где угодно выживет!» – тоскливо подумала Килайя, уже прикидывая, какую же лучше написать для себя эпитафию. Теперь она любила мага еще меньше, а если учесть, что этот самодовольный хлюпик, недостойный называться мужчиной, сразу был ей противен…

– Райвэн, а кто на нас напал? – тихо проговорил Лаэлэн.

– Да грифон, чтоб его! Это ж надо было додуматься рядом с их гнездовьями камни кидать! Теперь толпа этих наверняка милых и дружелюбных созданий носится над горами, чтобы хоть кому-нибудь отомстить.

Килайя покраснела, но предпочла промолчать, дабы снова не заработать едкое замечание.

– Да, не повезло так не повезло… – себе под нос пробормотала демонесса. – Ну и кто нас отсюда выведет? – Она не хотела, чтобы ее услышали, но гулкое эхо усилило звук.

– Выходит, что я, – равнодушно отозвался Райвэн. – Эгорт все равно ничего не знает о здешних лабиринтах: гномы покинули их более тысячи лет назад. В общем, прекращайте паниковать и сматываемся отсюда.

Он поднял вверх свой посох. Тот никак не отреагировал. Тогда раздраженный некромант стукнул своей «дубиной» об пол, и посох неохотно засветился мертвенным голубоватым светом. Чтобы через секунду начать мигать. Маг сплюнул и отстал от бесполезного магического предмета, решив, что обойдется той светящейся сферой, которую создал ранее.

– Так… – пробормотал юноша, оглядываясь. – И что мы имеем? Ход, ведущий вниз. Ну-ну. Нашли идиотов. Тоннель налево, тоннель направо… Лестница. Вот по ней мы и пойдем.

– Почему это туда, а? – рыкнул Грэш, совершенно не желающий доверяться первому попавшемуся колдуну.

– Потому что я так решил, – пожал плечами Райвэн. – Если есть другие идеи, можете прогуляться сами.

Возражения против главенства некроманта умерли не родившись.

– Вот так-то вот! – самодовольно хмыкнул сопляк, решительно направляясь к лестнице, которая была ужасно крутой, но широкой.

Перила не наблюдались, что совершенно не улучшило настроения измученным путникам, которые и так едва на ногах держались. Товарищи по авантюре насчитали двести ступеней (правда, Илнэ заявила, что их тут двести десять, но все сошлись на том, что у венценосной особы плохо с арифметикой), а потом, когда уже готовы были упасть от усталости, увидели громадный сводчатый коридор, уходящий в таинственную темноту, из которой время от времени многозначительно доносился утробный рык.

– А давайте поедим, – предложил Лаэлэн, которому было море по колено, если Райвэн находился в пределах видимости. – Не думаю, что в этих тоннелях обнаружатся стулья, а на ступенях можно поесть нормально, сидя.

Всем было не по себе, но мысли о еде перебили даже страх встретиться с экзотическими местными обитателями.

– А долго нам придется идти? – спросил Лаэлэн, мертвой хваткой вцепившись в предложенный ему братом бутерброд (судя по мученическому выражению лица Айэллери, этот самый бутерброд старший эльф буквально оторвал от сердца, всем в отряде было известно, что к еде Перворожденный испытывает весьма нежные чувства).

– Если повезет, дня два, если не повезет, часов десять, – сказал маг, подозрительно оглядывая яблоко.

– В смысле – не повезет? – нервно уточнил Кот.

– Если кого-нибудь встретим, – широко улыбнувшись, ответил Райвэн.

Выяснять, кого же можно встретить в этом жутком месте, ни у кого духу не хватило.

Наскоро перекусив, путники собрали свои вещевые мешки и с видом приговоренных к смертной казни поплелись за все так же бодро шагающим Райвэном по темному коридору. Всем хотелось поскорее выбраться из этой дыры, попасть под открытое небо. Идея срезать путь под землей уже не казалась такой хорошей…

– А если к нам кто-нибудь подкрадется? – тихонько спросила Килайя, чувствуя себя маленькой девочкой, которую в качестве наказания заперли в темной комнате.

