home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Я не вижу, есть ли путь, но когда-нибудь

Я надеюсь разглядеть и шагнуть.

И хотя пока покой – верный спутник мой,

Через месяц или день – бой.

Л. Смеркович

Райвэн снова проснулся раньше всех. Получившая воспитание истинного воина Килайя была приучена подниматься до восхода солнца, но только удивленно хлопала сонными глазами, глядя на бодро хлопочущего около костра готовящего завтрак некроманта. Непонятно, как чернокнижник вообще умудряется высыпаться за такой короткий срок. А вот Илнэ уже сопит в обе дырки, хотя должна была дежурить до утра. Наверняка Райвэн подскочил давным-давно и отослал леди спать. Зря, ей полезно поработать на благо общества, здесь не владения ее клана, чтобы ни дракона не делать, да и мало ли что Райвэн может натворить, пока все спят.

Странно было наблюдать, как маг с совершенно неуместной, по-домашнему мягкой улыбкой мешает похлебку в котле и напевает под нос какую-то старую балладу о прекрасной деве и очередном доблестном рыцаре, который пытается защитить предмет своей страсти от всего на свете, причем совершенно не ясно, а нужна ли была изначально девице эта самая защита или проблемы начались с появлением героя.

– С добрым утром, доблестная! – весело поприветствовал демонессу Райвэн.

Когда юноша повернулся к ней лицом, Килайя увидела, что карие глаза обвели темные круги, а тонкое лицо осунулось. Что-то, несомненно, произошло ночью, пока все спали, но девушка прекрасно понимала, что некромант не расскажет ничего, даже под угрозой немедленной выдачи мавкам.

При воспоминании о водных обитательницах на лице Килайи расплылась абсолютно дурацкая улыбка, которая точно не пристала доблестному воину, но удержаться было просто невозможно. Райвэн осуждающе покосился на демонессу, но предпочел и дальше заниматься приготовлением завтрака, не отвлекаясь на всяких там…

– Я никогда не говорю подобным тоном о женщине. И не думаю, – неожиданно произнес маг.

– Так уж прямо!.. – попыталась скрыть смущение демонесса. Все-таки телепат под боком – это то еще удовольствие.

– Думайте потише, – мягко посоветовал Райвэн. – Вам спокойнее, и у меня голова не так болит.

С чего бы это некроманту сегодня быть таким мирным? Килайя задумчиво почесала кончик чуть курносого носа, глядя на парня из-под полога длинных ресниц. В нормальном состоянии колдун уже давно что-нибудь едкое сказал бы. А тут ходит, как бедная овечка, даже глаза с цветом определились. Видать, к дождю… Хотя небо удивительно ясное, даже слишком, только крохотное облако над горами.

Райвэн неожиданно резко обернулся. Глаза стали серо-голубыми. Чтобы через мгновение стать багровыми.

– Это не облако, – произнес маг каким-то металлическим голосом. – Будите всех, доблестная, быстрее!

Спорить демонесса и не подумала: слишком уж быстро это «облако» приближалось к их лагерю. Никаких сомнений в том, что это странное «что-то» явилось по их грешные и не очень души, не было.

Будить остальных членов отряда оказалось сложно и опасно для жизни: никто не испытывает теплых чувств, когда его трясут за плечи и хлещут по щекам с утра пораньше, но, узрев серое пятно, которое упорно приближалось, все тут же вскакивали и без лишних вопросов начинали собираться.

– Лучше отойти к горам, – хмуро произнес Эрг, оглядывая окрестности в поисках укрытия. – Дракон его знает, что это…

– Это и есть… дракон… – ошалело прошептал Кот, зрение которого было самым острым. – Это дракон!!!

– Что?.. – растерянно ахнул Айэллери. – Откуда? Они же здесь не водятся!

– Похоже, теперь водятся! – благим матом заорала Илнэ. – Быстрее к пещере, я совершенно не хочу встречаться с этой тварью на открытом месте!

– Согласен! – заявил Грэш. – Драпаем, пока целы!

Этому дельному совету все тут же поспешили последовать, благо дракон был весомым аргументом в пользу того, что стоит поторопиться.

Килайе казалось, что от бега у нее вот-вот сердце из горла выскочит. Они неслись, как табун лошадей от лесного пожара, а сверху раздавались стоны ветра, раздираемого громадными крыльями.

Райвэн вбежал в привратную пещеру последним, а за его спиной уже бесновался столб драконьего пламени.

– Вот попали… – совершенно спокойно прокомментировал происходящее Кот. В отличие от лесных демонов, горные обычно спокойны и доброжелательны. А также почти невозмутимы.

– Это точно, – нервно откликнулся Айэллери. – И что нам с ним делать?

Ящер перестал бесноваться, сел на землю и с любопытством заглянул в пещеру одним золотым глазом с узким вертикальным зрачком.

– Сейчас еще раз плюнет, и здесь будет аппетитно пахнуть жареным мясом, – пессимистично предположила Илнэ, благоразумно отходя подальше от входа. Она, конечно, понимала, что это лишь отсрочит ее гибель, да и то всего на несколько секунд, но инстинкт самосохранения требовал хоть каких-то попыток защитить себя.

– Нет! – воодушевленно заявил Эрт, что испугало всех окружающих. – Я рыцарь славного ордена Святого Эалия Драконоборца! Я должен исполнить данный мной обет и уничтожить эту злобную огнедышащую гадину, оскверняющую наш Светлый мир своим смрадным дыханием!

К откровенному ужасу товарищей, рыцарь говорил это совершенно серьезно и тут же ломанулся выполнять свое намерение, но проход ему перегородила тощая и возмущенная некромантская тушка, которая была решительно настроена не дать Эрту улучшить мировую ситуацию и совершить внеочередной великий подвиг.

