home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

УГРОЗА НИЗКОЛЕТЯЩИМ ПТИЦАМ

Спутники покинули подъемы и изгибы скал на следующий день после полудня, к общему удовольствию. Им потребовалось некоторое время, чтобы отыскать и привести своих лошадей в порядок после, встречи с Пегасом, в частности пони халфлинга, которая убежала в самом начале схватки, когда с нее свалился Регис. По правде говоря пони бы больше не понадобилась, она была слишком норовистой да и к тому же Регис был не в состоянии править ей. Но Дриззт настоял на том, чтобы все лошади и пони были найдены, напомнив своим спутникам об их ответственности перед фермерами, особенно сделав акцент на способе, благодаря которому им достались животные.

Сейчас Регис сидел перед Вулфгаром на жеребце варвара, возглавляющим отряд с привязаной позади пони. Дриззт и Бруенор ехали позади, охраняя тыл. Вулфгар держал своими могучими руками халфлинга под подмышками, позволив тем самым халфлингу чувствовать себя достаточно надежно, чтобы поспать.

"Двигайся так, чтобы садящееся солнце было у нас за спиной”, – сказал Дриззт варвару.

Вулфгар кивнул в знак согласия и оглянулся назад, чтобы проверить ориентир.

"Грохочущий Живот не смог бы найти более безопасного места во всех Королевствах”, – высказал Бруенор дроу.

Дриззт улыбнулся. “Вулфгар молодец”.

"Да”, – согласился дварф, явно довольный. “Я даже не знаю, сколь еще долго я смогу называть его мальчишкой! Ты должен был видеть “Абордажную Саблю”, эльф”, – усмехнулся дварф, – “Целая шайка пиратов не видевших сушу в течении года, и за день не учинила бы такого разгрома!”

"Когда мы покинули долину, я волновался – был ли готов Вулфгар к встрече с большим миром”, – ответил Дриззт. “Теперь я волнуюсь из-за того, что весь мир не готов к встрече с ним. Ты должен гордиться”.

"В его воспитании не меньше твоей заслуги чем моей”, – сказал Бруенор. “Он мой мальчик, эльф, ведь я вырастил его. Там на поле, когда ты ушел на другой план, я никогда еще не видел столько мужества в человеке. Он ждал – он надеялся, говорю я тебе! – он ждал когда вернется эта тварь, чтобы нанести ей хороший удар за боль причененную мне и халфлингу”.

Дриззт наслаждался подобными моментами, когда дварф становился столь мягкосердечным. Несколько раз ранее, он видел как Бруенор снимает свою угрюмую маску, и это было там на склоне горы в Долине Ледяного Ветра, когда дварф думал о Митриловом Зале.

"Да, я горжусь”, – продолжил Бруенор. “Я понял, что хочу следовать за ним и доверять его выбору”.

Дриззт лишь мог согласиться, прийдя к тем же выводам много месяцев раньше, когда Вулфгар сплотил людей Долины Ледяного Ветра, варваров и простых жителей, чтобы противостоять суровой зиме тундры. Он все еще волновался, что варвар мог попасть в ситуацию, подобной той, что произошла в доках Лускана, так как знал, что многие прекрасные люди Королевств заплатили дорогую цену за свою встречу с гильдиями и подпольными структурами власти города, и большое сочувствие Вулфгара и непоколебимый кодекс его чести могли обернуться против него.

Но на дороге, в открытых землях, Дриззт знал, что ему никогда не найти более ценного спутника.

Они продолжали двигаться в течение всего следующего дня и ночи, и на следующее утро достигли главной дороги, торгового пути соединяющего Уотердип и Мирабар, на котором находился Лонгсэддл. Они не нашли никаких отметок, которые бы указали им направление, как и предчувствовал Дриззт, и поэтому, согласно его предыдущему плану они двинулись на юг.

Регис на этот день выглядел уже гораздо лучше и как можно скорее желал увидеть Лонгсэддл. Он единственный из всего отряда был в гостях у семьи Харпеллов и всегда мечтал вновь увидеть это странное место.

Его взволнованный рассказ лишь еще больше усиливал тревогу Вулфгара, так глубоко было недоверие варвара к темному искусству. Среди народа Вулфгара, магов считали трусами и мошенниками.