– Не волнуйтесь, доблестная, нет такого существа, которое бы сумело незаметно ко мне приблизиться, – с покровительственной улыбкой успокоил ее маг.

Желание съездить по этой наглой смазливой морде стало просто нестерпимым. Но рядом с паршивым щенком шел Эгорт, взирающий на колдуна как на святыню, так что подойти к некроманту, не нарвавшись на бородатого, было невозможно. А так хотелось!

После двух или трех поворотов «борцы за добро, справедливость и мир во всем мире» (как язвительно окрестил отряд Райвэн) заметили, что движутся под уклон. Вскоре в проклятущих пещерах стало жарко, как у дракона в глотке, но духоты почему-то не ощущалось, а изредка лица путников овевало прохладой (Эгорт попытался было вякнуть что-то про прекраснейшие системы подачи воздуха, созданные гномами, но, наткнувшись на взгляды товарищей, все понял и заткнулся сам). Иногда воины видели поперечные галереи, лестницы, разветвления коридора, по которому они шли, и со странным равнодушием пытались понять, некромант ведет их, пользуясь каким-то ориентирами, или просто наобум.

Гном вертелся рядом с магом бесполезным балластом, способным лишь на то, чтобы давать дурацкие советы, так что Райвэн шел, выбирая дорогу сам. К тому же, по признанию самого Эгорта, чтобы удержать в голове план любого подземелья бородатых, нужно быть сумасшедшим. Так что неизвестно, как колдун вообще мог более-менее нормально путешествовать в этом лабиринте.

– Кажется, мы влипли, – тихо, но отчетливо произнес Эрт.

Райвэн, стоя у очередной развилки коридора, изредка обращался с вопросами к Эгорту, больше от нечего делать, и смутное беспокойство, охватившее путников, медленно, но верно перерастало в полноценную панику.

– Кажется, мы влипли, – повторил Эрт. – Мы видим этого молокососа в первый раз, но я уже могу сказать, что он сволочь, каких мало. Мы поперлись за ним в проклятущие подземелья, и он с дорогой душой заведет нас в могилу, да еще и сумеет на этом нажиться. К тому же неизвестно, действительно ли он бывал здесь раньше.

В общем, с таким проводником можно было заказывать себе гроб со спокойной совестью. Факелов, естественно, заготовить не успели, коридор петлял, как пьяный заяц, и ситуация была такая, что хуже можно, но уже некуда.

– А я веревку забыл взять, – уныло укорил себя Кот. – И ведь чувствовал же, что пригодится!

Расселины стали попадаться чуть ли не на каждом шагу, так что продвижение вперед катастрофически замедлилось. От смертельной усталости у всех, кроме некроманта, подкашивались ноги, что не прибавило к нему любви. Лаэлэн испуганно озирался, видимо ощущая близкую опасность.

– Райвэн, ты тоже это чувствуешь? Повсюду… – произнес эльф.

– Да, – кивнул маг. – Не бойся, все в порядке.

– Мне бы твою уверенность, – буркнула себе под нос Илнэ, которая морщилась, всеми силами стараясь удержаться от чихания, по всеобщему мнению, совершенно неподобающее леди, но местная едкая пыль усиленно лезла в нос, а нюх у двуипостасных гораздо более чувствителен, чем у других рас.

Разговоры прекратились, будто путники боялись спугнуть хрупкую тишину, нарушаемую лишь шорохом шагов, когда Райвэну в очередной раз приходило в голову подумать, куда же идти, и размеренным чавканьем, которое, как оказалось, издавал Айэллери, постоянно что-то жующий. В остальном безмолвие буквально давило на плечи.

– Пчхи!

Громогласное чихание прозвучало, по крайней мере, святотатственно.

– Ты чего? – шепотом спросил Кот.

– Пыль! – возмущенно воскликнул Райвэн. – Дышать нормально… апчхи!.. невозможно!

