home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Кристи закончил работу над своей передачей в первую неделю июня и на следующий день улетел в Нью-Йорк.

Четвертого июля Аманда с Айком поженились в Лас-Вегасе. Все театральные журналы опубликовали на своих обложках их свадебные фотографии: улыбающиеся Аманда и Айк в компании нескольких звезд из Лас-Вегаса. Они полетели в Европу, где намеревались вдали от знакомых провести медовый месяц.


Крис в мрачнейшем состоянии духа пребывал у себя в номере в «Астории» в компании Эдди, Кении и Агнессы. Он метался по комнате и вопил:

— Боже праведный! Если бы я мог напиться, но я не люблю пить!

— Пойдем погуляем по городу, — предложил Эд.

— Я был с ней так обходителен, — без конца повторял Крис. — Я даже помог ей пристроить ее проклятую кошку.

— Я думаю, что будет с этой кошкой? — спросила Агнесса.

— Надеюсь, что она сдохнет!

— Готова поспорить, что, вернувшись из Европы, она заберет ее, — возразила Агнесса.

— Я был порядочен по отношению к ней, — повторял Крис. — Почему она это сделала? Посмотрите на меня! Я все-таки лучше Айка Райана!

— Что? — воскликнула Агнесса. Кристи, как ураган, подскочил к ней.

— Ты что, считаешь его красивым?

— Он сексуален! — мрачно заявила она. Эдди смерил ее убийственным взглядом.

— Эгги, ты решила стать безработной?

— И все равно, он очень сексуален, — упорствовала Агнесса.

— Послушай, Крис, — вмешался Кении. — Хочешь, закажем столик в «Копа»? Я знаком кое с кем из дирекции. Они недавно взяли трех танцовщиц, и одна из них просто потрясающая! Ей не больше девятнадцати лет. Я уверен, что ты ей понравишься. Это действительно премилая девочка.

Крис так сильно пнул ногой столик, что он упал.

— Премилая девочка, премилая девочка! У меня уже была премилая девочка, просто потрясающая девочка! Черт возьми, как она сверлила меня взглядом каждый раз, когда я употреблял неприличное слово! И нате вам! Поступила со мной, как последняя сволочь! Самая грязная шлюха из кабака так не сделала бы. Нет уж, увольте! Мне осточертело изображать из себя славного парня, и я больше слышать не хочу о премилых девочках! Я хочу потаскуху. Я буду обращаться с ней, как с потаскухой, и все будут довольны. Найдите мне самую страшную шлюху в городе, настоящую потаскуху!

— Требуется мисс Этель Эванс, — дурашливо произнес Эдди.

Крис щелкнул пальцами.

— Вот именно! Эдди рассмеялся.

— Перестань, я пошутил. Послушай, Крис, если ты действительно хочешь проститутку, то пусть она будет хотя бы красивой. Здесь есть одна девочка из Сан-Франциско…

— Я не хочу ни красивой проститутки, ни девочки из Сан-Франциско. Я хочу Этель Эванс!

— Но это же настоящее чудище, — запротестовал Кении.

— А я не ищу королеву красоты! Мне нужна девица, с которой можно трахаться. Найдите мне Этель! — Кристи нахмурился. — Все эти сплетники заткнутся, когда увидят меня с такой потаскухой. Они решат, что я не настолько дорожил Амандой, раз могу удовольствоваться такой шлюхой, как Этель. Найдите мне ее!

Эдди позвонил Джерри Моссу в Гринвич. Джерри вздохнул и обещал помочь. Он с трудом разыскал Этель в Фэа Айленд.

— Это шутка? — спросила она.

— Нет. Кристи Лэйн сам попросил устроить встречу с вами.

— Однако у него оригинальный способ передавать свои предложения.

— Этель, вы, кажется, уже перебрали всех почетных гостей шоу?

— Да нет, некоторых упустила. Вы забываете, что во второй половине сезона передача снималась на побережье.

— Они не поедут на побережье в будущем году.

— Потрясающе! Я куплю себе новую диафрагму.

— Этель, наш великий человек несчастен. Он хочет только вас.

— Но я не хочу его.

— Этель, я требую, чтобы вы вернулись в Нью-Йорк.

— Это что, приказ?

— Скажем, просьба.

— Я отказываюсь.

— Тогда я буду вынужден позвонить Дантону Миллеру и сказать, чтобы он снял вас с передачи. — Джерри был противен сам себе, но ему нужно было сделать последнюю попытку.

Этель деланно рассмеялась.

— Даном я могу вертеть, как хочу.

— Но вы не можете вертеть пайщиком передачи. И нравится вам это или нет, но им являюсь я!

— Неужели? А я ведь до этого принимала вас за мальчика на побегушках у Робина Стоуна. Джерри сохранил спокойствие.

— Не нужно переходить на личности.

— Кончайте трепаться, Джерри! Я говорю вам ясно: я не проститутка, которую заказывают по телефону, и если я сплю с каким-нибудь типом, значит, он мне нравится. Ваш Кристи Лэйн за полтора года не взглянул на меня и двух раз. И вдруг неожиданно я превращаюсь в Элизабет Тэйлор, Что происходит, в конце концов?

