home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Жизнь напоминает эрекцию: она не только держит в напряжении, но и может сыграть злую шутку.

Из дневника Брианны Морленд

На другое утро, проснувшись, Купер Скотт почувствовал себя почти счастливейшим человеком на свете. Ночь, проведенная в постели с невероятно пылкой и страстной женщиной, можно было назвать настоящим подарком небес.

Вот только сами небеса все еще пребывали в мрачном настроении, следствием чего стал обильный снегопад, конца которому не предвиделось. Возможно, густой снег и радовал детвору, предвкушавшую удовольствие, хорошо знакомое всем любителям игры в снежки, но для остальных обывателей он стал сигналом к тому, что лучше не высовывать носа из дома и провести этот день за чтением интересной книги, неспешной беседой с приятным собеседником, настольными играми или рукоделием, на худой конец — напиться.

У Купера на этот счет имелась идея получше — опробовать образцы всех презервативов, любезно предложенных вниманию гостей пансионата в большом ассортименте, на любой вкус, в изящной подарочной корзиночке.

Но вот досада — обнаружилось, что его партнерша куда-то исчезла из постели, пока он досматривал последний сон. Купер не мог с этим смириться и решил разыскать сбежавшую от него Брианну. Хотя и предпочел бы не вылезать из-под одеяла.

Проклиная судьбу, вновь сыгравшую с ним злую шутку, Купер встал с кровати и наступил одной ступней на пустую упаковку презерватива светло-лимонного цвета, а другой — на нежно-розовую. Это было добрым предзнаменованием. Радужные воспоминания тотчас же нахлынули на него, воскрешая в памяти яркие мгновения соития с самой чувственной, дерзкой и неугомонной любовницей из всех, которых он имел. Ни одна из всех бывших партнерш не подарила ему и толики того блаженства, которое он познал с Брианной этой ночью, сгоревшей в безумстве сладострастия.

Он снова чертыхнулся, вспомнив, что второй подобной ночи у него уже не будет. Сегодня они вырвутся из снежного плена и помчатся на снегоходах в город за помощью.

Когда помнишь, что в подвале дома разлагается труп — а забыть об этом светлым днем довольно трудно, — возникает желание бежать без оглядки прочь и не останавливаться. Заниматься же сексом на бегу и на морозе весьма проблематично. Возможно, Брианна и права, полагая, что в сложившихся неблагоприятных обстоятельствах им лучше разбежаться в разные стороны.

Рассуждая подобным образом, Купер принял душ, оделся и спустился на первый этаж, отметив при этом, что электричества все еще нет. Как всегда, Данте соткался прямо из воздуха, одетый в просторные черные джинсы, черную трикотажную футболку и черную шапочку, низко надвинутую на лоб.

— Шелли приготовила завтрак, так что, если желаете, можете перекусить, — сказал он, глядя в пол.

— Генератор так и не починили? — поморщившись, спросил Купер, понимая, что это чисто риторический вопрос. Монтер неустанно трудился на ином поприще под чутким руководством горничной всю ночь напролет, и это ни для кого не было секретом.

— Им обещал заняться Патрик, — пожав плечами, ответил Данте.

— Пора бы ему выполнить свое обещание!

— Честно говоря, электрик из него никудышный. Это стало новостью для Купера, и он поинтересовался:

— Тогда зачем же его держит владелец этого заведения?

— Хозяин пребывает в неведении о его истинных талантах. Патрик — протеже Эдварда, который его и нанял.

— Так что же, Эдвард не разобрался, что принятый им на работу монтер в действительности профан, от которого мало проку?

Данте молча пожал плечами.

— Да будет вам, Данте, не морочьте мне голову! Насколько мне известно, Эдвард был требовательным управляющим и никому не давал спуску. Так почему же он терпел Патрика?

— Потому что взять Патрика на работу его попросила сестра, — неохотно сказал Данте.

— Ну и что?

— А она — мать Патрика.

Это повергло Купера в недоумение. Вчера, когда был обнаружен труп управляющего, Патрик и бровью не повел. Он остался совершенно равнодушным к смерти родного дяди! Брата своей матери, которому он обязан был хлебом насущным!