"Сколько мы должны будем пробыть в этом месте?“ – спросил он у Бруенора и Дриззта, которые догнали его и теперь скакали рядом с ним.

"До тех пор пока не найдем ответы на наши вопросы”, – ответил Бруенор. “Или пока не решим, что есть более лучшее место, куда нам стоит отправиться”. Вулфгар удовлетворился полученным ответом.

Вскоре они миновали несколько удаленных ферм, вызвав на себя любопытные взгляды людей работавших на полях, которые оставили свои мотыги и грабли, чтобы осмотреть отряд. Вскоре после этих первых встреч, им повстречался отряд из пяти вооруженных человек называемых Лонграйдеры, и представляющих собой дорожный патруль города.

"Приветствую вас путешественники”, – вежливо произнес один из них. “Можем ли мы узнать о цели вашего визита в эти края?”

"Ты можешь…”, – начал было Бруенор, но Дриззт прервал его язвительное замечание вытянутой рукой.

"Мы прибыли, чтобы повидать Харпеллов”, – ответил Регис. “Наши дела не касаются вашего города, однако нам нужно переговорить с семьей живущей в особняке”.

"Тогда, добро пожаловать”, – ответил Лонграйдер. “Холм на котором стоит Плющевый Особняк находится в двух милях вниз по дороге, чуть не доходя до самого Лонгсэддла”. Внезапно он остановился, заметив дроу. “Мы можем проводить вас, если вы желаете”, – предложил он, пытаясь учтиво скрыть свое удивление от встречи с темным эльфом.

"В этом нет необходимости”, – сказал Дриззт. “Я уверен, что мы сами найдем путь, и это значит, что мы не причиним вреда никому из жителей Лонгсэддла”.

"Хорошо”. Лонграйдер отвел свою лошадь в сторону и спутники продолжили свой путь.

"Но вам все же лучше держаться дороги”, – крикнул он им вслед. “Некоторых фермеров беспокоит, когда у границ их владений появляются посторонние люди”.

"Они добродушные люди”, – объяснил Регис своим друзьям, когда они двигались по дороге, – “и они верят в своих магов”.

"Добродушные, но осторожные”, – ответил Дриззт, указывая на поле, где среди деревьев едва можно было различить силует всадника. “За нами наблюдают”.

"Но не беспокоят”, – сказал Бруенор. “И это меньше того, что нам пришлось испытать в тех местах, где мы успели побывать!”

Плющевый Особняк на холме представлял из себя небольшую возвышенность с тремя зданиями, два из которых были похожи на обычные приземистые, деревянные фермы. Однако, третье, не было похоже ни на что, доселе виденное четырьмя спутниками. Его стены были необычной формы, поворачивая в самом неожиданном направлении каждые несколько фунтов, тем самым создавая множество всевозможных ниш разной формы, и бессчетное количество шпилей возвышались над неровной крышей. С этой точки можно было увидеть тысячи окон, некоторые были просто огромными, другие не больше чем замочная скважина.

Здесь нельзя было встретить никакого архитектурного стиля. Особняк Харпеллов был комбинацией независимых идей и магических экспериментов. Но в этом хаосе была своя, особенная красота, чувство свободы, отвергавшее термин “строение” и говорившее о гостеприимстве.

Холм был окружен забором и четверо удивленных друзей с волнением приблизились к дому. Ворот не было, был лишь проход через который проходила дорога. За изгородью на скамейке, глядя в небо, сидел толстый, бородатый мужчина в ярко-красной робе.

Заметив их появление, он резко повернул голову в их сторону. “Кто вы и что вам надо?” – решительно потребовал он, злясь из-за того, что ему пришлось прервать свою медитацию.

"Мы уставшие путешественники”, – ответил Регис, – “пришли в поисках мудрости знаменитых Харпеллов”.

Человек казалось совсем не был впечатлен. “Ну и?” – продолжил мужчина.

Регис беспомощно повернулся к Дриззту и Бруенору, ища у них поддержки, но они лишь пожали плечами, не понимая, что еще требовалось от них. Бруенор двинулся вперед на своем пони, чтобы еще раз изложить намерения отряда, когда еще один человек в робе, прошаркав, вышел из усадьбы и присоединился к первому.

