home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Он мне сказал:

– Я узник прежних уз.

Б. Ахмадулина

Такой сволочью я себя очень и очень давно не чувствовал. И при всем при этом мне было жалко абсолютно всех участников этой трагикомедии, а себя в первую очередь! Ноя… просто не мог поступить иначе. В прошлый раз тоже все так началось, взаимные клятвы, заверения в вечной дружбе, а потом… Лучше не вспоминать.

Но не вспоминать не получается!..

Не получается… И забывать нельзя.


…– Мое имя нельзя сокращать, тогда оно теряет свой смысл. – Тихое, спокойное замечание без малейшей тени раздражения.

– Значит, будем величать тебя полным именем! – Тут же пошла на попятный принцесса Рассветных эльфов, краем глаза удостоверившись, что старший брат одобрительно улыбается, глядя на эту сцену.

– Может быть, вы не поняли… – В мягком мелодичном голосе прозвучала искренняя беспомощная растерянность. – Я – Темный!

– И что же из этого следует? – ехидно уточнил Рэймонд, Светлый рыцарь, которому, честно говоря, по статусу было положено попытаться прибить Темного сразу по факту знакомства. Не прибил. Ни когда познакомились, ни когда встали спина к спине в битве.

Уму непостижимо… Он же им сказал, что он Темный!!! А где ужас, где отвращение, позвольте спросить?! Это что, какие-то ненормальные Светлые?!!

– Не-а, – улыбка горной демонессы была немного лукавой, – просто ты ненормальный Темный…

…– Ну и почему это я должен командовать, а? – Это был, можно сказать, крик души.

– Ты старший, значит, более опытный.

– Да с чего ты вообще решил, что я старший?!

– Ты не умеешь врать, так что даже не пытайся отнекиваться! Мы же видим, что ты гораздо старше, чем хочешь казаться!

Раздраженное и одновременно беспомощное хмыканье. Раскусили, паразиты!..

…– Я же просил, я объяснял вам все тысячу раз! Какого… – Подходящего ругательства, которое могло бы выразить все отчаяние, охватившее его, не нашлось, хотя он знал огромное количество бранных слов. – Почему вы не хотите понять?! Меня не нужно прикрывать, я сам способен о себе позаботиться!

– Мы должны… – Тихий, как дыхание ветра, шепот, в котором столько решимости, что хочется завыть от отчаяния. Или повеситься на ближайшем суку.

– Мне вы ничего не должны! – Стон, который переходит в отчаянный крик. – Я прошу вас, не надо рисковать собой!..

…– Ты не виноват.

– Виноват. Я виноват. – Тихо, спокойно, как прощальное слово над могилой. А у них нет могил, он настоял, чтобы их тела сожгли по обычаю его народа. Он искренне верил в то, что так их души быстрее найдут путь в следующее перерождение. – Я ничего не смог сделать, понимаешь?

Тоска. Пустота. Беспомощность. Он не был всесилен. И это был первый случай, когда он пожалел, что не обладает истинным всемогуществом. Каждый делает свой выбор сам. Они, его спутники, его друзья, за которых он отвечал перед Творцом и своей совестью, тоже все решили сами. Не оглядываясь на его мнение.

Но почему же так больно?! Так хочется сгореть самому в последнем пламени, только бы они жили!

Он уже ничего не может изменить…


– Райвэн… – Тихий тоскливый всхлип рядом с самым моим ухом. Лэн подъехал ко мне вплотную, а я и не заметил. – Мне… тоже больно…

Я действительно сволочь. Откровенная сволочь.

– Прости… – с трудом шевеля губами, которые почему-то никак не желали слушаться, произнес я.

– За что?! – растерялся эльф, потрясенно глядя на меня.

Да… Я умудряюсь делать глупости на каждом шагу. И возраст здесь не играет абсолютно никакой роли.

– Ладно, все в порядке, Лэн, не волнуйся…

– Как я могу не волноваться?! Коту плохо, тебе больно, все злые! – Эльфенок едва не ревел, понимая свою полную беспомощность перед ссорой.

Кота он искренне жалел, со мной делил все мои отрицательные эмоции, поэтому соответственно винить меня в плачевном состоянии демона не мог, а мальчишке так хотелось по-быстрому навести вселенскую справедливость путем избиения чьей-нибудь противной хари… Но виноватого на этот раз почему-то не было, что больше всего расстраивало несчастного мальчика.

Да, я всегда знал, жизнь – это сложно… Но я никогда не думал, что это настолько сложно!

Извиниться, что ли?.. Вот только бы понять за что…


Илнэ полностью не устраивал творящийся вокруг неимоверный бардак: мало того что маг (или кто он теперь у них?) устроил истерику, так еще поругался с Котом, который проникся произошедшим до самых печенок и, судя по обреченной физиономии, уже успел во всех смертных грехах обвинить себя. Леди подобной вредной привычкой не обладала, поэтому благополучно записала в виноватые Райвэна. Этот тоже, к слову сказать, выглядел так, что краше в гроб кладут: белый до синевы, осунувшийся за несколько последних минут до костей, с обведенными кругами изумрудно-зелеными глазами, в которых светилась просто-таки смертная тоска. Всю эту жуткую картину завершал Лэн с убитым выражением лица, преданно заглядывающий в очи Райвэна, старательно отводящего взгляд. На младшего эльфа несчастный маг смотрел, как на заслуженное наказание за все грехи оптом.

– А что это за Служение? – шепотом поинтересовалась двуипостасная у Килайи.

– Это древний обычай демонов, – тоже шепотом отозвалась девушка. – Если демон считает кого-то достойным своей службы, то приносит ему клятву Служения.

– И что она означает?

– Что будешь в жизни и в смерти верен выбранному господину, защищать его ценой своей жизни, помогать во всех начинаниях… Ну и еще куча всякой ерунды, но тебе это знать не обязательно.

– А если он вдруг решит мир разрушить? – озадаченно подняла бровь Илнэ.

– Я же говорю тебе, что клятву приносят достойному! Его долго выбирают!

– Ага, то-то я смотрю, Кот долго выбирал! Мы же с Райвэном знакомы без году неделя!

Горный демон стал проявлять признаки жизни, поворачиваясь то к одной, то к другой девушке. Видимо, разговор привлек его внимание.

– Ну… – задумалась демонесса. – Видимо, он как-то сумел удостовериться в правильном выборе… А дракон его знает! Я же в голове у Кота не рылась!

«В отличие от гадского колдуна…» – мысленно добавила Килайя. Почему не вслух? Просто не хотела лишать себя маленького повода для шантажа. Пока не хотела.

