home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Если тебе кажется, что все складывается чудесно, это означает, что ты что-то проглядела.

Из дневника Брианны Морленд

Фаллоимитатор в руке Купера выглядел невинной блестящей игрушкой, но только до тех пор, пока его не включили, повернув головку. Прибор завибрировал, издавая тихое жужжание.

Брианна почувствовала, как под кожей у нее лопаются крохотные пузырьки воздуха, набухают соски, а внизу живота все пульсирует. Спальня наполнилась ароматом ее нектара. Купер с наслаждением вдохнул его и сказал:

— Подойди ко мне, принцесса!

Ноги Брианны приросли к полу, она томно взглянула на Купера и сглотнула ком. В его глазах полыхала дикая страсть. Поставив корзиночку на пол у кресла, он сел и поманил ее к себе пальцем.

Едва она приблизилась к нему, он ухватил ее руками за бедра и рывком усадил на свой жезл. У Брианны все поплыло перед затуманившимся взором. Тихо охнув, Купер наклонился и стал целовать ее шею, плечи и груди. Брианна запрокинула голову и расслабилась. Купер провел вибратором по внутренней стороне ее левого бедра — она снова напряглась, он проделал то же самое с правым бедром — и от восторга она подпрыгнула.

Купер немедленно вставил вибратор ей между ягодиц. По телу Брианны пробежал электрический ток. Она в испуге стиснула пальцами его запястье и вытаращила глаза.

— Не совсем романтично, да? — с иронией спросил он. — Разве не этого тебе хотелось? Разве ты не умоляла меня не проявлять телячьей нежности, а взять тебя грубо и безжалостно? Я обещал выполнить этой ночью все твои желания и сдержу свое слово. Поэтому не обижайся.

— Ты, разумеется, прав, — пролепетала она, едва дыша. — И все же… Я не начну потом светиться изнутри, как эта штуковина?

— Поглядим, — сказал Купер и, запечатав ей рот поцелуем, вогнал ей вибратор в анус до упора.

Брианне показалось, что она увидела небо в алмазах. Все тело ее сжалось и запылало. Сколько-нибудь похожих ощущений ей никогда еще испытывать не доводилось. Издав утробный стон, она изогнулась, выпятив груди, и надсадно закричала:

— Только не вынимай его оттуда! Умоляю!

Ей казалось, что кожа у нее натянулась, а сердце, подкатившееся к горлу, стучит настолько громко, что она вот-вот оглохнет. Ее заветный розовый бутончик набух и грозился лопнуть. Кровь шумела в ушах, соски пылали, в бедра впились миллионы крохотных иголочек. Балансируя на краю обрыва, она хрипло выдохнула:

— Купер…

— Я весь внимание, принцесса! — воскликнул он, открыв глаза, и непроизвольно вынул волшебную розовую палочку.

От огорчения Брианна охнула и прикусила нижнюю губу, чтобы не разрыдаться. Вибратор продолжал жужжать у Купера в руке, как бы напоминая им о себе. Стенки лона Брианны стиснули мужское достоинство Купера и не отпускали. Он взглянул в ее полные мольбы и отчаяния глаза и спросил:

— Хочешь лечь на кровать?

— Нет! — воскликнула она. — Не сиди как пень! Сделай что-нибудь здесь и сейчас! Я изнемогаю…

Купер тряхнул головой и принялся яростно штурмовать бастион ее женственности. Брианна с восторженными воплями самозабвенно заработала бедрами, вцепившись ноготками в его напрягшуюся спину.

— Да, да, да! — воскликнула она. — Вот так!

Удар следовал за ударом, и чем пронзительнее Брианна кричала, тем мощнее становился его натиск. Их тела покрылись испариной, мышцы дрожали от напряжения, дыхание участилось. Брианна первой вышла на финишную прямую и почувствовала, как мощная теплая волна, подхватив ее, стремительно вознесла за облака. Все завертелось и засверкало у нее перед глазами. Купер издал гортанный рык, тело его содрогнулось. Дрожа с головы до пят, Брианна прильнула к его влажному телу и обмякла. Он крепко обнял ее и выдохнул:

— О Боже! Какое чудо!

Откинувшись в кресле, он перевел дух и взглянул на Брианну из-под отяжелевших век. Она смущенно улыбнулась и потупилась, непроизвольно продолжая стискивать стенками лона его мужскую плоть, которая, к ее удивлению, все еще оставалась достаточно крепкой. Поерзав немного, Брианна сказала:

— Все было очень мило… Нужно как-нибудь повторить.