Он обменялся несколькими словами с толстым магом, и затем обернулся к дороге. “Приветствую вас”, – крикнул он друзьям. “Извините бедного Регвельда, ему…” Он хлопнул толстого мага по плечу, – “…не повезло с последним экпериментом”.

"Регвельд и вправду замечательный маг”, – продолжил он, вновь хлопнув его по плечу. “И его идея по скрещиванию лошади и лягушки, заслуживает одобрения. Не бери в голову этот взрыв! Алхимическая лаборатория может быть восстановлена!”

Друзья, сидя в седлах своих лошадей, старались скрыть свое изумление от столь бессвязной беседы.

Затем второй человек произнес, – “Я Харли. Чем я могу помочь вам?”

"Харли Харпелл?” – засмеялся Регис. Человек поклонился.

"А я Бруенор из Долины Ледяного Ветра”, – объявил Бруенор, когда вновь обрел дар речи. “Я и мои друзья прошли сотни миль в поисках совета магов из Лонгсэддла…” Он заметил, что Харли, отвлекшись на дроу, не обращал на ниго никакого внимания. Дриззт специально снял свой капюшон, чтобы судить о реакции этого человека из Лонгсэддла. Лонграйдер на дороге был удивлен, но не разозлился, и Дриззт хотел выяснить будет ли весь город также терпимо отногситься к его наследию.

"Потрясающе”, – прошептал Харли. “Просто невероятно!” – Регвельд, теперь также заметил темного эльфа и впервые проявил интерес к отряду, с тех пор как он появился.

"Нам позволят войти?” – спросил Дриззт.

"Ох, да, прошу вас”, – ответил Харли, пытаясь неумело скрыть свое возбуждение под личиной этикета.

Выехав вперед на своей лошади, Вулфгар повел их вверх по дороге.

"Не сюда”, – произнес Харли. “Не по дороге. Это же, конечно, не настоящая дорога. Или настоящая… но в любом случае вы не сможете проехать по ней”.

Вулфгар остановил свою лошадь. “Хватит с нас твоих дурацких фокусов, маг!” – разгневанно произнес он. “Можем мы войти или нет?”

"Это никакие не дурацкие фокусы, уверяю вас”, – сказал Харли, надеясь не вступать в ссору. Но тут вмешался Регвельд.

"Ты один из тех”, – обвинительно сказал маг, поднявшись со скамейки.

Вулфгар удивленно посмотрел на него.

"Варвар”, – объяснил Регвельд. “Воин который ненавидит все, что не может понять. Продолжай воин, возьми свой большой молот в руки”.

Вулфгар колебался, видя свой необоснованный гнев, и посмотрел на своих друзей, ища поддержки. Он не хотел расстаривать планы Бруенора из-за подобных мелочей.

"Ну давай”, – настаивал Регвельд, выйдя на середину дороги. “Возьми свой молот и брось его в меня. Удовлетвори свою жажду крови! Убей одного из глупых магов, которых ты не понимаешь!” Он указал на свой подбородок. “Прямо сюда!” – разошелся он.

"Регвельд”, – вздохнул Харли, помотав головой. “Прошу, удовлетвори его просьбу, воин. Пусть озарится улыбкой его грустное лицо”.

Вулфгар еще раз взглянул на своих друзей, но вновь они не знали, что ответить ему. Регвельд рассеял все его сомнения.

"Сын блохастого оленя”.

Эйджис-фанг взвился в воздух прежде чем чем толстый маг успел закончить предложение. Но Регвельд даже и не подумал уклониться, а Эйджис-фанг немного не делетев до изгороди, ударился во что-то невидимое, но прочное словно камень.

Зазвенев словно церемониальный гонг, прозрачная стена задрожала и по ее поверхности пошли волны, видимые изумленным очевидцам лишь только благодаря искажению местности за стеной. Только сейчас друзья поняли, что изгородь была не настоящей, а скорее нарисованной на поверхности прозрачной стены.

Эйджи-фанг упал в пыль, словно потерял всю свою силу, и прошло достаточно долгое время, прежде чем он вновь вернулся в руку Вулфгара.