– Вы совсем очумели?! – заорал на рыцаря Райвэн, не давая Эрту пройти к выходу. – Какой обет, какое дыхание?! Вы не для того в путь отправились, чтобы вас сожрал первый же захудалый дракон! И, если он останется жив, то миру в целом будет ни жарко ни холодно!!!

– Я должен!..

– О Творец! Какой идиот!!! – зло воскликнул маг и резко оттолкнул борца за мировую гармонию назад.

Видимо, он использовал магию, потому что далеко не маленький взрослый мужчина, обвешанный оружием с головы до ног, отлетел, как тряпичная кукла, душевно шмякнувшись о каменную стену, что позволило вычеркнуть его на ближайшее время из списка проблем.

Тут дракон угрожающе втянул в себя воздух, и Килайя поняла, что сейчас одним магом станет меньше. Спасения от драконьего пламени еще не придумано, оно безжалостно пожирает все на своем пути. Вот только некромантом этот огонь поперхнулся неожиданно для всех, а в первую очередь для обалдевшего от такого поворота событий дракона. Алые щупальца обхватили тело человека и как-то растерянно отпрянули, оставив в пещере горьковатый запах гари.

– Ах ты, тварь чешуйчатая! – тихо и проникновенно протянул Райвэн и резко повернулся к источнику их неприятностей.

Дракон возмущенно рыкнул, похоже не одобряя такого фамильярного отношения к себе, и попытался выдохнуть пламя еще раз. Однако маг, видимо, принадлежал как раз к тем людям, которые не горят, не тонут, не разбиваются и способны довести до истерики кого угодно одним фактом своего существования. Он выставил руку в защитном жесте, и озадаченный ящер удивленно уставился на то, как огонь натолкнулся на какую-то невидимую преграду и отпрянул подальше от колдуна. Еще больше был поражен Айэллери, который не почувствовал никакого заклятия, но оно, судя по результату, все-таки было…

– Брысь отсюда, пакость такая! – раздраженно велел Райвэн дракону, так хозяйки прогоняют нашкодившего кота.

Впрочем, монстр совершенно не горел желанием изображать пушистого мурлыку и удирать при первом же взмахе скалкой. «Хозяйка» тоже была настроена отстоять «кухню» от обнаглевшего животного, что немного успокаивало Килайю, которой почему-то в тот момент казалось, что сейчас Райвэн способен защитить их от любой опасности в мироздании.

Маг начал что-то шептать на своем понятно-непонятном языке, разозленно глядя на беснующегося дракона, который не желал добровольно оставить попытки добраться до укрывшейся в пещере компании. Райвэн брезгливо бросил какое-то резко звучащее слово, и ящера мягко отодвинуло от входа в пещеру. Тот молниеносно дернулся обратно и попытался просунуть пасть внутрь, чтобы перекусить вредного человечишку, который имел глупость стоять так близко от клыков ящера, по остроте превосходящих любой клинок. В огне дракон, похоже, разуверился окончательно.

– Райвэн, осторожнее! – взвизгнул Лаэлэн.

Маг даже не дернулся, не обратив ни малейшего внимания на предупреждение. Как оказалось, для этого у парня были свои достаточно веские причины: морда ящера застряла в чересчур узком проходе, который теперь выполнял функции драконьего намордника. Плененная зверюга, потеряв возможность рычать, как-то тоскливо и обиженно подвывала, силясь вырваться из тесных объятий каменной арки. В пещере потемнело так, что невозможно было разглядеть собственной руки.

– Глупость наказуема, – торжественно изрек в кромешной тьме Райвэн, а потом свет снова начал литься через неизвестно каким образом освободившийся проход.

– А где дракон? – растерянно спросил очухавшийся Эрт.

– Прошу прощения, почтенный, – осклабился некромант, – но на сегодня подвиг отменяется.

– И все-таки дракон-то где?

– Где-то. – Райвэн равнодушно пожал плечами и вышел из пещеры, показав тем самым, что разговор окончен.

– Кажется, я начинаю уважать этого заморыша, – удивленно произнес Грэш. – Так ту тварюгу уделать!

– А вот меня все произошедшее изрядно напугало, – вздохнул Айэллери. – Оказывается, мы этого некромансера даже дракону скормить не сможем…

– Да ладно, – весело хмыкнул Кот, задорно сверкнув зелёными глазами. – Не упырь, и на том спасибо.

– Угу, хоть что-то радует, – недовольно пробурчала Килайя, которая до сих пор не могла поверить в то, что все они были бы уже мертвы. Если бы не один мерзкий и чрезвычайно вредный некромансер.

«Ну… не такой уж он и мерзкий, – вынуждена была признать девушка, – но все равно странный и непонятный, а это бесит!»

Когда через минуту вся честная компания покинула привратную пещеру, Райвэн стоял уже с посохом, хотя, когда они удирали, он впопыхах забыл свою «дубину». Такое непочтительное отношение к своему инвентарю для мага было совершенно необычно, ведь все представители колдовской братии обычно трясутся над своими посохами, амулетами и артефактами, как наседка над цыплятами, а тут посох был небрежно брошен где-то под кустом…

– Дракон прилетел со стороны Крылатого хребта, – задумчиво произнес Кот. – Их уже лет пятьсот здесь не видели.

– Видимо, специально ради нас явился! – весело ухмыльнулась Илнэ.

И пораженно замолчала, переводя взгляд с одного лица на другое, сообразив, что ее слова, которые она посчитала бредом, имели смысл. Все они были удивлены и растеряны, и только черноволосый маг выглядел, как смертник, которому завтра в бой.

– Но… этого быть не может! Для этого дракону нужно быть разумным! А разумом обладают только двуипостасные! – тут же попыталась успокоить себя и окружающих леди.

– А если драконы действительно двуипостасные? Мы же ничего о них в сущности не знаем! – резонно предположил Кот.