— И как отнесся Патрик к этому несчастью? — спросил Купер.

— Почему бы вам не спросить об этом у него самого? — в свою очередь, спросил Данте.

— Эдвард был так же строг и взыскателен к нему, как и к работающим здесь женщинам?

— Да!

— Похоже, этот парень имел весьма своеобразное представление о методах управления хозяйством, — сказал Купер.

Данте расхохотался.

— Как и о жизни вообще, — добавил Купер.

— Если вы подразумеваете, что он был мерзавцем, то попали в яблочко, — сказал Данте. — Да простит меня Бог, но ничего хорошего о покойнике я сказать не могу.

— Надо как-то вывезти труп из дома, — озабоченно сказал Купер. — Но как дозвониться до города?

— Возможно, Патрику все же удастся запустить генератор…

— На это надежды мало… В гараже я обнаружил два снегохода. Если постараемся, то общими усилиями мы сможем расчистить снег у его дверей, добраться до ближайшего населенного пункта, где поставим полицию в известность о происшествии.

Данте с сомнением посмотрел на Купера.

— Но это необходимо сделать! — настаивал Купер.

— Я подверг сомнению вовсе не это, — сказал Данте.

— А что же тогда?

— Расчистку снега, разумеется! Уж больно велики сугробы. Вам, похоже, не доводилось самому выкапывать из сугроба машину. Это, скажу я вам, дьявольски трудоемкая работенка.

— А снегодувки у вас, случайно, нет?

— Есть, но этот идиот Патрик оставил ее под навесом сарая, и, разумеется, теперь механизм завалило горой снега. Л возможно, даже и раздавило. Так что выкапывать это приспособление бессмысленно.

— Вы, часом, не преувеличиваете? — недоверчиво спросил Купер.

— Можете проверить! — Данте ухмыльнулся. — Вот что я вам скажу, сэр, ступайте-ка вы лучше завтракать. А потом возьмемся за работу!

— Надо привлечь к ней и Патрика, — сказал Купер.

— Это можно, только толку от него не будет. Он и с лопатой управляется не лучше, чем со своими инструментами.

— Час от часу не легче! — Купер махнул рукой и пошел было в столовую, но внезапно остановился и обернулся: — Эй, чем вы занимались этой ночью? Бодрствовали?

— Странный вопрос. Опять что-нибудь стряслось?

— Около полуночи я слышал нечто странное. А вы ничего не слышали?

— Ровным счетом ничего! — Данте покачал головой, повернулся и словно сквозь землю провалился.

А Купер еще долго задумчиво стоял в коридоре, анализируя их занятный разговор, взвешивая каждое слово, пытаясь найти хотя бы крохотную зацепку, которая поможет ему раскрыть загадочное преступление. И кое-какие идеи у него возникли…

Отсутствие в доме электричества не создавало особых неудобств днем, хотя естественное освещение и было очень слабым. Проходя по вестибюлю, Купер застыл на месте, потрясенный увиденным, — перед распахнутой входной дверью возвышалась огромная гора снега.

Неожиданно она пришла в движение и постепенно обрела контуры человека, отряхивающегося от снега подобно собаке.

По вестибюлю полетели крупные снежинки, заметая на своем пути все, включая Купера. Внезапный порыв ледяного ветра едва не сбил его с ног.

— Проклятие! — воскликнул Патрик, растерянно оглядываясь по сторонам. — Лариана убьет меня, когда увидит, что я здесь натворил.

В отчаянии он топнул ногой, и на полу образовалась новая куча снега, свалившегося с него. Его защитный костюм был сплошь покрыт ледяной коркой. При каждом шаге заиндевевший пояс с инструментами издавал мелодичный звон.

— Кажется, я превратился в сосульку, — посетовал шотландец и смачно выругался на родном наречии.

Купер зябко поежился — ему тоже было совсем не жарко.

— Надеюсь, вы мерзли не напрасно? Есть какие-то обнадеживающие новости? — спросил он у монтера.

Патрик захлопнул дверь, обернулся и с сожалением покачал головой:

— Оживить генератор невозможно, его придется заменить. Вообще-то мы давно его заказывали, но из-за ненастья новый генератор нам так и не доставили.