Регвельд победно засмеялся, но Харли лишь потряс своей головой. “Всегда за счет других”, – заругался он. “Ты не имеешь права делать этого”.

"Он лучше всех подошел для урока”, – ответил Регвельд. “Покорность является ценным качеством для воина”.

Регис кусал свои губы так долго как только мог. Он знал о невидимой стене, и сейчас его смех все-таки вырвался наружу. Дриззт и Бруенор также присоединились к нему, и даже Вулфгар, когда пришел в себя, улыбнулся своей собственной глупости.

И конечно, у Харли не осталось выбора, кроме как прекратить ругаться и тоже рассмеяться. “Проходите же”, – попросил он друзей. “Третий столб настоящий; вы можете найти ворота там. Но вначале слезьте и распрягите своих лошадей”.

Внезапно подозрительность Вулфгара вернулась к нему и улыбка исчезла с его лица. “Объясни”, – потребовал он у Харли.

"Делай, как тебе говорят!” – приказал Регис, – “или тебя ждет сюрприз гораздо больший, чем тот с которым ты столкнулся минуту назад”.

Дриззт и Бруенор уже слезли со своих лошадей, заинтригованные, но нисколько не сомневающиеся в гостеприимстве Харли Харпелла. Вулфгар беспомощно развел руками и сняв упряжь со своей лошади и пони Региса, повел их вслед за остальными.

Регис с легкостью нашел вход и распахнул его для своих друзей. Они вошли внутрь без страха, но внезапно их ослепили яркие вспышки света.

Когда они вновь обрели способность видеть, они обнаружили, что их пони и лошади уменьшились до размеров кошки!

"Что?” – выпалил Бруенор, но Регис вновь засмеялся, а Харли повел себя так, словно не произошло ничего необычного.

"Возьмите их и идите за мной”, – сказал он. “Приближается время ужина, и еда в “Пушистом Посохе” будет очень вкусна этим вечером!”

Он провел их вокруг причудливого особняка к мосту, пересекающему центр холма. Бруенор и Вулфгар чувствовали себя нелепо, неся своих лошадей в руках, но Дриззт принял это с улыбкой, а Регис всецело наслаждался всем этим невероятным спектаклем, который он пережил во время своего первого визита в Лонгсэддл.

Высокий изогнутый мост над небольшим ручейком, как знал Регис, тоже был частью этого спектакля. Несмотря на то, что он был не так велик, но он все равно не поддерживался никакими опорами, и у него не было никаких перил.

Еще один Харпелл, на этот раз невероятно старый, сидел на стуле, оперевшись подбородком на руки. Он что-то боромотал себе под нос и не замечал ничего вокруг себя.

Когда Вулфгар приблизился к потоку, то внезапно резко отпрыгнул назад, едва не потеряв дар речи. Регис засмеялся, зная, что варвар увидел там, и Дриззт и Бруенор вскоре все поняли.

Поток тек ВВЕРХ по склону холма, затем исчезал незадолго до вершины, хотя друзья могли слышать как он клокотал перед ними. И затем ручей вновь появлялся на на другой стороне холма и тек вниз по склону.

Старик внезапно попрыгнул в воздух и бросился на Вулфгара. “Что это значит?” – отчаянно закричал он. “Как это может быть?” Он колотил по могучей груди варвара своими руками.

Вулфгар огляделся вокруг ища путь для отступления, не желая даже касаться старика из-за боязни нанести вред его тощему телу. И тут также внезапно, как это и началось, старик прыгнул обратно на стул и принял прежнюю молчаливую позу.

"Увы, бедный Шардин”, – грустно произнес Харли. “Когда-то он был очень силен. Это он заставил поток течь вверх по холму. Но вот уже в течение нескольких лет он пытается понять секрет невидимости под мостом”.

"Почему, разве поток поток так отличается от стены?” – удивился Дриззт. “Безусловно этот двеомер вам известен”.