– Быть такого не может!

– Почему? – недоуменно поднял бровь демон. – Кстати, а как же они тогда могут запечатлять? – опомнился он.

– Невозможно до такой степени увеличить Истинное тело, – убежденно ответила волчица. – Это любой двуипостасный знает. Всему есть свой предел. Ты хоть представляешь, насколько человеческое тело меньше размерами, чем драконье? Невозможно превратиться в такую громадину! А запечатление – это скорее защитная реакция, чем осознанное действие, для ящеров это все равно что от удара увернуться.

– А ты что скажешь, некромант? – неожиданно обратился к Райвэну драконоборец.

Юноша чуть удивленно приподнял бровь, не поняв, с чего это ему вдруг решили оказать такую честь.

– Почтенная Илнэ полностью права. Настолько увеличить Истинное тело не представляется возможным. Насчет запечатления тоже все верно.

– А если магию использовать? – попытался уточнить Айэллери.

– Никакой магической силы не хватит, а если и хватит, то через пару минут идиота, который трансформировался, разорвет в клочья, – покачал головой маг.

– Значит, им кто-то управлял… – растерянно произнес Кот.

– Выходит, что так, – согласился с горным демоном Эрт. – Кто-то хочет помешать нам выполнить нашу миссию!

– О которой мне никто не удосужился рассказать, – словно невзначай напомнил Райвэн.

– Чем меньше ты знаешь, тем нам спокойнее! – отрезал Эрт.

«Ты ведь и так уже обо всем прекрасно осведомлен, паскудство этакое! Зачем спрашивать?» – подумала Килайя.

Некромант невинно хлопал карими глазами, делая вид, что ничего он не слышит и не понимает.

«Вот зараза!» – искренне восхитилась демонесса. Никогда не страдавшая легким характером, сестра главы клана Рябины ценила тех, у кого нрав был еще хуже. Правда, в том случае, если в придачу к мерзкому характеру имелась еще и сила. А некромант, пускай и не отличался мощным телосложением, зато прекрасно владел магией, что заставляло его уважать. Тем более Райвэн был из тех, кто за словом в карман не полезет. В общем и целом, безотчетная симпатия, которую вызвал этот независимый тощий человечишка, стала перерастать в нечто, что могло бы потом превратиться в дружбу. Вот только лесные демоны, которые учатся держать меч раньше, чем ложку, и уверенные, что все против них что-то имеют, не способны испытывать к кому-либо дружеские чувства. Они и Единорога-то, чьи адепты проповедовали идеалы любви и милосердия, стали почитать только потому, что Светлых с каждым днем становилось все больше, а драться со всем миром сразу не могли даже прирожденные воины. А так бы, наверное, демоны из принципа стали поклоняться Дракону, плевать, что гад кровожадный и мир угробить хочет, главное, что, отхапав часть территории соседей, не будешь ходить в ожидании кары высших сил.

Но одно сомнений не вызывало: неспроста здесь появился дракон, это наверняка чьих-то рук дело.

«А все равно красивая гадина», – неожиданно подумала демонесса.

Серебряный дракон, сияющий на солнце чешуей, действительно был похож на волшебное видение. Вот только рычал, плевался огнем и норовил сожрать, что полностью портило все впечатление.

Общим голосованием (с лишением некроманта права выражать свое мнение; тот сделал вид, что ему вообще ни до кого дела нет) было решено убираться как можно быстрее и дальше. Единственной проблемой было то, что лошадей пришлось оставить за Крылатым хребтом, потому что провести их через гномьи подземелья и горные тропы возможным не представлялось. Эрт заверил, что транспортом они обзаведутся в первой же деревне. Эльфы презрительно скривились, представляя, каких лошадей можно купить в деревне. Перворожденным совершенно не хотелось позориться на клячах, которые вызывают мысли о старости, голоде и напрочь отбитом заде. Райвэн только лукаво улыбался, глядя на снулые эльфьи физиономии. То ли задумал что-то, то ли не хотел выходить из так полюбившейся ему роли злокозненного врага всего живого и не очень.

До Зеленого тракта, тянущегося с севера на юг, идти было пару часов, а уж по нему отряд должен добраться к цели. Конечно, нападение дракона настораживает, но им нельзя терять время ради скрытности, пускай это и может обернуться потерями для отряда.


Ситуация становилась все непонятнее, а потому страшнее для меня. Я чувствовал себя слепым, оказавшимся среди огромной незнакомой комнаты. И неизвестно было, где выход или хотя бы стены. Все-таки я был прав, когда решил поехать и проверить все лично. Я же как-никак Владыка, у меня есть определенные обязанности. Тем более что эта серебряная гадина раскатала бы по стенке большинство моих ребят, исключая разве что Тэриэна, Аэлле и еще парочку моих приближенных, а никого из них я бы в любом случае не выпустил из Чертогов. Не хватало еще им участвовать в этой авантюре! Они мне живыми нужны. Все.

И все-таки я не понимал, что происходит вокруг, а это выбивало из колеи. Я слишком привык, что вокруг все понятно, надежно, а самое главное, в моей власти. Вот и поплатился за все и сразу. Нельзя быть самонадеянным. Прописные истины так отвратительны именно потому, что никогда не устаревают. А я, похоже, со своим величием изрядно устарел. Можно было бы, конечно, наплевать, но ведь на моей шее висят еще восемь идиотов и весь мой народ, насколько я могу судить, уже сейчас расплачивающийся за глупость своего Владыки, который не способен видеть дальше собственного носа.

Так… Пора завязывать с самобичеванием, а то еще немного, и начну всем плакаться и говорить, что в мире нет справедливости и совершенства. А там и вешаться могу начать. Брата бы сюда, он всегда умел уверить меня в том, что я сильный и все смогу. Но Ариэна дергать тоже не дело. Вот только рыдать на груди младшего брата мне не хватало, тем более что ничего по-настоящему страшного еще не случилось и, надеюсь, не случится.