– Стоп! – вдруг произнесла Илнэ.

– Ты чего? – опешила демонесса.

– Ты сказала, что Служение – это прежде всего защита жизни господина, так?

– Да, – растерянно кивнула красноволосая воительница.

– Вопрос на засыпку: что нам обещал Райвэн в подземельях?

При упоминании о подземельях у Килайи снова заныл отбитый копчик.

– Он сказал, что мы останемся живы… Так это же…

– Другими словами, он сам поклялся нас защищать! – торжествующе сверкнув карими глазами, выдала двуипостасная. – И как же Райвэн в таком случае может принять чье-то Служение, а?

– Точно… – ошалело признала правоту Илнэ демонесса и с энтузиазмом дернула жертву истерики Райвэна за рукав. – Кот, ты это слышал?!

– Да… – хрипло произнес Кот, в глазах которого вновь разгоралось пламя надежды. – Я дурак, Единорог, какой же я дурак!

– Интересный вывод, – задумчиво глядя на демона, иронично заметила Илнэ. Причины подобного самобичевания она понять не смогла, но ни капли не сомневалась, что таковая есть.

Воспитание леди давало себя знать. Девушка мгновенно выкопала из своей памяти все интересующие ее факты и пришла к выводу, что Кот умудряется понимать ход мыслей Райвэна куда лучше остальных. Лэна к «остальным» двуипостасная причислять не стала: его полное сопереживание магу вообще было чем-то невообразимым.

От всех этих тайн девушка ощутила настоящий охотничий азарт. Все-таки она была волком, да к тому же леди, у нее тяга к решению загадок была в крови. Тем более что Райвэн представлял собой потрясающий объект для исследований.

Маг не был похож на существо, которое легко вывести из себя или обвести вокруг пальца, несмотря на то что на первый взгляд Райвэн казался прозрачным, как стекло. По мнению Илнэ, для него подходило определение «тот еще интриган», уж слишком этот парень напоминал леди ее собственного двоюродного прадеда, который уже несколько сотен лет изо всех сил портил нервы многочисленным недругам клана Волков.

«Он не тот, кем хочет казаться… А притворяться этот Райвэн мастер, вот только его хитрости явно не рассчитаны на меня!»

То, что именно она, Илнэ, сумела раскусить хитрости парня, изрядно подняло девушке самомнение и настроение. Возможность зажать этого изворотливого как угорь паршивца в угол и раскрыть перед остальными товарищами его карты казалась двуипостасной просто-таки огромным удовольствием. Вот только каковы же намерения этого странного создания? Что таким, как он, вообще нужно? Столько вопросов – и ни одного ответа. Это несколько нервировало, но не настолько, чтобы хватать мага за шиворот и вручную вытрясать из него нужные сведения. Подобное решение проблем вообще было не по вкусу Илнэ, которой с раннего детства внушали, что истинная леди должна все делать легко и изящно. Даже убивать. К слову, истинной леди девушка себя все равно не чувствовала, но всей своей честной волчьей душой стремилась соответствовать требованиям многочисленных родственников. Наверное, именно это позволило ей отправиться вместе с отрядом. Илнэ считала, что спасение мира – дело конечно же нужное и полезное, но невероятно скучное. Пришел, нашел крайнего, устранил причину неприятностей. Алгоритм прост до зевоты! Если бы не Райвэн, Илнэ вообще умерла бы со скуки, но неизвестно откуда взявшийся маг добавлял пресной жизни пряный привкус тайны.

Сам Райвэн выглядел совершенно подавленным, причем по его лицу было сразу видно, что маг не может выбрать между двумя вариантами: то ли обвинить во всех бедах себя и заняться самобичеванием, то ли свалить все на окружающих. Судя по сведенным бровям, Райвэна не устраивал ни тот, ни другой вариант, но иного решения проблемы он не видел.

«Мм… А если вывести мага из равновесия, то его можно читать как открытую книгу!» – радостно осознала двуипостасная.

Дело за малым: найти постоянный способ доводить мага до истерики. Пока что обнаружить подобного не удавалось. Райвэн никак не реагировал на непрерывные многочасовые измывательства, но при этом срывался на какой-нибудь ерунде.

«Если только для него эта ерунда не имеет какого-то своего, неизвестного нам смысла… Надо бы Лэна порасспрашивать…»

Решение зажать в угол для допроса с пристрастием младшего эльфа показалось леди наиболее верным, тот всегда был в курсе настроений своего обожаемого Райвэна.


Илнэ строила козни, и это меня жутко нервировало. Девушка, на мою беду, была неглупа, упорна и въедлива до ужаса, что давало мне право на закономерный вывод: так просто от угрозы разоблачения мне уже не избавиться. Слава Творцу, ничто так не отвлекает от мыслей о собственном тотальном несовершенстве, как нечто прилипчивое и вредное под боком. Главное, чтобы Лаэлэн не раскололся. И Килайя не сдала, я все-таки умудрился по-глупому перед ней открыться. Правда, никак не могу понять, с чего это я одарил своим высочайшим доверием этот красноволосый ураган.

Думаю, полученных у этой парочки сведений хватит для того, чтобы сделать какие-то свои выводы… И что самое забавное: конечный результат размышлений Илнэ я узнать смогу, а вот ход ее мыслей выше моего понимания! То ли это и есть специфическая женская логика, то ли мои умственные способности значительно снизились…

Сердце перестало ныть. Хорошо.

– Кот… – тихо окликнул я демона. Хотелось назвать его настоящее имя, но сдать себя самому – это уж слишком для меня!

Парень вздрогнул и придержал коня, во взгляде Кота я увидел обреченность и покорность судьбе.

Совесть, молчать!

– Извини… – с трудом выдавил из себя я. Глупость какая! Я легко могу попросить прощения, отдавив кому-то ногу, но извиняться перед тем, кому только что плюнул в душу, оказалось ой как непросто. Тем более что демона я подпустил к себе слишком уж близко, чего стоило хотя бы то, что только с ним и Лэном я не прятался за привычное «вы». – Я… я не хотел тебя оскорблять, но я не могу принять твое Служение… Не думай, что…

– А я и не думаю, Райвэн, – неожиданно улыбнулся он. Так… Я что-то пропустил со своим приступом самокопания? Сейчас проверим…

А девочки неплохо умеют выводить из состояния истерики. И соображают тоже на диво хорошо! Так просто и легко объяснить Коту причину моего срыва! Конечно же они ошиблись, приняв следствие за причину, но были близко, очень близко!

Слишком близко.