М-да. Пыль действительно была повсюду, теперь покрыв и воинов. На черной одежде мага это было гораздо заметнее: он стал полностью серым, и смена окраски почему-то не обрадовала человека, но сразу подняла настроение окружающим.

Через пару часов путники вступили в громадный мрачный зал с тремя черными арками, за которыми, будто издеваясь, начинались еще три коридора. Вроде бы все ходы вели туда, куда нужно было отряду, вот только главная подлость коридоров состояла в том, что левый опускался, правый поднимался, а средний тянулся строго горизонтально, но при этом был вдвое уже своих соседей.

– …, – задумчиво произнес Грэш.

– …! – полностью согласился с ним Эрт.

Остальные решили, что к вышесказанному добавить уже попросту нечего.

– Нет, я не помню этого места, – в ответ на вопросительные взгляды попутчиков признался маг. Райвэн пассом направил светящуюся сферу вверх, видимо надеясь, что у гномов хватило ума хоть что-то написать над арками. Надежда на этот раз умерла первой. – Ну что, так трудно было повесить указатели?! – не сдержал возмущения некромант. – Вряд ли я способен сейчас нормально мыслить, так что предлагаю передохнуть. Кто за? Кто против? Отлично!

В северной стене обнаружилась небольшая каменная дверь, которая сразу заинтересовала всю компанию. Райвэн первым подошел к ней, подозрительно оглядел, делая странные пассы, затем, стоя чуть сбоку, слегка надавил на нее рукой – дверь со страдальческим скрипом несмазанных петель открылась. В образовавшийся проем сразу рванулись Илнэ и Грэш.

– Стоять! – заорал на них некромант.

Никто, естественно, и не подумал его слушать, поэтому ему пришлось останавливать любопытную парочку заклятием.

– Идиоты… – устало выдохнул некромант. – Мало ли что там может быть! Я первый пойду!

Колдун вошел, и сфера осветила тесную клетушку, больше напоминавшую просторный гроб, чем комнату.

– Ну что, будем теперь некромантов уважать? – ухмыльнулся он, указав на здоровенную круглую дыру в полу, которая хищно чернела посреди комнаты. Судя по валявшимся рядом цепям и останкам крышки, когда-то это был колодец.

– А от тебя может быть толк… – констатировал Эрт. – Еще немного, и нас стало бы на двоих меньше. К тому же неизвестно, насколько этот драконов колодец глубокий.

– Эгорт, что это может быть? – спросила Килайя, оглядываясь.

– Понятия не имею. Но думаю, колодец очень глубокий. Мы, гномы, все делаем на совесть!

– Да, – согласился Райвэн, – потому и докопались до нор, в которых было полным-полно всевозможной мерзости.

Гном залился краской, но предпочел не спорить. Очевидно, некромант сказал правду.

Колодец почему-то притягивал своей бездонной чернотой Илнэ, которая к стыду своему, была до невозможности любопытна и ничего не могла поделать с этим своим качеством. Пока остальные обустраивались, леди втихую подползла к краю дыры и заглянула вниз. В лицо повеяло ласковой влажной прохладой, к тому же у колодца практически не было надоедливой пыли, и разомлевшая двуипостасная решила немного похулиганить: подобрала камень и бросила его вниз. Камень летел очень долго, что заставило девушку с благодарностью (о ужас!) подумать о некроманте: если б они с Грэшем навернулись в этот колодец, то хоронить их пришлось бы в закрытом гробу. Если бы, конечно, трупы смогли выловить.

Всплеск, усиленный и повторенный колодезным эхом, услышали все.

– И что это? – подняв бровь, поинтересовался Райвэн, который только-только улегся.

Несколько смущенная Илнэ ответила, при этом говорила она таким тоном, будто имела полное моральное право на свой идиотизм, никем неоцененный.

– Как знаете, достойнейшая, – саркастически процедил некромант, – но когда к нам пожалуют гости, вы первая отправитесь их встречать. И, если снова решите развлечься подобным образом, предупредите, пожалуйста, мы заранее отойдем подальше.