— Сегодня Аманда вышла замуж за Айка Райана. Наступила тишина. Потом Этель рассмеялась.

— Послушайте, а ваш друг Робин Стоун, наверное, тоже потрясен? Почему бы мне его не утешить? К нему бы я пустилась вплавь.

— Так вы едете, Этель? Она вздохнула.

— Ладно. Где я найду вашего воздыхателя?

— В «Астории». Этель прыснула.

— Вот потеха! Всю жизнь я надеялась встретить кого-нибудь, кто действительно живет в «Астории».


Кристи был в номере один, когда вошла Этель.

— Нет, ты совсем свихнулась! — воскликнул он. — Прийти в брюках?

— А вы ждали, что я прибегу к вам нагишом? Кристи даже не улыбнулся.

— Нет, но вся компания сейчас в «Копа», и я ждал тебя, чтобы поехать к ним. Она вытаращила глаза.

— В «Копа»?!

— Поехали! — приказал он. — Возьмем такси и заедем к тебе. Я хочу, чтобы ты переоделась в платье.

В такси Кристи, отодвинувшись от Этель, прижался к дверце и угрюмо молчал, но как только они вошли в ресторан, он преобразился. Широко улыбаясь, он взял ее под руку и с видом собственника представил всем знакомым. Во время представления держал ее за руку и даже дал прикурить. Этель было все безразлично. Она уже видела этот спектакль, чувствовала себя уставшей и желала только одного — чтобы поскорее закончился этот вечер.

Было около трех часов ночи, когда они вернулись в «Асторию» и остались в номере одни.

Этель молча разделась. Кристи, голый, ждал ее в постели. Она посмотрела не него и почувствовала приступ тошноты. В его нагом теле было что-то отталкивающее. Как Аманда могла спать с ним? Поменять такого мужчину, как Робин Стоун, на эту рохлю!

Этель, совершенно голая, подошла к кровати. Кристи не смог скрыть удивления, увидев ее огромную великолепную грудь.

— Ого, куколка! Для такого пугала ты неплохо сложена. — Он схватил ее за ягодицы. — У тебя была бы идеальная фигура, если бы не слишком большой зад.

Этель отошла от кровати. У него были потные руки. Она не хотела, чтобы он дотрагивался до нее.

— У вас есть крем для бритья? — спросила она.

— Конечно. А зачем?

Она пошла в ванную и, вернувшись с тюбиком, намазала кремом руки.

— А теперь ложись, слабак!

Менее чем через пять минут он уже дрожал и стонал от удовольствия. Этель бесшумно пошла в ванную и быстро оделась. Когда она возвратилась в комнату, Кристи неподвижно лежал на кровати с закрытыми глазами.

— Пока, Крис!

Он протянул руку и задержал ее.

— Крошка, со мной никогда еще такого не проделывали. Но это нечестно, потому что ты ничего не почувствовала. Я даже не прикоснулся к тебе.

— Все в порядке, — тихо сказала она. — Я знаю, сегодня вечером у тебя плохое настроение, и хотела помочь тебе забыться, почувствовать себя счастливым.

Он нежно притянул ее к себе и в упор посмотрел ей в глаза.

— Знаешь, это самые приятные слова, которые мне когда-либо говорили. Правда, меня это очень тронуло. Я знаю, что тебе пришлось приехать сегодня из Фэа Айленд. Могу я что-нибудь сделать для тебя?

Этель сгорала от желания сказать: «Забудьте меня и оставьте в покое!», но она только улыбнулась. Кристи сильнее привлек ее к себе.

— Давай поцелуемся!

У него были мягкие, обвислые губы. Этель удалось отстраниться, не показав своего отвращения. Она нагнулась, чмокнула его во влажный лоб и бросилась из номера, не попросив денег на такси.

Он позвонил ей на следующее утро и пригласил поужинать. Так как никаких планов на вечер у нее не было, она решила принять приглашение. В течение двух недель он каждый вечер появлялся с ней в обществе. Их имена стали упоминаться в газетах. Этель начинала нравиться неожиданная шумиха, поднятая вокруг ее особы. Она никогда еще не была ничьей подружкой и продолжала встречаться с Кристи. Одна из утренних газет поместила фотографию, на которой они были вместе за кулисами, и намекнула на возможную помолвку.

Джерри Мосс почувствовал легкую тревогу. Он позвонил Крису в Атлантик-сити.

— Кристи, у вас что-то серьезное с этой девицей?

— Конечно, нет. Послушай, Джерри, Дан уже подготовил сценарии двух первых шоу для будущего сезона. Кого вы возьмете, чтобы заменить… — он замолчал.

— Мы будем" приглашать каждую неделю новую девушку, — ответил Джерри. — Но я хотел бы поговорить с вами насчет Этель.

— Слушаю.

— Вам известна ее репутация?

— Ну и что?

— Вы считаете, что это умно — привезти ее в Атлантик-сити? Газеты уже начали публиковать о вас всякие сплетни. Этель не подходит для вашего персонажа. Публика хочет видеть вас с приличной, красивой девушкой.