– Прости, что я не понял…

Мои глаза против воли округляются, а брови неумолимо ползут вверх. Дожили… У меня просят прощения… Так, небо вроде на месте и падать не собирается, мир пока что цел… И я жив. А Ариэн говорил, что я из тех, о ком хорошее говорят только один раз: на похоронах. Значит, братик ошибся, а с ним подобное происходит на удивление редко. Хотя хорошего обо мне вроде бы и не сказали… Так, просто сняли с меня вину.

«Ну и какова причина твоего очередного вывиха?» – мысленно вопросила Килайя, старательно не глядя в мою сторону. Получалось плохо, один лиловый глаз все равно страшно косил.

Я с трудом удержался от страдальческого стона. Эта воинствующая девица меня когда-нибудь в фоб вгонит! Не буду отвечать! Из принципа!

«И чего отмалчиваемся?!» – не отставала от меня демонесса, ненавязчиво, но выразительно поглаживая рукоять меча.

Ну-ну, нашла кого пугать… Надо будет как-нибудь поучить ее, как с оружием обращаться.

«Ты что, издеваешься надо мной?!» – мысленно взвыла воительница.

«Да!» – все-таки не сдержался я, прекрасно понимая, что сейчас для меня начнется страшное.

«Ах ты…» – словарного запаса на меня у бедной девушки уже не хватало, зато эмоций было даже чересчур много.

У меня началась легкая, но довольно настырная мигрень, которая точь-в-точь напоминала красноволосую демонессу, обеспечившую меня ею. Вот сейчас меня точно попытаются убить…

Нет, просто обиделась, отчаянно делает вид, что я для нее не существую. Ребенок, честное слово!

Аэ-Нари фыркнул, давая понять, что полностью поддерживает мое мнение по поводу сей юной особы (тридцать два для демонов возраст действительно не почтенный).


Эрт молча ехал впереди отряда, задумчиво закусив губу. Да, подумать рыцарю было о чем: дракон, какие-то ненормальные, напавшие на них в Антэле… но прежде всего Райвэн, неизвестно откуда взявшийся парень, являющийся потенциальным источником неприятностей. Драконоборец чувствовал, что ответственен за судьбу своих спутников, которые медленно, но верно переходили в разряд друзей, но Райвэн всегда был наособицу, а это вызывало весьма обоснованные подозрения. Чужак не собирался становиться частью их компании, всем видом показывая, что он вместе с ними только до тех пор, пока сам считает это необходимым. Да, Райвэн помогал им, ни разу не подставил, не оставил без помощи, но и не желал раскрываться перед остальными, а Эрт понимал, что для слаженных действий отряда самое главное быть уверенным в своем товарище, как в самом себе. Может, этот странный маг и не так уж плох, но то, что он играет по своим правилам, не оглядываясь ни на кого, не внушало доверия.

А теперь к тому же выяснилось, что Райвэн совершенно неуравновешен психически! Он так может и ночью всех перерезать только потому, что на него кто-то косо посмотрел! Нет, надо было тогда, у гномов, не давать своего согласия на то, чтобы паршивец присоединился к их отряду. Но маг как-то сумел помочь Лэну, бедный мальчик был совершенно равнодушен к окружающему миру, пока не встретил этого тощего колдуна. Сейчас эльф на вид полностью нормален, но Райвэн стал для него центром мироздания, а это настораживало.

– Лэн, – окликнул он эльфенка. Тот удивленно поднял на драконоборца глаза и направил своего коня к Эрту, – я хотел бы поговорить с тобой. О Райвэне, – веско добавил рыцарь и бросил напряженный взгляд на едущего в конце кавалькады мага.

Тот смотрел прямо на него изумрудно-зелеными глазами, в которых были грусть и полное понимание происходящего. Да сколько же ему лет, дракон его раздери!

– Что ты хочешь спросить? – тихо произнес Лаэлэн, отводя глаза в сторону. По напряженной позе мальчика можно было понять, что подобный разговор ему тягостен и неприятен.

– Ты же больше нас о нем знаешь? – осторожно, издалека начал Эрт.

– Да, – кивнул эльф, недоумевающе глядя на драконоборца.

– Кто он?

– Райвэн, – пожал плечами Лэн.

«Спокойно, Эрт, спокойно, это всего лишь ребенок», – с трудом сдержался от рыка человек.

– Что ты о нем можешь рассказать? – попытался он еще раз начать расспросы.

– Ничего, – спокойно отозвался эльфенок.

– Ты заявил, что больше нас о нем знаешь!

– Знаю, – согласился Лаэлэн, – но я же не сказал, что могу рассказать!

– …! – не выдержав, сорвался на крик Эрт. – Почему ты не хочешь говорить?!

Перепуганные раскосые глазища уставились ему в лицо.

– Прости, – устало и чуть виновато вздохнул Эрт, – но все-таки!..

– Райвэну не понравится, – просто объяснил эльф, вздохнул тихо и неодобрительно, видимо не считая политику укрывания сведений, которой придерживался Райвэн, единственно верной.

– Так он не узнает!

Мальчик расхохотался. От искреннего, веселого смеха у него даже слезы выступили.

– Он всегда все узнаёт!

– Да он что, Единорог Пресветлый, что ли, чтобы все знать?! – в конце концов вспылил Эрт.

– Не-а, – безмятежно отозвался маг, заставив Аэ-Нари оттереть коня Эрта от жеребца Лэна. – А ребенка мучить – это совсем не дело! Хочешь задать вопросы, задавай их мне.

Драконоборец раздраженно поморщился:

– Как будто ты ответишь!

– Ну а вдруг? Не хочешь попытаться? – издевательски улыбнулся маг.

«Хорошо же…»

– Что ж, ради такого знаменательного события, как вечер откровений, думаю, нам стоит устроить небольшой привал, – попытался ответить в тон магу Эрт. Повторить сарказм колдуна рыцарю все же не удалось.

Никто не был против, тем более вытрясти из Райвэна интересующие сведения мечтали практически все.

Маг настоял на приготовлении обеда и остановке для полноценного отдыха, и рыцарь начал подозревать, что это время Райвэн выбил только для того, чтобы собраться с мыслями.

Юноша сидел, прислонившись к дереву, его глаза были устало прикрыты. Лэн демонстративно уселся рядом с ним, Эгорт с тяжким вздохом и кряхтеньем последовал примеру эльфа, давая понять, что, несмотря ни на что, он на стороне колдуна. Кот отсел в сторону, но все равно был ближе к Райвэну, чем к Эрту и компании.

Остальные полукругом сидели напротив троицы.

– Приступим, – потирая руки в предвкушении измывательства над Райвэном, провозгласила Килайя.