Казалось, что все было тихо, но я ясно ощущал, что местные очаровательные обитатели уже в курсе, что к ним пожаловали гости. Да и демонесса удружила с тем булыжником. А я так надеялся на легкую прогулку в горах! Ну почему мне так не везет?!

Я уловил еле слышное постукивание. Уже собираются, паразиты… Ладно, разберемся. В первый раз, что ли?

– Я слышал стук, Вл… Райвэн, – объявил гном.

– Я тоже, – отозвался я, не поднимаясь. – Кажется, что на этот раз у нас возникли крупные и многочисленные проблемы. И я даже знаю, кто нас ими обеспечил…

Илнэ жутко покраснела, что было особенно заметно на фоне белоснежных волос. Ничего, может быть, поумнеет, хотя, если ума не дано при рождении, обычно он уже не появляется.

Все уже спокойно посапывали, а двуипостасная, движимая чувством вины, заявила, что будет часовым. Много она заметит! Здесь ее звериные слух и чутье не особо помогут: нужно уметь слышать чужой разум, чтобы засечь нынешних обитателей этих подземелий. Да и пыль отбивала нюх напрочь, я это уже знал, потому сразу не рассчитывал на свое обоняние, а вот леди явно не готова была к такому повороту событий.

К тому же девушка страшно нервничала, при этом с чего-то решив, что угроза исходит из этого клятого колодца. Глупость несусветная. Ко всему прочему Илнэ безумно устала, что тоже не обостряло чутья. Дхарр! Свалится ведь завтра, если сейчас спать не ляжет. А мне это надо?

В общем, как ни хотелось немного подремать, пришлось вставать.

– Идите спать, достойнейшая, – произнес я, незаметно подойдя к леди со спины.

Она вздрогнула.

– Вот видите, вы не заметили меня из-за своей усталости, как же вы сумеете засечь нежить? Идите спать.

– С чего бы такая трепетная забота? – подозрительно поинтересовалась девушка.

– Облегчаю свою жизнь, – в тон двуипостасной ответил я.

Видимо, этот ответ показался Илнэ достоверным, хотя она и не исключала возможность, что я отослал ее отдыхать только для того, чтобы иметь возможность скормить всех местным милым монстрам.

Неплохая, кстати, идея…

То, что в этом районе подземелий я не был, меня совершенно не беспокоило: чувство направления еще никогда не подводило, к тому же я всегда мог пробить еще один тоннель наружу, если будет ну совсем уж туго. Эту больницу для умалишенных на выезде я смогу вывести отсюда, и единственная потеря, которую мы понесем, – это мои несчастные нервы, погибшие в неравном бою со всеми потрясениями, старательно устраиваемые спутниками на каждом шагу. Дал же Творец попутчиков! Чует мое сердце, что я с этой толпой еще наплачусь на пару веков вперед. И деваться-то некуда. Даже гном, предатель, с ними заодно, достает, гад, как может. Куда только почтительность делась? Но это даже к лучшему: не будет возникать лишних вопросов по поводу моего происхождения.

Самой же большой проблемой стал для меня Лаэлэн, малолетний эльф. Эх, говорил же мне Ариэн, что наплачусь я еще со своим альтруизмом! Этот мелкий остроухий паршивец прилип ко мне и нахально «читает» при любой возможности. Чтоб я еще добровольно взялся кому-то помогать! Надо было оставить все так, как было до моего появления, так нет же! Пробило на жалость, а теперь не знаю, как закрыться! В мысли этот эльфенок, конечно, забраться ко мне не может, но эмоции он улавливает практически мгновенно. И тут же разбалтывает то, что узнал, окружающим, вот в чем проблема. Наорать на мальчика тоже нельзя: ему же станет еще хуже, чем было до моего вмешательства. Так что меня можно поздравить с должностью личной няньки Перворожденного.

Творец, ну за что мне все это, а?!


