home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Вечно ли прошлой боли служить?

Все пересилила жажда жить,

Понял: простить – не значит забыть -

И сбылось!

Н. Мазова

Когда я открыл глаза утром, мне тут же захотелось снова забраться под одеяло с головой и притвориться, что я сплю крепким сном праведника, но в меня уже успел вцепиться Лэн, как оголодавший клоп, жаждущий новых ощущений. Я уставился в потолок, сияющий свежей побелкой, и попытался достоверно изобразить предсмертные конвульсии, но от малолетнего чуда таким простым способом избавиться было невозможно, эльф с невероятным упорством стягивал с меня одеяло, щекотал и безостановочно вякал на одной надсадной, нудной ноте, как кот, которого вредная хозяйка отказывается выпустить на улицу весной.

Если вы думаете, что моего терпения, закаленного долгой жизнью, хватило на полчаса подобных измывательств, то вы ошибаетесь, причем жестоко. Я позорно сдался, натянул на себя одежду и поплелся на казнь, сиречь то, что Килайя именовала «сменой образа».

Как оказалось, я мог спокойно спать еще по крайней мере полчаса, но Лаэлэн решил подло отомстить мне за вчерашнее «предательство», а из-за неполного слияния (сжиравшее ко всему прочему уйму сил!), которое мне безумно мешало, рыться в его голове мне не удавалось, так что, спустившись в общий зал, я с огромным удивлением не обнаружил там никого, кроме суетящейся с утра пораньше хозяйки, с извинениями сообщившей, что завтрак, к сожалению, еще не готов, и кряжистого мужика, самой что ни на есть бандитской наружности (я сперва принял его за вышибалу). Но подозрительный мужчина оказался всего-навсего вернувшимся из поездки хозяином милого заведения, в котором мы остановились. И соответственно мужем тетушки Энн.

Я ему не понравился сразу и навсегда. Видимо, причиной тому была излишняя благожелательность ко мне его супруги, хотя, если принять во внимание мою внешность, это теплое отношение можно списать на материнский инстинкт, бич всех женщин, который заставляет прекрасную половину любой расы тискать все, что выглядит красивым и беззащитным. К моему великому стыду, я внешне подходил под обе эти характеристики.

Отвесив Лэну дежурный подзатыльник за измывательство над моими несчастными нервами, которых и без того мало, я решил выйти на улицу, дабы оценить масштабы разрушений и устроить разбор полетов одной наглой лошадиной морде, так как смотреть на морду эльфийскую не было уже никакой возможности.

Открыв дверь, я настороженно огляделся, ожидая худшего, и мои опасения в очередной раз оправдались. Узрев, что творилось на улице, я ошарашенно присвистнул: такого эти края не видели даже в то время, когда еще совершенно нецивилизованные орочьи племена устраивали регулярные поездки, чтобы сделать запасы одежды, пищи и дармовой рабочей силы, то есть устраивали набег. Деревья поломаны ветром, на многих домах не хватает черепицы, дороги размыты ночным ливнем…

– Аэ-Нари!!! – завопил я что есть мочи.

Птички, которые с утра пораньше решили продемонстрировать свои вокальные данные, замолкли мгновенно и, как мне показалось, неодобрительно покосились на наглеца, посмевшего прервать их концерт.

Виноватая лошадиная морда появилась передо мной моментально, что заставило предположить: это четвероногое гадство ожидало моего появления уже давно.

– Ну зар-р-раза… – с угрозой в голосе протянул я. – И что это все значит, а?!

Конь смущенно потупил очи долу, делая вид, что вот как раз он, Аэ-Нари, тут совершенно ни при чем.

– И чем можешь оправдать свое поведение?

Немногочисленные прохожие удивленно поглядывали на то, как я с самым серьезным видом распекаю понурого жеребца. Меня в очередной раз приняли за сумасшедшего, хотя мне не привыкать. Знали бы все эти добропорядочные селяне, что именно мерзкой животине, строящей передо мной святую невинность, они обязаны всей творящейся вокруг разрухе!

– Владыка…

– Да, Эгорт? – спокойно спросил я гнома, который с чего-то решил скрасить мое одиночество. И помешать мне пропесочить Аэ-Нари.

– Меня беспокоит происходящее, Владыка, – признался бородатый. – И меня беспокоите вы.

Надо же, у старика хватило смелости высказать мне все начистоту.

– И что же конкретно тебя беспокоит? – Не буду я копаться в его мыслях, незачем облегчать гному задачу, пусть сам все рассказывает, я сегодня не особо милосердный и благостный.

– Вы ведете себя не так, как обычно…

Надо же, какое ценное замечание! А то я сам не знал!

– Но и ситуация необычная, не так ли? – попытался поменять тему я.

Угу. Разбежался. От Эгорта так легко не отвяжешься, слишком старый. Пусть меня он знает гораздо хуже многих, но ума ему это не убавляет.

– Вы беспокоитесь, вы связали себя клятвой с отрядом… И я даже боюсь представлять, что послужило этому причиной. Я стыжусь, Владыка, но мне страшно!

– Мне тоже, – вдруг признался я (с чего меня понесло на откровения перед гномом?!). – Мне очень страшно, поэтому я решил, что будет лучше заранее лишить себя возможности выбора.

– ?! – не понял меня гном.

– Ты знаешь, кто напал на нас в Антэлэ? – Я повернулся к собеседнику и заглянул ему в глаза.

– Нет, но… не хотите ли вы сказать, что это были…

– Именно это я и хочу сказать. – Я горько усмехнулся. – Я же предупреждал тебя раньше, не так ли?

– Но… Я не думал, что вы серьезно, Владыка… – промямлил бородатый, смущенно отводя глаза.

– Думал, что я дурачусь? – Голос предельно спокоен, но все же пара практически неприметных ноток заставила Эгорта съежиться. – А мне казалось, что ты-то должен знать: я никогда ничего не делаю просто так.

– Я знаю это, Владыка… – с несчастным видом пролепетал бородатый.