– Ты человек? – начал Эрт как глава отряда.

– Нет, – покачал головой парень, не открывая глаз.

– Ты нелюдь? – подключилась Илнэ.

– Нет.

«Что за?.. – опешил рыцарь. – Не человек и не нелюдь…»

– Ты маг? – не промолчал Айэллери.

– Нет, – спокойно произнес Райвэн, сладко потягиваясь.

– Но ты можешь использовать магию? – решил уточнить эльф.

– Нет.

«Это как?!» – опешил рыцарь.

– Ты старый? – спросил Грэш.

– Нет.

– Но ты гораздо старше нас?

– Да.

«Ну хоть на один вопрос он ответил положительно, а то я уже начал думать, что слова „да“ нет в его лексиконе!»

Все мучительно пытались придумать еще вопросы, которые уж точно заставят Райвэна признаться сразу и во всем, но колдун, видимо почуявший неладное, решил, что пора заканчивать с таким развлечением, как выбивание правды.

– Думаю, с вас на сегодня хватит! – Райвэн чуть покровительственно улыбнулся, демонстрируя пронзительно-насмешливую синь неестественно больших для мужчины глаз.

– Так нечестно! – возмутилась Килайя. – Мы же ничего не узнали!

– Просто не сумели правильно поставить вопросы, – равнодушно и с видом полного превосходства пожал плечами Райвэн, невероятным усилием воли заставляя предательски поднимающиеся уголки губ вести себя прилично.

– Ну-ну, – зло фыркнул Айэллери, – вряд ли ты ответил бы на вопрос: «Кто ты?»

– Ответил бы, – откликнулся Райвэн, – но вы бы все равно ничего не поняли.

– И все-таки кто ты? – заканючила Илнэ.

Райвэн тихо засмеялся.

– Первенец! – невообразимо торжественно выдал он, с видимым удовольствием наблюдая реакцию окружающих: удивление, раздражение, смирение перед ликом жестокой судьбы.

Ну что еще можно было ожидать от этого изворотливого, мерзкого паразита?!


Этот раунд за мной, хотя кто бы сомневался… Правильно ставить вопросы действительно не умеют, но в этом случае их все равно ничто не спасло бы: у меня больше опыта по части увлекательных бесед. Я же говорю, что при полном неумении врать я отлично отбалтываюсь! И опять все злятся и нервничают! Благодать-то какая! А ведь я всего-навсего сказал им правду, только правду, и ничего, кроме правды!

– Я все правильно сделал, Райвэн? – как-то растерянно спросил Лэн.

– Да, Лэн, ты просто молодец! – с улыбкой заверил его я.

Айэллери тут же надулся, всем видом показывая, как его возмущает то, что его младший брат уважает «непонятно что» больше, чем своего старшего родственника (вот только обида, ко всеобщему разочарованию, не лишила остроухого проглота аппетита, Айэллери гневно сверкал глазами и что-то старательно пережевывал). Представляю, как неприятно остроухому, что его братишка носится за кем-то как привязанный. Мне бы, наверное, тоже не понравилось, если бы Ариэн отколол нечто подобное. Тем более что старший братец Лэна ко всем прочим достоинствам является одним из советников (пускай и младших) в королевском доме эльфов Рассвета, а это назначение за красивые глаза не получишь, хотя очи у Айэллери тоже хоть куда, цвета морской волны, большие, выразительные. Хотя я никогда еще не видел некрасивых эльфов. Как и добродушных лесных демонов. Вон Килайя пыхтит, как разозленный еж, и строит планы мести. И все потому, что я не пожелал признаться им сразу и во всем. Не дождутся!

А злость девушке почему-то идет. Но, по-моему, ей все идет.

– Я правда молодец? – Похоже, привычка переспрашивать у наших эльфов наследственная. Хорошо хоть младший брат не походит на старшего прожорливостью, а то мы бы без провизии за сутки остались.

– Правда! – торжественно подтвердил я. – Продолжай в том же духе и будешь работать в эльфийской разведке!

– Э? Но я же… А как… Но…

– Сможешь! Честное слово! – пообещал я.

– Точно? – не отцеплялась от меня эта мелкая пакость.

– Точно! – улыбнулся я, встрепав волосы Лэна.

Так, с пацаном все в порядке. Кот в норме. Остальные меня не переносят. Просто превосходно! Теперь я могу быть спокоен. Относительно.

– Ну что, поедем дальше? – холодно поинтересовался Эрт, которого я уже порядком достал (какая радость!). На меня даже не взглянул, всеми силами показывая, что я для него пустое место. А оно, между прочим, свято не бывает.

Ребята молча поднялись и стали весьма споро собираться. Хорошо сплоченный отряд, абсолютно здоровый организм, только я тут вирус, инородное тело, которое рано или поздно должно быть отторгнуто. Но Лэна я заберу с собой, все равно нормально жить он уже никогда не сможет, а я все-таки имел глупость взять ответственность за жизнь этого беспокойного мальчишки.

Вот так всегда: я набираю тяжеленную кучу обязанностей, не получая в обмен на это никаких прав. Да и не хотел я никаких прав, мне достаточно того, что я могу о ком-то заботиться. Так жить может только неисправимый олух, именуемый Райвэн. Вечно раздавать по кусочкам свое сердце, не надеясь вновь собрать его целиком.

Ну все… Сейчас начнется приступ острой жалости к себе, маленькому, бедному и несчастному, которого никто не любит. Особенно одна злобная демонесса, которая мне к тому же попыталась ужа в мешок засунуть, когда думала, что я отвлекся… Не переношу состояния усиленного самокопания, но избавиться от него никак не удается. Ничего, посочувствую себе часика два, потом станет легче, и я снова стану спокойным, как большой и сытый удав. А пока буду трястись над своей истерикой, как над величайшей в мироздании драгоценностью.

Я ушел в себя минут на двадцать, а когда снова решил войти в курс происходящего, понял, что лучше бы я этого не делал, а в идеале лучше бы я вообще из Чертогов не вылезал: там сухо, тепло и никто не пытается ТАК измываться над несчастным Владыкой!!!

Сперва я хотел поубивать всех к дхарровой матери, затем покончить с собой, ибо такого позора я пережить не смогу, но в конце концов смирился с ожидавшей меня горькой участью, потому что умирать мне еще рано, да и не хочу я устраивать кое-кому внеочередной праздник в связи со своей преждевременной кончиной.