Как ни странно, но проснулись все. В том смысле, что в течение отдыха никто скоропостижно не скончался. Будил отряд Райвэн, за что и был награжден парой «лестных» эпитетов, которым некромант не обрадовался и обиженно отошел в сторону, ясно показывая окружающим, что ничего общего с ними иметь не желает.

– Почтенный Райвэн! – заныл гном, пытаясь вернуть себе расположение мага.

– Даже не надейся! – неподкупно сверкнул синими глазами некромант.

– Ну пожалуйста! – не отставал от него гном.

– Не дождет… дхарр! – неожиданно взвыл маг, сгибаясь пополам.

– Вл… Райвэн! – испуганно ахнул Эгорт, кидаясь к человеку, но тот уже поднялся сам.

Его лицо в тот момент больше напоминало жизнерадостную харю голодного упыря: зрачки мага были неестественно расширенными, кожа отливала синевой, и по подбородку медленно текла кровь из прокушенной губы.

– Пошли! – хрипло скомандовал он и, пошатываясь, направился к правому коридору.

Килайе показалось, что в голосе колдуна слышался гулкий жуткий рык, напоминавший о беспокойном кладбище в полнолуние.

– Что это с ним? – шепотом спросила Илнэ, во все глаза пялясь на неестественно прямую спину некроманта.

– Не стоит его сейчас трогать, – тихо посоветовал Лаэлэн, не отрывая восторженных и одновременно встревоженных глаз от тощей фигуры бредущего впереди мага.

Через десять минут плечи некроманта расправились, и гулкое эхо коридоров разнесло жизнерадостное чихание Райвэна вместе с тем неприличным словом, которым он охарактеризовал местную пыль. Все перевели дух, осознав, что парень снова стал вменяемым, насколько это возможно для ненормального Черного мага.

– Так ты вспомнил, куда нам нужно идти? – с надеждой спросил Эрг.

– Не-а!

– Так куда ты нас ведешь?! – ошалел рыцарь.

– А какая разница? – с мерзким смехом отозвался колдун. – Куда-нибудь выведу!

– Я его убью! – прошипела демонесса. – Потом, – после паузы добавила она.


Путники двигались вперед, чувствуя себя овцами, идущими на убой. Утешало только одно: стадо, идущее на бойню, обычно возглавляет козел. Козел, то есть некромант, не проявлял никаких признаков волнения, будто вперед его вела какая-то непонятная другим сила.

Залы, по которым шел отряд, существенно отличались от тех, что встречались им раньше: если прежде пещеры были просто запущенные, то здесь, казалось, будто побывала орда пьяных дикарей. Некоторые стены были разрушены, повсюду виднелись пятна сажи, валялись останки каких-то существ и нестерпимо воняло паленым. Но самый большой интерес путников вызвала аккуратная пирамида из костей с черепом на вершине. Когда Килайя подошла, чтобы рассмотреть получше местную достопримечательность, она обнаружила над явно рукотворным сооружением надпись, выдолбленную в стене. Крупные руны гласили: «Здесь был Райвэн».

– Вы только посмотрите! – позвала она остальных.

Товарищи по путешествию тут же бросились посмотреть, что же такого занимательного углядела девушка. Узрев надпись, все как по команде согнулись от хохота. Некромант стал совершенно красным.

– Не планировал я здесь экскурсии водить, – будто оправдываясь, пробормотал себе под нос юноша.

– Так, значит, здесь ты дорогу уже найдешь! – обрадовался Эрт. – Вот только ответь, черная душа, это ты навел тут такой бардак?

– Я, – хмуро и чуть смущенно подтвердил Райвэн, отводя в сторону светло-голубые глаза.

– Да… Выходит, мы тебя недооценили, – хмыкнул Айэллери.

– Меня все недооценивают, – с кривой улыбкой произнес некромант. – Пока не становится поздно.

«Это следует рассматривать как открытую угрозу?» – опешила демонесса.