— Слушай, зануда! У меня уже была приличная и красивая девушка. Публика, возможно, была довольна, но я сыт по уши! Публики не было, чтобы поддержать меня в тот вечер, когда Аманда вышла замуж. А Этель была!

— Все члены корпорации в курсе ваших отношений с Этель, — сказал Джерри, подыскивая новые аргументы. — До сих пор публика ни о чем не знает. Но после подобных намеков о помолвке в газетах она захочет узнать подробности. И на что это будет похоже, когда все узнают, что их кумир семьи проводит время с проституткой?

— Не говори так! — зло сказал Кристи. — Этель никогда не брала у мужчин ни цента!

— Крис, но не относитесь же вы к этому серьезно? Через несколько дней у вас поездка в Лас-Вегас. Надеюсь, вы не потащите ее за собой?

— Самолет стоит слишком дорого. Это все же не Атлантик-сити.

— Значит, у вас с ней не серьезно?

— Конечно, нет. Хотя она очень мила со мной, никогда не лжет. С тех пор, как я начал встречаться с ней, у нее никого не было. Она одобряет все, что я делаю. С Этель я расслабляюсь. — Он замолчал, словно ему в голову пришла какая-то мысль: — Повезти Этель в Лас-Вегас! Да это то же самое, что пойти в «Дэнни Хайдэуэй» со своим бутербродом!


Этель провела мрачное лето, работая в выпуске варьете, открывающем публике молодые таланты. Она не любила группы гитаристов, а все приглашенные звезды увивались только за молодыми. Она даже обрадовалась, когда Кристи Лэйн вернулся в Нью-Йорк, и все сентябрьские вечера провела с ним.

Ей по-прежнему претил физический контакт с Кристи, но, к своему большому облегчению, она быстро поняла, что у него нет темперамента. Его вполне устраивало два раза в неделю. Остальное время он лежал на кровати и изучал результаты скачек.

За неделю до выхода первой передачи «Кристи Лэйн Шоу» в новом сезоне два журнала, посвященных телевидению, опубликовали заметки, в которых говорилось о Кристи и Этель.

Джерри, сидя в своем кабинете, рассматривал фотографии с изображением улыбающейся парочки. Боже, они действительно уже были неразлучны. Нужно действовать. Дело заходило слишком далеко. Джерри позвонил Дантону Миллеру и пригласил его пообедать вместе. Дан начал с того, что высмеял Джерри.

— Джерри, ты вообразил себе невесть что! Да настоящая публика никогда не слышала об Этель! Джерри постучал пальцами по столу.

— Дан, это серьезно. Том Каррузер — анабаптист и один из наших вкладчиков. До сих пор он считая Этель вполне приличной девушкой и даже пригласил ее пообедать с миссис Каррузер. Если какой-нибудь их этих скандальных журналов начни рыться в прошлом Этель, нам крышка!

У нее на побережье есть подружка, сохранившая все письма Этель, в которых та описывала сексуальные достоинства всех, с кем спала. Девица размножила их на ксероксе и дает читать каждому встречному. А если эти письма опубликуют? Кстати, ты в них тоже упомянут, Дан. (С лица Дана сошла улыбка.) Дан, я не целомудренный юноша, но эта передача — золотое дно, и мы не можем позволить Этель встать нам поперек дороги. Это слишком большой риск!

Дан налил себе вторую чашку кофе. Джерри был прав. Стоит только появиться скандальной статье, и пайщики передачи откажутся финансировать ее.

Дан расстался с Джерри, пообещав вмешаться и положить конец отношениям Этель Эванс — Кристи Лэйн. Несколько дней он размышлял над сложившейся ситуацией. Он знал, что ему нужно убрать Этель из этой затянувшейся передачи.

Дан позвонил в службу рекламы. Ему ответили, что он может найти Этель Эванс в салоне красоты. Салон красоты! Ей бы нужен был хирург-косметолог! Дан записал номер телефона и позвонил.

— Привет! — весело сказала она.

— У тебя случайно сегодня не праздник? Почему ты без разрешения ушла на полдня? Она рассмеялась.

— Я привожу себя в порядок, мне нужно быть красивой. Сегодня вечером большое торжество.

— Сегодня вечером?

Дан вдруг вспомнил, что вечером состоится вручение Золотого приза телевидения. Ай-Би-Си заказало столики. Это было одно из самых больших событий на телевидении.

— Вы идете туда? — спросил он. (Глупый вопрос, конечно же, она туда шла).

— А вы? — в свою очередь спросила она.

— Придется. Крис и Робин Стоун, наверное, завоюют призы, а Грегори Остин будет в президиуме.

— Тогда увидимся. И даже, возможно, будем сидеть за одним столиком. Дан, а зачем вы звоните?

— Я скажу вам об этом завтра.

— Завтра передача, и я буду занята. А после шоу Каррузер устраивает небольшой вечер.

— Вам лучше туда не ходить, — сказал Дан. Он знал, что сказал это не совсем кстати, но Этель у Каррузера — это уж слишком!

— Повторите-ка еще раз!