А этих паршивцев я доведу до места. Всех. Живыми и здоровыми. И пускай мне для этого придется десять раз наизнанку вывернуться! В первый раз, что ли?

Вот лошади, а точнее их отсутствие, стало настоящей проблемой, потому что очередной приступ (весь отряд, кроме Лэна и Эгорта, единогласно признал меня припадочным) напомнил, что сейчас очень многое решает время, а оно имеет одно странное свойство: ускользать сквозь пальцы быстрее, чем вода. Я, конечно, мог позвать и дальше передвигаться с полным комфортом (обычно желающих возить мою особу можно было в длинную очередь выстраивать), но есть три большие проблемы: во-первых, придется объяснять появление транспорта спутникам, а я просто не представляю, как это сделать; во-вторых, не все из желающих меня возить одинаково приятны глазу; в-третьих, никого, кроме меня, эти очаровательные создания к себе и близко не подпустят. Так что придется разыскивать обычных лошадей. А жаль, честно говоря. Они так плетутся, что можно умереть.

Творец, может, хоть сейчас услышишь мой смиренный (ну ладно, не очень-то смиренный) зов?! Я же не прошу ничего невозможного, только девять лошадей, неужели так трудно, а?

Как ни странно, но мои молитвы в кои-то веки были услышаны.

– Стоять! …! Кошелек или жизнь!!!

– По-моему, эта фраза несколько старомодна, – не удержался я от ехидного замечания, разглядывая колоритную компанию, состоящую из двадцати пяти рыл различной степени мытости, от которых стошнило бы даже упырей. Зато лошади не подкачали, это радовало и вселяло надежду, что высшие силы все-таки на нашей стороне. – Как вы считаете, почтенные, – обратился я к товарищам по авантюре, – эти кони нам подойдут?

– Вполне! – заверил меня Айэллери, уже приглядывая себе что-нибудь посимпатичнее.

– Так… это… – растерялись разбойники. – Так кошелек все-таки или жизнь, а?

– Могу выдвинуть вам встречное предложение, не возражаете? – нахально перебил несчастных Кот.

Работники ножа и топора окончательно растерялись, но их все еще ободряла мысль, что их больше. Эх, страна непуганых идиотов! Нечисть в подземельях тоже сначала страдала заблуждением, что кого больше, те и сильнее. Чтобы заставить новых обитателей гномьих квартир поумнеть, хватило трех моих визитов. С этими преступными элементами, думаю, управимся побыстрее.

– Лошади или жизнь? – поинтересовался у несчастных (еще бы им счастливыми быть, если они нас встретили!) демон, обаятельно улыбнувшись, что сделало его еще больше похожим на здоровенного сытого котяру.

– Чего?! – не поверил своим ушам главарь.

Какие все-таки бывают наивные люди!

Вместо ответа Кот принял боевую трансформу. Вот тут заблудшие чада Белого Единорога впечатлялись по самые подштанники и начали догадываться, что сегодня явно не их день. Лэн посмотрел с одинаковым осуждением и на своих друзей, и на разбойников и демонстративно подошел ко мне, прекрасно зная, что я никогда не буду ввязываться в драку. И почему эта мелкая пакость отлично осведомлена обо всех моих настроениях и намерениях, даже когда я наглухо закрыт от любого постороннего сознания? Прямо как Ариэн. Странно, но этот пацан безумно напоминает брата, а я заметил это только сейчас. Ариэна я просто обожаю, вот и над маленьким эльфом трясусь, воспринимая как еще одного младшего брата. А когда-то сказал отцу, что если б нас у него не двое было, а трое, то я бы просто с ума сошел, потому что двух младших братьев я бы попросту не выдержал. Мне почему-то никогда не приходила в голову мысль, что я сам могу быть младшим. И правильно. Зачем мечтать о несбыточном?


Кот с преувеличенной задумчивостью взирал на разбойников. Так смотрят на зарвавшихся тараканов, которые нахально выбрались на центр комнаты и еще пытаются качать права. Райвэн сразу показал, что он драться не будет, и отошел в сторону, Лаэлэн, естественно, последовал его примеру, что весьма обрадовало демона: выдержать вопли эльфенка во второй раз Кот просто не смог бы. Он не знал, как эльфы поют, но, послушав их крики, решил, что не так уж и жаждет услышать прославленное пение Перворожденных.

Разбойники бестолково топтались и больше мешали друг другу, чем помогали. В такой ситуации могло спасти только бегство, причем бегство молниеносное, но странная пародия на гордость, имеющаяся у антиобщественных личностей, не позволяла им столь позорно покинуть поле боя. Ничего, как сказал недавно Райвэн, глупость наказуема, а некромант, по мнению демона, был не из тех, кто разбрасывается словами, а тем более бросает их на ветер. Странный парень вообще казался Коту надежным, как родные горы, что вызывало безотчетную симпатию. Своей интуиции воин верил больше, чем голосу разума и мнению окружающих, а интуиция говорила, что непонятному магу с глазами, которые никак не могут определиться с цветом, не можно, а нужно доверять, что бы тот ни делал. Именно так Кот и решил поступать, и пусть Эрт с остальными лопнет от злости! Он слишком долго искал достойного, чтобы разделить его путь, и теперь, кажется, нашел. Главное, чтобы этот достойный согласился терпеть кого-то под своим боком, а то Райвэну, судя по его «радостному» виду, даже от общества Лэна выть хочется.

– Нас больше! – перепуганно вякнул главарь шайки.

– А мы сильнее, – хищно осклабилась Килайя.