Если говорить конкретно, то, пока я находился в частично невменяемом состоянии, местные «гении» (не будем тыкать пальцами в особо наглую ухмыляющуюся физиономию) разработали оригинальный способ маскировки нашего колоритного отряда: теперь Эрт у нас стал сыном крупного землевладельца из Западных провинций, а мы с Илнэ… его сестрами! Это ни на что не похоже! Как они со мной обращаются?!! Кот и Грэш играют роли наших слуг (демон долго морщился, но все-таки согласился), Килайя – наемной телохранительницы. Айэллери и Лэн усиленно делают вид, что едут отдельно, а младшего тоже переодевают в женский наряд (есть на свете хоть какая-то справедливость!). Эгорт вообще одинокий странствующий гном, который едет к родственникам в Туманные горы. Ну-ну… Пускай эти олухи дальше строят жуткие планы, все равно все будет по-моему! Какой же я злобный и подлый!..

Самое жуткое, что с одним моим маленьким ухищрением подобный трюк вполне пройдет, но… выдавать меня за девушку!!! Это ни в какие ворота не лезет!!! Я голову этой паршивке Килайе сверну за такие предложения!!!


Райвэн откровенно бесился и угрожал переубивать всех к дхарру. При этом колдун несколько раз, чтобы доказать серьезность своих намерений, вытаскивал из ножен меч и для острастки носился с ним то за подло хихикающей Килайей, то за откровенно ржущим Грэшем, которому вся эта идея понравилась сразу. Все высказывания Райвэна сводились к одному: ни за что! Но его, разумеется, никто не собирался слушать: такого развлечения, как переодевание Райвэна, пропускать, естественно, никто не хотел. Самое забавное, что Лэн, в отличие от своего кумира, был в полном восторге от идеи одурачить окружающих переодеванием и имел глупость высказать свой восторг Райвэну. Тот только страдальчески возвел фиолетовые глаза к равнодушному к его страданиям небу, которое было просто издевательски синим – до самого горизонта ни единого облачка.

«Только золотого дракона вдали для полной гармонии не хватает…» – мечтательно подумала Килайя, с удовольствием замечая, как Райвэн украдкой сплевывает через левое плечо.

Облачением мага демонесса намеревалась заняться сама, дабы отплатить ему сразу и за все. Это была подлая и низкая месть, но чего еще ждать от лесного демона? Благородства и альтруизма? Да ни за что! Если когда-нибудь лесной демон проявит подобные высокие чувства, значит, драконы станут добрыми и мягкосердечными существами!

Райвэн слегка побледнел, видимо, он осознал, что с ним может сотворить Килайя, наконец-то получившая возможность отыграться.

– Возражения не принимаются! – отрезал Эрт, глядя на единственный источник протеста, который был хмур, как небо поздней осенью.

– Эгорт, по-моему, это тянет на оскорбление… – ненавязчиво заметил парень, яростно сверкая сталью глаз.

– Но, почтенный Райвэн, – проблеял гном, – это же для общего блага!

– В последний раз, когда говорили подобную фразу, мне пришлось такое сделать!.. – в ужасе возмутился юноша, но уточнять, кто и что же его заставили сделать, благоразумно не стал. – И вообще, почему это именно я должен переодеваться?! Вы что, сговорились?!

– Угу, – осклабившись, подтвердил Грэш.

– Творец… – тихо простонал Райвэн. Вслед за этим криком души пошли причитания на неизвестном языке, общий смысл которых явно сводился к тому, что бедного Темного никто не любит и все обижают, как хотят.

– Ну-ну… – скептически хмыкнул на этот спектакль Эрт. – Можешь даже не стараться. Я сказал, что ты будешь переодеваться, значит, ты будешь!

– И почему же?

– Потому что я здесь главный! – веско сказал рыцарь.

Килайе показалось, что в изумрудных глазах мелькнуло плохо скрываемое облегчение.

«Что это он… Может, с Илнэ посоветоваться? У нее голова варит неплохо, вдруг вдвоем мы до чего-нибудь быстрее додумаемся?»

«Только попробуй!» – раздалось возмущенное шипение в бедной красноволосой голове, которая мгновенно заболела после послания Райвэна.

«Вот телепат недобитый!» – мысленно возмутилась Килайя, потирая виски, но идея рассказать все леди перестала выглядеть такой уж соблазнительной: дракон его знает, что тогда Райвэн ей устроит, фантазия у него явно богатая.

«Смену образа» для Райвэна и Лэна отложили до ближайшего села, потому что нужного количества женской одежды не обнаружилось в гардеробах Илнэ и Килайи, да и одежда с чужого плеча не произведет нужного эффекта. За время пути до села Райвэн успел закатить еще одну истерику, демонстративно упасть в обморок, поругаться со всеми присутствующими и заявить, что «злые вы, уйду я от вас». На спутников подобные выходки впечатления не произвели, так что угроза «смены образа» нависла над бедолагой, как топор палача над осужденным.

Через полчаса Райвэн уже успел смириться с неизбежным, но жизнерадостности и общительности этот факт ему все равно не прибавил. Юноша упорно дулся на всех, и Кот даже поверил бы в то, что Райвэн смертельно оскорблен и обижен, если бы не встретился со взглядом ехидных синих глаз, в которых никакой обиды не было и в помине! Скорее что-то похожее на интерес.

Подмигнув Коту, Райвэн снова начал с неправдоподобным воодушевлением причитать над своей горькой судьбинушкой неестественно тонким, постоянно срывающимся голосом. Лэн тихо смеялся, прикрывая рот рукой, а вот Илнэ с ее тонким волчьим слухом вздрагивала на каждой издевательски-визгливой ноте, исторгнутой «бедным сиротинушкой» (похоже, Райвэн превосходно представлял, как несчастная леди будет реагировать на этот ультразвук). Остальные обалдело переглядывались и шушукались на тему, как можно заткнуть «это». «Это», похоже, откровенно наслаждалось производимым эффектом, но изо всех сил старалось не показать виду, чтобы развлечение продолжалось подольше. Гном смотрел на этот спектакль крайне неодобрительно, однако не посчитал нужным выразить свое неудовольствие дурачившемуся Райвэну.


Когда я узрел в отдалении село, мне безумно захотелось взвыть, но за неимением полной луны в вечернем небе и отсутствием у меня волчьей ипостаси пришлось отказаться от столь заманчивого времяпрепровождения. Тем более и так в последнее время я веду себя как полный идиот. Пора завязывать, я же все-таки Владыка, пускай из моих спутников это знает один только Эгорт, но все же стоит вести себя соответственно статусу.

– Да… Наверное, за покупками придется идти с утра, – с сожалением протянула Килайя, глядя на тяжелые замки, висящие на дверях лавок.