– Аэ-Нари, стоять! – рявкнул я на коня, который попытался смыться от меня, нагло пользуясь тем, что я занят беседой со старым гномом. – Я еще не закончил с тобой! А если ты все это знал, Эгорт, то с чего бы столь трепетная забота обо мне? Неужели ты думал, что я выжил из ума?!

– Вам тяжело, Владыка, я же вижу, что вы мучаетесь, – начал оправдываться он.

– Да, мне тяжело, – не стал отрицать я, – но это не делает меня идиотом!

– Простите, Владыка! – всхлипнул старик, понимая, что все мои претензии обоснованны и оправдываться уже бесполезно.

И что я мог ему на это сказать? Приказать никогда больше не появляться мне на глаза? Отказать в праве появляться в Чертогах? В конце концов, этот старик действительно обо мне заботится в меру своего понимания и даже по-своему любит со всеми моими глупостями, которых ой как много…

– Прощаю, что же мне еще остается? – обреченно сказал я.

Ничего другого я ответить не мог.

– Спасибо, Владыка, – с облегчением произнес гном. – Но вы уверены, что этот маскарад, который затеяла Ки… э-э-э…

– Как будто я этого раньше не знал, – успокоил я Эгорта, который безумно испугался, что, сам того не желая, сдал мне демонессу. – Я же могу все ваши мысли прочитать…

– А почему не делаете это постоянно? – удивленно поинтересовался бородатый.

– Жить скучно станет, – просто объяснил я.

– Так вот, Владыка, вы уверены, что этот маскарад уместен для вас?

– Нет, – криво усмехнулся я (понимая, что мой и без того шаткий авторитет правителя будет попросту уничтожен этим переодеванием), – но идея настолько идиотская, что вполне может сработать. А это стоит такой малости, как небольшой маскарад… Не думаю, что кому-то в страшном сне приснится, будто я могу настолько не блюсти собственное достоинство.

– Вы правы, Владыка, – сдавшись, согласился гном. – Но вы – и одеты как женщина! Это же…

– Моя очередная выходка! – Мой тихий смех совсем вывел Эгорта из состояния равновесия. – Аэ-Нари, стоять! Я все вижу! – грозно рявкнул я. – Неужели ты думаешь, что кто-то способен сделать со мной хоть что-то без моего на то согласия?

– Нет, конечно же нет, Владыка, – пошел на попятный слегка испуганный гномий Мастер.

Я устало потер виски, демонстративно бросая очередной тяжелый взгляд на коня, который снова попытался смыться.

– Знаешь, Эгорт, ты меня когда-нибудь добьешь своим «Да, Владыка, нет, Владыка», – неожиданно для самого себя признался я. – Неужели я настолько страшный и кровожадный, что даже ты меня опасаешься? – Беспомощная обида в голосе.

– Конечно же нет, – тепло улыбнулся мне старик, – просто иначе я не могу выразить мое глубокое почтение к вам.

Я, честно говоря, растерялся.

– Я знаю, кто вы, Владыка, поэтому не могу выразить свое отношение к вам с той же легкостью, что и другие наши спутники, но не думаю, что чувства наших новых знакомых и мои слишком сильно отличаются.

– То есть ты меня тоже не переносишь, – все-таки не удержался от ехидства я.

Ну вот, такой торжественный момент испоганил…

– Но вы же сами пожелали, чтобы они так к вам относились, не так ли? Думаю, не старайся вы нарочно испортить отношение с нашими спутниками, они бы любили вас так же, как народ гномов и обитатели Чертогов. Но ведь вы не хотите подобного, Владыка…

– Не хочу, – решительно кивнул я. – Так будет лучше…

– Может быть, Владыка, – вроде бы и согласился со мной Эгорт, но по голосу можно было понять, что моего способа решения проблемы он не одобряет, если вообще не считает его идиотским.

Я мужественным порывом удержал себя от того, чтобы залезть в мысли гнома: иногда бывает полезно не знать, что о тебе на самом деле думают окружающие, это дает возможность сохранить хоть какие-то иллюзии на свой счет.

Мастер устало вздохнул, как взрослый, так и не сумевший доказать ребенку правильность прописной истины, и ушел в дом, где мы на короткое время нашли приют.

– Ну что, Аэ-Нари, – мрачно ухмыльнулся я, поворачиваясь к коню, – а вот теперь мы продолжим разбор полетов с крыши на чердак!..


Отряд в полном составе за вычетом Райвэна и Эгорта сидел за столом и обсуждал наиважнейшую проблему: где в этой дыре можно достать приличную женскую одежду, которая полностью подходила бы для их маскарада. Правда, еще нужно упаковать в эту самую одежду Райвэна, а он явно будет активно против, но никто не сомневался, что не мытьем, так катаньем они сломят сопротивление парня, которого сейчас дракон знает где носит.

Входная дверь с легким скрипом отворилась, но на пороге вместо ожидаемого колдуна появился гном, и по лицу его было видно, что он слегка расстроен.

– А Райвэн?.. – спросил у бородатого Эрт, подозревающий, что парню просто-напросто наскучила их компания и он решил поразвлечься в другом месте.

– Он сейчас вернется. – Тревога рыцаря явно позабавила старого гнома. – У почтенного Райвэна еще есть одно неоконченное дело, так что в ближайшее время он не покинет нас.

Айэллери, услышав, что у юноши есть еще какие-то «дела», удивленно застыл, не дотянувшись рукой до очередного яблока, по подсчетам Грэша, заявлявшего, что «прокорм этого остроухого кого угодно разорит», пятого.

– Кстати о «почтенном Райвэне», – недобро ухмыльнулся Эрт, – насколько я помню, глава вашего клана рекомендовал его как талантливого Черного мага, а что у нас получается в итоге?! Что он вообще такое?!

Гном поморщился, но ответил:

– Если почтенный Райвэн посчитает нужным, то расскажет вам сам.

– А мы должны рисковать?! – возмутился Айэллери, проглотивший последний кусок яблока. Больше яблок, увы, не было… Обед еще не принесли, так что жевать эльфу было уже нечего, что, судя по выражению эльфийского лика, жутко огорчало Перворожденного.

