home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

БОЕЦ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА

ВЛАДИМИР СЛАВИН

Наконец Володя получил первое боевое крещение. Группе бойцов, в которую входил и он, поручалось произвести взрыв на проселочной дороге, недалеко от деревни Щемыслица. Партизаны хотели отвлечь внимание ближнего немецкого гарнизона, а тем временем в другом месте провести более ответственную операцию.

Проводником группы был дед Валента, местный житель. Старик хорошо знал все окрестности. Небольшого роста, с лицом, заросшим рыжей щетиной, этот человек отличался большой подвижностью. Со старым ружьишком в руках он был вездесущ, успевал и вперед группы пройти, и по сторонам разведать обстановку. Владимир, глядя на деда Валенту, вспомнил слова командира о том, что некоторые бойцы отряда и сейчас предпочитают дробовик любому другому оружию. Улучив момент, Владимир спросил:

— Дедушка! Почему вы с таким ружьем воюете? Неужели винтовка хуже?

— Э нет! Со своей «женушкой», — дед нежно погладил цевье ружья, — до самой могилы не расстанусь. Да и палить из нее сподручней. Вижу я, малец, плохо и прицелиться как следует не могу. А так направил ствол в сторону врага — и бабах! Картечь — не пуля: обязательно поразит.

Молчавший всю дорогу командир группы нарочито серьезно сказал:

— Мы тебя, дед, попридержим во время операции на опушке, как артиллерию главного калибра. Если обнаружат нас немцы и станут наседать, вот ты и дашь по ним пару залпов. Авось подумают, что мы с собой пушку притащили.

Все рассмеялись. Старик поправил на плече ружье и побежал вперед. Володя шел без оружия, за плечами нес увесистый рюкзак. Парень думал: «Наверное, мины». Володя радовался, что именно ему доверили такой ответственный груз, и бодро шагал по лесу.

Командир спросил:

— Не устал, парень? Может, другому дадим поднести?

— Нет! Что вы! Я сам.

— Ничего! — вмешался в разговор невысокий плотный крепыш, который тоже в своем вещмешке нес что-то тяжелое. — Парень молодой, сильный, дотащит. Зато обратно пойдет налегке.

«Значит, точно — мины!» — обрадовался Славин и быстрее пошел по дороге.

В густом кустарнике, недалеко от дороги, из плащ-палаток и веток сделали шалаш. Туда вошли командир и тот здоровый парень, который нес вещмешок. Через минуту из шалаша послышался голос:

— Славин! Давай сюда свой груз!

Володя вошел, держа в руках рюкзак. Огарок свечи освещал шалаш. Командир развязал тесемки, осторожно вытряхнул прямо на траву... обыкновенный снаряд, только без головки.

«Вот так мины!» — удивился Славин. А в это время партизаны при свете огарка достали из другого небольшого мешка, который был у крепыша, головку и подготовили снаряд к взрыву.

Вскоре партизаны направились к дороге. Быстро и ловко работая лопатами, двое парней копали яму. Им помогал Славин. Другие насыпали на плащ-палатку землю, вынутую из углубления, третьи — относили ее в лес. В яму был поставлен снаряд. В него командир аккуратно ввернул головку — взрыватель, сверху положил доску. «Это для того чтобы увеличить площадь возможного наезда колеса», — догадался Володя. Затем началась тщательная маскировка «сюрприза». Владимир смотрел и глазам своим не верил: там, где только что зияла на дороге яма, ничего заметного не осталось. «Ловко работают! Попробуй найди такую мину!» — с восхищением подумал он.

Они отошли к лесу и стали ждать. Ночь прошла спокойно, и партизаны по очереди успели вздремнуть. Крепыш оказался рядом со Славиным, спросил:

— Как тебя звать?

— Владимиром.

— А меня Антоном. Фамилия — Крайнюк. Значит, партизанить только-только начинаешь?

— Да, — ответил Владимир.

Он ждал взрыва и очень волновался. Собеседник замолчал и через кустарник посматривал в сторону дороги.

— А если будет идти не одна машина, а целая колонна? — спросил Владимир.

— Ну и что? Посмотрим, как сработает наш фугас, и дай бог ноги! Тиканем подальше в лес.

Антон помолчал, потом снова заговорил:

— Здесь, конечно, место для нас не совсем выгодное. Лучше, когда лес по обеим сторонам дороги. Тогда немцы и огонь ведут в две стороны. А здесь, видишь, с той стороны дороги поле. И если придет колонна, то только в нашу сторону начнется пальба.

— А если крестьянская телега будет проезжать? Она ведь тоже может взлететь в воздух?