– Придется, – пожал плечами Эрт, – а пока что поищем постоялый двор.

Решение было верным, потому что все выглядели усталыми, а Лэн вообще носом клевал, что заставляло меня беспокоиться: а то еще выпадет из седла спросонья, лечи его потом…

Пристав к одну местному жителю средней степени трезвости (то есть еще говорил, но уже недостаточно внятно), выяснили, что постоялый двор в данном населенном пункте имеется, и даже большой, потому что осенью и зимой здесь проводятся ярмарки, так что «подлые кровопивцы»… то есть почтенные путники вполне могут найти там крышу над головой. Когда Эрт отстал от несчастного пьянчуги, я ненавязчиво подтер ему воспоминания о нашей знаменательной встрече. Скорее всего, он о ней и так бы с утра не вспомнил, но мало ли… Береженого Творец бережет.

Селу было не больше двух сотен лет: было б старше, я бы помнил, в то время я в этих краях частенько появлялся от нечего делать. Аккуратные дома с резными наличниками прямо-таки радовали глаз. Странное несоответствие: я не переношу человеческие города, а села и деревушки люблю всей душой, уютные они какие-то, домашние, да еще и чистенькие. Нет, навоз и прочие прелести сельского хозяйства еще никто не отменял, но какая порядочная хозяйка здесь будет выливать помои прямо за порог собственного дома?

Была бы моя воля, поселился бы здесь, построил маленький дом с высоченным забором и тяжелым засовом на воротах и наслаждался одиночеством и выдворением различных страждущих со своей суверенной территории. Но подобного счастья мне, по-моему, никогда не светит, а хочется, честно говоря, до ужаса. Мне же не дадут просто наслаждаться жизнью. Кто? Совесть и чувство долга, которые постоянно со мной, как два голодных комара: только забудешься – весь искусан!

Постоялый двор меня не разочаровал: милый двухэтажный дом, по виду которого сразу можно сказать, что хозяин на него всю жизнь угробил: все покрашено, подлатано, ничего, что говорило бы о нерадении или лени. Правда, меня гораздо больше интересовал не постоялый двор, а те, кто там находились, я чувствовал всей своей многострадальной шкурой, что на сегодня судьба решила подкинуть мне очередную интересную встречу.

Навстречу нашей уставшей и жутко голодной компании выплыла женщина крупных размеров с искренней улыбкой всеобщей тетушки, которая мгновенно накинулась на нас со всем своим неисчерпаемым радушием. Лично мне от такой благожелательности стало даже слегка не по себе, хотя вся эта бездна заботы, как ни странно, изливалась на нас исключительно от чистого сердца.

Мы вытребовали все имеющиеся в наличии комнаты и поспешили оттащить туда свои пожитки, клятвенно заверив хозяйку, что к ужину мы все точно спустимся и оценим ее стряпню. Мне пришлось делить комнату с Котом и Лэном (эльфенок закатил форменный скандал ради того, чтобы остаться со мной, а не со страшим братом, который был страшно недоволен его выбором), такие соседи меня полностью устраивали, хотя от остроухого ребенка я все-таки предпочел бы оказаться немного подальше: с этого мелкого безобразия станется и лягушку в постель подложить. Не то чтобы боялся земноводных, но обнаружить в своей кровати что-то холодное и скользкое – удовольствие ниже среднего.

Эрт, который уже успел сходить распорядиться насчет лошадей, подошел ко мне, когда я с вцепившимся в меня Лэном спустился в общую залу, и растерянно сообщил, что Аэ-Нари в конюшне нет. А то я не знал. Сам ведь отпустил эту вредную скотину на ночь, пусть погуляет, побесится, утром снова будет стоять у крыльца, глядя на меня преданными и чересчур честными глазами. Рыцарь, успокоившись, отвесил мне подзатыльник, «чтоб больше не трепал нервы», и толкнул к столу, за которым уже сидели все мои спутники.

И тут меня пронзило ощущения чужого взгляда. Именно не мыслей, не присутствия, а только взгляда, который с интересом, пристально меня изучал. Я обернулся, но не резко, а медленно, плавно, прикасаясь к рукояти меча будто бы невзначай. Мой маневр не укрылся от остальных членов отряда, которые стали напряженно оглядывать зал в поисках источника опасности.

У двери стоял высокий мужчина в темном плаще с капюшоном, видимо только что вошедший, рядом с которым наседкой кудахтала тетушка Энн, жена хозяина постоялого двора. И судя по ее радостным восклицаниям, незнакомец был здесь частым и желанным гостем. Мужчина откинул капюшон и неожиданно в упор взглянул на меня.

Пришелец оказался эльфом, вот только не Светлым, а Темным, которые чрезвычайно редко покидают свои леса и славятся премерзким характером. Хотя этот парень, судя по спокойным глазам цвета темного янтаря, был исключением не только по первому, но и по второму пункту. Черты лица незнакомца были идеально правильными даже для эльфа, это наводило на мысли о том, что чужак выглядел от рождения иначе, белоснежные волосы, признак царственного происхождения, коротко подстрижены, демонстрируя аккуратные заостренные уши, простая черная одежда человеческого покроя без каких-либо знаков рода и общественного положения. Темный эльф королевского дома, к тому же изгнанник. Каким ветром его занесло в эту глушь?!

Перворожденный так же увлеченно разглядывал меня. Вообще-то столь пристальный интерес к незнакомцу совершенно неуместен и может стать законным поводом для конфликта, но, похоже, что в нашем случае излишнее внимание не помешает.

Губы эльфа изогнулись в удивительно приветливой улыбке, которая, как ни странно, явно предназначалась мне, а я лишь обалдело хлопал глазами, поняв, что не могу прочитать его ауру! Будто он мой отец или брат. Но Ариэн внешность никогда не меняет, а родитель на подобные мелочи вообще не стал бы размениваться, не с его положением заниматься подобным ребячеством.

Незнакомец явно был несколько озадачен моей реакцией (точнее ее отсутствием) на свое дружелюбие, но все-таки решил подойти. Двигался он с хищной грацией прирожденного воина, каждое движение которого в любой момент может перейти в смертельный удар, а вот магия, судя по ощущениям, у него слабая, явно целительская.

– Мое имя Райхэ. – Голос спокойный, чуть хрипловатый, почему-то сразу внушающий безоговорочную симпатию к его обладателю.

– Райвэн, – скорее машинально, чем осознанно представился я, все еще не понимая, почему не могу читать этого странного эльфа, который, кажется, явился сюда именно из-за меня. – Чем обязан? – Дурацкая и совершенно беспомощная фраза, с головой выдающая мою растерянность.

