home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XI

НОЧНАЯ ВЫЛАЗКА

Капитан Новицкий и Збышек Карский вернулись из порта еще до наступления вечера, причем Новицкий принес только один подручный чемодан.

– А где остальные вещи? – удивилась Салли.

– На пароходе, голубушка, на пароходе, – ответил моряк. – У нас хорошие новости. Садитесь и слушайте!

Все перешли в гостиную. Друзья уселись рядом с Новицким, которому Салли подала стаканчик с ромом. Новицкий отхлебнул глоток, закурил трубку и сказал:

– Слайм идет дальше, в Икитос. Послезавтра начнет погрузку товаров, а пассажиров здесь всегда хватает. Возможно, это отсрочит наш отъезд на денек или два, но зато женщины и Збышек с ними с удобствами поедут в Икитос на пароходе.

– Позвольте? А вы с Томми? – встревожилась Салли.

– Опять ты горячку порешь! Впрочем, ничего удивительного, здесь такая жара. Я говорю, что женщины, Збышек и багаж отправляются в Икитос на пароходе, а Томек и я сойдем в устье Путумайо. Оттуда на лодке отправимся в лагерь сборщиков каучука. Поговорим с Уилсоном и Габоку, а потом поспешим вслед за вами.

Салли собиралась было возражать, но Томек коснулся ее руки и сказал:

– Не возражай, моя дорогая, предложение капитана весьма разумно. Ведь настоящая экспедиция с ее опасностями и трудами начнется только на берегах Укаяли. Поэтому нет никакого смысла тащиться всем нам в лагерь Путумайо, только затем, чтобы поговорить с Уилсоном. Вдвоем с капитаном мы это сделаем быстрее, а ведь нам надо очень спешить!

– Раз так обстоят дела, я вынуждена согласиться. Жаль только, что придется отложить отъезд из Манауса.

– Поспешишь, людей насмешишь, – заметил капитан Новицкий. – Слайм советует пополнить наше снаряжение здесь, в Манаусе, потому что в Икитос все обойдется дороже. Кроме того, нам надо поговорить с перуанским консулом и еще с одним типом, но это уже дело мое и Томека, которое вас совершенно не касается.

– Это что, тайна? – полюбопытствовала Салли. – Сначала мы с Томеком посоветуемся, а потом решим, тайна ли это. Интересно, почему Никсон смутился, когда ты сказал, что знаешь того, кто рекомендовал ему Смугу? Если говорить правду, то и у тебя, браток, на лице тоже чувства были не совсем ясные.

– Я в самом деле был удивлен сообщением Никсона, – согласился Томек.

– Почему?

– Я не знал, что Никсон был знаком с Уикгемом.

– Господин Никсон упоминал уже эту фамилию, когда мы держали совет, как можно отыскать Смугу, – сказала Наташа. – Никсон считал, что Уикгем мог бы кое-что посоветовать. Говорят, что он долго жил в Бразилии.

– Я воспротивился разглашению факта исчезновения Смуги без вести, – вмешался Збышек. – Советовал им не предпринимать ничего до вашего приезда.

– Ты правильно сделал, Збышек, – похвалил Томек. – Уикгем уже тридцать лет живет в Англии. Кроме того, Смуга не имел ничего общего с аферой Уикгема. Он мне говорил, что познакомился с ним гораздо позже.

– Что же это за афера? – спросила Наташа.

– Вот, вот, расскажи-ка нам об этом, – попросил Новицкий. – Когда я при Никсоне спросил тебя об Уикгеме, ты перевел беседу на другую тему.

– Уикгем совершил одну из самых смелых и оригинальных краж.

– Вор?! – изумленно воскликнул Новицкий. – И он рекомендовал Смугу?

– Успокойтесь, пожалуйста, Уикгем не только не был наказан за эту кражу, но получил за нее титул баронета[78] и порядочную пенсию по старости.

– Совершенно невероятная история! – воскликнул Збышек. – Ты считаешь, что Никсон помогал Уикгему совершить эту кражу?