— Вот для этого мы здесь и сидим. Если поедет, то придется выскакивать из нашего укрытия и пускать ее в объезд. Как-то раз, помню, заложили мину у небольшого моста через речушку. Сидим, ждем. Тут, глядь, телега несется. В ней мужик сидит, кнутом коня подстегивает. Значит, торопится куда-то. Я бросился наперерез. «Стой!» — кричу, а он и меня кнутом своим чуть-чуть не огрел. Попер дальше, вот-вот на мосту окажется. На возу — смотрю — баба лежит на соломе. Ну, думаю, конец мужику и бабе, и лошади, и телеге. Жалко! Тут выскочил на мост наш командир. Поднял автомат, кричит: «Стой! Стрелять буду!» Только тогда мужик и осадил коня, а до моста метров пять оставалось. Оказалось — жену больную вез в больницу. Что тут делать? Прямо хоть плачь! Послать назад в объезд — бабу растрясет. Она и так, бедная, от боли корчится, наверное, аппендицит был. В общем, выпрягли лошадь, провела ее через брод, а телегу на руках, минуя мину, перетащили. Понесся мужик дальше.

Антон замолчал и прислушался. Со стороны деревни послышался шум мотора. Командир еще раз проверил, как расположились бойцы. Антон и еще один партизан, вооруженные автоматами, разместились на правом фланге, на бугорочке, замаскировавшись в кустарнике. Приготовился к бою и партизан с ручным пулеметом, Славин, командир группы с автоматом и дед Валента со своим дробовиком оказались в центре. Владимир на всякий случай подтянул поближе к себе лопату. Командир заметил это.

— Из пистолета стрелял когда-нибудь?

— Приходилось, — соврал парень.

Командир достал из-за ремня наган.

— На, только смотри, в горячке по своим не пальни.

Получив оружие, Володя быстро перебежал к тому месту, где находился Антон, лег и начал рассматривать оружие.

— Что? Не видел такую пушку?

— Нет, просто из такого ни разу не стрелял.

— А это самое простое дело. Вот видишь — курок. Оттянешь его, а потом нажмешь на эту штучку, и он грохнет.

Володя благодарно улыбнулся Антону и в мыслях несколько раз подряд проделал это. А шум мотора все усиливался. Было ясно, что идет автомашина, но одна или несколько, никто сказать не мог. Все напряженно ждали. Через несколько минут из-за дальнего поворота показался тяжелый грузовик. Он двигался медленно, натужно гудел мотор на небольшом подъеме. Когда подъехал поближе, партизаны увидели, что в кузове сидят три немца, в кабине еще двое. Ехавшие в кузове неотрывно смотрели в сторону леса.

— Ишь! На лес глаза пялят. Знают, сволочи, откуда гостинца надо ждать, — тихо проговорил Антон и повернулся к Славину: — Пока не грохнет, не шевелись, а то они для профилактики могут по кустам из автоматов полоснуть. Сейчас только бы на доску колесо попало — и порядок.

Грузовик, казалось, уже проехал место, где был зарыт снаряд. Все насторожились. И вот раздался взрыв. Машину подбросило, перевернуло. Сидевшие в кузове выкатились прямо на сторону партизан. Те не мешкая открыли огонь короткими очередями из автоматов, затем застрочил пулемет. Несколько раз выстрелил и Славин. Двое партизан-автоматчиков быстро подошли к фашистам с левого края. Вскоре на обочине дороги валялась автомашина, из кузова который вылетели четыре громоздких ящика, а недалеко от нее лежали трупы фашистов.

Партизаны бросились к автомашине. Командир приказал Антону и Славину собрать оружие и документы убитых, а остальным вскрыть ящики. Сам он осматривал грузовик.

Впервые Владимиру довелось дотронуться до убитого человека. Он взял из его рук оружие, а вот проверить карманы, отстегнуть подсумок с запасными магазинами к автомату не мог. Антон, видно, понял состояние парня, сам отстегнул. Передавая подсумок и документы, ободряюще сказал:

— Ничего, привыкнешь.

В ящиках были противогазы. Командир приказал положить их в кузов автомашины и поджечь.

— А теперь уходим! — коротко распорядился командир и первым побежал к лесу. Все бросились за ним.

Владимир держался за Крайнюком. Тот понимал, что для молодого бойца в отряде все ново, что на первых порах ему нужно помочь как можно быстрее освоиться с новой жизнью, с ее нелегкой повседневностью.

— Теперь надо спешить, — пояснил Антон, обращаясь к Славину, когда партизаны углубились в лес и остановились, чтобы немного передохнуть. — Фрицы вот-вот подбросят подкрепление, начнется проческа местности. Нам тогда несдобровать...

Славин нес два автомата, мысленно выбирая, какой из них достанется ему. Но когда группа пришла в лагерь, он понял, что мечтать об автомате пока рано. По приказу командира все захваченные автоматы были вручены другим, более опытным бойцам, которые готовились к длительному рейду. Славину вручили немецкую винтовку и шестнадцать патронов к ней. «Конечно, это не автомат, — хмуро разглядывал он свое „персональное“ оружие, — но все-таки бьет неплохо. Буду пока воевать с этой бандурой. Не может быть, чтобы я не добыл еще хоть один автомат». Согревала мысль, что теперь он стал настоящим партизаном, и, насвистывая любимый мотив, Владимир начал чистить трофейную винтовку...


18 КОМАНДИР ВЗВОДА РАЗВЕДКИ ЛЕЙТЕНАНТ КУПРЕЙЧИК | Вам — задание | 20 ЛЕЙТЕНАНТ АЛЕКСЕЙ КУПРЕЙЧИК