– Вы ничем не рискуете, – покачал головой Эгорт, – почтенный Райвэн никогда не причинил бы вам зла, тем более теперь он связал себя клятвой.

– И почему мы должны верить его клятвам? – Килайя совершенно не прониклась речью гнома. – Я тоже много чего могу пообещать, но это же не значит, что я буду это исполнять!

Бородатый обвел компанию взглядом, преисполненным искренней жалости, так обычно смотрят на слабоумных.

– Если Вл… почтенный Райвэн дал клятву, то ему придется ее исполнять вне зависимости от его желания.

– ?! – опешили окружающие.

– Даже если, не допусти Творец, почтенный Райвэн погибнет до выполнения своего обещания, то его душу свяжет с уже мертвым телом, и он будет существовать в таком состоянии до полного исполнения клятвы.

– Эгорт, я же ем!!! – возопил Айэллери, подавившись от переизбытка эмоций.

– Так нет же ничего! – опешил Грэш.

Айэллери гордо продемонстрировал три заныканных на черный день сухарика.

Когда Килайя в подробностях представила полуразложившегося Райвэна, с маниакальным упорством прущегося за ними, она возблагодарила духов леса за то, что в отличие от Айэллери, ничего не успела съесть. Уж лучше бы никакой клятвы не было, чем такое…

– Разве так может быть? – срывающимся шепотом спросила девушка. – Разве могут быть такие клятвы?!

– Дело не в самой клятве, а в том, кто ее дал, – со вздохом пояснил гном.

Илнэ сразу насторожила уши, ожидая дальнейших откровений гнома, которых, к ее огромному разочарованию, не последовало. Эгорт решил, что и так сказал больше, чем следовало, и благоразумно закрыл рот, тем более что в зал вошел Райвэн, бодрый и жизнерадостный, как в день их знакомства. Даже странно как-то, если вспомнить, что ему сегодня предстоит.

– А какая из тебя милая девушка выйдет! – поспешила напомнить Райвэну о ближайшем будущем Килайя.

Он состроил дежурную недовольную мину, но по отсутствующему взгляду колдуна было понятно, что в данный момент его волнует нечто иное, гораздо более важное.

– Главное, чтобы доблестный Эрт взял на себя защиту моей девичьей чести, а то весь маскарад полетит к дхарровой матери, – равнодушно заметил Райвэн, садясь на свободное место за столом. – А мы когда завтракать-то будем?

– Сейчас-сейчас, господин Райвэн! – донесся из кухни голос тетушки Энн.

Кстати говоря, оттуда же послышалось недовольное ворчание хозяина постоялого двора, который во весь голос заявил, что нечего его жене трястись над каждым сопляком.

– Сопляк – это я, – с довольной ухмылкой пояснил маг.

– Кто бы сомневался, – недовольно буркнул Грэш. – Что, уже клинья к хозяйке подбиваешь?!

– Я?! К ней?! – обалдел Райвэн. – За кого вы меня принимаете, достойнейший?!

– А что, ты у нас слишком привередливый по части женщин? – продолжал издеваться орк, с интересом наблюдая за колдуном.

– Просто у нас подобное поведение не принято, по крайней мере среди тех, кто имеет право считать себя взрослым, – с непередаваемой язвительностью ответил Райвэн, глядя на орка с видом полного превосходства.

«А вдруг он имеет право на подобное обращение с нами? – неожиданно мелькнуло в мозгу Илнэ. – Вдруг он действительно в чем-то превосходит нас?»

Тетушка Энн под неусыпным надзором мужа, которому явно не нравился колдун, лично подала гостям блюда, попутно рассказав столько всего про себя, супруга, детей и село в целом, что к тому моменту, когда перед каждым стояла тарелка с супом, воины думали, что могут сами водить здесь экскурсии.

– По крайней мере, нужные лавки мы теперь точно найдем, – удовлетворенно сказала Илнэ, с наслаждением вдыхая ароматы местной стряпни.

Что удивительно, в супе лежало именно то, что должно было лежать, а то были уже случаи в жизни леди, когда под видом кролика ей пытались всучить кошатину. Халтурщики, пытавшиеся надуть двуипостасную, быстро поняли, что пришел час расплаты, едва бросили взгляд на разгневанную Илнэ, которая торжественно заявила, что наденет тарелку с сомнительным варевом тому, кто приготовил эту мерзость.

Айэллери лопал все с присущим Перворожденным изяществом, но на такой скорости, что остальные воины смотрели на него с подозрением и немалой долей опаски.

– Он же нас так ночью сожрет! – в ужасе возопил орк, глядя на то, как эльф заглатывает очередной кусок мяса.

– У меня еще растущий организм, мне можно! – обиделся Айэллери, что не помешало ему стащить пару кусков хлеба про запас.

– Вам же уже четвертая сотня лет пошла, мудрейший! – возмутился Райвэн. – Какой растущий организм?! Неужели у вас настолько замедленное развитие?!

– Ну… – смутился эльф, не зная, что ответить. – Может, и не растущий, но есть-то все-таки хочется! А ты откуда знаешь, что мне четвертая сотня лет?!

– Догадался, – равнодушно хмыкнул Райвэн.

– А не о слишком ли многом ты у нас догадываешься? – преувеличенно спокойно спросил Эрт, который очень долго искал повод для того, чтобы выяснить отношения с колдуном, и теперь наконец-то нашел.

– Это обвинение? – сухо и официально поинтересовался Райвэн, глядя прямо в глаза рыцарю с некоторой долей интереса.

– Пока нет.

– Вот когда это «пока нет» перерастет в «уже да», тогда мы с вами и поговорим, – холодно ответил колдун.

– Ты с кем разговариваешь, щенок?! – окончательно взбеленился Эрт, в котором долго копилось раздражение, сейчас решившее выплеснуться наружу. Рыцарь подскочил и, схватив Райвэна за грудки, приподнял над столом.

– Эрт, успокойся! – . взмолилась Илнэ. – Что на тебя нашло?

– Илнэ, не вмешивайся! – велел он.

– Отпустите меня, доблестный, – совершенно спокойным голосом потребовал Райвэн.