– Интересно, что же такое стибрил этот парень, если вместо тюрьмы получил награду? – удивленно спросил капитан Новицкий.

Томек расхохотался и ответил:

– Уикгем вывез тайно из Бразилии семьдесят тысяч семян каучуковых деревьев. Дело Уикгема тесно связано с историей каучука.

– Томми, ты, случайно, не шутишь? – спросила Салли.

– Ведь семена этих деревьев хорошо всем известны, – сказала Наташа.

– Так же, как и каучук, – добавил Збышек.

– Вы правы, каучук известен еще со времен открытия Америки. Ведь еще Колумб привез в Европу из Гаити черные шары, которые подскакивали, когда ударяли ими о что-либо твердое. Но тогда никто не подозревал, что с течением времени каучук станет дороже золота. Индейцы называли каучук «кау чу», то есть «слезы дерева». Когда они дарили его белым, не подозревали, что черные шары принесут им столько несчастья.

Французский путешественник и географ Шарль Мари де ла Кондамин, вернувшись из экспедиции в бассейн Амазонки дал первое описание каучука и способа его получения[79]. С тех пор черные шары разные путешественники время от времени привозили в Европу, но на них не обращали внимания. Дело изменилось, после того, как американец Гудьир[80] в 1839 году разработал технологию вулканизации. Спрос на каучук резко повысился.

Стремясь обеспечить монополь на поставку каучука, правительство Бразилии запретило вывозить из страны семена каучуконосов.

По мере открытия все новых и новых возможностей применения каучука, спрос на него повышался. Речная флотилия Бразилии оказалась не в состоянии вывезти весь годовой сбор каучука. Тогда Англия, Соединенные Штаты Америки и Франция потребовали от Бразилии интернационализации Амазонки[81]. Бразилия была слишком слаба и не могла противостоять могущественным державам. На Амазонке появились океанские суда, началось строительство железной дороги Мадейра-Маморе[82], которая облегчила эксплуатацию каучука на территории Боливии.

Цены на каучук непрерывно росли. Бразилия в качестве основного поставщика богатела и ревниво оберегала семена каучуковых деревьев от вывоза за рубежи страны. В это время в Англии вышла из печати книга Уикгема[83], жившего в Бразилии в Монте-Алту, в штате Пара. Уикгем занимался естествознанием и написал книгу о возможности разведения каучуконосов на плантациях. Английские капиталисты стремились подорвать бразильскую монополию на каучук, и некоторые из них заинтересовались книгой, в которой подробно описывались почвенные и климатические условия, необходимые для культивирования каучуконосных деревьев.

В английских колониях было немало местностей, располагавших условиями подходящими для произрастания каучуконосов, в частности, на Малайском полуострове, в Индии и в других тропических странах. Достаточно было завезти туда семена и насадить каучуковые плантации, чтобы подорвать монополию Бразилии на каучук. Англичане решили вывезти семена гевеи из Бразилии контрабандным путем.

– Ах, сто дохлых китов! Теперь я догадался, что этим занялся Уикгем, – воскликнул капитан Новицкий.

– Да, но не он был первым, – продолжал Томек. – Сначала пытался это сделать ботаник Роберт Кросс, сотрудник Джозефа Гукера, директора ботанического сада в Кью, в Англии. Кросс был известным исследователем орхидей, поэтому отправился в Бразилию, и вместе с семенами цветов переправил через границу три тысячи семян каучуконоса. Транспортные трудности привели к тому, что в Кью только несколько из них дали ростки.

Потом в Бразилии появился известный английский охотник Джон Фаррис. Ему удалось тайно вывезти саженцы гевеи, зашитые в шкуры двух громадных крокодилов. Благодаря тщательному уходу на судне, саженцы благополучно выдержали длительное путешествие, но в оранжерее в Кью – засохли. Тогда английский консул в Бразилии связался с Уикгемом и сославшись на его патриотические чувства, подговорил совершить необыкновенную кражу.