— Мило? — возмущенно переспросил Купер и, сжав ей щеки ладонями, взглянул в глаза жестко и сурово. — Так говорят, поев мороженого во время воскресной прогулки по парку. Но то, что случилось сейчас, вовсе не развлечение, Брианна! Ты говорила, что хочешь понять с моей помощью, в чем заключается причина твоих любовных неудач. Это нешуточный вопрос, и обсуждать его нужно всерьез. Ты согласна?

— Да, — пролепетала она. — Но только не сейчас, я передумала.

— Любопытно, — сказал Купер. — Как, однако, быстро меняется у тебя настроение.

Взгляд Брианны упал на розовый вибратор, с тихим жужжанием вертящийся на полу. Словно бы вторя его неприхотливой мелодии, в камине затрещали поленья, заскрипели стены дома, шевельнулся член Купера, на котором Брианна упорно ерзала. Нет, определенно, обсуждать свои серьезные проблемы в такой обстановке она была не готова.

Брианна снова напрягла мышцы лона, обняла Купера и лукаво улыбнулась. Его глаза потеплели, он качнулся вперед и прошептал:

— Это запрещенный прием!

Она повела бедрами, стиснув его еще сильнее. Он закрыл глаза и простонал:

— Я все понял! Тебе просто захотелось немного развлечься!

— Ты поразительно догадлив, — грудным голосом ответила она и вытянула губы для поцелуя.

Но у Купера возникло другое желание. Подхватив ее, он встал и вместе с ней устремился к кровати. И не успела Брианна опомниться, как очутилась на упругом матраце. Подскочив два раза в воздух, она встала на четвереньки и поползла к изголовью, чтобы дотянуться до корзиночки с презервативами. Пока Купер стягивал использованный латекс, она успела выбрать новый, желтого цвета, и вытащить его из упаковки. Отдав презерватив Куперу, она замерла в сладком ожидании. Купер не спеша занял исходную позицию, положил ей ладонь на копчик и сказал:

— Полагаю, тебе будет интересно сначала выслушать мое мнение относительно твоего поведения…

— Нет, Купер! Я же сказала, что передумала! — простонала Брианна, прикидывая, как половчее двинуть ему пяткой в пах.

Однако он упрямо продолжал:

— Итак, я начну с самого начала.

Выслушивать наставления, стоя на четвереньках, Брианна не собиралась. Приготовившись извернуться и поменять хотя бы позу, она процедила сквозь зубы:

— Прекрати, Купер! Поговорим об этом в другой раз.

Но он ухватил ее другой рукой за лодыжку и сжал ее так, что у Брианны пропало желание сопротивляться.

— Можешь даже не пытаться лягнуть меня, я привык к грязным приемчикам, — предупредил он.

В отчаянии Брианна воскликнула:

— Отпусти меня, Купер! Это уже не смешно!

Он одним рывком перевернул ее на спину, задрал ей повыше ноги и припечатал к матрацу. Страшно разозлившись, Брианна собралась ухватить его за мошонку и хорошенько дернуть. Угадав ее намерение, Купер смягчился.

— Брианна, не надо злиться! — с нежностью сказал он, ласково глядя ей в глаза.

— Оставь меня! — хрипло сказала она и прикрыла лицо рукой.

Он отнял ее руку от лица и поцеловал в щеку. От неожиданности Брианна замерла. Он чмокнул ее в другую щеку, потом лизнул ей кончик носа и сказал:

— Ты самая пылкая и удивительная женщина в мире! И никаких скрытых дефектов у тебя нет! Это я утверждаю как эксперт. Но чтобы ты в этом окончательно убедилась, я готов снова и снова доказывать тебе твое совершенство на деле, не жалея ни времени, ни сил…

— Ах, Купер! — закрыв глаза, воскликнула Брианна.

— Я в твоем полном распоряжении, принцесса! — ответил он и немедленно заполнил собой ее трепещущее лоно.

Слезы радости хлынули по ее щекам, она зажмурилась, переполненная блаженством, и без остатка отдалась основному инстинкту, все больше и больше убеждаясь в своей полноценности.

Обессиленный неистовым соитием, Купер смотрел на спящую Брианну и осмысливал обретенный с нею опыт. Близость с этой вакханкой определенно ознаменовала новый этап его сексуальной жизни. Уже одни только обстоятельства, при которых все это произошло, разительно отличались от тех, в которых он отдавал дань природе с ее предшественницами. К примеру, встречаясь с Энни, он всегда возвращался к себе домой и с легким сердцем ложился один в свою постель. А с другими женщинами порой даже не прощался и покидал их, не потрудившись сдернуть презерватив.

