home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Утром первого мая Аманда проснулась на пятнадцать минут раньше, чем зазвонил будильник. Завтра «Лайф» будет продаваться во всех киосках, но сегодня его можно было купить в отеле «Плаза». Она быстро оделась. Вот уже шесть недель ее мучили любопытство и страх. Все ждали выхода статьи, а Кристи даже считал, что она принесет ему всемирную известность.

Аманда поймала такси и поехала в «Плазу». В глаза сразу бросилась ярко-красная глянцевая об ложка «Лайфа», который лежал на прилавке. Бросив на блюдечко несколько монет, она взяла журнал и устроилась в удобном кресле. Статья занимала десять страниц и называлась «Феномен Кристи Лэйна». Аманда фигурировала на четырех фотографиях рядом с Кристи.

Статья в «Лайфе» получила огласку. Аманда сразу стала знаменитостью, и в конце передач любители автографов поджидали ее у служебного входа, выкрикивая ее имя.

Робин не давал о себе знать до Дня памяти павших.

Аманда только повесила трубку после разговора с Кристи. Он должен был за огромную плату участвовать в гала-концерте и хотел, чтобы она пошла с ним, но Аманда отказалась. Поговорив с Кристи, она еще раз обдумала ситуацию. Почему она не сказала прямо: «Я никогда не буду вашей женой»? Потому что боялась. Боялась, что когда-нибудь Робин исчезнет насовсем. А Кристи не давал ей, по крайней мере, совершенно сойти с ума.

Зазвонил телефон. Аманда не торопясь сняла трубку, ожидая снова услышать голос Кристи.

— Привет, звезда!

— Робин! О Робин! Где ты?

— Я только что прилетел. Прочел в самолете статью о тебе. Представляешь, просматриваю последние номера «Лайфа» и вдруг… ба! Ты!

— Что ты думаешь обо всем этом?

— Превосходно! — с воодушевлением сказал он. — Сейчас ты соблазнительнее, чем когда-либо.

От волнения у нее перехватило дыхание, но она все же непринужденно сказала:

— Можно подумать, что тебе меня не хватало.

— Так оно и было.

Она уже почти не слушала его, а думала о том, как подготовиться к их встрече. Она надеялась, что они останутся дома. В холодильнике у нее есть бифштексы, но почти нет водки.

Робин спросил:

— Ты все такая же красивая?

— Приходи и увидишь сам.

— Хорошая мысль. Встретимся завтра в семь часов в «Лансере».

Аманда была настолько разочарована, что на время лишилась дара речи. Он принял ее молчание за колебание и игриво спросил:

— Может, меня вытеснил Кристи Лэйн?

— Нет, но он сделал мне предложение.

— Неплохая партия. Его передача продержится годы.

— И ты ни капельки не расстроишься, если я выйду замуж за Лэйна?

— Конечно, расстроюсь. Я не хочу тебя терять. Но по части женитьбы мне с ним не тягаться.

— Почему, Робин?

— Послушай, милая, единственное оправдание брака — это дети. А я их не хочу.

— Робин, никто не заставляет нас иметь детей сразу.

— Но тогда зачем жениться?

— Чтобы быть вместе.

— Мы и так вместе, кроме тех случаев, когда мне нужно побыть одному, как, например, сегодня. Так как насчет завтра? Ты свободна?

— Постараюсь освободиться, — хмуро проговорила она.

— Малышка, я очень устал от путешествий и до осени не двинусь с места. Да, я вспомнил, Джерри пригласил меня на выходные в Гринвич. У них дом с бассейном. Ты не хотела бы поехать?

— С удовольствием!

— Прекрасно! Тогда до завтра. На следующее утро в девять часов Аманда позвонила Джерри.

— Джерри, мне нужно срочно поговорить с тобой. Могу я прийти к тебе в кабинет в десять часов?

— Хорошо. Я приготовлю чашечку кофе.

Сидя напротив Джерри по другую сторону стола и отпивая маленькими глотками кофе, Аманда рассказывала о своих отношениях с Кристи, представляя дело так, будто между ними ничего не было.

— Джерри, ты единственный человек, который может мне помочь, — сказала она.

— Я? — удивился Джерри.

— Если я поеду в Лас-Вегас с Кристи, то должна буду выйти за него замуж. Если откажусь от поездки, то потеряю его.

Джерри покачал головой.

— По-моему, лучше синица в руках, чем журавль в небе.

— Я хочу еще раз попытаться, Джерри. Робин будет здесь все лето, он пригласил меня провести у тебя выходные.

Джерри помолчал.

— Поезжай в Лас-Вегас, милая, — наконец сказал он. — Выходи замуж за Кристи. Ты и так потеряла слишком много времени с Робином.

— Почему? Ты что-нибудь знаешь? Он тебе что-то говорил? Джерри улыбнулся.

— У меня есть друг — психиатр. Так вот, он считает, что Робин ненавидит женщин.

— Ну, это смешно! — воскликнула Аманда. — Твой друг даже не знает Робина. Как он может утверждать подобное?

— Он встречал его.

— А ты сам согласен с этим?

— Да. Но я думаю, что Робина влечет к тебе в той степени, в какой его вообще могут привлекать женщины.

— Джерри, — она умоляюще посмотрела на него, — помоги мне.

Джерри взглянул ей прямо в глаза.

— Поезжай в Лас-Вегас, Аманда. Кристи предлагает тебе будущее, обеспеченную жизнь, детей — все, о чем только может мечтать женщина.