— Сегодняшний вечер будет вашей последней встречей с Кристи на людях или наедине. Некоторое время она молчала, потом спросила:

— Вы ревнуете?

— Это официальный приказ.

— Чей?

— Мой. «Кристи Лэйн Шоу» принадлежит Ай-Би-Си, и мой долг его защищать. Скажем так: ваша личность не подходит для семейной передачи. Поэтому я требую, чтобы с сегодняшнего вечера вы оставили Криса.

— А если я этого не сделаю?

— Тогда вас вышвырнут из Ай-Би-Си. Этель молчала.

— Вы меня слышите, Этель? Она ответила твердым голосом.

— Ладно, красавчик. Конечно, вы меня можете выгнать, но если мне наплевать? Ай-Би-Си не единственная телекомпания в мире.

— А если я разглашу причину, из-за которой вас выгоняют? Этель попыталась похорохориться.

— Прекрасно. Если я не буду работать, у меня будет больше времени уделять Кристи. Дан расхохотался.

— Насколько я знаю, щедрость не основная добродетель Лэйна. Впрочем, возможно, вы знаете его с другой стороны. Может, он поселит вас у себя и назначит оклад.

— Дерьмо! — прошипела сквозь зубы Этель.

— Послушайте, если вы оставите Кристи, то сохраните работу, и я позабочусь о том, чтобы вас заняли в другой передаче.

— Я хочу сделать вам предложение, — сказала она. — Если вы дадите мне работу в передаче Робина Стоуна, Кристи Лэйн не поймает меня даже по телефону.

Дан был озадачен.

— Я очень боюсь, что вам еще рано отдавать приказы. Я попытаюсь навязать вас Робину, но не забудьте, что это ваш последний вечер с Кристи. Если завтра вы будете торчать на передаче, вам придется уволиться.

В этот вечер Этель оделась очень тщательно. Теперь она носила длинные волосы, покрасив их в каштановый цвет. Красивое зеленое платье с довольно низким декольте выгодно подчеркивало ее грудь, а широкая юбка скрывала довольно массивные бедра. Этель посмотрелась в зеркало и осталась довольна. Конечно, она не Аманда, но если не улыбаться, чтобы скрыть проклятую щель между передними зубами, то она очень даже ничего…


Большой танцевальный зал в «Уолдорфе» был переполнен. Президиум выглядел внушительно: целое созвездие директоров всех телекомпаний, несколько кинозвезд с Бродвея, мэр города и прокатчик фильмов. Этель узнала Грегори Остина и его очаровательную супругу, которые сидели в центре президиума. Этель прошла вслед за Кристи к столику Ай-Би-Си как раз напротив эстрады. Дан Миллер уже сидел за ним в компании брюнетки лет тридцати. Дан отличался тем, что умел откапывать себе соответствующих девушек на один вечер. Словно он звонил агенту и говорил: «Пришлите мне кого-нибудь типа светской дамы в черном платье с жемчугом, но только не слишком броскую».

Возле Этель оставались еще два свободных места. Может, они предназначались для Робина Стоуна? Скорее всего, так как остальные были уже заняты. Значит, он сядет рядом с ней? Этель не ожидала такой удачи.

Робин пришел с опозданием в сопровождении изысканной девушки по имени Ингер Гюстар, начинающей немецкой актрисы. Этель взяла сигарету. Кристи не пошевелился, но, к ее огромному удивлению, Робин поднес свою зажигалку.

— Я восхищена вашим вкусом, мистер Стоун, — сказала вполголоса Этель. — На прошлой неделе я видела фильм с ее участием. Конечно, играть она не умеет, но это не имеет значения.

Так как Робин не отвечал, Этель все продолжала настаивать.

— У вас с ней серьезно или еще одна интрижка? Он улыбнулся.

— Ешьте свой грейпфрут.

— Я не люблю грейпфруты.

— Вам это полезно, — сказал он, не глядя на нее.

— Не все, что полезно, нравится.

Заиграл оркестр. Неожиданно Робин встал.

— Ну что ж, Этель, попробуем!

Она покраснела от счастья. Неужели он ее заметил?

Несколько минут они танцевали молча. Этель прижалась к Робину. Он отстранился и посмотрел ей в глаза. Его лицо ничего не выражало, а губы еле шевелились. Но слова звучали ясно и холодно.

— Послушайте, глупое создание, вы что же, не понимаете, что у вас впервые в жизни появился шанс выйти из этого положения с кольцом на пальце? Я верю в ваши мозги. Воспользуйтесь ими и выиграйте партию.

— А если обручальное кольцо — это не то, что меня интересует?

— То есть?

— То есть Кристи Лэйн как мужчина не волнует меня. Робин запрокинул голову и рассмеялся.

— Вы предпочитаете выбирать. Ну что ж, ваша смелость мне нравится.

— А в вас мне нравится все, — тихо и проникновенно произнесла она.

— Сожалею, но в эту игру я не играю.

— Почему?

Он отстранился и взглянул на нее.

— Потому что я тоже люблю выбирать сам. Этель пристально смотрела на него.

— За что вы меня ненавидите?