Ему и в голову не приходило остаться рядом с кем-то из своих партнерш, спать в буквальном смысле этого слова. Сон он считал исключительно личным делом, не терпящим постороннего присутствия. Как, впрочем, и такое глубоко интимное занятие, как мастурбация, требующая покоя, сосредоточенности и полета фантазии.

Теперь же с ним произошла поразительная метаморфоза. Спать в одиночестве ему совершенно не хотелось. Более того, сон у него вообще как рукой сняло. Он хотел одного — любоваться своей принцессой, заключив ее в нежные объятия, глупо улыбаясь при этом, словно впервые испытавший оргазм подросток.

Справедливости ради следует отметить, что и Брианна тоже долго не могла уснуть и беспокойно ворочалась в постели до тех пор, пока Купер не прижался к ней всем своим горячим телом и не положил руку ей на грудь. Аромат ее волос дурманил ему голову, он машинально поглаживал подушечкой пальца ее сосок и блаженно щурился.

Ее сосок твердел, как и его мужское естество, и у него возникало желание разбудить Брианну. Однако он обуздывал себя, понимая, как важен для нее сон и отдых после перенесенных передряг, и лишь легонько целовал в голое плечо, ловя каждый ее тихий вздох и приглушенный стон.

Все это его несколько смущало, поскольку не походило ни на что, к чему он привык, и повергало в задумчивость. Стараясь размышлять о высоких материях и смысле бытия, Купер задался вопросом, идет ли все еще снег или нет, и хватит ли у них сил, чтобы расчистить его наутро и выбраться из дома в город. А потом он переключился на загадочное убийство управляющего пансионатом.

Но стоило только ему подумать о трупе, как откуда-то из глубины дома послышался глухой стук. Купер прислушался. Было уже глубоко за полночь, а в это время ни Шелли, ни Данте уже не могли шуметь, исполняя свои служебные обязанности. Скорее всего, предположил Купер, это отзвуки сексуальной битвы любвеобильных Патрика и Ларианы, предпочитавших предаваться безудержной страсти в самом неподходящем для этого помещении. Так или иначе, это следовало проверить — все равно ему уже не уснуть в эту ночь. И Купер бесшумно выскользнул из-под одеяла.

Брианна перевернулась на живот, раскинув в стороны руки и ноги.

— Я скоро вернусь, — прошептал он и, надев джинсы, взял пистолет и фонарик и вышел из номера.

В коридоре царил кромешный мрак. Включив фонарь, проку от луча которого было мало, Купер осторожно пошел в направлении лестницы. Спустившись по ней, он осмотрел гостиную, кухню и столовую, но ничего подозрительного там не обнаружил. Успокоившись, он решил было вернуться к Брианне, как вдруг остановился словно вкопанный, вспомнив об Эдварде в винном погребе. Требовалось проверить, на месте ли труп.

Чертыхнувшись в сердцах, Купер резко развернулся и двинулся в сторону номеров для обслуги. Все двери были заперты, за ними царила тишина. Тихо было и в подвале. Но на двери, ведущей туда, не оказалось волоса, который он приклеил к косяку. Кто-то побывал в подвале. Купер отпер дверь, вошел на площадку, осветил ступеньки лучом и строго спросил:

— Есть здесь кто-нибудь?

Ему никто не ответил, хотя другого он в общем-то и не ожидал. Купер спустился по ступенькам и замер над трупом. От Эдварда уже скверно попахивало. Стараясь не дышать, Купер склонился над ним и стал внимательно разглядывать лицо и шею покойного. На коже лба и чуть ниже адамова яблока она потемнела от удара о ступеньки при падении с лестницы.

— Интересно, тебя толкнули или ты поскользнулся? — спросил у Эдварда Купер. — И кто потом отволок тебя в этот темный уголок? И откуда у тебя дырка в груди?

Не надеясь на ответ, Купер вздохнул, поморщился и распрямился. Ни малейшей зацепки ему пока обнаружить не удалось, его вопросы остались без ответов, все до одного.

— Спи спокойно, Эдвард, — сказал он и стал подниматься по ступенькам наверх, чтобы поскорее вернуться к Брианне.

— Это ты, Купер? — прошептала она, когда он лег в постель, чем несколько озадачила его, словно бы ждала кого-то другого. Но задавать лишние вопросы он не стал, а молча раздвинул ей коленом ноги и подтвердил свою идентичность известным ей веским аргументом.

Комната наполнилась вздохами, стонами, криками и прочими звуками, характерными для встречи любовников после разлуки, пусть и кратковременной.


Глава 20 | Не везет так не везет | Глава 22