home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Если решил осчастливить весь мир, будь готов к тому, что сам никогда не будешь счастлив.

Наставления Эалия Драконоборца

Всю жизнь Эрт считал, что прекрасная дама не может ругаться как портовый грузчик и быть переодетым мужчиной. Сейчас он вез живое подтверждение тому, что в этом мире возможно все. В седле перед рыцарем сидело хрупкое, удивительно красивое создание, с головы до ног закутанное в легкие шелка, которое тихо, но на удивление проникновенно крыло всю сложившуюся ситуацию такими словами, что драконоборец, который вообще-то много чего в жизни повидал, стыдливо заливался краской. И вот это недоразумение он, Эрт, доблестный рыцарь ордена Святого Эалия, должен называть своей сестрой! Мало того, этот мальчишка еще и его заставил переодеться. Если бы это не было действительно необходимо, рыцарь быстро объяснил бы Райвэну, куда тот может идти со своими предложениями, но, увы, без этой вынужденной меры маскировка действительно полетела бы куда подальше. И теперь воин с отвращением думал о том, что нет большего бесчестия, чем отказаться от собственного имени.

«Хорошо хоть в женскую одежду не пришлось переодеваться», – попытался успокоить себя рыцарь, со злорадной ухмылкой глядя на куль, который он поддерживал в седле. Казалось, что даже затылок Райвэна и тот источает негодование и оскорбленное достоинство.

«Гнома, казалось, удар хватит, когда он в полной мере осознал, как выглядит его „почтенный Райвэн“. Хотя Эгорт явно привык называть нашего колдуна по-другому. Постоянно сбивается на „Вл…“, вот только это „Вл…“ начало имени или титула?»

Эрт и сам превосходно понимал, что его последняя стычка с Райвэном не имела никакой причины, а была просто проявлением усталости и раздражения, которое рыцарь сдержать не сумел, а колдун, по всей видимости, не захотел. Драконоборец чувствовал, что этот странный мальчишка без возраста – не поймешь, двадцать ему лет или две тысячи, – прекрасно мог бы избежать ссоры, но то ли не посчитал это достойной тратой сил, то ли ему надоело вечно пытаться найти выход из добротно построенных другими тупиков.

– Райвэн, а у тебя есть семья? – неожиданно для самого себя спросил драконоборец. Ну зачем ему знать такие подробности? Тем более в первый день знакомства колдун резко дал понять, что лезть себе в душу не позволит никому и никогда.

– Есть, доблестный, – тихо ответил парень, и в его голосе прозвучала неожиданная для драконоборца нежность, которую, видимо, Райвэн и испытывал к своим родичам. – Отец и брат.

– Старший?

– Младший, Ариэн, – отозвался колдун. – Я его уже давно не видел. А отца не видел еще дольше.

– Никогда бы не подумал, что ты можешь быть старшим братом, – усмехнулся Эрт.

– Меня никто не спрашивал, доблестный, – беззаботно пожал плечами Райвэн. – Но я не думаю, что без Ариэна моя жизнь стала бы лучше. Я люблю отца и брата.

– Вот уж никогда бы не подумал, что Темный может кого-то любить, – скептически фыркнул воин.

– Как будто эта способность зависит от источника силы! – возмущенно хмыкнул Райвэн. – Это предрассудки Светлых, доблестный, причем дурацкие предрассудки. На самом деле мы мало чем от вас отличаемся. Просто… думаем немного по-другому.

– Для вас ничего не значат чужие жизни! – обличающее воскликнул Эрт.

– Вы уверены, доблестный? – мягко поинтересовался Райвэн, повернув лицо к рыцарю.

Тот посмотрел в зеленовато-карие глаза и понял, что ни в чем он не уверен в этой жизни. Эрту показалось, что он заглянул в вечность, бесконечную, затягивающую, грустную, но и насмешливую, с ней хотелось слиться, в ней хотелось утонуть…

Очарование этого момента испортило яростное восклицание Райвэна, который остервенело затряс головой:

– Дхарр! Не стоит смотреть мне в глаза, почтенный: можете увидеть то, что не предназначено для вас.

Эрт не нашел, что ответить колдуну. Шестое чувство подсказывало воину, что едва не произошло что-то… не страшное, но имевшее возможность полностью изменить его жизнь. Вместе с этим знанием пришло странное слово: Владыка. Оно звучало как звон храмового колокола, величественно и грустно.

Райвэн сидел неестественно прямо, будто стальной прут проглотил, демонстративно не глядя на Эрта.

«Да что же, дракон меня раздери, происходит! – мысленно возопил несчастный рыцарь, осознавая, что привычныи мир рассыпается на тысячи мелких осколков, а ничего другого взамен ему не предлагают. – И все этот проклятущий щенок!»

То, что в своих бедах можно с чистой совестью обвинить кого-то другого, несказанно обрадовало рыцаря и дало ему возможность думать, что не все в этой жизни так уж паршиво, как казалось вначале.


Я идиот. Полный. В тысячу первый раз едва не наступил на одни и те же грабли, хотя рядом с ними уже должна стоять табличка с предупреждениями. Сначала Кот, теперь Эрт… Жизнь меня ничему не учит. Жаль.

Вот теперь еду в женских тряпках на лошади Эрта (Аэ-Нари я на время отослал, он упирался, так что прогонять его пришлось буквально пинками), вместе с этим самым Эртом и чувствую себя, мягко говоря, неуютно. Ощущение того, что я упорно двигаюсь по наезженной колее, а где-то впереди маячит пропасть, никак не желает проходить. Вариантов финала нашего странного путешествия было только два, причем оба меня почему-то не устраивали. Как говорит Ариэн, «хрен редьки не слаще, но с голодухи сойдет». Так что я с чистой совестью готов предпочесть «хрен», чтобы вся эта разношерстная компания не узнала вкуса «редьки».

«Ну и дурак!»

П… Папа?!