– Отпущу, когда ответишь на мои вопросы, – со злой усмешкой произнес драконоборец.

Райвэн устало, чуть грустно улыбнулся и… легко разогнув пальцы рыцаря, шмякнулся на свое законное место за столом, с самым безразличным видом начав есть.

– Эрт, Райвэн, прекратите вести себя как дети! – шикнул на спорщиков Кот.

– Меня не устраивает, что этот наглый сопляк все время недоговаривает! Отряд не может существовать, когда один его член постоянно представляет угрозу для остальных! – решил выяснить отношения цивилизованным способом рыцарь.

Все с умоляющим выражением на лицах посмотрели на Райвэна.

Тот вздохнул и ответил:

– Я не буду ничего вам рассказывать. – Не дожидаясь возмущенных воплей, он тихо продолжил: – Потому что так будет лучше для всех, а опасность я представляю только для самого себя.

– Вл… почтенный Райвэн! А может, ну это, а?! Кому нужна эта секретность?! Просто рассказать им все… – начал было Эгорт, но юноша оборвал его:

– И как ты себе это представляешь?! Я, такой-то и такой-то, прожил столько-то лет, но вы не волнуйтесь, я все равно хороший?! Тебе напомнить, кто я?!!

Было невозможно понять, чего больше в голосе Райвэна, раздражения высокородного господина, которому осмелились перечить, или обычного отчаяния, которое, как ни странно, у всех рас проявляется совершенно одинаково. К тому же он впервые допустил к кому-то кроме Кота и Лэна обращение «ты», что непонятно о чем, но все же говорило.

– Не надо… Я все понимаю, простите меня… – пошел на попятный гном.

– А может, стоит довериться нам? – с надеждой спросил Кот у Райвэна. – Думаешь, мы не сумеем выдержать правды о тебе?

– Не думаю, – покачал головой парень, – уверен. И, надеюсь, Эгорт, ты понял мое желание? – В его голосе неожиданно прорезались властные ледяные нотки, которые скорее пристали разгневанному королю, чем растрепанному уставшему парню, которого все они привыкли видеть.

– Но я тебя все-таки переодену! – завопила Килайя.

– Конечно же, доблестная, – тяжко вздохнул Райвэн, глядя на демонессу, как уставший после трудового дня отец смотрит на дочь, которая ужасно хочет покататься на его спине.

– Ты серьезно? – не поверила она. – Не убежишь?

– Как можно, доблестная? – улыбнулся Райвэн.

«Издевается!» – мысленно застонала воительница.

«Ни в коем разе, доблестная!» – тут же поспешил успокоить ее колдун.

«И прекрати читать мои мысли!!!»

«Было бы что читать…»

– Что?!! – подпрыгнула от возмущения демонесса, прожигая колдуна негодующим взглядом.

Увы, на Райвэна не действовало как драконье пламя, так и огонь женских очей.

На Килайю посмотрели недоуменно, всем видом показывая, что требуют объяснений, которые девушка давать не собиралась, беря пример с колдуна. Свой козырь лесная демонесса намеревалась придерживать до последнего.


Что мне сказать?.. Такого откровенного фарса я в своей жизни еще не видел. Загоревшись идеей поиграть с двумя живыми куклами, то бишь мной и Лаэлэном, девушки не собирались отступать от своего намерения. Я весьма качественно изображал оскорбленное достоинство, даже Илнэ не заметила, что я самозабвенно притворяюсь. Прогресс налицо! Мне удалось надуть всю эту беспокойную компанию, а они ничего не заподозрили. Искренне считают, что я покорная жертва обстоятельств, которая сдалась перед неотвратимостью жестокого рока. Наивные…

Не желая терять время на то, чтобы рыться в каждой лавке, ставшая неразлучной парочка, Килайя и Илнэ, взяла в оборот первого попавшегося торговца и вытрясла из него все интересующие их сведения. Выяснилось, что нужная одежда, в которую могла одеться знать женского пола, была только в одном месте. Вот к указанной лавке мы и пошли. Причем всей толпой: никто не хотел пропустить бесплатное развлечение.

Сперва, услышав просьбу наших девушек, торговец подумал, что он, наверное, что-то не понял, но когда ему снова заявили, что нам нужна женская одежда вот для тех двух парней, мы с Лэном удостоились та-а-аких взглядов, что мне захотелось провалиться сквозь землю и растереть в порошок двух мерзких девчонок, поставивших меня в столь дурацкое положение. Малолетний эльф моего возмущения не разделял, восприняв все происходящее как очередную забавную игру. И это мягко сказано! Это кареглазое чудо начало самолично копаться в предложенных платьях эльфийского кроя, попутно критикуя ту или иную часть туалета. В какой-то момент мне показалось, что Айэллери хватит удар от поведения братца, который буквально с головой зарылся в ворох барахла. Честно говоря, если бы Ариэн решил повести себя подобным образом, я бы его попросту выпорол, чтобы помнил рамки допустимого, но Лаэлэн не мой младший брат, так что проблемой его морального облика должен заниматься Айэллери. Вот только похоже, что Перворожденный еще не настолько взрослый, чтобы уметь обращаться с детьми.

Меня же в оборот взяли Килайя с Илнэ, наперебой предлагая различные платья, от которых я конечно же возмущенно отбрыкивался, стеная во весь голос. Правда, при этом я втихомолку откладывал те вещи, что были необходимы для придуманной мною легенды. Согласно ей Эрт был рыцарем из провинции Айалла (странное место, где дхарр знает что творится, я туда несколько раз выбирался, поэтому знаю, как там выглядит знать), решивший ускорить процесс выпихивания младшей сестры, то есть меня, замуж. Илнэ будет играть роль уже сосватанной девицы, благо в Айалле обрученные девушки до самой свадьбы ходят с покрытой головой, а это прекрасный способ скрыть экзотическую расцветку волос леди. Коту, кстати говоря, предстоит изображать счастливого жениха двуипостасной, а Килайя будет нашей телохранительницей (подобная роль возмутила демонессу едва ли не больше, чем меня идея переодевания в женщину). Орк с гномом вообще делают вид, что путешествуют сами по себе, а Лэн с Айэллери соответственно брат и сестра.