— Я вас не ненавижу. Скажем так: до сих пор единственное, что я в вас заметил, — это живой ум и стальные нервы. Но теперь я начинаю сомневаться. У вас есть Кристи, не бросайтесь им. Конечно, он не Синатра, но его передача имеет успех и продержится еще долго.

— Робин, скажите мне одну вещь. Зачем вы меня пригласили танцевать?

— Потому что вечер будет долгим, и у меня нет желания отражать ваши скрытые атаки на всем его протяжении. Я решил, что лучше сразу выяснить отношения. Мой ответ: «нет».

Этель посмотрела на молодую немку, танцевавшую неподалеку от них.

— «Нет» на сегодняшний вечер? — спросила она с улыбкой.

— «Нет» на все вечера.

— Почему?

— Я должен ответить на этот вопрос откровенно?

— Да, — она улыбалась, стараясь не показывать свои зубы.

— Я совершенно не способен возбудиться с вами, крошка. Это так просто. На лице Этель появилась натянутая улыбка.

— Не знала, что у вас с этим проблемы. Вот, оказывается, где ваше слабое место. Робин улыбнулся.

— С вами — да.

— Наверное, потому Аманда и бросила вас ради Айка Райана. Великий Робин Стоун, само обаяние и красноречие, ни к чему не способен в постели! Она обманывала вас даже с Крисом.

Он перестал танцевать и взял ее за руку.

— Нам лучше вернуться за столик.

Этель криво улыбнулась и не двинулась с места.

— Я, кажется, попала в ваше больное место, мистер Стоун?

— Нет, крошка, меня вы не задели. Я просто считаю, что вы выбрали неподходящий момент, чтобы сплетничать об Аманде.

Он еще раз попытался уйти, но она снова заставила его танцевать.

— Робин, дайте мне шанс! Испытайте меня хоть один раз! Без обязательств! Я примчусь, как только вы щелкнете пальцами. И потом, я надежный человек. Вы будете удовлетворены и никогда не потеряете голову из-за такой девушки, как Аманда.

Он посмотрел на нее со странной улыбкой.

— Держу пари, что у вас лошадиное здоровье.

— Да, я никогда в жизни не болела. Робин покачал головой.

— Оно и видно.

Этель спокойно взглянула ему в глаза.

— Ну так как? Робин вздохнул.

— Этель, возвращайтесь в свой тандем с Крисом.

— Я не могу, — она тряхнула головой, — это не зависит от меня. Я получила приказ порвать с Крисом.

Робин, казалось, искренне заинтересовался.

— От кого?

— От Дантона Миллера. Сегодня после обеда он заявил, что я должна отказаться от Криса, иначе меня вышвырнут с работы. Похоже, вокруг нас слишком много шумихи, а я не подхожу для кумира всех семей, каким его представляют.

— И что вы намерены делать?

— А что я могу сделать? — спросила она, глядя на Робина глазами побитой собаки.

— Этель, вы меня не разжалобите, играя в Ширли Тэмпл. Если вы шлюха, то и ведите себя как шлюха. Не разыгрывайте из себя бедную девочку, выклянчивающую симпатию. — Он иронически взглянул на нее. — Вы играете в мужские игры, как настоящий мужчина. Я поддержу вас против Дантона Миллера в любой момент. Она с любопытством посмотрела на него.

— Вы считаете, что я должна сражаться с Даном? У меня же нет ни малейшего шанса, если только вы не дадите мне какую-нибудь работу в вашей передаче. Я буду печатать на машинке, я буду делать все, что захотите.

— Нет.

— Но почему? — спросила она умоляющим тоном.

— Потому что я не подаю милостыню ни из жалости, ни из симпатии.

— А по-дружески?

— Мы не друзья.

— Я стану вам другом. Я сделаю ради вас все что угодно. Скажите только, что?

— Так вот, в данный момент я больше всего на свете желаю покончить с этим танцем.

Этель отстранилась и с ненавистью посмотрела на него.

— Робин Стоун, надеюсь, что вы сгниете в аду! Он от души расхохотался и, взяв ее под руку, увел с танцевальной площадки.

— Браво, малышка! Такой вы мне больше всего нравитесь.

Они вернулись к столику, и он с любезной улыбкой поблагодарил ее за танец.

Вечер был длинным и скучным. Робин получил приз за лучшую информационную программу. Когда речи закончились и началось представление, Робин взял за руку молодую немку и улизнул.

Этель уставилась на два пустых стула. Кто он такой, в конце концов, чтобы позволить себе вот так уйти?! Даже Дантон Миллер остался смотреть этот скучный спектакль. И Крис не отважился уйти, хотя был поважнее Робина Стоуна. А если подумать, так и поважнее Дана Миллера. И как она позволила Дану угрожать ей? Пока Крис будет с ней, она будет сильнее и Дана и Робина. Вдруг Этель поняла, что Крис — ее единственный козырь. Ей тридцать один год, и не может же она вечно путаться с заезжими знаменитостями. Через несколько лет она никому не будет нужна.

Сидя в темноте зрительного зала и не обращая внимания на вежливый смех публики, Этель обдумывала новую идею.