Чего Кот никогда не мог понять, так это того, как лесные демоны, не способные выпускать когти и клыки, умудряются напугать сильнее, чем горные.

Старый гном задумчиво посмотрел на всю эту компанию и со вздохом отошел поближе к некроманту.

Прекрасно, вшестером им будет только удобнее: никто не будет путаться под ногами. Ничего опасного эти олухи, возомнившие себя грозой здешних мест, не представляли. А лошадки были просто загляденье! Главное, не поранить животин. Значит, надо стянуть разбойников с лошадей, а уж потом объяснить, кто здесь хозяин.

«Надо побыстрее разобраться с ними и ехать», – решил Кот и резким рывком сдернул с седла ближайшего разбойника. Это послужило сигналом для остальных, и через десять минут до невозможности довольные воины взирали на двадцать пять лошадей, перешедших в их полное распоряжение, ибо бывшие владельцы уползли в кусты, помогая товарищам по несчастью, потому что кое-кто особо активный не мог передвигаться самостоятельно.

– Хорошие лошадки! – одобрительно пробурчал Грэш, цапнув повод здоровенного чалого жеребца, неодобрительно покосившись на орка, но не выражая более активно свое возмущение.

Себе демон присмотрел серого в яблоках нервного жеребчика, который упорно от всех шарахался, но по какой-то только ему ведомой причине решил, что Кот здесь самый безопасный. Эльфы возжелали самых красивых коней (два рыжих действительно были прекрасны), но по нахальным выражениям лошадиных морд можно было понять, что с этими образинами Перворожденные еще намучаются. Что выбрали остальные, демон не увидел, потому что перед его глазами появилось нечто невероятное: молочно-белый жеребец с черной гривой нетерпеливо оглядывал всех фиолетовыми глазами. Такой красоты Кот в жизни не видел и даже не представлял, что когда-нибудь увидит.

Но кое-что поразило воина гораздо сильнее: на лошади не было ни седла, ни уздечки.

Неизвестно откуда взявшийся конь узрел Райвэна и решительно потопал к нему, уже не обращая внимания на любых других двуногих. Подойдя к некроманту, четвероногое чудо наклонило голову и настороженно, исподлобья посмотрело на мага, будто ожидая его высочайшего решения.

«Бред! – тут же одернул себя Кот. – Лошади думать не умеют!»

Райвэн вздохнул и ласково потрепал жеребца по крутой шее. Конь возрадовался и нетерпеливо затанцевал на месте. Остальные лошади смотрели на красавца крайне недружелюбно, что наводило на определенного рода размышления. Например, откуда эта дивная зверюга явилась…


Эта подлая тварь смотрела на меня самыми честными и преданными глазами, в которых читалось намерение убить любую лошадь, на которую я сяду. И выполнит ведь, зараза этакая! У, морда противная! Ну чего смотришь?! На тебе я поеду, на тебе, но чтоб не дурил! И не отворачивайся, знаю, что слышишь!

Конь мотнул головой, мол, понимаю и буду стараться в меру своих убогих сил и возможностей. Аэ-Нари был бы конем хоть куда. Если бы только был конем. А так сплошное мучение… Как я буду его убеждать, что нужно плестись рядом с другими лошадьми, совершенно непонятно, но объясняться со спутниками, если это наказание Творца начнет чудить, будет еще труднее.

– Будешь делать глупости, близко к себе больше не подпушу, – тихо пригрозил я коню.

Тот укоризненно вздохнул и демонстративно понурился, но, похоже, все-таки решил вести себя более-менее прилично. Надолго благих намерений Аэ-Нари не хватит, но ездить на нем одно удовольствие, так можно и потерпеть немного его выходки. Прогнать-то всегда успею.

– Твой знакомец? – поинтересовался Кот, глядя на Аэ-Нари с откровенным восхищением. Знал бы он эту вредоносную скотину получше, не восторгался бы так.

– Что-то вроде того, – отозвался я, настороженно поглядывая на жеребца. Общество горного демона это чудовище вполне устраивало, но, разумеется, лишь до тех пор, пока я сам хорошо относился к Коту.

– Райвэн, откуда он явился? – не отставал въедливый парень.

Неужели о чем-то догадался? Ну, гад четвероногий, устроил ты мне!.. Только круглый дурак не удивится, увидев неизвестно откуда взявшуюся лошадь, на которой вдобавок нет ни седла, ни узды. Ладно, отболтаюсь как-нибудь…

– Понятия не имею, – ответил я, демонстративно отворачиваясь.

Если раньше этот фокус срабатывал, то и сейчас может сработать. Кот, конечно, не Эрт, демона легко не обдуришь, но с моим опытом можно постараться.


– Его зовут Аэ-Нари, – неожиданно для всех сказал некромант, ласково прикоснувшись к лошадиной морде. – Он превосходный конь, но очень норовистый и никого, кроме меня, не подпустит к себе.

– Даже меня? – мгновенно надулся Лэн, который при виде четвероногого красавца тут же забыл о своей лошади, всей душой желая если не покататься на Аэ-Нари, то хотя бы погладить.

Аэ-Нари обреченно посмотрел на эльфа снизу вверх, но все-таки подошел к мальчишке и ткнулся бархатистым храпом в его плечо.

– Не такой уж и норовистый, – хмыкнул Айэллери и тоже решил погладить чудного зверя, который был до глубины души возмущен таким фамильярным отношением. Старший эльф, напоровшись на злобный взгляд коня, почел за благо увериться в дурном характере Аэ-Нари на слово, не доводя до тяжких телесных повреждений.

Сделав мальчишке приятное, лошадь вновь вернулась к своему хозяину, всем видом показывая, что уже устала стоять без дела.

– Может, поедем наконец?! – взмолился Райвэн. – По-моему, мы мир собрались спасать, разве нет?