Он рассеянно улыбнулся и направился к лестнице.

— Минуточку! — окликнул его Купер.

Патрик откинул капюшон, под которым обнаружился сноп рыжих волос, стоящих торчком, и обернулся.

— Вы, случайно, не слышали ночью какие-то подозрительные звуки? — спросил у него Купер.

— Нет, приятель, не слышал! Но в этом доме точно бродит призрак, — сказал шотландец. — Дух Эдварда!

— Мне его искренне жаль, — сказал Купер.

— Он того не стоил, — сказал Патрик.

— Но ведь он ваш дядя!

— Это был законченный негодяй, редкий мерзавец!

Патрик повернулся и побрел прочь, лязгая своими железяками.

Купер подошел к дверям гостиной и в отчаянии уперся лбом в стену.

— Боже, что я вижу! Какая умилительная сцена! Остается только трижды прищелкнуть каблуками и спеть: «Нет ничего дороже родного дома!»

Купер поднял голову и увидел стоящую на лестнице Шелли. Одетая в линялые джинсы, спортивные туфли и темно-зеленый свитер, она загадочно улыбалась и невинно хлопала глазками, в которых прыгали смешинки.

— Бывают дни, когда мне тоже хочется биться в стенку лбом, — призналась она, спускаясь по ступенькам с грациозностью Белоснежки, спешащей к своим любимым гномам. — Но стены здесь крепкие, на голодный желудок их лбом не пробьешь. Завтрак вас уже ждет.

— У тебя такой счастливый вид!

— Я всегда рада, когда в пансионате кто-то гостит. Купер не стал у нее спрашивать, как она относится к присутствию в доме покойника, чтобы не портить ей настроение, а деловито сказал:

— Мы собираемся после завтрака приступить к расчистке снега возле гаража. Ты нам поможешь?

— В меру своих сил! — бодро ответила повариха, согнув руку в локте. — Я натренированная, попробовали бы вы сами несколько раз за день поднять котел с супом. Да я разметаю все сугробы не хуже, чем снегоочистительная установка. Вот увидите! Я не шучу!

— А ты действительно сильна! — пощупав ее крепкие бицепсы, воскликнул Купер. — Тебе бы в цирке выступать.

«Или перетаскивать мертвецов в морге», — мысленно добавил он и осклабился.

— Приглашаю вас в столовую, — сделав реверанс, сказала повариха, не зная, благодарить гостя за такой сомнительный комплимент или нет.

Живот Купера, успевший втянуться после переработки всех питательных веществ в течение бурно проведенной с Брианной ночи, обрадовано заурчал.

— Ах, чуть не забыла! — хлопнув себя ладошкой по лбу, воскликнула повариха и, достав из кармана причудливым образом сложенный клочок бумаги, отдала его Куперу. — Это вам от Брианны.

Развернув записку, он прочитал: «Приходи в домашний кинотеатр. Б.».

— Любовное послание? — поинтересовалась Шелли.

— Не совсем. А где тут у вас расположена комната для просмотра видеофильмов? — убирая бумажку в карман, спросил Купер.

— Ступайте прямо по коридору, кинозал находится сразу за библиотекой, по левую руку. — Шелли пытливо взглянула Куперу в глаза. — Согласитесь, она просто душка! Мне ее так жалко, так жалко! Представляю, каково ей было ждать у алтаря своего жениха, оказавшегося негодяем! И теперь ей тоже одиноко и страшно. Мне бы не хотелось, чтобы с ней снова что-нибудь произошло. Вы меня понимаете? Я очень за нее переживаю.

— Не беспокойтесь, Шелли, с ней ничего не случится, — заверил ее Купер, сделав значительное лицо.

Повариха потупилась и выпалила:

— Но прошлой ночью вы с ней переспали. Я понимаю, что это не мое дело, но прошу вас, будьте к ней добры, не обижайте ее. Она такая доверчивая! У нее такое ранимое сердце и очень добрая душа. Будь я мужчиной… — Она махнула рукой и побежала в столовую.

Оставшись один, Купер тяжело вздохнул, почесал в затылке и пошел искать домашний кинотеатр, размышляя о загадочности женской души и с опаской прислушиваясь к сердитому урчанию в животе, надежду которого он не оправдал.