Зачем бросать Криса? Спать с ним — это одно, но стать миссис Кристи Лэйн — совсем другое! От дерзости задуманного ей стало немного не по себе. Борьба будет долгой и трудной. Ей придется постепенно подвести Криса к этой мысли. А затем она всех их пошлет подальше: Дана, Робина, всех!

Было три часа ночи, когда они возвращались в «Асторию», и Крис предложил отвезти ее домой.

— Я должен быть завтра в одиннадцать на репетиции, куколка.

— Разреши мне переночевать у тебя. Нам не обязательно спать вместе. Я хочу остаться с тобой, Крис.

Его открытое лицо расползлось в улыбке.

— Ну конечно, киска. Я думал, что тебе будет удобнее у себя, чтобы переодеться и все такое, потому что завтра утром тебе тоже нужно быть на репетиции.

— В том-то и дело, что меня там не будет. Он резко повернулся к ней.

— Что ты болтаешь?

— Я скажу об этом попозже.

Она молча разделась и скользнула к нему в постель. Он читал газету, лежа на кровати в трусах, из которых выпирал огромный живот. В зубах у него торчала сигарета. Жестом он показал ей на соседнюю кровать.

— Ложись туда, цыпочка. Сегодня никакого концерта не будет.

— Я только хочу прижаться к тебе, Крис. Она обвила руками его дряблое тело. Крис внимательно посмотрел на нее.

— В чем дело? Ты так странно себя ведешь.

Этель расплакалась, сама удивляясь тому, как легко ей дались эти слезы, которые было не остановить.

— Боже! Цыпочка, что происходит? Я сделал что-нибудь не так?

— О нет, Крис! Просто это последняя ночь для нас с тобой!

Этель уже рыдала по-настоящему, вспоминая все случаи, когда ее отталкивали, всех мужчин, с которыми она спала всего одну ночь, думая о любви, которой у нее никогда не было.

— Боже! Что ты говоришь?

Крис обхватил Этель руками и неловко попытался погладить ей щеку. Господи, ей был противен даже запах его дешевого одеколона, смешанного с потом. Но она подумала о Робине на танцевальной площадке, о молодой немке, которую, возможно, в эти минуты он сжимал в объятиях, и разрыдалась еще сильнее.

— Куколка, скажи что-нибудь. Я не могу выносить этого. Что это за чепуха насчет последней ночи?

Этель подняла к Крису лицо, залитое слезами.

— Крис, я что-нибудь значу для тебя? Глядя задумчиво в потолок, он погладил ее по волосам.

— Не знаю, голубка. Я никогда об этом не думал. Ты хорошая подружка. Мы прекрасно проводим с тобой время…

Она снова разрыдалась. Этот боров тоже от нее отказывался!

— Пойми, крошка, я ни за что на свете не хотел бы влюбиться снова. Одного раза с меня достаточно. Но у меня нет другой девушки, кроме тебя. Ты останешься со мной столько, сколько захочешь. Как Кенни и Эдди. Так что ты там несла такое насчет нашей последней ночи?

Этель отвернулась и стала смотреть прямо перед собой.

— Крис… до нашей встречи я спала с Дантоном Миллером. Он даже подскочил.

— Черт! И он тоже! Ты что, не пропустила ни одного?

— Крис, Дан действительно был неравнодушен ко мне. Он ревновал меня абсолютно ко всем и даже устроил в твою передачу, чтобы следить за каждым моим шагом. Он был вне себя, когда Джерри устроил нашу встречу. Он думал, что это на одну ночь и не верил, что я действительно могу влюбиться в тебя. А теперь он ревнует.

— Пошел он к черту!

— Нет, к черту посылают меня. Именно это он задумал.

— Ты смеешься?

— Нет. Сегодня он позвонил мне и велел, чтобы я с тобой больше не встречалась. Он хочет, чтобы я была только с ним. Я послала его подальше, но он сказал порвать с тобой сегодня вечером, иначе он меня вышвырнет из Ай-Би-Си. А если я тебя брошу, то смогу остаться на прежней работе. Но, Крис, я не могу жить без тебя!

— Завтра я поговорю с Даном.

— Он скажет, что это неправда, и ты наживешь себе врага. Он говорит, что сделал тебя и в любую минуту может с тобой покончить.

Крис сжал зубы. Этель поняла, что пошла неправильным путем. Крис еще не был достаточно уверен в себе. Черт побери, он боялся Дантона Миллера!

— Он ничего не может против тебя, Крис. Ты — самый сильный. Но он может избавиться от меня.

— Ладно, значит, тебе придется уйти с передачи.

— А потом?

— Ты можешь найти работу на Си-Би-Эс, Эн-Би-Си или в любой другой компании.

— Нет, Дан не даст мне работать нигде. Мне приходит крышка.

— Тогда я найду тебе работу. И сейчас же!

— Крис, полчетвертого утра!

— Плевать. — Он схватил телефон и набрал номер. — Эрби? Говорит Кристи Лэйн. Я знаю, что поздно, но послушай, старик, я — человек настроения. Кажется, ты недавно говорил, что готов на все, лишь бы твое агентство занималось моей рекламой. Так вот, дело решено. Начинаем завтра.