– Ты-то откуда знаешь, змей подколодный? – напрягся Эрт, недоуменно глядя на некроманта.

– Можно подумать, я не в состоянии понять, ради чего столь колоритная компания может собраться, – небрежно хмыкнул маг.

Слишком уж небрежно, на взгляд Кота. И Килайю что-то на дурацкие улыбочки потянуло не ко времени… Неужели красноволосая все растрепала? Вроде не могла… Тем более лесные демоны если и разговаривают с кем-то, то в основном чтобы оскорбить, а не поделиться важными сведениями… Но Эрта, в отличие от въедливого демона, объяснение колдуна устроило. И славно, а то возьмется за парнем с мечом бегать, люди это могут, а трогать Райвэна сейчас совсем не дело: и так на привидение стал похож, за одну ночь так осунулся, что кости видны. Что с некромантом происходит, непонятно, но вряд ли что-то хорошее.

Но парень прав, им действительно пора ехать.


Аэ-Нари недовольно храпел, когда всадник решительно осаживал его, видимо, этот конь мог бежать еще быстрее, но Райвэн упорно заставлял ехать его рядом с другими, что бесило благородное животное до невозможности. Как можно на такой скорости удержаться на лошади без седла, Кот представлял слабо, но маг сидел на своем коне как влитой.

«Дед мне когда-то рассказывал о лошадях, которые скачут быстрее ветра и никогда не сбросят своего всадника… – неожиданно вспомнил демон. – Вот только лошадьми этих созданий можно было назвать с большим трудом, а всадники и подавно на людей не тянули. Да и на нелюдей тоже. Жуткая была, честно говоря, история. Кажется, кавалькаду таких созданий называют Дикой Охотой».

Правда, в то, что Райвэн один из древних злых духов, верилось с трудом, вряд ли у них такие добрые и одновременно насмешливые глаза. Хотя кто их, духов, разберет, тем более древних. Вдруг среди них и добрые встречались? Вот только вряд ли духи едят, пьют и спят, а Райвэну все это необходимо, по крайней мере, так казалось Коту. К тому же духи не могут так осунуться.

Где-то позади остались обобранные ими разбойники, но конфискация лошадей у уголовных элементов не вызвала в честной душе демона каких-либо моральных терзаний. Еще не хватало страдать из-за обворовывания разбойников. Это ж самое благое дело! Можно сказать, угодное Единорогу!

Ветер, бивший в лицо, всегда был для Кота огромным удовольствием, теперь воин тоже не изменил своего мнения. А неслись они на приличной скорости: Аэ-Нари вечно пытался вырваться вперед, несмотря на попытки Райвэна его успокоить, а остальные лошади, не желая глотать чужую пыль, изо всех сил старались не отстать от черногривого красавца.

«Если так будет продолжаться, то скоро все кони будут в мыле», – забеспокоился Кот.

И порыв ветра донес до него:

– Если ты, зараза этакая, не прекратишь свои закидоны, я ж тебя!..

Аэ-Нари обиженно всхрапнул, но все-таки соблаговолил перейти на нормальный галоп, которым шли все другие лошади.

– А лошадь тебе под стать, – со смешком заметил Кот, когда его серый поравнялся с надувшимся от обиды конем некроманта.

– Это точно, – улыбнулся Райвэн, заглянув в зеленые глаза демона, у которого не хватило ума не ответить на взгляд.

Коту показалось, что он смотрит в бездонный, темный колодец, который затягивает внутрь.

«Брр… – вздрогнул воин, когда сумел отвернуться. – Больше так делать не буду…»

Райвэн тоже поспешно отвел взгляд, как показалось демону, немного смущенно, будто он едва удержался от какой-то большой ошибки, но даже тот факт, что он мог ее совершить, не поднимал магу настроения.


Я едва не совершил очередную большую глупость и теперь был готов повеситься. Но Кот сам виноват: вот-вот начнет носиться со мной, как наседка с последним яйцом, а теперь еще в придачу в глаза начал смотреть. Совсем свихнулся, котяра! Но я тоже хорош, надо было сразу отворачиваться, пока его не понесло. Сам ведь своих учил таким простым правилам, а соблюдать их не удосужился! Слава Творцу, на этот раз все обошлось, но надо быть осторожнее.

Так, кыш отсюда, противные угрызения совести, Мое Владычество думать будет! Итак, что мы имеем? Во-первых, у Золотых гор странные колебания магического фона, которые явно не могут нести в себе ничего хорошего; во-вторых, у меня начались приступы, и прекращаться они, судя по всему, не собираются; в-третьих, на нас напал дракон, что уже само по себе говорит, что требуется мое непосредственное вмешательство. Вот зуб даю, что опять кто-то мир решил уничтожить, как бы банально это ни звучало. Самому иногда надоедает, но почему-то постоянно кто-то что-то имеет против существования нашего тихого и никому не мешающего мира. Как будто заняться больше нечем! Понимаю, хотя бы захватить хотели, так нет же, обязательно разрушить! Логики нет, но не всем дан этот дар Творца. А если кто-то хочет мир уничтожить, значит, кто-то его должен спасать. Это закон, а я по большому счету очень законопослушный.

Аэ-Нари наконец-то смирился с тем, что нам придется какое-то время играть по чужим правилам, чтобы не особо привлекать внимание. Надо бы и одежду сменить, а то я со своими черными тряпками буду слишком заметен, а, как выяснилось опытным путем, мне совершенно ни к чему лишнее внимание. Придется побыть кем-то менее значимым, чем маг.

Я был полностью согласен с Котом, ветер в лицо – это прекрасно и располагает к размышлениям, по крайней мере меня. У некоторых ветер выдувает последние остатки мыслей, и такое случается гораздо чаще.