Впрочем, Райхэ отнесся к моей слабости снисходительно, что сбило меня с толку. Совершенно непривычный для меня стиль общения равного с равным окончательно выбил из колеи.

– Может, присядем? – поинтересовался он. – Честно говоря, я ужасно голоден: с самого утра в дороге. Не составишь мне компанию?

– С удовольствием, – практически против воли вырвалось у меня. И ведь действительно с удовольствием! Вот нравится мне этот остроухий, и все тут!

– Вот и прекрасно! – Эльф обаятельно улыбнулся, присаживаясь за ближайший столик.

Я, смутно предчувствуя, что назревает что-то интересное, присел напротив него.

Мои спутники были возмущены до глубины своих честных Светлых душ подобным пренебрежением с моей стороны. Раздраженное сопение Лаэлэна было слышно в любом конце зала, хорошо еще, что эльфенок не начал против Райхэ активные боевые действия, дхарр его знает, на какие пакости может сподобиться это малолетнее нечто, оставшись без моего внимания.

– Ревнуют, – с тихим смешком сказал мне Темный, краем глаза наблюдавший за отрядом.

Я пожал плечами:

– Вряд ли.

С чего бы это им ревновать меня? Мы и путешествуем всего ничего, тем более особо теплых чувств спутники ко мне испытывать не должны. Я постарался.

– Точно ревнуют, – уверил меня беловолосый. – Ты всегда славился способностью нравиться окружающим вне зависимости от собственного желания.

Я слегка напрягся, пристально вглядываясь в черты незнакомого мне лица. Мы раньше встречались? Но я его не помню, а на склероз я вроде бы еще не жаловался… Тогда…

– Разве у нас есть общие знакомые?

К столику подошла смазливая официанточка, которая прицельно стреляла глазами в моего собеседника. Правда, один глаз девушки упорно косил на меня. Райхэ быстро сделал заказ, я, не желая отвлекать свое внимание от беседы, заверил, что полностью доверяю его опыту и буду есть те же блюда.

– Да, мне о тебе Мэл рассказывал, – просто пояснил он («ты» по отношению ко мне из его уст звучало совершенно естественно), когда официантка бодрой рысью побежала за нашим ужином.

Я мгновенно почувствовал облегчение. То, что этот парень знаком с Мэлом, было настолько невероятно (все-таки дружба Темного и Светлого эльфов всегда была необычным явлением), что не могло оказаться ложью.

– Как он? Мы очень давно не виделись…

– Настолько хорошо, насколько это вообще возможно в его случае, – спокойно ответил представитель мятежной ветви Перворожденных. – Я видел его в последний раз две недели назад, он ехал в Рассветный лес на имянаречение своего племянника.

– Племянника?! – неподдельно удивился я. – Разве его младший брат все-таки женился?!

– Да, на дочери принца Нимлоссэ из королевского дома эльфов Заката, она наполовину человек. Знаешь о такой особе?

Я тихо рассмеялся:

– Сочувствую брату Мэла. Если вспомнить, какие «легкие» характеры у Нимлоссэ и его неподражаемой супруги… К тому же получить себе такую тещу, как принцесса Гира!..

– Да нет, говорят, что семейная жизнь у брата Мэла вполне счастливая, хотя я пришел сюда не из-за сплетен об общих друзьях, – неожиданно серьезно сказал Райхэ.

– И ради чего ты оставил наверняка многочисленные дела, которые требуют твоего неусыпного внимания?

– Ты нуждаешься в помощи, – просто ответил он, невозмутимо глядя мне в лицо янтарными глазами.

Ну и как же мне это понимать?

– Я Айэн-и-Лаи, – просто пояснил Райхэ, видя, точнее ощущая, мое недоумение.

Теперь я понял причину полной нечитаемости эльфа.

Ну ничего себе… Вот это называется везением! В этакой глуши налететь на Приходящего-без-Зова, сущность, редко встречающуюся и при этом, естественно, невероятно полезную (почему-то все, что приносит пользу, найти невероятно сложно). Такие добровольные помощники просто незаменимы, потому что никто лучше них не умеет решать чужие проблемы. Правда, никто так и не смог понять принцип, по которому Приходящие-без-Зова выбирают того, кому будут помогать.

– Удивительно… – произнес я. – Мне еще не приходилось сталкиваться с подобными тебе. Хотя помощь мне была нужна и раньше. – Кажется, в голосе промелькнула детская обида, и это позабавило моего собеседника: его улыбка стала еще шире.

Тут вновь явилась давешняя официантка с подносом, заставленным чем-то горячим и невообразимо вкусно пахнущим. Я уверился, что еще минута промедления – и умру, захлебнувшись собственной слюной.

– Да, кормят здесь отлично, – будто прочитав мои мысли, заверил меня Райхэ.

– Ты можешь слышать то, что я думаю?! – чуть ли не с ужасом спросил я.

Темный эльф добродушно рассмеялся:

– Нет, я всего-навсего эмпат, зато от меня совершенно невозможно закрыться!

– Но меня же нельзя прочитать, абсолютная защита от чужого сознания! – едва не подпрыгнул от возмущения я.

– Ну-у… – неопределенно протянул Райхэ. – Давай не будем обсуждать мои особенности, все равно я сам всего о них не знаю. Лучше скажи, в чем заключается твоя проблема?

Я внимательно посмотрел на него.

– Мне нужно, чтобы кое-кто уверился, что я возвращаюсь домой. Представляешь, где это?

– Да, Мэл кое-что рассказывал, – туманно ответил мой собеседник. – Это все?

Мэл?! Вот паршивец! Нашел что рассказывать первому встречному! Найду паразита – за острые уши оттаскаю, чтобы за языком следил получше! Совсем совесть потерял на девятой сотне лет!

– Меня пытаются убить… – веско добавил я, следя за реакцией собеседника (не мог же я не предупредить того, кто взялся мне добровольно помогать, об опасности, которая может ему угрожать) и пытаясь справиться со своей тихой, беспомощной злостью на болтливость Мэла. Тоже мне, друг называется!

– Какие мелочи, – беззаботно пропустил мое предостережение мимо острых ушей эльф, делая вид, что не заметил вспышки моего раздражения. Притворялся Темный из рук вон плохо или просто не хотел притворяться передо мной. – Если бы ты только знал, кто пытается убить меня!

– И как ты собираешься решить эту мою проблему?

– Все очень просто: я истинный морф. Еще вопросы есть? – Улыбка у этой странной личности была до ужаса хитрющая.