Быть этого не может…

Не одно тысячелетие прошло с тех пор, как… Он же только во сне иногда со мной говорил… Или… Творец…

Он говорил, что нужно установить свои правила… свои… Но это же было в том дурацком сне! Невозможно остановиться, потому что упадешь, невозможно идти, потому что веревка режет ноги в кровь, но ведь можно взлететь! Главное – расправить крылья. Но ведь то, что с нами сейчас происходит, – это не сон, а реальность, причем страшная!

Дхарр! Пап, можешь быть доволен, на этот раз ты полностью сбил меня с толку. Зато снова жить захотелось.

Так… Как у нас в отряде дела? Илнэ едет рядом с Котом, краем глаза поглядывая на нас с Эртом. Явно ожидает, когда я наконец-то сорвусь. Шиш ей, вредной волчьей морде, я еще два дня планирую мужественно держаться в этом чрезвычайно женственном наряде. Звучит как-то не так, как нужно, но сути это не меняет. Кот мысленно покатывается со смеху, опять же глядя на меня. Пора с них деньги брать за такое оригинальное развлечение, как Райвэн в женской одежде, а то развели, понимаешь ли, дармовщину. За все в этой жизни надо платить!

Килайя мысленно костерит всех на чем свет стоит. Еще бы, она, сестра главы клана, изображает простую телохранительницу, да от такого все ее предки до двадцатого колена за Последними Вратами икают. Далеко впереди мирно плелись лошади Айэллери и Лэна, который то и дело поворачивался, чтобы удостовериться, что я еду вслед за ним. Дурачок. Разве я могу бросить его, Айэллери, Эрта, Илнэ, Килайю, Грэша, Эгорта, Кота?

Кстати говоря, орк со старым гномом едут позади нас, а если учесть, что общество друг друга они переносят с большим трудом, то их совместная поездка вполне может сойти за эпический подвиг. Ко всему прочему Грэшу опять пришло в голову сказать обо мне гадости, а Эгорт, естественно, взялся отстаивать мою честь. За каким, интересно, дхарром? Если бы я посчитал себя оскорбленным, то сам разобрался с этим вредным орком.

– Райвэн, что это было? – хрипло спросил у меня Эрт.

– Вы о чем, доблестный? – мужественно начал врать я.

Но рыцарь, естественно, не поверил в мою непричастность.

– Не придуривайся… Владыка! – тихо, но зло потребовал он у меня.

Я против воли вздрогнул, не думаю, что это ускользнуло от внимания драконоборца. Да что же это такое?! Каждый бронированный дурак умудряется «считать» меня при любом ментальном контакте?! Как мне теперь с ним объясняться?! Эрт не Кот, интересующие сведения вместе с душой вытрясет, если надо.

От необходимости объяснений меня спас Лэн, который с дурным воплем «Райвэна обижают!» повернул коня назад. Эльфенок был готов с кем угодно схватиться насмерть, если это поднимет мне настроение. Надо с мальчишкой что-то делать, а то вся маскировка к дхарру под хвост пойдет, да и Айэллери волнуется из-за того, что брат так сильно ко мне привязан.

Малолетнее чудо едва не снесло нас с Эртом, явно не приняв во внимание, что мы с рыцарем едем на одной лошади. Пришлось поднапрячься, чтобы отвести эльфийского коня в сторону, а то бы все получили кучу неприятных ощущений.

– Райвэну плохо, ты его обижаешь! – мгновенно накинулся на рыцаря эльф, поняв, что первый маневр не удался.

– Лэн, меня никто не обижал, мы просто разговаривали, – мягко попытался успокоить я эльфенка.

Ну-ну. Лаэлэн чувствовал только мое глухое раздражение и собирался мстить любому, кто имел наглость испортить мне настроение.

– Обижал! – Как я и предполагал, остроухое недоразумение завелось окончательно и надолго. – Они тебя все обижают! Ты как рядом с ними оказываешься, тебе всегда плохо-о-о!!!

Ну вот, еще и разревелся вдобавок. И что, скажите на милость, с ним делать, а? Стоим посреди оживленного тракта и орем друг на друга, как толпа душевно больных, на нас уже коситься подозрительно стали! Приходится всем аккуратно память править да еще пытаться Лэна успокоить, а мальчишка никак не хотел приходить в нормальное состояние.

На меня смотрели одновременно с надеждой и обвинением в том, что довел ребенка до такого состояния. Как ни забавно, но в целом в состоянии Лаэлэна повинен действительно я, и никто другой. Нечего было лезть, да и внимательности мне явно не хватило, вот и мучаюсь сейчас. Поделом!

– Райвэн! Они все плохие! Тебе из-за них больно!!! – надрывался младший эльф.

Творец, ну зачем же он так орет?! Голова и без того раскалывается…

– Лэн! Успокойся! – рявкнул я, и Килайя истерично хихикнула. Согласен, я выгляжу комично, пытаясь делать в этих тряпках грозное внушение эльфу. – Никто меня не обижает! Просто… получается так.

– Но тебе же плохо!!! – не унимался мальчишка, явно не понимая, что благодаря его усилиям мне становится еще хуже.

– Да, но не из-за наших спутников!

– А из-за чего же, Владыка? – чересчур мягко поинтересовался Эрт.

Гном побледнел и глядел с ужасом. Остальные озадаченно переглядывались.

– Этим титулом ты всегда по привычке пытался называть Райвэна, так? – повернулся к Эгорту драконоборец, понимая, что из меня информацию будет выбить значительно труднее. – И чей же он Владыка?

Я старался не смотреть на перепуганного вусмерть бородатого. Если только он не скажет сейчас, то все еще может обойтись.

– Я… – промямлил гном. – Но… э-э-э…

«Молчи, – мысленно велел я ему. – Просто молчи, и все обойдется! Я смогу обмануть их!»

«Но, Владыка! Они же поняли!»

«Они не поняли, они лишь догадываются, но домыслы не идут по верному пути. Молчи, тяни время, делай что угодно, но не подтверждай слов Эрта!» – рявкнул я.