Пилить до места назначения нам минимум дней десять, и это притом, что мы теперь перемещаемся не на своих двоих, а на чужих четырех. Конечно, мы с Аэ-Нари добрались бы за несколько часов, только тогда я мог бы сразу брать с собой свиту и знамена, потому что и так будет понятно, кто нагрянул и откуда, а мне этого совершенно не нужно. Поплетемся инкогнито.

Зеленый тракт был пустынным, что немного удивляло, ведь здесь есть несколько довольно крупных городов, которые являются постоянной приманкой для купцов. Неужели те идиоты, которых мы ограбили, так испортили репутацию здешним благословенным местам?

Надо будет посох выкинуть, а лучше сжечь. Все равно деревяшка годится только для отвода глаз. Да и одежду опять же купить другую надо…

Кажется, скоро мы доберемся до Аитэлэ, если память мне не изменяет, а на склероз я еще не жаловался. Вот только там меня слишком многие могут узнать, а это не есть хорошо… Это очень плохо! Значит, маскироваться надо прямо сейчас, до того как мы въедем в город.

После нескольких часов бешеного галопа (бешеного благодаря придури Аэ-Нари, который все хотел перейти на свою обычную скорость, равную скорости штормового ветра) Эрт заявил, что лошадям нужно передохнуть, а то мы их загоним. И опять посмотрел на меня так, будто я источник всех мировых бед. Лучше бы на коня моего так смотрел, вот кто отрывается по полной программе.

Воспользовавшись остановкой, я вытащил кинжал и хотел уж приняться за укорачивание своей гривы, но вовремя вспомнил, чем это закончилось в прошлый раз. Реакция окружающих на мою самостоятельность была… мм… неординарной, в общем. Сначала в меня запустили каким-то боевым заклятием, затем хохотали минут сорок, а потом отпаивали своего Владыку, который удосужился посмотреть в зеркало и увидел, что он умудрился с собой сделать. Тяга экспериментировать тут же умерла в страшных муках. Дхарр с ними, с волосами, соберу в хвост.

Под изумленными взглядами спутников я сломал о колено свой посох и закинул подальше в кусты. А потом, прикинув, с кем мы схожи фигурой, решил заняться попрошайничеством.

– Кот, а Кот, – заканючил я, – может, поделишься одеждой с бедным некромантом, а?

На меня посмотрели как на ненормального.

– Тебе-то зачем, дохляк? – удивленно спросил Грэш.

– Надо, – отрезал я.

– Не давай ему своих вещей, Кот, – посоветовала демону Килайя, – еще порчу наведет.

Я скривился. Дурацкие предрассудки! Порчу я мог навести и без использования личных вещей, но только зачем мне это? Я же вообще-то добрый, милый и безобидный… По большей части.

– И все-таки зачем? – поинтересовался сам Кот.

– В черном я буду, как морковка на снегу. Даже тот, кто ни разу в жизни не видел меня, может узнать.

– Что, проблемы с законом? – язвительно осведомился Айэллери, но, нарвавшись на мой тяжелый взгляд, который тысячелетиями оттачивался на подданных, почел за благо заткнуться.

– Черный – это мой цвет, по нему меня могут узнать те, от кого я хочу скрыть свое присутствие, – нехотя сказал я. – А с законом проблем у меня не может быть по определению.

Ведь я сам закон. Гном выглядел совсем перепуганным, наверняка поняв, что я имел в виду. Мне было не легче, я привык доверять, а теперь придется лгать и скрываться. Какое унижение!

– Я дам тебе свою одежду, – ухмыльнулся Кот, – но не думаю, что высокородному пристало носить такие тряпки.

– И с чего ты взял, что я из высокородных? – насторожился я. Видимо, что-то в мыслях демона я все-таки упустил. Ой, как неудобно…

– Шило в мешке трудно утаить, к тому же притворство – явно не твой конек.

Мне все больше и больше нравится этот демон.

– Вещи давай, не думаю, что мое высокородство загнется от какого-то переодевания, – недовольно ответил я и, схватив подаренные вещи, отправился к ближайшим кустам переодеваться.

Честно говоря, мантия мне нравилась больше, потому что создавала впечатление, будто я вот-вот умру от истощения. Иногда так выгодно уверить окружающих в своей слабости! А вот предложенные Котом штаны и рубаха мгновенно показали спутникам, что не такой уж я и тощий, как казалось сначала.


Простая одежда демона, к удивлению путников, прибавила Райвэну лет, теперь перед ними был уже не самодовольный подросток, а худощавый парень лет двадцати, который прекрасно мог за себя постоять.

Может быть, величественности в маге и не прибавилось, но и дистрофиком его назвать было уже сложно. Телосложением Райвэн напоминал скорее эльфов, чем людей, хотя в лице ничего от Перворожденных найти было нельзя.

– По крайней мере, на глисту издыхающую больше не похож, – выразил общее мнение Грэш.

– Премного благодарен, – обиженно поджал губы некромант, пряча глаза, в которых сияли задорные искорки. – А ты что думаешь, Аэ-Нари? – обратился юноша к своему коню.

Тот внимательно оглядел его с головы до ног и удовлетворенно кивнул.

– Я тоже думаю, что неплохо! – согласился с жеребцом маг и по-мальчишески улыбнулся.

Эрт решил, что хорошего помаленьку, и они снова отправились в путь. А зады у всех уже испытывали некоторый дискомфорт от тряски в неудобных разбойничьих седлах, так что особой радости это решение командира ни у кого не вызвало. В тот момент Коту показалось, что этот самый пресловутый путь начался тысячелетия назад и никогда не закончится. И главной составляющей дороги, которая связала демона, стал Райвэн, существо непонятное, но симпатичное. В основном, но иногда маг бывает просто невыносимым.

Через пару часов на горизонте показались крепостные стены.

– Антэла, – сообщил Эрт товарищам.