Мои брови против воли поползли вверх. Неожиданность за неожиданностью… И все в одном флаконе, беловолосом, смуглом и кареглазом! Если только это его настоящий облик, он вполне может и не иметь ничего общего с Темными эльфами.

Если ложные морфы встречаются сплошь и рядом, то истинных днем с огнем не сыщешь. Истинные морфы – это существа, способные скопировать облик любого представителя человекоподобной расы! Ложные не способны менять свой рост и пол, к тому же лишь поверхностно копируют сознание (на чем их частенько и ловят, когда подлые нелюди пытаются использовать особенности собственного организма в противозаконных целях), зато истинные не связаны никакими ограничениями, и ни один телепат не сможет отличить их от оригинала (поэтому, если истинный морф решил кого-то лишить последнего имущества, вычислить его все равно нереально). За подобные свойства они расплачиваются вечным балансированием на грани безумия.

– Разве меня так легко скопировать? – чуть обиженно поинтересовался я. То, что я не такой уж и исключительный, было не самой приятной мыслью.

– Очень сложно. Но ведь ты можешь и открыться, не так ли? – вопросительно поднял бровь морф, в глазах которого загорелся весьма странный азарт.

Честно говоря, совершенно не хочется делать подобное, но… И погоню тоже хочется обдурить! Тем более Райхэ я почему-то доверяю. Так же, как мне безо всяких причин, к собственному полному недоумению, доверяют мои спутники.

– Личный интерес? – не удержался я от легкого ехидства.

– Не без того! – иронично согласился морф. – А ты бы отказался получить сразу столько информации практически обо всем?

– Пожалуй, нет, – кивнул я, протягивая ему руку.

– Только имей в виду, на тебя тоже свалится кое-что из моего сознания, – предупредил Райхэ.

Обоюдная читка, которую маги красиво называют «двусторонний добровольный обмен», гадость страшная, к тому же чрезвычайно болезненная, но иногда без нее нельзя обойтись.

– Потерплю, – отмахнулся от его предупреждения я, и наши ладони соприкоснулись.

Сказать, что полученные мной ощущения мне понравились, было бы самой большой ложью в моей долгой жизни. Так плохо мне не было уже очень давно и, надеюсь, больше не будет. Мало того что вместо ожидаемой одной на меня свалились аж целых две личности, так их еще и старательно била судьба на всем протяжении существования о каждый твердый предмет! Купаться в чужой боли вообще неприятное занятие, а тут еще и двойной объем. Хотя эльфу, Райхэ действительно был Темным эльфом, тоже должно было достаться, если вспомнить мою бурную жизнь и ее продолжительность.

Открыли глаза мы одновременно, и лицезрение слегка позеленевшей физиономии напротив сразу добавило оптимизма. Если не одному тебе так паршиво, значит, жить еще можно!

– Сочувствую, – более хрипло, чем обычно, сказал мне морф.

– Взаимно, – отозвался я, чувствуя, как саднит горло. В зале была оглушающая тишина, а надо мной к тому же обнаружилась насмерть перепуганная мордашка Лэна.

– По-моему, мы немножко поорали, – чуть смущенно произнес Темный эльф.

– Ничего себе «немножко»!.. – ахнул я, сверяясь с последними воспоминаниями окружающих. – Мы всех едва ли не до икоты довели своим истеричным синхронным воплем!

– Райвэн… – всхлипнул Лаэлэн, который навис надо мной с самым трагичным, какое только можно представить, выражением лица. – Ты в порядке?!

– Да! – с честнейшим видом ответил я, но мне, похоже, не поверили, потому что эльфенок мгновенно окрысился на Райхэ, посчитав его причиной моих несчастий. – Лэн, познакомься, это Райхэ, мой друг. – В янтарных глазах мелькнуло легкое недоумение, которое быстро превратилось в радость. – Он приехал сюда, чтобы нам помочь.

Мальчик все еще недоверчиво смотрел на морфа, но, по крайней мере, кидаться на него с кулаками уже явно передумал.

– Из-за него тебе было плохо! – выдвинул свое самое страшное обвинение Лэн.

– Не из-за него, – терпеливо начал разъяснять я этому упертому ребенку, – просто так было нужно для дела, к тому же Райхэ тоже пришлось несладко.

На мордашке младшего эльфа отразилась целая буря эмоций, которую Перворожденный сумел высказать одним, но чрезвычайно громким воплем:

– А мне все равно, как ему было!!! Тебе было плохо!

Морф тихо хихикал в кулак, наблюдая эту почти что семейную сцену.

И тут…

– Что он тебе сделал?! – взвыла Килайя над самым ухом так, что я на несколько секунд оглох.

К нашему с морфом столу подтянулся весь отряд, готовый пришибить кого угодно за покушение на мое хрупкое здоровье. Я просто не в состоянии понять ход их мыслей! Им, видите ли, надо мной измываться можно, зато другие за подобное должны огрести сразу и по самые уши! Наверное, это и есть он… страшный коллективизм!

– Ну я пошел! – мгновенно сориентировался морф, поднимаясь из-за стола вроде бы и неторопливо, но на максимальной скорости. – Счастливо, Райвэн! Повезло тебе со спутниками!

– Издевается, гад! – возмущенно прошипел я, глядя, как черная фигура исчезает за дверью постоялого двора.

Ты прав, Райхэ, мне действительно очень повезло со спутниками, а вот им со мной нет.

– И кто это был?! – грозно вопросила у меня Килайя за отсутствием иной жертвы. Остальные безмолвно присоединились к вопросу девушки.

– Да так, – пожал плечами я, – приятель один.

– И чего ж тогда ты так орал?! – с чего-то пристала ко мне, как банный лист к заднице, демонесса.

– От радости! – нагло соврал я.

– Ну-ну… – Воительница всем видом показывала, что не верит ни одному моему слову, но я невозмутимо продолжал доедать свой ужин, о котором совершенно позабыл за время беседы с Райхэ. Оказывается, за эти беспокойные дни я успел проголодаться до смерти.

Все дружно на меня обиделись и в знак протеста демонстративно пошли за свой стол, не удостоив меня не то что словом, взглядом. Даже Лэн, которого добило то, что я с грехом пополам, но таки поставил глухой блок, не дававший ему порыться в моих переживаниях.

За окном бесилась невероятной силы буря, и мне стало искренне жаль Райхэ, которому выпало прогуляться в такую погодку.

Ну, Аэ-Нари, ну, гадство! Вот явится утром, я ему устрою втык, чтобы вел себя прилично, недоразумение Творца!


Глава 5 | Права и обязанности | Глава 7