Гном жутко перепугался, но готов был даже под пытками не произнести ни слова, раз таким был мой приказ. Килайя, похоже, поняла, что я говорил с гномом мысленно: слишком часто сама общалась со мной таким образом. В лиловых глазах загорелись лукавые огоньки понимания. Не завидую я врагам клана Рябины: с такой девицей не особо поспоришь, себе дороже.

– Отвечай, Эгорт! – грозно велел Эрт.

Точнее, это он думал, что грозно, а старый гном, который видел многое в своей жизни, в том числе и меня в состоянии неконтролируемой ярости, выслушал требование рыцаря не дрогнув. Воин был возмущен таким отношением к себе до глубины своей честной души и, естественно, мысленно назначил крайним меня. И пускай сейчас действительно повинен в молчании гнома был я, все равно эта уверенность в том, что любая гадость – моих рук дело, бесила. Злость была совершенно непонятная, но невероятно сильная, что мгновенно почувствовал Лэн, теперь смотревший на меня с благоговейным ужасом. Наверное, только он в полной мере представляет, что я могу устроить, если меня все-таки выведут из себя.

– Что, доблестный Эрт? – голосом полного идиота поинтересовался у драконоборца гном.

– Чей Владыка Райвэн?

– А разве почтенный Райвэн чей-то Владыка? – с видимым удивлением спросил Эгорт.

Да, долгая жизнь дает много преимуществ, но я бы никогда не подумал, что бородатый умеет при необходимости настолько виртуозно врать с самым честным видом. У меня почему-то никогда так не получается, рано или поздно, но на чистую воду меня всегда выводят, хотя если прикинуть, насколько я старше Эгорта…

– Не морочь мне голову! – взвыл рыцарь.

– Да разве я… Да как можно, почтенный… – уважительно забубнил Эгорт, доводя драконоборца до состояния, близкого к истерике.

– Райвэн, признавайся живо, раз твой верноподданный гном слова связно сказать не может! – рыкнул разозленный воин уже на меня.

Надо было ехать на Аэ-Нари… Плевать, что девушка, едущая на лошади без седла и при этом не падающая, вызовет кучу подозрений, зато Эрт бы не доставал!!!

Я повернулся к рыцарю и с самой милой улыбкой захлопал ресницами. Эрт подавился очередным воплем и развернул меня в другую сторону. Я злорадно ухмыльнулся, но этой гримасы рыцарь уже не увидел.

– Айэллери, забирай Лаэлэна и отправляйтесь вперед. Грэш, Эгорт, ждете здесь полчаса и отправляетесь вслед за нами. А с тобой, поганка бледная, – обратился ко мне персонально наш грозный лидер, – я потом отдельно поговорю.

– Конечно, братик, – сладким голосом проворковал я.

Эрту жутко захотелось спихнуть меня с лошади, но мужественным усилием воли он удержался от неподобающего благородному воину поступка. Что я могу сказать? Настоящий рыцарь.


Килайе казалось, что такого жуткого бардака в ее жизни еще никогда не было. И кто сказал, что спасение мира – это скучное занятие?! Ей в последнее время было настолько весело, что выть хотелось. Тем более эти непонятные нападения…

У демонессы возникло странное ощущение, что целью той толпы, которая накинулась на них в Антэлэ, был именно колдун. Хотя какое ощущение?! Уверенность! Ведь те странные личности выдвигали претензии именно Райвэну, а на его спутников реагировали, как на что-то совершенно не заслуживающее внимания. Ко всему прочему этот странный титул, которым назвал Райвэна Эрт. Владыка. Обычно правителей именовали господином или повелителем, то есть тем, кто имеет право приказывать, а тут тот, кому все принадлежат. Разница вроде бы и небольшая, но Килайя превосходно понимала, что в ней выражается слишком многое, недаром она была сестрой правителя клана Рябины.

Гном тоже постоянно пытался назвать Райвэна словом, которое начиналось на «Вла…». Странно, если вспомнить, что гномы упорно отказываются почитать хоть кого-то, кроме своих старейшин. Чем же этот тощий замухрышка заработал себе такие почести?

«Может, поделишься информацией, а?» – Отчаявшись самой додуматься до верного решения, девушка решила пойти по самому легкому пути: выяснить интересующую информацию у того, кто уж наверняка знает все о происходящем. То есть у самого Райвэна.

Подлая личность и не подумала отвечать, все также сидя на лошади Эрта с невозможно недовольным лицом.

«Вот зараза!» – возмутилась девушка, твердо решив, что теперь точно обидится на колдуна. Правда, она еще слабо представляла, как же она будет, собственно говоря, демонстрировать Райвэну свое недовольство его поведением, но в том, что придумает, демонесса ни капли не сомневалась.

– Где мы остановимся, когда приедем в Тэесс? – спросил Кот, единственный, кто всегда умудрялся сохранять спокойствие, правда, когда Райвэн отказался принять его Служение, горный демон отреагировал на диво бурно.

– Если следовать придуманной Райвэном легенде, то мы должны прямиком вломиться во дворец местного правителя, – пожал плечами Эрт, всем видом показывая, что эта затея ему сразу не нравилась. – Айэллери с Лэном тоже там остановятся, а Грэш с Эгортом поселятся в гостинице неподалеку.

– Если нас раскроют, то будет плохо, – спокойно, можно даже сказать равнодушно, напомнила Илнэ. – Тем более если обнаружится, что Лэн и Райвэн – переодетые мужчины…

– …то нас попытаются спалить на костре, – невозмутимо продолжил колдун. – Успокойтесь, почтенная, я сумею защитить нас, если это потребуется.

– Между прочим, ты предпочел сбежать в Антэлэ, – язвительно напомнила парню Килайя.

– В противном случае мне пришлось бы убивать, – тяжко вздохнул Райвэн, стараясь смотреть в сторону.