– Антэлэ, – тихо произнес колдун.

– Чего? – не понял рыцарь.

– Правильно говорить Антэлэ, – так же тихо отозвался Райвэн, задумчиво глядя на город.

– И как это следует понимать? – приподнял бровь Кот.

– Этот город старше, чем кажется, а в старых городах больше неожиданностей, чем можно представить.

– Да этому городу лет пятьдесят! – возмутился Айэллери, который был свято уверен, что только эльфийские города могут считаться старыми.

– Ну-ну… – флегматично кивнул Райвэн, по виду которого можно было понять, что он согласился только потому, что спорить лень.

Антэла, или Антэлэ, если уж некромант так настаивает, был все ближе, демонстрируя своим гостям стены, на которых дожди и ветер оставили слишком мало следов, чтобы этот город действительно мог называться древним.

– Врал все-таки… – удовлетворенно сказал Грэш.

– Да почтенный Райвэн никогда не врет! – возмутился гном, едва не сваливаясь с лошади.

У всех, включая Райвэна, чью честь взялся защищать гном, вырвался душераздирающий стон: на толстенького, низкорослого конька Эгорта усаживали раз тридцать, бородатый все время норовил выпасть из седла, причем падал он в основном на кого-то, что особо «поднимало» настроение окружающим. На этот раз гном все-таки удержался в седле. Подобная удача Эгорта вселяла в его товарищей робкую надежду, что, может быть, он сам залезет на свою скотину и не будет больше ставить им синяки.

– Не будь так наивен, Эгорт, – мягко усмехнулся Райвэн. – Я не являюсь воплощением добродетели. Я могу солгать.

– Но Вл… почтенный Райвэн! – возопил гном, в священном ужасе глядя на своего кумира.

– Чуть что – почтенный Райвэн! – раздраженно фыркнул юноша. – Я не Единорог, святостью не страдаю и надеюсь, что Творец убережет меня от участи стать очередным идеалом. Мне и так сложно живется.

Антэлэ, Жизнь… Я никогда бы не поверил, что город может измениться до такой степени, что и узнать его невозможно, но дерзкая Антэлэ не смирилась со смертью и забвением, на которые обрек ее мой народ, когда решил покинуть ее прекрасные улицы. Ничего не осталось от прежней гордой красавицы, способной привести в восхищение даже эльфов, так никогда и не увидевших ее. Люди же перестроили обнаруженные развалины в соответствии с собственными неприхотливыми вкусами. Получилась среднестатистическая крепость, вызывавшая у меня, мягко говоря, приступ тошноты! Да как Антэлэ, в которую я когда-то вместе с другими строителями вложил часть своей души, позволила так с собой обращаться?! Она же дама серьезная, чуть что не так – мигом стены рушатся, сам проверял. А теперь застыла пристыженная, несчастная, но живая.

И даже не смотри на меня с надеждой, ты теперь человеческий город, моей власти здесь нет. Это не Чертоги, где трещина без моего согласия не появится. Сама выбрала людей, притащила к себе, рассказала о своем имени (а имя-то как покалечили, ты ж у нас теперь среднего рода!), вот сама и разбирайся!

Кот снова внимательно наблюдал за мной, пытаясь найти хоть какие-то ответы на мучавшие его вопросы. Не дождется, я теперь буду лучше следить за своим языком! Если этот умник догадается сам, что же я такое, конечно, будет приятно, что есть еще умные личности, но помогать не буду. Это дело принципа! А то неправильно как-то: сначала вот вам загадки, а потом методично начал сам их отгадывать за других. Но привязаться к себе я этому Котяре не дам. Хватит! Плавали, знаем. Вот мои ребята и гномы меня обязаны чтить и уважать – пусть они этим и занимаются, а остальным не положено! Так и мне спокойно, и эти олухи целее будут.

И почему у человеческих городов всегда такие высокие стены и тяжелые ворота? Вот лесные демоны постоянно воюют, а крепостей никогда не строили и сейчас не собираются. И правильно делают, попробуй отлови их по кустам, партизан дхарровых, если воевать с ними возьмешься. С лесными паразитами вообще связываться не стоит: толку ноль, а неприятностей по самые уши. А люди строят себе огромные укрепления, которые так приятно брать, когда знаешь, что все проблемы скрыты внутри, и стоит прорваться в город, как можешь считать себя победителем.

Стражники у ворот посмотрели на нас без особой симпатии, но драть что-то сверх обычной платы за въезд в город не решились, потому что застывшая в седле каменным изваянием Килайя и Эрт, демонстрирующий рыцарскую цепь, производили впечатление личностей, с которыми лучше не связываться. Пожелав господам, то есть нашей компании, всяческих благ, блюстители закона впустили нас в Антэлэ, про себя честя на все корки демонессу и драконоборца, из-за которых не удалось обобрать остальных.

За крепостными стенами я увидел обычный человеческий город, как и ожидал. Это меня покоробило. Средней грязности улицы, в меру доброжелательные люди – выть захотелось!


Коту Антэла понравилась. Беспокойная, веселая… Если бы он так не был влюблен в свои горы, то наверняка осел бы в этом городе, который завораживал своей жизнью. А вот Райвэна опять что-то не устраивало, он смотрел на то, что его окружало, как на пауков в своей комнате: с желанием поскорее выкинуть эту гадость подальше.

– Ой! – неожиданно пискнул некромант, ехавший ближе всех к дому.

– С тобой что? – напрягся Кот.

– Кусочек от черепицы на голову упал, – хмуро ответил маг. – Хорошо еще, что маленький… Вот стерва!..

– Кто? – опешил демон.

– Да так, есть одна… – вздохнул юноша. – Ай! Да сколько можно-то?! – взвыл в праведном гневе Райвэн.


Глава 3 | Права и обязанности | Глава 5