home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



42

ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ ОТДЕЛА

БОРЬБЫ С БАНДИТИЗМОМ АНТОН КРАЙНЮК

На углу двух немощеных улиц остановился старый потрепанный «оппель». Из машины вышел молодой человек, одетый в брезентовый плащ, поднял голову, желая убедиться, скоро ли кончится дождь, и, повернув за угол, быстро пошел по деревянному тротуару. Но через метров пятьдесят тротуар кончился, и молодой человек двигался дальше, старательно обходя лужи и грязь. Это был оперуполномоченный отдела борьбы с бандитизмом Антон Крайнюк. Он выполнял первое поручение нового начальника отдела капитана Мочалова. Антону нравился Коротков, но когда узнал он, что новым начальником назначен Мочалов, то очень обрадовался. Свой человек, односельчанин.

Антон видел, как тяжело было слушать Петру Петровичу рассказ о дорогих ему людях, которых уже нет в живых. Со слов Володи Славина Мочалов уже знал, как дружили и помогали друг другу мать Антона и Татьяна Андреевна. Теперь их обоих — Крайнюка и Мочалова — объединяла потеря родных. Антону было тоже нелегко переносить случившееся. На первых порах Глазков и Тамков даже боялись за него. Парень рвался в бой, не считаясь ни с какой опасностью, и когда ему там, в отряде, предложили направиться вместе со Славиным, то Антон отказался. В то время он мечтал как можно быстрее попасть на фронт и продолжать мстить врагу за смерть матери. С большим трудом удалось Короткову и Глазкову уговорить Антона, что его опыт лесного бойца очень нужен на новом месте. Тогда Коротков и Глазков решали не назначать Антона старшим группы. Руководителем группы был назначен Славин. Боялись, что Крайнюк при виде гитлеровцев может вступить в бой.

Получилось так, что группа Славина прибыла к месту назначения вместе с передовыми частями Красной Армии, и если бы не Коротков, появившийся в городе сразу же, то кто знает, может, Крайнюк не удержался бы от вновь нахлынувшего желания уйти на фронт...

Наконец Антон подошел к нужному дому и оглянулся. Улица была пустынной, да и кому охота в такую погоду из дома выходить. Крайнюк открыл скрипучую калитку, прошел по заложенному булыжниками длинному и узкому двору и толкнул входную дверь. Его, очевидно, заметили через окно, потому что в коридоре его встретил пожилой мужчина.

— Здравствуйте, — сказал Крайнюк, — вы Моравский?

— А вы кто будете? — не отвечая на вопрос, спросил хозяин.

«Ишь ты какой осторожный, — подумал Антон, — наверняка это он и есть. Рост, возраст совпадают, да и бородавка, о которой говорил Мочалов, на носу».

— Я по делу. Так это вы будете?

— Я. А что вы хотите?

— Ну вот и хорошо, Казимир Казимирович, я — от Короткова. К дому не стал подъезжать. Машина за углом. Набросьте на себя что-нибудь, на дворе дождь, и подходите туда, я вас буду ждать.

Крайнюк повернулся, вышел на улицу и пошел обратно. «Боязливый мужик, в глазах только страх, и как он только в старосты попал? Хотя чего тут удивляться, таких только и назначали».

Антон сел на заднее сиденье и стал ждать. Шофер не закрывал капот и продолжал делать вид, что ковыряется в моторе. Наконец появился Моравский. Он пугливо посмотрел по сторонам и засеменил к машине. Около машины остановился и стащил с плечей кусок брезента. Крайнюк приоткрыл дверцу:

— Садитесь, Казимир Казимирович!

Пока старик, кряхтя и охая, втискивался в маленький салон, шофер закрыл капот, сел на свое место и завел мотор. Машина развернулась и, отчаянно подпрыгивая на ухабах, поехала к центру города.

— А почему Сергей Миронович не приехал?

— Сейчас узнаете.

Моравский подозрительно посмотрел на Крайнюка. Его, наверное, несколько смутил ответ Антона, и недоверие к незнакомому еще больше усилилось.

— А почему даже машина другая, не та, на которой Сергей Миронович приезжал?

— Какая подвернулась, — коротко ответил Антон, которого начинала раздражать подозрительность старика.

Он когда узнал, со слов Мочалова, что Моравский бывший староста, удивленно сказал: «Петр Петрович, и чего мы с ним возимся? Он пособник немцев, а мы его еще должны на машине возить, нянчиться с ним, вроде он заслуживает этого. Да ему, гаду, одна цена — пуля или веревка!» — «Успокойся, Антон, — улыбался Мочалов, — не каждого врага надо к стенке ставить. Привыкай к этому, ты же оперативный работник. Эх, учить тебя надо. Вот очистим область от бандитов и пошлем тебя в школу. Ну, а что касается Моравского, то он хоть и ходил у немцев в прислужниках, но вреда Советской власти и людям не чинил. Мне Коротков рассказал, что когда пришла Красная Армия, то он сам явился в УНКВД и рассказал о своем прошлом, да заодно подсказал, где группа бывших полицаев в лесу пряталась, и целый склад оружия помог найти. Да и о Федько нам он сообщил и о том, что жена Федько у отца его прячется. Правда, трусоват он, этот Моравский, сбежал с насиженного гнезда и сейчас вместе с женой здесь, в городе, у родного брата живет».