Странная привычка. Так ведь сразу понятно, что врет! Или не врет?..

На секунду повисло тяжелое молчание.

– Вот только не говори, что ты никогда этого не делал! – скептически хмыкнула демонесса.

– Никогда, – тихо произнес Райвэн.

– А… ну эти, из подземелий которые?..

– Так они же неразумные, к тому же жрут всех без разбора. Я сначала их уничтожал, потому что гномы просили, а потом привык так пар спускать…

Снова тяжелый вздох, за которым последовало продолжительное молчание. То, что колдун ни с того ни с сего оказался пацифистом, несколько удивляло. Килайя поймала себя на мысли, что не может понять, как тот, кто носит оружие, может не убивать.

– А оружие-то тебе тогда зачем? – озвучил мысль Килайи Эрт. – Ты им хоть пользоваться умеешь?

– Конечно, доблестный, – по-прежнему самоуверенно хмыкнул Райвэн, однако в серо-голубых глазах была растерянность, граничащая с откровенным ужасом, – но ведь уметь пользоваться оружием не значит использовать его по назначению, не так ли? Для меня это своего рода искусство, не более. Не думаю, что отнять жизнь разумного существа для меня будет легко.

– И ради нас ты поступишься своими убеждениями? – с привычной язвительностью процедила Килайя.

– Да. – Голос Райвэна был подобен колоколу, звонящему по покойнику. – Я же поклялся…

Килайю так и подмывало спросить, для чего же колдун по собственной воле дал клятву, исполнение которой для него тягостно.

«Потому что не все, что необходимо, бывает приятным…» – услышала девушка.

Демонесса удивленно взглянула на парня, лицо которого снова обрело выражение крайнего недовольства.

«Вот так всегда! – раздраженно подумала она. – Хоть бы раз объяснил нормально! Вечно какие-то дурацкие тайны!»

Угол рта Райвэна чуть дернулся, но колдун усилием воли заставил губы не разъезжаться в совершенно неподобающей улыбке.

«Нахал!» – мысленно взвыла Килайя.

Лицо Райвэна, казалось, окаменело, зато в синих глазах сияли веселые искорки.

Демонесса сделала вид, что до мерзкого женоподобного колдуна ей нет никакого дела, и даже на корпус отстала от лошади Эрта, чтобы ни у кого не возникло по этому поводу каких-либо сомнений. К сожалению, вряд ли этот маневр произвел хоть какое-то впечатление на Райвэна, ведь уж он-то прекрасно чувствовал, что Килайя просто-таки изнывает от любопытства.

«Я не знаю, кто или что он… Непонятный, другой, но не чужой… Так странно… Никогда не говорит ничего о себе, пытается вести себя независимо, выглядеть в наших глазах мерзким типом… и при этом печется о Лэне, как старший брат. Совершенно не умеет обманывать, хотя очень старается… И как же я отношусь к нему?.. Наверное, я буду грустить, когда мы расстанемся. Совсем чуть-чуть, но буду… Все закончится, я уеду домой, он вернется туда, откуда пришел… Мне будет немного грустно… Совсем чуть-чуть…»


Когда Творец создавал женщин, он явно был не в себе. Чем я могу это объяснить? Очень просто: я не в состоянии их понять… И себя уже, кстати говоря, тоже… Видимо, при сотворении меня, любимого и единственного, у Творца тоже что-то не то с головой было… Зачем, скажите на милость, надо было признаваться Килайе, что я действительно слышу ее мысли? Нет, с чего-то решил облечь ее своим доверием! Идиот… Вот это курносое красноволосое чудо посчитал достойным узнать часть моих тайн… Видимо, именно так и начинают сходить с ума. Я поступаю неразумно, нерационально, и вообще, что происходит?! Ничего не понимаю!

Но то что она будет по мне скучать… от этого как-то теплее становится. И ведь давал зарок не подпускать всю эту разношерстную компанию близко к себе и сам при первой возможности его нарушил. Сначала был Лэн, но с эльфенком как раз все ясно, я должен был ему помочь, но Кот, Килайя, а теперь и Эрт, который никак не может определиться со своим отношением ко мне… Эти-то как ко мне привязаться успели?! Где я допустил ошибку? Они должны быть в безопасности, а предсказание дало мне только два решения проблемы, вставшей перед нами. Один вариант я уже попробовал, и мне не понравилось. Есть второй, который, скорее всего, не устроит всех остальных, но будет правильным. И неприятным. Очень неприятным.

Кажется, мысли начали путаться… Голова кружится… Привкус крови во рту… В глазах темнеет… Что со мной?.. Плохо… Боль… Неужели опять?..

Тело скрутил мучительный спазм. Как всегда неожиданно и не вовремя, хотя когда бы он был вовремя. На этот раз боль была совершенно невыносимой, и сознание, несмотря на мои упорные попытки удержать его, издевательски быстро ускользало.

Очнулся я уже на земле. Тело болело, напоминая о том, что, кем бы ты ни был, земля остается землей и падать на нее неприятно. Судя по моим ощущениям, надо мной опять собрался весь отряд, хотя я просил их не нарушать маскировки! Никакой совести нет.

– Эрт, он в себя не приходит, – встревоженно сказала Илнэ. К моему ужасу, все восемь моих охламонов за меня жутко волновались. – Может, он болен? – А вот теперь в голосе уже паника.

Дожил до обморока. Стыд-то какой!

– Я в порядке! – поспешил заверить спутников я, открывая глаза. Голос был сиплый до ужаса, да еще к тому же плохо слушался.

Рано или поздно эти приступы меня все-таки доконают.

Так и есть. Бледные все, перепуганные, девушки украдкой носами хлюпают, а Лэн так вообще в голос ревет. Глаза совсем покраснели… Бедный.

– Что с тобой все-таки? – хмуро спросил Эрт, изо всех сил пытаясь скрыть беспокойство. – Эти твои припадки уже не в первый раз. Ты, надеюсь, не заразный?