Следуя маршрутом, указанным ему Шелли, он без труда нашел кинотеатр и, заглянув в дверь, застыл, пораженный его роскошным интерьером. Позолоченные кресла с мягкими сиденьями из красного бархата, выстроенные в два ряда, экран во всю стену напротив них и дорогая аппаратура в правом углу зала — все это свидетельствовало о правильном понимании владельцем пансионата запросов своих гостей и его отменном вкусе.

Огорчало Купера лишь одно обстоятельство — отсутствие в этом помещении Брианны. Он позвал ее по имени, потоптался немного в дверях, рискуя простудиться на сквозняке, повертел головой и, с досадой хмыкнув, направился по узорчатой ковровой дорожке к двери служебного помещения, расположенного справа от входа. Едва лишь он подошел к ней, как она распахнулась и чья-то рука, схватив его за рубаху, втянула Купера в темную комнатку.

Он тотчас же узнал знакомый запах Брианны, причудливый букет ароматов ее тела, духов и шампуня, и обнял ее за плечи. Их губы слились в долгом и страстном поцелуе. Она прижалась к нему, постанывая от страсти, всем свои горячим телом и не отпускала, пока они не задохнулись. Отстранившись наконец, Купер перевел дух и с деланной строгостью спросил:

— Почему ты не откликнулась сразу, когда я тебя позвал? Я начал беспокоиться. Ты ведь знаешь, что в доме творится какая-то чертовщина.

В ответ она рассмеялась, игриво дотронувшись кончиком указательного пальца до его носа. Купер вздрогнул и задел локтем стопку видеокассет, стоявшую на столе. Кассеты с шумом посыпались на пол.

— Какой ты, однако, неуклюжий! — укоризненно сказала Брианна, коснувшись выпуклости на его джинсах.

Только тогда Купер сообразил, что это своеобразная любовная фантазия, пришедшая ей в голову утром, и, рывком усадив ее на освободившийся стол, принялся покрывать поцелуями ее лицо, шею и плечи, поглаживая руками бедра и грудь.

Брианна пылко ответила на поцелуй и просунула язык ему в рот, одновременно сжав рукой его мужское достоинство.

Им на головы посыпались диски, по они продолжали ласкать друг друга, словно всю жизнь мечтали уединиться в пыльном темном чулане и предаться там страсти. Утолив наконец жажду поцелуев, Брианна отстранилась от Купера и включила портативный электрический фонарь. В тусклом свете Купер увидел ее радостное лицо и сверкающие страстью глаза.

Комнатка, в которую она его заманила, предназначалась, очевидно, для хранения кассет и дисков. Ими были забиты все полочки на стенах, несколько пластиковых упаковок валялись на полу. Прикованный к месту чувственным взглядом Брианны, Купер не решился наклониться и поднять их, понимая, что она ожидает от него совсем другого — чтобы он овладел ею без промедления, властно и бесцеремонно, как сделал это ночью, вернувшись в их номер после осмотра подвала и безмолвного Эдварда.

Тогда он, сам того не ведая, пробудил в ней ответное дикое желание, дремавшее до этого рокового момента.

Одетая в джинсы и пушистый розовый свитер, как в день своего прибытия в пансионат, Брианна касалась своими торчащими сосками груди Купера и многозначительно смотрела на его губы, влажные от поцелуя. Томно вздохнув, Брианна промолвила с легким удивлением:

— Ты пришел ко мне!

Скрыв свое недоумение, Купер без лишних слов подтвердил свой приход тем, что по-хозяйски сгреб ее в объятия и привлек к себе. Склонив голову, он пробормотал:

— Я поспешил сюда, как только получил твою записку. Ах, зачем ты так коварно оставила меня одного в постели? Лучше бы мы сейчас оставались в ней вместе.

Он лизнул ей ухо, она задрожала и, положив руки ему на плечи, спросила:

— Ты это серьезно?

— Разумеется, принцесса! — выдохнул он и прикусил ей мочку уха. — Представь, что мы, оба голые, сейчас играли бы в увлекательную любовную игру в своем номере, где бы нас никто не потревожил!