Она сжала пальцы рук.

— Ты когда-нибудь был бедным, Джерри? По-настоящему бедным? Я — да. Я познала нищету. Я родилась в Майами, в приюте. Моя мать была финкой и работала горничной в одном шикарном отеле. Видимо, она была красивая, потому что пришлась по вкусу одному богатому клиенту. После моего рождения мы жили в негритянском гетто, так как единственным человеком, который участливо отнесся к моей матери, была негритянка, работавшая в том же отеле. Мне было шесть лет, когда умерла моя мать, и тетя Роза — так звали эту женщину — воспитала меня как собственную дочь. Она работала, чтобы одеть меня, накормить, оплатить учебу в школе. А потом посадила на автобус до Нью-Йорка и дала с собой пятьдесят долларов. Все свои сбережения.

— Я уверен, что ты вернула ей эти деньги.

— Вначале я посылала ей по пятьдесят долларов в неделю. Но всей моей жизни не хватит, чтобы вознаградить ее за любовь ко мне. Полтора года назад у тети Розы случился инсульт. Я поехала во Флориду и положила ее в больницу. Это было нелегко, но мне попался симпатичный врач, который помог добиться для нее отдельной палаты.

— И ты по-прежнему регулярно навещаешь ее каждую неделю? Аманда покачала головой.

— Это слишком мучительно. Она даже не узнает меня. Я навещаю ее раз в месяц и в первый день Нового года. Джерри, я с детства слишком хорошо знаю, что такое деньги. Деньги позволили моему отцу возвратиться к себе и жить, не зная обо мне. Их нехватка помешала моей матери бороться и защищать себя. И единственное, что может продлить жизнь тете Розе, это деньги. Я не могу рисковать, Джерри. Мне нужно обеспечить себе тылы. Но я имею право попытаться добиться единственного мужчины в мире, которого люблю. Пока у меня остается хоть один шанс с Робином, я не могу выйти замуж за Кристи.

Джерри приготовил два скотча и протянул стакан Аманде.

— Аманда, этим летом мы хотим снять рекламные ролики с твоим участием, и я приказываю тебе остаться в городе. — Он легонько стукнул своим стаканом о ее. — Можешь рассчитывать на меня. Выпьем за долгое прекрасное лето. Мы хорошо проведем время!

Аманда неуверенно улыбнулась.

— Надеюсь… потому что осенью мне придется принять решение.


Лето подходило к концу. Все дни и ночи Аманда проводила с Робином. Они ездили на выходные к Хэмптонам, гуляли по маленьким улочкам в Гринвиче, часами сидели в кафе на Корнелиа-стрит.

Наступил октябрь, и начался новый рабочий сезон. Кристи торопил Аманду назначить день свадьбы, а Робин снова улетел в одно из своих путешествий. Все было так, словно лета и не было. Аманда потеряла несколько килограммов, которые набрала летом. Когда Робин был с ней, она чувствовала себя лучше. Аманда не могла ни на что решиться. Она ждала.

Как ни странно, дело ускорили заказчики. С пятнадцатого января и до конца сезона «Алвэйзо» решило снимать передачу в Калифорнии.

Накануне Рождества Аманда с Джерри сидели в «Лансере». Джерри был не очень рад поездке в Калифорнию: слишком долго нужно было отсутствовать.

Оба печально смотрели вокруг, на новогоднюю елку, искусственный снег и ветки остролиста, приклеенные к зеркалу. Их взгляды встретились, и Аманда подняла свой бокал. Чуть помедлив, она произнесла:

— С Новым годом, Джерри!

— У тебя усталый вид, Аманда.

— Да, усталый и измученный. Он взял ее за руку.

— Послушай, милая, ты не можешь и дальше продолжать свою игру. Поставь в Новый год перед Робином вопрос ребром.

— Почему в Новый год? Да и увижу ли я его?

— Крис приглашен на прием к Остинам?

— Да, он только об этом и говорит. Можно подумать, что его пригласили на официальную презентацию в Бэкингемский дворец.

— В некотором смысле так оно и есть: Юдифь Остин редко приглашает сотрудников Ай-Би-Си к себе. В этом году она, кажется, делает исключение. Дантон Миллер очень удивился, узнав, что Робин в числе приглашенных. Я слышал, Робин вернется тридцать первого декабря. Не волнуйся, он будет у Остинов. Он не посмеет пренебречь приглашением Юдифь.

— Но что я должна буду сделать? — спросила Аманда. — Подойти к нему и сказать: «Сейчас или никогда, Робин!»

— Приблизительно так.

— Я не могу, Джерри. Я не пойду на этот прием.

— Почему? Разве Крис тебя не пригласил?

— Конечно, пригласил. Но первое января я всегда посвящаю тете Розе. Я ничего не говорила о ней Крису. Скажу ему, что у меня мигрень.

— Послушай, Аманда, пойди на этот прием. Поставь вопрос перед Робином, и пусть он тебе прямо ответит: да или нет. Если нет, ты вычеркиваешь его из своей жизни. Два года ожидания — этого вполне достаточно даже для Робина. А на следующий день ты навестишь тетю.

Аманда подумала и кивнула.

— Хорошо, я сделаю так, как ты говоришь. — Она скрестила пальцы. — Выпьем за Новый год, Джерри! Или я проиграю, или вырву у него признание.


Глава 11 | Машина Любви | Глава 13