Если б мне не было настолько паршиво, я бы рассмеялся над такой детской отговоркой.

– Нет, почтенный, – я с трудом выдавил из себя улыбку, – это не заразно.

– Вообще-то я хотел узнать, что с тобой только что было, – угрюмо напомнил мне драконоборец.

Может, Эгорт прав и мне нужно просто все им рассказать?.. В тот раз я тоже вцепился в секретность, и… нас вернулось только двое, да и то Мэла я вырвал прямо из когтей судьбы, которая была вполне ясной: умереть за меня. Как глупо… Это жестоко, но обычно таким, как я, оставлено не так уж много вариантов решения проблемы. И самое жуткое в том, что каждый хуже, а мне все равно придется выбирать, потому что… я это я, вот и все.

– Хотеть не вредно! – из последних сил выдохнул я, стараясь не замечать во рту солоноватый привкус крови. Дхарр с ним, чтобы меня уморить, такой мелочи будет мало!

– Вл… Почтенный Райвэн! – навис надо мной проклятущий гном, его губы предательски тряслись. – Прекратите себя мучить!

– Эгорт, ты о чем вообще?! – с трудом просипел я, из последних сил делая страшное лицо. Неужели он думает, что я сам себе все эти «радости» обеспечил?!

Нужно попытаться встать, а то на меня смотрят с такой жалостью, будто я канарейка с перебитым крылом, к тому же неудобно на земле лежать, и подобное положение совершенно не подобает Владыке.

Тело нагло отказывалось повиноваться. А я сказал, мне нужно встать! Мышцы протестующе заныли, стремясь довести до меня тот факт, что такие упражнения сейчас не для меня. Встать, я сказал!!! Я не человек, я гораздо прочнее, я сейчас встану! Не хочу валяться при таком стечении народа, как деревенский мужик, перебравший в трактире самогона!

Лэн тяжко вздохнул и начал помогать мне подняться. Все, к моему огромному удивлению, тактично сделали вид, что ничего не заметили. Откуда-то сзади донесся сочувственный храп Аэ-Нари, тоже явившегося посмотреть, как Владыка на земле валяется.

Я встаю… Встаю, я сказал, а не кулем заваливаюсь назад!!! Так, дышим глубже, теперь главное удержать вертикальное положение. Платье изгваздал по самое не хочу, придется сейчас это как-нибудь исправлять, а то кто же поверит в девушку, которая больше похожа на поросенка, только что выбравшегося из лужи?!

Все перед глазами упорно плыло, голова кружилась, общее самочувствие расценивалось, как хуже можно, но уже некуда.

– Я в полном порядке, – сказал я так неуверенно, что не только друзей в этом не убедил, но еще и сам уверился, что все очень и очень плохо.

– Ты полежал бы немного, – робко заметила Килайя, глядя на меня с совершенно неожиданной для наших отношений жалостью.

На сердце немного потеплело.

– Прямо здесь? – едко осведомился я. Ехидство, оказывается, у меня не вышибается никогда. Приятно удивлен, вот только мутит-то меня как…

– Нет, – смутилась девушка, – мы тебе плащ постелем, полежишь немного…

– Действительно, почтенный Райвэн, – согласился Эгорт, – вы же на ногах стоять не можете!

Я почувствовал, как во мне поднимается волна глухого раздражения. Чтобы меня жалели?! Я им что, человек какой-то?! Я так долго жил, что сам не могу точно вспомнить, сколько провел на этом свете, я способен согнуть в бараний рог всю эту веселую компанию и не заметить, я способен выдержать больше, чем любой из моих спутников способен представить! И они меня жалеют?! Бред…

– Я всегда способен держаться на ногах, – ледяным тоном произнес я. Получилось даже более уверенно, чем я ожидал, голос понемногу начал возвращаться. – Не забывай, кто я!

Гном посмотрел на меня взглядом, в котором жалость мешалась с сожалением по поводу моей безграничной глупости. В мыслях, куда я, не удержавшись, заглянул, было то же самое. Мрак.

– Со мной все в порядке, – снова сказал я и, стиснув зубы, заставил все-таки непослушное тело встать.

Колени задрожали, но на ногах я тем не менее удержался, к немалому изумлению моих спутников, которые были свято уверены, что я сейчас слабее котенка.

Аэ-Нари подошел ко мне, и я мертвой хваткой вцепился в его гриву. Перевел дух, чувствуя, как силы медленно, но верно возвращаются ко мне, пускай и не в полной мере, но все же это лучше, чем ничего. Слегка пошатывало, однако передвигаться самостоятельно я уже мог, что несказанно радовало.

– Может, не стоит так над собой издеваться? – тихо спросил Кот.

Лэн стоял рядом со мной как немой укор, готовясь поддержать меня, если я снова начну падать.

– Я в порядке, – произнес я, старательно убеждая себя и других. Голос окреп, да и сил тоже прибавилось. – А вот мой наряд – нет… – задумчиво произнес я, глядя на то, во что превратилось некогда весьма приличное платье. Ничего, сейчас мы все исправим…

Пятна начали исчезать, повинуясь моему приказу. Приятно иногда быть мной, неприятностей и обязанностей, конечно, до дхарра и больше, но и свои плюсы тоже есть. Спутники успокоились, сообразив, что если уж я начал беспокоиться об одежде, то мне не так уж и плохо.

– Я никак не могу понять, как ты используешь свою магию! – праведно возмутился Айэллери. – Никакого отката силы, такое ощущение, что ты вообще ни капли силы не используешь!

Я самодовольно ухмыльнулся. Я же говорил им, то, что я делаю, не имеет никакого отношения к магии.

– Я не маг, достойнейший, в отличие от вас. Я не колдую.

– ?! – не поверил эльф, подозрительно поглядывая на меня.