Но если маг задумал предательство, то на кой дракон ему заранее сообщать о своих подлых намерениях?! Никакой логики! Или у людей ее вообще нет? Если задуматься, то колдун вполне мог перерезать всех бессчетное количество раз, но почему-то все еще не сделал этого. И что о нем можно подумать? Конечно, может быть, он не смог бы один пройти через подземелья, но ведь именно маг изначально был против спуска, а гном подтверждал то, что Райвэн уже не один раз спускался сюда в одиночку и возвращался невредимым. И это полностью доказывала та разруха, на которую они сейчас натолкнулись.

– Идите за мной, – велел маг, все еще красный, как перезрелый помидор, направляясь в неприметный проход в самом темном углу представшего перед ними зала.

– Так вон там же нормальные двери есть! – удивился Кот, указывая на две громадные створки.

– Были, – произнес некромант.

– ?!

– Раньше там двери были, а теперь нет, – пояснил колдун, краснея еще больше. – С той стороны завалило…

– И сколько же еще здесь проходов было?– поинтересовался Эрт.

– Очень много, – со вздохом признался юноша.

Когда отряд пролез сквозь щель, возведенную магом в почетное звание прохода (а было это непросто, маг-то, как самый тощий, пролез без проблем, а Эрт с Грэшем застряли, и вытаскивали их битый час), сразу стало заметно, что путники уже не в громадных официальных залах.

– Где мы? – спросила Илнэ, удивленно разглядывая множество дверей и потолки, которые стали гораздо ниже.

– Жилые помещения, достойнейшая, – откликнулся маг, тихо костеривший своего светляка (то бишь сферу), который отказывался двигаться нормально и метался, как муха, слишком долго бившаяся головой о стекло.

– Так гномы здесь жили?! – опешил Айэллери. – В этих норах?!

– Да как вы смеете так говорить о величайшем царстве, созданном гномами?! – мгновенно оскорбился Эгорт.

– Да, гномы здесь жили. И сейчас подгорное племя живет под землей. Вам же никто не выговаривает, что ваш народ живет на деревьях? А ты, Эгорт, успокойся, в почтенном Перворожденном говорит не разум, а эльфийская клаустрофобия.

Айэллери смутился. На лице некроманта появилась довольная улыбка.

– Что ж, тогда я прощаю господина Айэллери, – гордо кивнул гном, важно поправляя бороду.

– Я убью этого паршивого колдуна! – прошипел взбешенный эльф.

Райвэн сделал вид, что ничего не слышал, но явно замыслил очередную пакость.

– Я устала, – неожиданно начала ныть Илнэ. – Меня достали эти подземелья! Давайте передохнем!

– Я за, – заявил Кот.

Все остальные также поддержали идею передохнуть немного. По выражению лица колдуна можно было понять, что он думает об этой демократии.

Как бы то ни было, но спорить сразу и со всеми Райвэну не захотелось, и он молча повел спутников к одной ничем не примечательной двери, дойти до которой воинам было не суждено.

Раздался грохот.

– Что это?!

– Это гости, приглашенные достойнейшей Илнэ, доблестный Эрт, – ухмыльнулся некромант, отступая назад.

– Если это ты их призвал, я разорву тебя на части, мальчишка! – заорал рыцарь, выхватывая меч.

– Попробуйте, – спокойно и чуть насмешливо согласился маг. – Но сначала вам придется справиться с ними. – Райвэн указал на появившихся в дальнем конце коридора чрезвычайно «миловидных» тварей.

«Он нас все-таки предал!» – запоздало догадалась Килайя.

– Что будем делать, Эрт? – деловито поинтересовался орк, вытаскивая свой ятаган.

– Драться, – пожал плечами драконоборец, – а потом убивать некроманта.

Возражений не возникло. Все мгновенно обнажили оружие, а Кот к тому же принял боевую трансформу: на его теле четче проступили мышцы, клыки удлинились, появились когти, а уши стали острыми. За эту боевую трансформацию горных демонов котами и называли.