И вот теперь Крайнюк, выполняя приказ, везет этого бывшего старосту к себе в отдел, да еще, сидя рядом, должен отвечать на его глупые вопросы. От возмущения Антон отвернулся от старика и начал смотреть в запотевшее стекло.

Машина развернулась и остановилась у небольшого дома, где разместился отдел по борьбе с бандитизмом. Они вышли из машины, и Крайнюк провел Моравского и кабинет Мочалова. Спросил:

— Мне можно идти, Петр Петрович?

— Нет, побудь с нами, — ответил Мочалов и, поздоровавшись с Моравским, сказал: — Давайте знакомиться: я — новый начальник отдела капитан Мочалов. Зовут меня Петром Петровичем. О вас, Казимир Казимирович, мне рассказал Сергей Миронович Коротков. Он вам передавал привет и извинялся, что не попрощался с вами. Он очень торопился и еле успел дела сдать. Я немножко освоился и решил сегодня познакомиться с вами. Поэтому и послал за вами.

— Ну и слава богу, — невпопад почему-то сказал Моравский.

— Что, вы тоже хотели встретиться со мной? — улыбнулся Мочалов.

— Нет, нет... — смутился старик, — я, когда увидел вот этого молодого человека, сел к нему в машину, немножко испугался...

— Чего же вы испугались?

— Видите ли, Сергей Миронович никогда меня не приглашал сюда. Он сам приезжал ко мне, и мы обычно с ним встречались и беседовали в других местах.

— Правильно. Я впредь буду делать то же самое, но согласитесь, если бы я сегодня приехал к вам и начал беседу, то вы бы мне наверняка не поверили, а теперь вы побывали у нас в отделе, видите, что я тот, за кого себя выдаю, и у вас сомнений никаких не осталось. Не так ли?

— Да, да, вы правы и поступили правильно, — быстро согласился Моравский.

— Ну вот и превосходно. Теперь давайте перейдем к делу. Не кажется ли вам, Казимир Казимирович, что вам пора устраиваться на работу?

— Мне? Куда? Кем?

— Ну, например, на железную дорогу, скажем, кладовщиком или заведующим складом, где, кроме разных товаров, имеется оружие кое-какое и боеприпасы.

— Но я никогда в такой должности не работал...

— Ничего, и старостой до войны вы тоже никогда не были. Скажу вам прямо. Нам это надо для того, чтобы покончить с бандой Федько. Мы вам, как видите, доверяем и просим оказать помощь. Место для вас готово, и с завтрашнего дня вы должны приступить к работе.

— И что я должен делать?

— Работать и ждать, пока к вам явится Федько или кто-нибудь от него. Если у вас спросят вот об этом человеке, — Мочалов протянул Моравскому листок бумаги, — то вы должны ответить, что он работает в ОРСе — это значит, в отделе рабочего снабжения уполномоченным по заготовкам продовольствия, ездит по деревням и что вы рекомендовали ему остановиться на постой у надежного человека — Бронислава Лешика. Если у вас будут просить оружие и патроны или требовать их с помощью угрозы или шантажа, то в принципе соглашайтесь, но скажите, что получить у вас все это и вывезти за пределы базы может только ваш друг, который занимается заготовками.

— Но это же опасно. Вы же, господин, простите...

— Петр Петрович, — подсказал Мочалов.

— Да, да, простите, Петр Петрович, сами знаете, что с Федько шутки плохи...

— Знаю. Поэтому и хотим навсегда покончить с ним и его бандой. Вы же понимаете, что ему прощения не будет, а это значит, что вы сможете спокойно вернуться в деревню, в свой дом.

— А Федько и его дружки не узнают, что я вам помогаю?

— Исключено. А для того чтобы вы чувствовали себя смелее, с вами будет работать в складе рабочим вот этот парень, — Мочалов кивнул в сторону Крайнюка, — зовут его Антоном, фамилия — Крайнюк. Он человек новый в этих местах, и его пока никто не знает. Ну, так как, Казимир Казимирович, согласны?

Моравский зачем-то пожевал губами, нервно потрогал пуговицы на рубашке, а затем, дотронувшись рукой до колючей бороды, ответил:

— Я же понимаю, что отказываться не имею права. Да и сам вижу, что это надо, может, и впрямь к себе в дом смогу вернуться. Ладно, Петр Петрович, я согласен.

— Ну вот и хорошо, — удовлетворенно сказал Мочалов и посмотрел на Крайнюка. — Что пригорюнился, рабочий склада, присаживайся поближе и давайте оговорим детали.


41 «УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ЗАГОТОВКАМ» ВЛАДИМИР СЛАВИН | Вам — задание | 43 ВЛАДИМИР СЛАВИН