Хуже всего мне стало, когда Илнэ и Килайя заявили, что мне нужно выбрать и нижнее белье. Пару мгновений я колебался между обмороком и побегом, но решил, что мужчины не должны столь позорно покидать поле боя, и предпочел картинно упасть на пол, якобы лишившись чувств. Подобным маневром я убивал сразу двух дхарров: во-первых, заставить бесчувственное тело сделать то, что оно совершенно не желает, не представляется возможным, во-вторых, как бы девушки ни храбрились, они не решатся собственноручно переодевать мужчину, воспитание все-таки не то. Были бы какие-нибудь крестьянки, и я бы так легко не отделался, а тут девушки благородного воспитания, не посмеют.


– Ну и что мы будем с ним делать? – растерянно и обиженно спросила Килайя, глядя на лежащего в обмороке Райвэна.

– Может, притворяется? – с надеждой предположила двуипостасная.

– Вот сейчас мы это проверим! – с ухмылкой заявил Грэш и подошел поближе к Райвэну. – Всегда хотел это сделать! – сказал орк и от души пнул колдуна в живот.

Лэн, только что вылезший из-под груды платьев, от ужаса просто онемел и беспомощно взирал на обращение Грэша со своим кумиром. Райвэн сдавленно охнул, но в себя не пришел.

– Значит, не притворяется, – резюмировал орк.

– Грэш! Это же неблагородно! – возмутился некрасивым поступком товарища Эрт.

– Зато надежно и практично! – хмыкнул Грэш, совершенно не разделяющий идеалов доблести и чести, которым был верен рыцарь. – Тем более ты сам только что этого дохляка за шкирку тряс, разве нет?

Драконоборец слегка смутился, но не собирался уступать совершенно неблагородному товарищу в споре.

– Это другое! Я же сделал это ради общего блага! – пафосно изрек герой.

– Так я тоже!

– Ты… ты… Ты ударил Райвэна-а-а-а!!! – завопил Лэн, к которому вернулся дар речи, и кинулся на орка с кулаками.

Грэш, не ожидавший подобного поворота событий, испуганно попятился, поскольку эльфенок был намерен если не откусить ему нос, то уж точно оторвать уши. Айэллери бросился оттаскивать младшего брата от его жертвы, все, кроме валявшегося на полу колдуна, возжелали помочь старшему эльфу приструнить родственника, и вся эта веселая бранящаяся куча повалилась на пол, опрокинув пару прилавков. В итоге лавку просто-напросто разгромили.

Торговец, вынужденный присутствовать при всем этом бардаке и с мученическим видом подсчитывая в уме убытки, забился в дальний угол и истово молился Белому Единорогу, при этом не забывая крыть последними словами Черного Дракона, который, зараза, привел к нему в лавку эту толпу. Райвэн, уже успевший отползти в сторону от места боевых действий, коварно воспользовался устроенной Лэном заварушкой, взял все выбранные вещи, расплатился с хозяином лавки и удрал через черный ход, не дожидаясь, пока его отсутствие заметят друзья.

– Стоп, а где этот дохляк?! – опомнился Грэш, первым заметивший, что причина конфликта успела благополучно смыться.

– Райвэн?! – позвал Лаэлэн, так и не отпустив орочье ухо.

– Да ушел уже ваш Райвэн! – взвыл торговец, с тоской осматривавший учиненный отрядом бардак. – Он уже давно ушел!

– Он… ушел?! – в ужасе воскликнула Килайя.

«Он что, нас бросил?! Оставил один на один с толпой агрессивных психопатов и злодеем, желающим уничтожить мир?! Да как он только мог?!»

Демонессу против воли охватило отчаяние, которое она решительно приписала тому, что беспокоится о собственной безопасности, ведь если, не допусти Единорог, на отряд снова нападет дракон, то никто, кроме Райвэна, не сможет с ним справиться, а колдун слинял! Бросил их на произвол судьбы!

– Почтенный Райвэн наверняка ждет нас! – попытался успокоить всех Эгорт.

– Он бросил нас… – покачал головой Эрт. – Ему просто-напросто все надоело, и он решил, что ему пора уходить. И я его даже понимаю…

– Но Райвэн же здесь! – опешил Лэн, недоуменно глядя на друзей.

– Чего?! – не поняла Илнэ.

– Райвэн ждет нас на постоялом дворе… – пояснил эльф, явно не понимая, что же их так удивило.

– Ты-то откуда знаешь? – недоверчиво поинтересовался у брата Айэллери.

– Я чувствую, – честно ответил эльфенок. – Я Райвэна всегда чувствую.

Это была одна из самых интересных новостей за этот день.

– То есть твое сознание и сознание колдуна связаны? – осторожно поинтересовалась Илнэ, понимая, что она близка к разгадке, как никогда.

– Да, наверное… – несколько растерянно подтвердил эльфенок. – Вот только я его мыслей слышать не могу. Только его настроение и где он находится.

– Неполное слияние, – рассмеявшись, облегченно констатировал Айэллери. – А я уж подумал, что мы имеем дело с тем самым драконом, на которого запечатлен Лэн.

– Неполное слияние? – переспросила Илнэ, которую вопреки здравому смыслу тоже посетила мысль, что Райвэн – огнедышащий ящер.

– Я все никак не мог понять, почему рядом с Райвэном Лэну становится лучше! Похоже, что наш мерзопакостный колдун специалист в области ментальной магии! Он прикрепил сознание Лэна к своему, поэтому между ними такая тесная взаимосвязь. Она дает брату возможность существовать вдали от дракона, на которого он запечатлен.

– Для этого требуется много сил? – спросил Эрт.

– Да, очень много, – ответил Айэллери. – Одно дело запечатлеть, это много затрат не требует, а неполное запечатление похоже на перетаскивание ведра воды с места на место, вроде бы и не неподъемная тяжесть, а выматывает!

– Он добровольно делает это ради Лаэлэна? – удивилась Килайя.