– Кот, – окликнул демона Райвэн, – не стоит работать когтями. Проще и надежнее искрошить этих милашек в мелкую труху чем-нибудь длинным и острым, так чтобы эти твари не сумели до тебя добраться. Большинство из них вообще не испытывает боли. Не стоит забывать, что многие вообще давным-давно мертвы.

Горный демон благодарно кивнул.

«Он что, издевается?! – опешила Килайя. – Даже предать нормально не может! Странные эти люди…»


Впереди темнела толпа каких-то несчастных страхолюдин, которым очень не повезло в этой жизни: они встретили наш отряд на узкой дорожке. Монстров я прекрасно понимал, беднягам просто-напросто хотелось разнообразить свое меню. Кому ж понравится годами жрать только друг друга. А тут такие деликатесы с поверхности пожаловали!

На морду эти аборигены, конечно, страшные, как теща со сковородкой с похмелья, но настоящей опасности для толпы злых и вооруженных до подштанников воителей не представляли. Пусть ребята немножко разомнутся, а я спокойно в сторонке постою, а то что-то уставать начинаю. Наверное, надо было тоже поспать, но во мне некстати взыграло благородство, оно же глупость, оно же идиотизм полнейший. Надо отучать себя от таких нелепых поступков. Все равно ведь не оценят.

Отряд рубился достаточно бодро и с огромным энтузиазмом, основной причиной появления которого я посчитал заявление Эрта о том, что, когда они добьют явившуюся по наши души нежить и нечисть, они будут убивать меня. Долго и со вкусом. Блажен, кто верует. Так я и дам себя убить.

Демоны, и горный, и лесной, дрались невообразимо красиво: ни одного лишнего движения, никакого мельтешения. Сразу видно, что профессионалы. Эрт и Илнэ тоже показали себя мастерами, а вот остальные… Айэллери вообще больше пытался покрасоваться перед товарищами и в очередной раз доказать превосходство эльфийской расы, чем внести посильный вклад в борьбу с местными агрессивно-плотоядными элементами. Гном со своим топором смотрелся просто жалко: пока размахнется, пока ударит… Что взять со старика?! Да его бы уже раз десять съели, если б не девушки, которые страховали бородатого. Орк больше мешал другим, чем сражался. А младший эльф… Это вообще отдельная история! Страшная, как безлунная ночь на беспокойном кладбище. Лучший воин эльфийского народа, дхарр его сожри… Может быть, на свежем воздухе и при живых противниках Лаэлэн и нормально сражался, но то ли его клаустрофобия сразила, то ли еще что…

Сначала он пытался стрелять в нападавших из лука, но, сообразив, что от стрел нежити ни жарко ни холодно, разумно бросил это занятие. Тогда героический пацан бросился на супротивников с мечом наголо, завопив что-то соответствующее случаю. Сначала монстры от него перепуганно шарахнулись (видимо предполагая, что если эльф так орет, то, наверное, и сражается неплохо), но потом опомнились и гуртом кинулись атаковать незадачливого мальчишку. Тот носился по всему коридору с дикими воплями минут десять, а потом какой-то огр, которого визг эльфенка уже порядком достал, пришпилил его к стене копьем, чтобы больше на нервы не действовал. Пробил только плащ, но Лаэлэн заорал еще громче. Огр решил, что не настолько он голоден, чтобы есть это, и ушел бить кого-нибудь потише. А пацаненок еще минут десять верещал на одной ноте, как щенок, которого тыкают носом в его безобразия. Потом мне пришлось самому его отцеплять, потому что остальные были заняты, а слушать вопли малолетнего эльфа дольше было просто невозможно.

Мне уже стало до невозможности скучно, но я неожиданно услышал такие знакомые шаги…


Внезапно монстры прекратили нападать и дружно уставились на дальний коридор, откуда доносились тяжелые шаги.

– А вот это и есть дхарр, которым так любит ругаться наш некромант, – упавшим голосом сообщил Айэллери, бледнея.

Дхарр был большим. Нет, очень большим, клыкастым, страшным и, похоже, невероятно голодным.