Я непроизвольно скользнул в сознание Перворожденного. Привычка дурная. Лучше бы я этого не делал…

Так… Я все еще иссиня-бледный, глаза запавшие, с лихорадочным блеском, осунулся за двадцать минут так, что можно подумать, меня лет пять держали на хлебе и воде. Общее впечатление было таким, что я вот-вот окочурюсь.

– …! – коротко, но емко выразил я свое отношение к увиденной картине. Покойники в гробу и то больше похожи на живых, чем я сейчас. Бодренький зомби, решивший прогуляться по окрестностям родного кладбища. Кошмар…

– Не, – хмыкнул Грэш, видимо, решивший меня добить. – Это не …. это …!

– Спасибо за заботу и понимание, – мгновенно надулся я. Хоть бы поддержали немного! Не видят, что плохо человеку… ну нелюдю… ну в общем, мне плохо!

– Да… Придется замотать тебя в три слоя вуали, а то подумают, что Эрт сестрицу голодом морит! – заметила Илнэ, оглядывая меня.

– Это точно, – поддержала ее Килайя. – И раньше непонятно было, в чем твоя черная душа держалась, а теперь и подавно!

В одном они не ошибаются: каждый новый приступ забирает у меня все больше сил. Может быть, я не прав был тогда, решив взять все на себя, а не разделить, как предлагал отец? Это оказалось гораздо больнее, чем я предполагал сначала…


Килайя поняла, что происходящее с Райвэном ее пугало, причем не из-за того, что это может принести проблемы отряду, а потому что колдуну с каждым разом становилось все хуже. Парень стал выглядеть как нечто среднее между зомби и привидением, но упорно продолжал отмалчиваться, не желая признаваться, кто он и что с ним все-таки происходит.

Райвэн с присущим ему упорством пытался заставить непослушное тело принять вертикальное положение и, как ни странно, даже сумел справиться с этой сложной задачей, несмотря на то что его колени подгибались. При этом он в разных вариациях заверял спутников, что все в порядке, правда, Килайя так и не смогла понять, кого же колдун убеждал, их или себя.

«Гордый, дракон его сожри!» – восхитилась демонесса, понимая, что тощий паршивец все-таки сумел самостоятельно сделать несколько шагов. Рядом с Райвэном неотступно шел Лэн, готовый подхватить своего кумира, если тому снова приспичит падать.

А колдун тоже хорош! Выглядит, как труп перед погребением, а о платье беспокоится! Ненормальный… Платье, кстати говоря, он отчистил на удивление быстро, что наводило на подозрения, что не так уж этому дохляку, наверное, и плохо.

С грехом пополам Райвэн уже более-менее бодро ковылял по полянке, хотя его шатало, как будто он на корабле во время шторма. Неизвестно откуда взявшийся Аэ-Нари (Райвэн клялся, что оставил свою зверюгу в селе) с невозмутимо-философским выражением на морде смотрел, как его хозяин мается дурью, и время от времени презрительно фыркал. Колдун честно делал вид, что не замечает столь неподобающего поведения своей лошади, и упорно пытался заставить тело подчиняться ему. Тело столь же упорно сопротивлялось подобному надругательству.

– Райвэн, может, хватит? – осторожно поинтересовался Кот. – Ты так себя уморишь. Поехали, хватит здесь тропинку протаптывать, а?

– Не уморю я себя! – возмутился парень, причем гораздо более уверенно, чем пять минут назад.

Действительно, такого уморить сложно, он сам кого хочешь в гроб загонит и крышкой сверху прикроет. А они сперва подумали, что придется ему тут же могилку выкапывать. Так нет же, отошел, паршивец, а они едва ли не до смерти перепугались, когда это чудо, завернутое в шелк, как добротная мумия, плашмя свалилось на дорогу, а никаких неприличных комментариев по поводу произошедшего от Райвэна не последовало. Тут волей-неволей начнешь волноваться.

– Нам действительно пора, время не терпит, – спокойно заметил Эрт, обеспокоенно косясь на колдуна.

– В этом вы правы, доблестный, – согласился Райвэн. – Я готов продолжать путь, почтенные, покорнейше прошу простить за доставленное беспокойство. Аэ-Нари, исчезни с глаз моих и, пока не позову, не появляйся!

Конь понуро опустил голову, обиженно фыркнул на хозяина и, демонстративно отвернувшись, поковылял по направлению к селу. На лошадиной морде было выражение, которое Килайя перевела, как «Злые вы, уйду я от вас!». Райвэн остался непреклонен.

– Так, значит, это мы снова заворачиваем, и ты, Эрт, везешь свою сестру в седле перед собой, – сказала Илнэ, задумчиво почесывая кончик носа.

– Куда же мне деваться, – горестно протянул рыцарь. – Иди сюда, сестренка.

– Знаете, доблестный, либо вы прекратите издеваться, либо… – начал было Райвэн.

– И что будет, если не прекращу? – заинтересованно поднял бровь драконоборец.

– Я обижусь, – уморительно серьезно провозгласил Райвэн, демонстративно накидывая на все еще неестественно бледное лицо вуаль.

Вся честная компания, с трудом скрывая ухмылки, принялась грузиться на лошадей.

– Итак, собратья по оружию, – торжественно начал Эрт, сажая перед собой Райвэна, снова замотанного с головы до ног, – план тот же. Постараемся, чтобы наш противник не сумел нас узнать. Айэллери, бери под мышку брата, и поезжайте вперед.

– Эрт, он не хочет от Райвэна отходить! – пожаловался предводителю старший эльф, который попытался выполнить приказ командира, вот только Лаэлэн никак не желал покидать своего кумира, что есть сил вцепившись в подол колдуна, чтобы с его протестом начали считаться. – И не отцепляется!

Лэн в это время схватил колдуна уже за ноги и целеустремленно пытался стащить его с седла. Райвэн ругался и пытался держаться за рыцаря, но через несколько слоев ткани, в которые парень был замотан, сделать это было несколько проблематично.

– Я падаю!!! – в конце концов отчаянно завопил Райвэн. – Помогите кто-нибудь!!!