– Выходит, что так… – отозвался старший эльф. – Даже странно, оказывается, этот замухрышка способен на бескорыстный добрый поступок.

– А вы думали, что почтенному Райвэну не присуще благородство?! – возмутился гном, гневно глядя на эльфа. – Вл… почтенный Райвэн о вас постоянно заботится, защищает как может, а вы о нем доброго слова сказать не хотите! Да если бы он с нами не отправился, мы бы уже давно к предкам попали! В вас хоть капля благодарности есть?!

Члены отряда смущенно и растерянно переглядывались, видимо надеясь отыскать эту самую каплю благодарности. Одну на всех. Гном резко повернулся и вышел.

– Может, он прав? – неуверенно спросил Айэллери.

– Он прав, – решительно кивнул головой Кот, – иначе я бы не предложил Райвэну свое Служение.

– Значит, мы виноваты, – подвела итог Илнэ. – Мы не сумели правильно оценить его.

– Не виноваты, – вздохнул Лаэлэн. – Райвэн сам хочет, чтобы вы все плохо к нему относились. Он почему-то считает, что так будет правильнее.

«Райвэн есть Райвэн», – грустно подумала Килайя, которая привыкла, что все вокруг просто и понятно. Вот только Райвэн не захотел вписываться в рамки мировоззрения демонессы.

– Ну и как мы будем подбирать ему одежду, если его нет?! – попыталась отвлечься насущными проблемами от моральных терзаний девушка.

– Да купил этот ваш Райвэн одежду! – возопил хозяин лавки, желающий выпроводить этих вандалов побыстрее. – И расплатился! – поспешно добавил торговец, понимающий, что шанс получить с этой толпы деньги призрачен, а вот остаться без всего имущества при самом активном участии воителей он точно может.

– Лери, но мы же еще ничего мне не купили! – заканючил Лаэлэн, сообразив, что друзья страстно желают покинуть лавку, в которой так пострадала их репутация.

– Но, Лэн… – смутился старший эльф. – Может быть, не стоит… Мы тебе потом что-нибудь другое купим!

– Я не хочу «что-нибудь потом»! – обиделся мальчик. – Я хочу вот это голубое платье сейчас! Почему Райвэну можно, а мне нельзя?!

Торговец смотрел на эту сцену с ужасом, решив, что эльфенок и колдун точно из «этих». Остальные довольствовались званиями растлителей.

– Да купи ты ему это платье, все равно ведь не отвяжется! – раздраженно гаркнул орк.

– А еще вот эту шаль, эти туфельки и вот это платье! И еще вот это платье! – мгновенно воодушевился Лаэлэн, загребая себе все больше и больше вещей.

Его старший брат смотрел на это с ужасом, понимая, что теперь хозяин лавки точно подумает, что Лэн ненормальный, да и ко всему прочему братишка его и разорит со всем этим количеством барахла.

– Ну Лери!.. – продолжал ныть эльфенок, глядя на Айэллери преданными щенячьими глазами.

«Все время Райвэн, Райвэн, а как купить что-то, так сразу про брата вспомнил!» – возмущенно и обиженно подумал Перворожденный, понимая, что банально приревновал Лэна к колдуну.


С грехом пополам оттащив Лаэлэна от прилавков (малолетний Перворожденный верещал и упирался), дружная компания отправилась к постоялому двору. Каждый ощущал смутную тревогу: а вдруг колдуна не обнаружится?! Как это ни удивляло, но к Райвэну со всеми его вывихами и тайнами они привязались. Эрту ко всему прочему было жутко стыдно за свою последнюю стычку с ним. Рыцарь прекрасно понимал, что колдуна не переделаешь, у него куча странностей, но с этим надо просто смириться и не стоит пытаться переделать Райвэна механическим путем. Бесполезно, да и себе дороже, к тому же колдун так и не предал их, хотя уже было множество возможностей.

– То ли извиниться перед нашим задохликом? – риторически вопросил драконоборец. – Странный он, конечно, парень, но…

– Но кто из нас прост, не так ли? – понимающе подняла бровь Илнэ.

– Это точно, – ухмыльнулся Грэш. – Только у него хватает смелости и наглости не отрицать свою инаковость, а у нас, похоже, нет… Вот ведь…! Я сказал что-то хорошее об этом драконьем отродье! – обалдел орк.

– А по-моему, он просто презренный мужлан, смеющий хамить высокородным! – непримиримо заявил Айэллери, отворачиваясь под насмешливым взглядом младшего брата, который в тот момент почему-то казался гораздо более разумным и взрослым, чем его старший родственник.

– Ну а ты, Килайя? – неожиданно спросил задумавшуюся демонессу Кот. – Что думаешь о Райвэне ты?

Девушка одновременно смутилась, растерялась и разозлилась, но не могла определиться с тем, о каком своем чувстве стоит поведать миру. Со стороны эти терзания выглядели довольно забавно, что еще больше бесило воительницу, которая терпеть не могла выглядеть смешной.

– А у нас что, вечер откровений?! – раздраженно поинтересовалась у горного демона Килайя.

– Да нет… – опешил от такого выпада Кот. – Просто все высказались, да и к тому же, мне кажется, что загадка Райвэна интересует всех.

– Ну тогда сам бы сказал, раз неймется! – грубо отрезала девушка.

Демон устало усмехнулся.

– Я думал, что мое отношение к нашему колдуну уже всем известно, – пожал плечами он. – Я считаю, что он тот, за кого я могу отдать свою жизнь не задумываясь. Ну так ты-то скажешь?

– Нет, – непримиримо мотнула головой демонесса. Алые волосы рассыпались по плечам и закрыли лицо, чего, похоже, и хотела Килайя.

– Как хочешь, – с плохо скрываемым ехидством ответил Кот, и Килайя подумала, что все-таки правы были предки, которые начали затяжную войну с горными демонами.

Другие спутники тоже поглядывали на девушку настолько насмешливо, что воительнице захотелось кого-нибудь убить. Почему-то сразу вспомнился предмет обсуждения, то бишь Райвэн, который вроде бы и не виноват, но все равно стоит его побить. Для профилактики.