Она впилась пальцами ему в плечи и прошептала:

— Это правда? И что бы ты со мной делал?

— Я бы лакомился тобой, моя принцесса, и начал бы суха.

— Как это мило, — запрокинув голову, произнесла Брианна.

Купер сжал пальцами сосок, обтянутый свитером, и стал его подергивать, приятно удивленный тем, что она не надела лифчик. Возбуждение его усилилось, ему стало неудобно в тесных джинсах. Но Купер стоически терпел эти неприятные ощущения, боясь разрушить эротическую фантазию своей возлюбленной.

— Если хочешь, можем вернуться в спальню, — предложила она, поглаживая ладонью бугор на его джинсах.

— Нет, мы поступим так, как этого хочется тебе, — пророкотал Купер.

Она рассмеялась, замотав головой, и Купер, задрав ее свитер, впился губами в торчащий сосок.

— Какой сладкий, — глухо сказал он.

Брианна запустила руку ему под рубаху и стала ощупывать его живот холодными как лед пальцами. Купер вздрогнул и прикусил ей зубами сосок. Она томно воскликнула:

— Мне жутко нравится твое мускулистое тело!

— А мне — твое, — ответил Купер, стягивая с ее плеч свитер до локтей.

В ответ она шутливо ткнула указательным пальчиком ему в солнечное сплетение, так, что у него перехватило дух, и, жутковато расхохотавшись, задрала его рубашку, чтобы удобнее было дразнить языком его соски. Купер неловко дернулся и больно стукнулся головой о полку. Сверху ему на макушку упала коробка с видеодисками, весьма увесистая. Он охнул и пошатнулся, но на ногах устоял.

— Не сердись! — с деланным ужасом воскликнула Брианна. — Я искуплю свою ошибку! — И дернула за язычок молнии на его джинсах.

Сердце Купера бешено заколотилось. Он еще больше напрягся в сладостном предчувствии новых ощущений. Брианна сказала:

— Ты уже полакомился мной, теперь позволь мне заморить червячка, ведь я не завтракала! А ты такой аппетитный…

Пока он переваривал ее слова, она выскользнула из его рук, спрыгнула со стола на пол и опустилась на колени. Купер шумно задышал, замерев в ожидании прикосновения ее губ к его возбужденной плоти. Но к его легкому разочарованию, она чмокнула его в пупок, облизнулась и сказала:

— Если не возражаешь, я поцелую у тебя кое-что немного пониже.

Купер приспустил джинсы и хрипло скомандовал:

— Дерзай, принцесса! Я в твоем полном распоряжении.

Зубки Брианны впились ему в бедро. Шокированный такой неожиданной кровожадностью, он охнул и воскликнул:

— Больно!

— Прости, — хрипло произнесла она, оторвавшись от его плоти, — меня словно бес попутал, я не сумела устоять перед соблазном укусить тебя.

Брианна облизнулась, очевидно, намереваясь продолжить трапезу, но Купер удержал ее, положив руки ей на плечи, и спросил:

— Обещаешь, что больше не будешь кусаться?

— Обещаю, — хихикнув, ответила она, сжав в кулаке его фаллос, принявший угрожающие размеры.

— Вот это уже лучше, — заметил Купер, — продолжай в этом направлении, смелее!

Она зажмурилась и слизнула прозрачную каплю, выступившую на самом его кончике. Купер издал чувственный стон и впился пальцами в ее плечи еще сильнее.

Брианна пошире раскрыла рот и заглотила его природное чудо целиком. Потрясенный, Купер судорожно вздохнул и запрокинул голову. Брианна сжала пальцами основание пениса и стала с жадностью сосать это лакомство, стягивая щеки. По телу Купера пробежала дрожь, в коленях возникла предательская слабость, он оперся спиной на полки, рискуя обрушить все диски на пол. К счастью, все обошлось, и Брианна даже ничего не заметила, увлеченная своей дегустацией. Чресла Купера напряглись, он дернулся и, вскрикнув, выстрелил ей в глотку горячим густым желе. С наслаждением проглотив его подарок, она облизнулась и проворковала:

— Благодарю! Все было очень вкусно.