Эрт схватил свою «сестренку» за шкирку, предварительно стряхнув с нее ушастое недоразумение, возмущенно вякнувшее и как только могло грозно пообещавшее, что оно «это еще припомнит».

– Эрт… – тихо позвал Райвэн.

– Да? – чуть растерянно отозвался рыцарь, понимая, что колдун в первый раз назвал его по имени.

– Я… Плохо мне, в общем… Ничего, если я посплю? – неожиданно робко попросил Райвэн.

Райвэн чего-то просит?! Не требует… Просит… Да он почти что на «ты» перешел! Ну ничего себе!.. Эрту показалось, что небо падает на землю.

– Спи, конечно, – ответил он, чувствуя, как тело колдуна мгновенно становится безвольным.

«Мне бы с такой скоростью засыпать!» – с завистью подумал рыцарь, прислушиваясь к ровному дыханию спящего.

И с каких это пор колдун, приверженец Тьмы и дракон, знает что такое, стал доверять им настолько, что преспокойно сопит? Да Эрт сейчас может убить его, а тот даже в ус не дует! Хотя… Он и раньше ложился спать раньше других… Всегда доверялся им… Как глупо. Делал вид, что ни во что не ставит их, смотрит на них, как на низших существ, презирает… Но нельзя безоглядно доверять существу, которое считаешь ниже себя. Значит…

«Бред какой-то… – решительно прервал поток своих мыслей рыцарь, понимая, что сейчас или поймет всю суть происходящего, или сойдет с ума, причем второй исход гораздо ближе, чем первый. Дракон с ним! – махнул на все рукой рыцарь. – Сам расскажет все… или ничего. По крайней мере, я теперь уверен, что мы таскаем с собой полноценного члена отряда, а не занозу в заднице, прости святой Эалий…»


Я подло проспал всю дорогу до города. Меня извиняло только одно: если бы я не отоспался, то просто свалился бы от истощения. Это я-то! Каждый раз мне все сложнее было переносить не свою боль… А ее все больше и больше. Либо я найду ту мразь, которая все это устроила, либо я просто… умру? Никогда всерьез не рассматривал подобный итог. Честное слово. Я, конечно, знал, что могу умереть, но не думал, что это будет настолько близко. Обычно чувствовал себя вечным, как звезды, вот только почему-то забывал, что несколько серебряных искр навсегда исчезли с полотна ночного неба за мою неимоверно долгую жизнь.

А самое противное, что не могу я позволить себе такое простое решение проблем: слишком многие тогда пострадают… Вот гадство-то…

– Райвэн… Мы вообще-то приехали! – сообщил Эрт, чуть встряхивая меня.

– Мм?.. – все еще сонно поинтересовался я, чувствуя, как последние лоскутки сна сползают с меня подобно рваному одеялу. – Почему так быстро?..

– Не забывай, что ты моя младшая сестра и тебя зовут Эйна, я Тарэн, Илнэ – Нэй, а Кот – Кэйн.

– Ладно, запомню, – буркнул я. Если что, просто в мыслях подсмотрю.

– А сейчас нас будут встречать у дворца местного градоправителя, где мы, собственно говоря, и остановимся. Айэллери и Лаэлэн уже там, если тебя это интересует.

Интересует. Еще как. Безмерно хочется знать, когда мое остроухое счастье свалится на меня в очередной раз. Я люблю эту мелкую пакость, но всему же есть предел! Я всегда ценил тишину и возможность остаться наедине с собой, а Лэн самым наглым образом лишил меня этой возможности. Видно, судьба моя такая…


Что бы мне такое сказать о дворце местного градоправителя, чтобы и против правды не пойти, и жителей города не обидеть? Наверное, лучше промолчу…

Я, конечно, не эльф, чтобы трястись над эстетизмом, но, прошу прощения, у меня тоже вкус есть! По крайней мере, я чувствовал восторг Айэллери, когда он оказался в подземной части Антэлэ, что почти целиком была моим творением, в которое я вложил душу. Значит, чего-то да стою. А архитектора, построившего это, я задушил бы своими руками. Правда, взглянув на то, во что решили обрядиться ради встречи высоких гостей местные аристократы, я сменил гнев на милость, понимая, что, кем бы ни был несчастный творец недоразумения, в котором возжелал проживать градоправитель, он просто уступил вкусам заказчика.

Разряженная в пух и перья толпа вывалила на площадь, чтобы приветствовать высоких гостей, то бишь нас. И плевать, что мы присвоили себе чужие имена! Мы действительно здесь все настолько высокородные, что эти люди для нас пыль и прах.

Тонкие ноздри Илнэ затрепетали, а лицо на мгновение приняло выражение омерзения. И я даже понимал почему: если эти наверняка почтенные господа выглядели несколько забавно, то пахли… Запах немытого тела причудливо переплетался с ароматами душистых масел и духов. Смесь гремучая. Я, конечно, понимаю, что пристрастен, люди устроены по-другому, это тебе не эльфы, не демоны и уж тем более не мы, они потеют… но от этого почему-то не легче.

– Дорогой друг! – радостно обратился градоправитель к Эрту. Рожа потная, отожравшаяся, а глаза так и смотрят, как бы что-нибудь захапать. На меня, кстати говоря, тоже посмотрели как на специфический вид имущества, а конкретнее – довесок к приданому. – Мы так рады видеть вас в нашем городе! И ваших достопочтенных сестер!

Неожиданно я почувствовал, что кто-то из моего народа здесь… Близко, очень близко… Один из толпы… Упорный взгляд… Нет… Спутников не знает, ищет именно меня, а мое лицо так кстати скрыто несколькими слоями вуали… Вроде бы он не заметил никакой странности во мне, а аура… Я тоже имею кое-какие козыри в рукаве.

Дурак! Неужели не понимает, что меня невозможно почувствовать, если я не захочу?