«Не знаю я, как к нему отношусь! Или знаю, но не скажу!» – мысленно ворчала Килайя, стараясь ни с кем не встречаться взглядом.

Первым делом Эрт бросился к хозяйке выяснять, вернулся ли Райвэн. Тетушка Энн тут же ответила, что пришел он довольно давно, поднялся к себе и до сих пор не показывался.

– А вдруг он того… себя порешил? – глухо предположил Грэш, за что тут же огреб по шее от Кота. – Да вы что, дохляка нашего не знаете?! У него ж крыша давно не на месте! Псих, одним словом, взял да и в петельку! Котяра, прекрати руки распускать!

– А ты прекрати чушь молоть! – возмутился демон. – Чтоб Райвэн – и с собой покончил… Ерунда какая-то! Ты бы подумал, прежде чем языком трепать! – Кот буквально шипел от негодования.

– А пойдем проверим! – предложил Грэш, не желая сдаваться.

– К тому же мы хотели его переодеть! – снова напомнила зациклившаяся на своей идее Килайя.

Толпа дружно потопала вверх, желая убедиться в том, что Райвэн к суициду не склонен.

Кот, поддавшийся тлетворному влиянию орка, с некоторым опасением (а вдруг и правда повесился?!) первым вошел в дверь и тут же метнулся обратно.

– Ты чего? – опешила Килайя. – Он действительно повесился?!

– Мы комнатой ошиблись! – заявил демон.

– Да ваша это комната! – уверила присутствующих Илнэ. – Тут все тобой, Лэном и Райвэном пропахло!

– А я говорю, что ошиблись! – уперся кошак.

– Пойду и сама проверю! – плюнула Килайя и открыла дверь. – И-извините… – смущенно пролепетала она, заглянув в комнату, и шарахнулась назад. – Мы точно ошиблись.

– Мне надоел этот бред! – взорвался Эрт, пинком распахивая дверь.

Все, кто еще не успел заглянуть в комнату, тут же вломились вслед за рыцарем.

Спиной к окну стояла юная девушка, одетая в нежно-голубое платье, с распущенными волосами, с накинутой на лицо тонкой вуалью, которая не могла скрыть миловидности красавицы. Девушка с недоумением смотрела на нахалов, осмелившихся нарушить ее уединение.

– П-простите, – смутился драконоборец, который понял, что только что оскорбил прекрасную даму, и уже было попытался смотаться подальше от дивных очей, взиравших на него с немым укором…

– Почтенные, вы чего, а? – неожиданно поинтересовалось прекрасное совершенство. Голос был мужской и на диво знакомый.

– Райвэн?! – обалдело хором воскликнули все присутствующие.

– Нет, Белый Единорог, – съязвил он и раздраженно тряхнул черной гривой.

– Ну ни … себе! – выразил свой восторг Грэш, делая шаг вперед и пораженно глядя на Райвэна.

– Отойдите от меня, доблестный! – мгновенно напрягся тот, отступая подальше от подозрительного орка.

– Потрясающе… – восхищенно протянула Илнэ.

– Угу, – согласилась Килайя, – но чего-то здесь явно не хватает… Вот только не могу понять чего…

– Может, груди? – жутко краснея, предположил Айэллери.

– Точно! – обрадовалась демонесса. – Сейчас мы это исправим! – с нездоровым энтузиазмом заверила она присутствующих.

Райвэн побледнел.

– Может, не надо, почтенная, а?.. – взмолился он, затравленно оглядываясь.

– Да чего ты?! – не поняла Килайя.

– Не надо ничего исправлять!!!

– У тебя совсем крыша поехала? – опешила Илнэ, поняв, что именно так перепугало колдуна. – Мы ж тебе муляж из тряпок сделаем!

– Ну ладно… – смирился с неизбежным Райвэн.


Спустя час Райвэн, стоя посреди комнаты, как на лобном месте, обреченно вздохнул и произнес:

– Почтеннейшие, я, конечно, не специалист, но, по-моему, это несколько большевато для юной девушки, которую я собираюсь изображать…

Мужская часть отряда зашлась в диком хохоте, видя, как здоровенный тюк, который Илнэ с Килайей примотали к колдуну, медленно, но верно заставляет того наклоняться вперед.

– Э-э-э… – смущенно протянула волчица. – Наверное, ты прав!

Имитацию женских прелестей стали спешно снимать, чтобы попробовать изобразить что-то более пристойное.

– Почтеннейшие, – грустно и смиренно сказал Райвэн, – я, конечно, не специалист, но, по-моему, это должно быть симметрично…

Демонесса и двуипостаная переглянулись, но против очевидного не особо-то попрешь, правая сторона того, что Райвэн язвительно называл «конструкцией», была больше левой, причем намного. Так что подруги снова начали снимать со своей жертвы неудачный вариант. Чтобы услышать о своем очередном творении:

– Почтеннейшие, я, конечно, не специалист, но, по-моему, это не должно падать…

– Ты что, специально это делаешь?! – в один голос заорали на несчастного колдуна Илнэ и Килайя.

– Что?! – опешил от неожиданности Райвэн, непонимающе глядя на своих мучительниц, в глазах которых была полная уверенность, что именно он, Райвэн, мешает им сделать свое черное дело как следует.

Зрители этого фарса уже катались по полу от истеричного хохота, всхлипывая на особо жалостливой реплике Райвэна, который уже в течение двух часов монотонно жаловался на жизнь в стиле «сами мы не мэстныи, мам, пап савсем нэт, дэньга – нэт, дайте попить люды добры, а то так кюшать хочется, что парэночевать нэгде». «Люды добры» чувствовали, что это тощее чудо вот-вот добьется того, что они попросту перемрут от смеха.

– Ну сейчас-то тебя все устраивает?! – грозно спросили девушки, закончив четвертый вариант груди.

Райвэн натянул лиф платья поверх «конструкции», посмотрел на себя в зеркало и кивнул.

– Да, теперь все в порядке, – подтвердил он.

– А я тоже так хочу! – встрял Лэн.

Колдун и Айэллери одновременно вздохнули, но добро на маскировку младшего Перворожденного дали.