– С ним можно справиться? – почему-то шепотом спросил Эрт.

– Нет, – покачал головой эльф, – без подготовки и особых зелий это невозможно. В общем, простите меня, если что…

Дхарр целенаправленно шел к застывшим в ужасе воинам, плотоядно ощерившись. Тварь была прямоходящей, и передние лапы уже заранее тянулись к будущему ужину. Или все-таки завтраку?

Путники уже мысленно попрощались с жизнью, но тут, бесстыже расталкивая их локтями и пихая посохом, вперед решительно пробился Райвэн, который даже не удосужился снять свой мешок с пожитками.

– Ну что, гад, попался! – неожиданно радостно заорал маг. А потом в очередной раз оглушительно чихнул.

Дхарр мгновенно застыл на месте от такой несусветной наглости. Нежить тут же расползлась куда подальше, почему-то посчитав хлипкого колдунишку достаточно существенной угрозой. Нечисть прижалась к стенам и с огромным интересом наблюдала за происходящим.

Некромант смотрел на здоровенного монстра с таким видом, будто бы это он, Райвэн, был в пять раз больше своего противника. Но самое странное, что дхарр, к удивлению присутствующих, проникся видом обнаглевшего юнца до такой степени, что со смущенным выражением на страхолюдной харе сделал шаг назад. Маг стоял перед ним, как бес, явившийся за душой умирающего грешника. Такого откровенного давления на психику «грешник» уже выдержать не смог: он развернулся и бросился наутек с тихим тоскливым подвыванием, как деревенская шавка, неожиданно налетевшая на здоровенного матерого волка, который вроде бы и зубов не показал, но в том, что горло порвет, сомневаться не приходится.

Райвэн, видимо не ценивший легких побед, рванулся следом за дхарром с воплем: «Куда?!» Воины, разумно решив, что здесь им уже делать нечего, подхватили пожитки и побежали за магом, посчитав, что, раз местные твари так уважают некроманта, то рядом с ним все-таки будет безопаснее. Особо заинтересованная нечисть последовала примеру путников, желая посмотреть, чем же этот поединок закончится.

Монстр несся вперед не разбирая дороги, чему способствовали угрозы некроманта, который не только не отставал, но еще и умудрялся на бегу сообщать своей несчастной жертве, что и как он с ней сделает, когда поймает. Все это, естественно, прибавляло дхарру резвости.

В конце концов путь перепуганному до икоты и недержания хищнику преградила пропасть. Вполне достойный уважения провал: черный и, может быть, даже бездонный. И через эту самую пропасть тянулся один-единственный хрупкий ажурный мостик, к которому и направился несчастный, всеми забитый дхарр. Именно в этом и состояла главная ошибка его жизни. Мост, явно не рассчитанный на такую тушу, не выдержал подобного надругательства и подломился под монстром, когда тот попытался было попасть на другую сторону. Не судьба.

– От меня еще никто не уходил! – взвыл Райвэн и сиганул в пропасть вслед за дхарром.

Герои в полнейшем обалдении застыли рядом с краем пропасти, с тоской глядя вниз.

– Ну и кто нас теперь отсюда выведет?.. – риторически вопросила Илнэ, понимая, что ответ на свой вопрос вряд ли получит.

– Да ладно вам, – хмыкнул оптимистичный Грэш, – припрется этот дохляк назад. Дерьмо, оно же не тонет.

– Вот только никто не говорил, что оно не разбивается, – не согласилась с орком Килайя.

– И что будем делать, Эрт? – повернулся к рыцарю Айэллери. – Вряд ли мы сможем сами выйти из этих забытых Единорогом лабиринтов.

– Подождем. Может, действительно вернется… – растерянно ответил драконоборец, понимая, что сам не верит в то, что Райвэн мог остаться в живых.

Оказывается, некромант – вещь в хозяйстве не просто полезная, а жизненно необходимая. Вот только поняли они это слишком поздно.


Глава 1 | Права и обязанности | Глава 3