Посмотрим, что творится у этого молодчика в голове…

Эрт недоуменно скосился на меня, услышав мой тихий стон.

Больно, дхарр меня раздери! На мальчишке стоял блок, причем очень мощный и неизвестной мне природы! Я не был властен над ним! Сломать – могу, а снять – нет!!! Наглость! Дхарр, что это значит?! Я Владыка или не Владыка?! Почему?.. Кто посмел?! И наиболее животрепещущий вопрос: как умудрился?! С подобной наглостью я еще не встречался…

– Я рад побывать в вашем городе! – благодушно отозвался рыцарь, незаметно для остальных встряхивая меня, чтобы я уж точно проснулся.

Эх, знал бы Эрт, что сейчас мне не до сна… Кто-то посмел посягнуть на мой народ!

Драконоборец аккуратно ссадил меня с седла, и я почувствовал себя несколько неуютно… Одно дело, когда щеголяешь в женском барахле перед своими спутниками, а совсем другое, когда на тебя пялится дхарр знает кто. Вдруг поймут, что никакая я не девушка, а совсем наоборот?!

Я еще не успел толком начать паниковать, как рядом оказалась Илнэ, решительно подцепившая меня под локоть и направляющаяся прямиком на толпу, которая возжелала нас встречать.

– А ты произвела впечатление, сестричка, – заговорщицки шепнула мне двуипостасная, с трудом сдерживая ухмылку.

– Ты о чем? – искренне удивился я. – Они поняли, что я мужчина?!

– Нет, конечно, глупый, они оценили твою неземную красу. Мы с братцем с легкостью могли бы выдать тебя замуж уже сегодня… – с огромным удовольствием протянула девушка, курсируя в толпе с таким искусством, что нельзя было и на миг усомниться в ее высоком происхождении.

– Как они могли заметить, как я выгляжу, если я замотан в тряпки, как чумной труп перед погребением? – опешил я, ошарашенно глядя на леди сквозь плотное покрывало, скрывавшее мое лицо.

Весьма проблематично, надо сказать, разглядеть сквозь это безобразие хоть что-то. Как женщины вообще могут носить на себе такую гадость, да к тому же не спотыкаться?!

– Кое-что все же видно, дорогая. – Илнэ покровительственно улыбнулась.

Мне резко поплохело.

– Через эти тряпки можно видеть мое лицо?! – ужаснулся я.

Леди была ошарашена моей реакцией.

– Нет… Но чего ты боишься, Ра…

– Замолчи! – шикнул на девушку я. – Я не хочу, чтобы мое переодевание, позорящее меня, было напрасно! Здесь есть те, кто способен меня узнать. И, поверьте мне, почтенная, если эти кто-то поймут, что перед ними не девица, а я, то… ничего хорошего не светит всем нам!

Илнэ мгновенно прониклась моей пламенной речью и клятвенно заверила меня, что в девице Эйне никто бы не узнал Райвэна. Стало немногим легче, но все же необходимо быть осторожнее. Пока я заметил только одного, но, готов поспорить на свою голову, поодиночке эти идиоты не ходят. Больше не ходят. Надо сделать всему отряду внушение, чтобы вели себя потише, мы и так балансируем на лезвии бритвы, а уж теперь…

– Я чую запах сыра, – тихо сообщила Килайя, бесшумно оказавшаяся позади нас, как и положено телохранительнице.

– Сыра? – удивленно переспросила Илнэ, не поворачивая головы.

– Того, который обычно кладут в мышеловку, – преувеличенно равнодушно пояснила демонесса, при этом ее лицо сохраняло совершенно отстраненное выражение. – Я кожей чувствую, что из этого милого домика нам будет выйти гораздо сложнее, чем войти… А вы что скажете, госпожа Эйна? – с неподражаемым ехидством поинтересовалось это красноволосое создание, при виде которого я испытывал самые противоречивые эмоции.

– Лесные демоны славятся своей интуицией, – туманно заметил я, понимая, что пусть и не прямо, но все-таки согласился с въедливой Килайей. Неприятностей здесь мы огребем больше, чем ожидали. И больше, чем смогли бы перенести.

– У меня нехорошие предчувствия, – еле слышно сообщил нам Кот, подошедший сзади так бесшумно, что демонесса, не обладающая тонким обонянием и, стало быть, не имеющая возможность учуять приближение товарища, подпрыгнула от неожиданности.

– Вы что, сговорились все?! – возмутилась Илнэ, но тут же осеклась под недоуменными взглядами местной знати.

– Нет, почтенная, – отозвался я. – Просто мы чуем неприятности, как вы чуете нас…

– Издеваешься?! – одними губами, но от этого не менее возмущенно спросила леди.

– Нет, достойнейшая… – спокойно пожал плечами я. – Я многое бы отдал, чтобы это были лишь наши дурацкие шутки…

Сколько же их здесь? Трое? Пятеро? И что же мне теперь делать?.. Напасть самому, не дожидаясь, пока нападут они, или…

Спокойно, Райвэн, спокойно… Ты справишься, ты обязан, ты поклялся.

В первую очередь надо найти эльфов и предупредить Эгорта и Грэша… Затем придумать способ убраться из этого крысятника без ведома хозяев. Желательно не развалив половину особняка, а это я могу… Вот только тогда заранее нужно будет попросить старого гнома подработать за дополнительную плату моим глашатаем, чтобы все было чинно, как при настоящем официальном визите.

Ну что, Владыка? Попал в ситуацию, из которой невозможно найти выход, в полной мере устраивающий всех? И кем же предпочтешь пожертвовать? Ответить трудно, не так ли? А ведь правитель обязан уметь кем-то или чем-то жертвовать при необходимости, правда?

Вот только выходит, что я неправильный монарх, поскольку желаю сохранить всех, даже когда это в принципе невозможно…

Дхарр тебя подери, Ариэн! Где тебя носит, когда твоя помощь так нужна твоему глупому старшему брату?!


Глава 7 | Права и обязанности | Глава 9