– Вот в кого он такой?! – трагически вопросил Райвэна эльф, с откровенным ужасом глядя на младшего брата, увлеченно вертящегося перед зеркалом. – У нас в семье все нормальные были, а его на женскую одежду потянуло!

– Да не волнуйся ты так, – начал успокаивать Айэллери Райвэн. – Все с ним в порядке, он же еще просто ребенок, даром что тело, как у взрослого! Играет он просто так!

– Как будто других игр нет!!! – продолжал стенать эльф. – Хотя с кем я вообще разговариваю?! – задал риторический вопрос Перворожденный, с нескрываемым отвращением глядя на колдуна.

– Все претензии к Килайе, это была ее идея, – пожал плечами Райвэн.

– Лесные демоны – источник всех бед! – категорично изрек Айэллери.

– Сейчас я тебе такие беды устрою!!! – взбеленилась демонесса, услышав его последнюю реплику.

– Цыц! – осадил ее Эрт. – И ты, венец творения, тоже за языком следи!

– А… Э-э-э… – От возмущения Перворожденный лишился дара речи. – Ты как смеешь, человек?!

Райвэн мученически возвел очи горе, делая вид, что его здесь вообще нет.

Нет ничего хуже, чем такая разношерстная компания, как наша. Рано или поздно хоть кто-то да начнет скандировать, что его раса лучше остальных. Вот сейчас между Килайей и Айэллери началось банальное выяснение расовых противоречий, которые накапливались веками, но, по моему личному мнению, в целом яйца выеденного не стоят.

Ситуация откровенно дурацкая, да еще и Эрт влез не в свое дело. Ну что может человек понять в конфликте Светлого эльфа и лесного демона?! Тут же столько пластов смысла, столько взаимных претензий, начиная от оккупированной опушки соседского леса и заканчивая спертыми подштанниками чужих послов! Я как-то из вредности решил, что надо бы мне быть в курсе мировой политики, и начал выяснять причины взаимной неприязни Перворожденных и демонов, выбравших своим местом обитания лес. И горько пожалел об этом своем намерении. В результате пришлось усваивать гораздо больше информации, чем планировалось: я узнал также истоки неприязни между горными и лесными демонами, причину, по которой Темные эльфы отделились от Светлых, и почему все двуипостасные дружно чихали на войны соседей. Я конечно же мог все это знать по причине своего далеко не маленького возраста, но проблема в том, что в момент этих событий я носился со своим народом, как наседка с последним яйцом, не обращая внимания ни на что другое. Зря, как оказалось. Не стоили они того.

В общем, не след человеку, который не может осознать всю глубину конфликта из-за чрезвычайно малой продолжительности жизни, влезать в столь глобальные проблемы. Увы, Эрт этого не знал, так что теперь Килайя и Айэллери орали на него вместе, до глубины души оскорбленные тем, что кто-то посторонний осмелился влезть в их личную свару. Редко увидишь такую солидарность. Я всегда подозревал, что ничто так не объединяет, как общий враг, но чтобы настолько…

– Может, хватит, почтенные? – самым несчастным голосом поинтересовался я у спорщиков.

На меня посмотрели с крайне противоречивыми чувствами: с одной стороны, я вроде бы не имел права вмешиваться, с другой, мой спокойный и все-таки мужской голос, который совершенно не вязался с моим нынешним внешним видом. С минуту демонесса и эльф выбирали между раздражением и смехом, но после некоторых раздумий выбрали все-таки смех. К моему огромному удовольствию, конфликт на этом был исчерпан. К бурному восторгу Лэна, его все-таки переодели. К слову, из нашего эльфенка получилась весьма милая девушка. Из меня, к сожалению, тоже…

Всегда считал себя… более мужественным, что ли? А тут полчаса работы – и нет мудрого Владыки, смотрит из зеркала что-то смазливое, большеглазое и, по всей видимости, жутко наивное. Ариэна удар хватит. И отца, наверное, тоже, хотя кто его знает? Может, он об этом и не узнает никогда.

Главное, не проболтаться в Чертогах об этом… кхм… казусе, а то мои шалопаи на смех поднимут, а там и до всех кланов дойдет весть, что их Владыка в женской одежде щеголял. Стыда не оберешься! И дхарр потом докажешь, что сделал это исключительно ради общего блага, а не из-за собственных тайных извращений. В клане Тай на меня давно зуб точат, любой способ лишить меня последних прав ищут, паразиты этакие! С одной стороны, я за эти самые права и не особо держусь, а с другой, ну совсем же обнаглели!


– Ну хорошо, теперь нас сложно узнать, – начал Эрт, – но ведь хозяева постоялого двора, жители села… Они же все узнают и могут рассказать нашим преследователям!

– Не могут, – с легкой улыбкой покачал головой Райвэн.

– ?!

– Можете не волноваться о подобной мелочи, почтенные, я все устрою, – промурлыкал колдун, с огромным удовольствием наблюдая повальное замешательство в рядах коллег по странствиям.

– Ты же говорил, что не можешь колдовать! – выразила общее недоумение Илнэ.

– Мудрейшая, – протянул Райвэн, – разве кто-то говорит о магии? Считайте это божественным вмешательством!

– Ты хоть когда-нибудь можешь объяснить все по-человечески? – вопросил ехидно улыбающегося Райвэна Эрт.

– Нет, доблестный! Я же не человек!

– Оно и видно, – со вздохом резюмировал рыцарь.

– Только если мы хотим, чтобы наша маскировка не провалилась, то вам, доблестные Эрт, Илнэ и Кот, тоже придется переодеться.

– Но нам же не во что! – воскликнула леди.

– Это вы так думаете, почтенная, – усмехнулся Райвэн и указал на аккуратно сложенную стопкой на его кровати одежду. – Должен же был кто-то позаботиться об этом, доблестная, не так ли?

– Райвэн… – почуяла недоброе Илнэ. – А может, не надо?..

– Что вы, почтеннейшая! Конечно же надо! – заверил ее колдун. И улыбка его больше всего походила на мстительную.


Глава 6 | Права и обязанности | Глава 8