Переведя дух, Купер подхватил се и поднял с пола. Она посмотрела ему в глаза, погладила пальчиками его дракончика, склонившего головку в вежливом поклоне, и с загадочным видом проворковала:

— У меня тоже припасен для тебя сюрприз…

— Ты не шутишь? — спросил он, входя во вкус затеянной ею игры. — Обожаю подарки!

— Тогда держи! — воскликнула Брианна и, рассмеявшись, достала из кармана розовый презерватив.

— Ты чудо! — воскликнул Купер, ощутив прилив сил, и расстегнул молнию у нее на джинсах.

Воздух в чулане наполнился ароматом ее нектара. Купер стащил с Брианны джинсы, но они зацепились за сапоги, к огорчению обоих нетерпеливых любовников, и еще несколько мгновений им потребовалось, чтобы освободить ее ноги от оков. Обретя наконец желанную свободу, Брианна разразилась восторженным смехом и обвила ногами бедра Купера.

Он сел на стол и, дрожа от страсти, облачился в латекс. С трудом сдерживая рвущееся наружу семя, он сжал бедра Брианны руками, чтобы приподнять ее на мгновение и опустить на свой мощный жезл.

Стол жалобно заскрипел.

— Только медленно, — с мольбой выдохнул Купер.

— Нет, быстро, — возразила она и сладострастно застонала, когда он вошел в нее до упора. — Да, да, да! — закричала она, закрыв глаза, и завертелась на нем, стиснув нежными стенками долгожданного гостя.

Куперу показалось, что пенис уперся в ее сердце. Он вцепился пальцами в нежные бедра и прохрипел:

— Сбавь обороты, принцесса! Мой клапан не выдержит такого давления. Я вот-вот взорвусь!

— Поздно, Купер! Взрывайся! Мне нравится наблюдать за этим! — ответила она, продолжая свой неистовый танец.

Купер крепился, но на лбу у него выступили капельки пота. Их дыхание стало учащенным и громким.

— Потерпи еще немного! — кричала она. — Вот так, да!

Его любовное орудие накалилось, словно стальной брусок в горне. В голове все помутилось, а в ушах зазвенело. Запрокинув голову и выпятив груди, Брианна неистовствовала на его бедрах.

— Еще! Еще немного! — хрипло выкрикивала она. У Купера перехватило горло.

— Все, — хрипло выдохнул он. — Я сейчас…

— Я тоже! — сдавленно воскликнула она и, дрожа с головы до ног, закатила глаза.

Купер бился на столе вместе с ней, и с полок им на головы сыпались диски и кассеты. Но это не омрачило финал их любовной сюиты, а лишь придало ему пикантности. Их дикие крики стали громче и бесстыднее, ощущения — острее, движения — раскрепощеннее. Казалось, что кульминация страстей продлится целую вечность.

— Ах, Купер, я тебя обожаю! — стонала Брианна, кончая раз за разом, чего с ней прежде никогда не случалось.

— Ох, Брианна! — вторил он ей сиплым басом, ерзая по столешнице и выбрасывая новые порции семени, словно в неугомонной молодости.

Наконец они замерли, обессиленные, и обнялись, хрипло дыша, как загнанные лошади. Волосы Брианны спутались и прилипли к лицу. Физиономия Купера светилась блаженством. Она отстранилась от него, улыбнулась и проворковала:

— Это было славно! Пожалуй, даже божественно. Купер шлепнул ее ладонью по попке, не найдя слов для комплимента, и она, игриво взвизгнув, обняла его так крепко, что он едва не задохнулся.

— А теперь давай выбираться из этой душной кладовки, — отдышавшись, сказал он. — Поднимемся в номер, примем душ и начнем все заново. Только на этот раз мы будем играть по моим правилам.

— Не пойдет, — отрезала она, спрыгивая на пол. — Надо расчищать снежные завалы.

Купер тяжело вздохнул и кивнул. Он уже и забыл, что сегодня им предстоит расстаться. Так хотелось Брианне. И кажется, ему тоже. Вот только он не мог вспомнить почему, как ни старался.


Глава 21 | Не везет так не везет | Глава 23