В трубке послышался захлебывающийся голос Эрби, который был вне себя от радости. Завтра в одиннадцать он будет в приемной.

— Подожди, Эрби. В контракте есть несколько оговорок. Я буду платить тебе триста долларов в неделю, но при одном условии: ты берешь к себе Этель Эванс. Конечно, она работает на Ай-Би-Си. Но я хочу, чтобы она ушла оттуда и полностью занялась моей рекламой. Только платить ей будешь ты. Сколько?.. Сто в неделю.

Этель отрицательно затрясла головой.

— Нет, Эрби, сто двадцать пять. Она снова покачала головой.

— Подожди минутку, Эрби. — Он повернулся к Этель. — Что тебе нужно? Нобелевская премия?

— У меня основная зарплата на Ай-Би-Си — сто пятьдесят долларов плюс двадцать пять премиальных за твою передачу. Итого, сто семьдесят пять.

— Эрби, сто семьдесят пять, и дело в шляпе. У тебя остается сто двадцать пять, но подумай о престиже, малыш! Что? Да, я ставлю себя на твое место. Ладно, сто пятьдесят.

Этель толкнула его в бок, но он на это не обратил внимания.

— Хорошо, она будет в твоем кабинете завтра в десять утра.

— Это означает, что, несмотря на твой блат, я теперь буду получать меньше, — сказала Этель.

— Парень прав. Ты не можешь получать больше него. Но успокойся. На Ай-Би-Си ты должна была работать над несколькими передачами, а с Эрби — только на меня. Со ста пятьюдесятью долларами можно жить.

Этель была вне себя от ярости. Она знала Эрби. Он, конечно, не даст ей спокойной жизни, и расписание будет убийственным. Ее работа на Ай-Би-Си считалась престижной, а Эрби руководил лавочкой неудачников. Все было устроено, но теперь у Этель не было другого выхода, как идти до конца.

— Крис, я только что подписала свой смертный приговор. Ты знаешь это?

— Почему? Я нашел тебе новую работу.

— На Ай-Би-Си у меня были дополнительные преимущества: страховка на случай болезни, красивый кабинет с кондиционером.

— Зато у тебя остался я. Разве ты не этого хотела?

Она прижалась к нему.

— Я ухожу из Ай-Би-Си из-за тебя. Я могла бы остаться, делать другие передачи, но я от всего отказываюсь, чтобы работать у Эрби Шайна. А что ты сделал для меня?

— Как что? Нашел тебе работу.

— Крис, я хочу быть твоей подружкой.

— Господи! Это и так ни для кого не секрет.

— Я имею в виду… официально… не могли бы мы хотя бы объявить о нашей помолвке? Крис отложил газету.

— Об этом не может быть и речи! Я никогда на тебе не женюсь, Этель. Моя жена должна быть приличной девушкой. Я хочу иметь детей. А ты, как пропускной пункт на границе: через тебя прошли все.

— А ты не думаешь, что девушка все же может измениться?

— Поживем — увидим. — Он снова взял газету.

— Крис, дай мне шанс! Умоляю тебя!

— Разве я гоню тебя из своей постели? Я везде вожу тебя с собой. Разве не так? Она обвила его шею руками.

— О, Крис, я не просто тебя люблю. Я тебя обожаю! Ты — мой бог, господин, мой король. Ты — моя жизнь!

Она села у кровати и принялась целовать пальцы его ног. Это вызвало у нее тошноту, но она старалась представить, что целует одного из знаменитых актеров, которых так обожала.

Он довольно засмеялся.

— Вот это да! Мне никогда так не делали.

— Ляг, я хочу любить каждый миллиметр твоего тела. Я хочу показать тебе, как боготворю тебя и обожаю.

Лаская его, она стонала, словно это доставляло ей огромное удовольствие. Чуть позже, вспотевший и довольный, Крис сказал:

— Куколка моя, это несправедливо. Ты доводишь меня до экстаза и ничего не получаешь взамен.

— Ты с ума сошел! Я кончила дважды, когда ласкала тебя.

— Ты шутишь?

— Крис, неужели ты не понимаешь? Я тебя люблю. Ты меня возбуждаешь. И я кончаю, как только прикасаюсь к тебе.

Он обнял ее за плечи и погладил по голове.

— Ты меня ошарашила. Ты точно чокнутая, но мне это нравится. Спи, моя лапочка.

Этель перешла на другую кровать и, повернувшись к нему спиной, сквозь зубы сказала:

— Я люблю тебя, Крис.

Он направился в ванную и, проходя мимо, похлопал ее по заду. Боров! И она должна пресмыкаться перед ним! Ну, ничего. Она отыграется. Она выйдет за него замуж! Пусть на это потребуется время, но затем она всех пошлет к чертям. И его первого!


Замысел Этель, кажется, понемногу начинал осуществляться. Конечно, она еще не владела ситуацией, но некоторые газеты уже намекали на их помолвку, хотя Крис по-прежнему отказывался думать о браке.