Уикгем взялся за выполнение рискованного предприятия с неожиданной ловкостью. Сначала он некоторое время посылал из Бразилии в Ботанический сад в Кью целые корзины с разными видами орхидей. Бразильские таможенники тщательно обыскивали все корзины, но всякий раз ничего не находили, кроме орхидей. Однажды, когда в порту Пара причалил английский корабль, шедший якобы из Манауса в Европу, таможенники не обратили внимания на корзины с орхидеями, которые вез с собой Уикгем. Таким образом, ему удалось вывезти в Англию семьдесят тысяч семян, из которых под его руководством в ботаническом саду в Кью дали ростки две тысячи восемьсот штук.

Полученные саженцы со многими предосторожностями были вывезены на Цейлон и посажены в Ботаническом саду города Коломбо. Через некоторое время операция была повторена на Малайском полуострове. Теперь там существуют огромные плантации, которые вскоре станут успешно конкурировать с бразильским каучуком[84].

– Чтоб его акула проглотила, этого Уикгема! Вот как он отблагодарил Бразилию за гостеприимство, – сказал капитан Новицкий. – Как ты думаешь. Никсон принимал участие в этом деле?

– Контрабанда была осуществлена в 1875 году, то есть тридцать пять лет назад, – ответил Томек. – Никсону сейчас не больше пятидесяти.

– Никсону исполнилось пятьдесят четыре года, – уточнил Збышек.

– Таким образом, в то время Никсон был на два года моложе Томека, – сказал Новицкий. – Значит, вполне мог помогать Уикгему.

– Ну, это, пожалуй, ничего общего не имеет с исчезновением Смуги? – вмешалась Салли.

– Если бы так было, Никсон нам сказал бы все, что знает, – ответил Новицкий. – В деле исчезновения Смуги только у одного Альвареса рыльце в пушку!

– В особенности потому, что он заинтересован в этом, – добавил Збышек. – Ведь я сам присутствовал при том, как Смуга грозил Альваресу, что один из них погибнет, если расследование подтвердит подозрения в причастности Альвареса к убийству молодого Никсона.

– Альварес мог опасаться, что под влиянием Смуги Матео расскажет всю правду, – заметила Наташа.

– Конечно, а потом ему донесли, что Смуга отправился на Укаялю к Варгасу, – сказал Томек.

– Если Смуга вернулся бы с доказательствами вины, то Альварес погиб бы, как пить дать! И этот подлец прекрасно знает, что ему грозит! Довольно болтовни! У нас с Томеком есть одно срочное дело в городе. Уже поздно, идите спать!

Наташа взглянула на Салли, но та многозначительно приложила палец к губам. Салли подошла к Томеку, чтобы поцеловать его и пожелать спокойной ночи. Когда он наклонился к ней, Салли шепнула:

– Томми, я тебя прошу, будьте осторожны…

– Не беспокойся… – шепотом ответил Томек и крепко обнял жену.

Салли вышла из гостиной. Наташа и Збышек ждали ее в сенях.

– Еще не поздно, пойдем к нам, поговорим, – предложила Наташа.

– Хорошо, а то я все равно теперь не засну.

Как только они вошли в комнату, Наташа взволнованно спросила:

– Куда они собрались?!

Салли в задумчивости молчала. Только после длительной паузы, взглянув на обеспокоенных друзей, она сказала:

– Редко бывает, чтобы добродушный капитан Новицкий так разгневался, как сейчас.

– Что они намерены делать в городе? – опять спросила Наташа, вопросительно глядя на Салли и мужа.

– Не будем строить догадки! В случае чего скажем, что они работали всю ночь и никуда не выходили из дому, – сказал Збышек и добавил, понизив голос: – Жалею, что они не взяли меня с собой…

– Я тоже! Мы все любим Смугу… – сказала Салли.

– Сначала Джон Никсон, такой молодой, такой жизнерадостный, а после такой благородный человек, как Смуга… Я ничего не изменила в его комнате, ожидая, что он еще вернется… – прошептала Наташа и горько заплакала.


X ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ | Томек у истоков Амазонки | * * *