Она хотела забеременеть, но он не желал попадаться на эту удочку и всегда ждал, когда она поставит диафрагму. Но чаще всего он ложился на спину и наслаждался ее опытными ласками. Он действительно считал, что Этель кончала, едва прикоснувшись к нему.

Этот ужин в «Уолдорфе» ничем не отличался от всех остальных вечеров в Уолдорфе. Дан Миллер появился с совершенно такой же девицей, как и на предыдущем вечере, только у этой волосы были платинового оттенка. За их столиком были два свободных места, но Робин Стоун не пришел. Единственным стоящим событием в этот вечер стало для Этель ее знакомство с миссис Остин. Это произошло в вестибюле, где они ожидали пальто. Этель была само почтение, а миссис Остин сама любезность, когда поздравляла Криса с успехом передачи.

В эту ночь, раздеваясь, Крис всё еще был под впечатлением.

— Слышала, как Грегори Остин сказал, что я самый великий? А ведь его никто не заставлял. Он специально подошел поговорить со мной, хотя обычно держится на расстоянии от всех знаменитостей. Это все знают.

Крис, совершенно голый, плюхнулся на кровать.

— Ну, дорогуша, ублажай своего повелителя. В конце концов, для тебя большая честь — доставить удовольствие королю.

Не отвечая, она медленно раздевалась. Крис рассеянно смотрел в потолок.

— Знаешь? Король — это недостаточно. Слишком много королей: король Англии, Греции, Швеции… в общем, хватает. А Кристи Лэйн — один. Нужно найти какой-нибудь более подходящий титул. Слышала, как миссис Остин сказала, что обожает мои передачи? Потому что я — самый лучший.

— Она бы подумала, что ты самый жадный, если бы знала, как я работаю на Эрби.

— Она была бы еще больше шокирована, если бы ты была содержанкой, — пробурчал он. — В том, что человек работает, нет ничего унизительного.

— Ха! Все знают, что ты спишь со мной, и считают, что ты слишком жадный, чтобы содержать кого бы то ни было.

— Никто не говорит, что я скряга.

— Я тому живое доказательство! Вот уже пять месяцев, как я твоя подружка. Когда люди смеются над моей одеждой, то они смеются не надо мной, а над тобой. — Увидев, что Кристи побагровел, Этель решила, что хватила через край, и сказала более мягко: — Пойми, мне все равно, даешь ты мне что-нибудь или нет, но Эрби Шайн постоянно отпускает шпильки по твоему адресу. Говорит, что ты скупердяй, иначе не заставил бы меня работать в такой конторе, как его. Это жалкая контора, Крис. Не ему следовало бы заниматься тобой. Тебе нужно нанять Калли и Хэя!

— За тысячу долларов в неделю?!

— Ты можешь себе это позволить!

— Это значит — бросать деньги на ветер. Эрби, по крайней мере, добивается того, что обо мне пишут в газетной хронике.

— И ты платишь ему за это целых триста долларов!

— Точнее, сто пятьдесят. Остальные идут на твою зарплату.

— Крис, возьми меня на работу и пробрось Эрби. Он криво улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, что я должен платить тебе триста долларов в неделю? Это мне не подходит. Сейчас вы занимаетесь моей рекламой вдвоем с Эрби…

— Эрби и пальцем не пошевелил из-за тебя. Послушай, Крис, плати мне двести долларов, и я буду делать всю работу. Я знаю всех хроникеров, могу заказывать те статьи, которые тебе нужны. И я смогу быть с тобой, когда ты захочешь. На прошлой неделе мне пришлось уйти от тебя в два часа ночи, потому что Эрби посылал меня на следующее утро к одному из твоих клиентов. А так я могла бы оставаться с тобой, сколько угодно, и Эрби не отнимал бы у тебя деньги и не смеялся бы над тобой за твоей спиной.

Крис нахмурился.

— Негодяй. — Он помолчал, потом вдруг улыбнулся. — Ладно, куколка, ты добилась своего. Я заплатил Эрби до конца недели. В пятницу получи по чеку и пошли его ко всем чертям. Скажи, что так решил Крис.

Этель бросилась к нему и осыпала его лицо страстными поцелуями.

— О, Крис, я тебя люблю!

— Тогда — вперед, киска! Доставь удовольствие фантастическому Кристи Лэйну.

Удовлетворенный Крис устроился со своей газетой, а Этель принялась просматривать утреннюю прессу. Листая «Дейли ньюс», она задержалась на третьей странице, на которой была помещена большая фотография Аманды, которую на носилках увозили в больницу. Айк держал ее за руку. Даже на носилках Аманда выглядела красивой. Этель внимательно прочла статью. Аманда упала в обморок на одном из приемов. Врачи поставили ей диагноз: язвенное кровотечение. Ее состояние считалось «удовлетворительным».

Этель спрятала газету подальше от Кристи и подумала о том, что должен был испытать Робин, когда Аманда вышла замуж за Айка. Затем она вспомнила о двух пустых стульях за их столом на сегодняшнем вечере. Дерзостью Робина можно было восхищаться. Как у него хватило нахальства взять и не прийти?


Глава 15 | Машина Любви | Глава 17