"Да, есть различия”, – быстро ответил Харли, взволнованный тем, что кто-то не из жителей Плющевого Особняка, заинтересовался их работой. Невидимые объекты встречаются довольно часто, но невидимое поле…” Он махнул рукой в сторону потока. “Все, что попадает в него становится невидимым”, – объяснил он. “Но только до тех пор пока остается в поле. А что касается человека, попавшего в это поле – я это знаю, потому, что испытал это на себе – все, что за пределами поля, тоже становится невидимым, хотя вода и рыбы внутри становятся видны. Это бросает вызов всем нашим знаниям о невидимости и может быть дырой в материи целого, доселе неизвестного плана существования!” Он заметил, что его рассуждения уже давно не производили впечатления на спутников дроу, и поэтому он успокоился и вежливо сменил тему разговора.

"Место для ваших лошадей вон в том здании”, – сказал он, указав на одно из низких, деревянных строений. Путь под мостом приведет вас туда. Сейчас у меня есть неотложные дела. Возможно мы встретимся позже в таверне”.

Вулфгар, не четко поняв направление, которое им указал Харли, шагнул на первую деревянную доску моста, и тотчас был отброшен назад какой-то невидимой силой.

"Я сказал под мостом”, – закричал Харли, указывая под мост. “Вы не можете пересечь поток по мосту, он используется только для того, чтобы по нему возвращаться обратно! Чтобы не было столкновений”, – объяснил он.

У Вулфгара были сомнения по поводу того, что он не мог видеть, но не хотел показаться трусом перед своими друзьями и магом. Он подошел к изогнутой арке моста и осторожно просунул свою ногу вперед, ощущая невидимое пересечение. Там был только воздух и невидимый поток воды под его ногой, он заколебался.

"Продолжай”, – убеждал его Харли.

Вулфгар бросился вперед, готовясь упасть в воду. Но к его абсолютному удивлению, он не упал вниз.

Он упал вверх!

"О-о-й!” – закричал варвар, приземлившись головой вниз на нижнюю часть моста. Он лежал так долгое время, не способный найти точку опоры.

"Видишь!” – завизжал маг. “Под мостом!”

Дриззт пошел следующим, сальтом впрыгнув в невидимое поле, он с легкостью приземлился на ноги рядом со своим другом.

"Ты в порядке?” – спросил он.

"Дорога, мой друг”, – прохрипел Вулфгар. “Я желаю как можно скорее вернуться на дорогу, к оркам. Это безопаснее”.

Дриззт помог ему подняться на ноги, так как мозг варвара отказывался принять то, что он стоял на мосту под мостом, а над его головой тек невидимый поток.

Бруенор также был не очень доволен подобным путешествием, но несколько язвительных насмешек от халфлинга заставили его пойти вперед. И вот уже вскоре спутники вновь оказались на траве в обычном мире на другой стороне потока. Перед ними возвышались два строения, и они двинулись к меньшему, как и указал Харли.

В дверях их встретила женщина в голубой робе. “Четверо?” – спросила она. “Вы должны были предупредить меня заранее”.

"Харли послал нас”, – объяснил Регис. “Мы не из этих земель. Простите нам наше незнание ваших обычаев”.

"Ну хорошо”, – сказала женщина. “Проходите внутрь. Мы вообще-то не очень заняты в это время года. Я уверена, что смогу найти место для ваших лошадей”. Она провела их в главную комнату здания, квадратный зал. Все четыре стены от пола до потолка были заставлены маленькими клетками, достаточными для того, чтобы в них могли уместиться уменьшенные лошади. Многие из них были заняты, на их табличках было написано, что они принадлежали членам клана Харпеллов, но женщина все же нашла четыре пустых клетки, стоявших вместе и поставила лошадей путников внутрь.

"Вы можете забрать их когда пожелаете”, – объяснила она, отдавая каждому из них по ключу от клетки, где содержались их лошади. Когда она дошла Дриззта, то замолчала, изучая его характерные черты. “И кто это у нас здесь?” – спросила она, своим монотонным голосом. “Я не знала о твоем прибытии, но я уверена, что многие пожелают переговорить с тобой прежде чем вы покинете нас! Мы никогда не встречались с представителями твоей расы”.

Дриззт кивнул и ничего не ответил, чувствуя как ему становится все больше и больше неловко из-за того, что он привлекает к себе столько внимания. Он понял, что теперь ему как минимум придется провести несколько часов в беседе с магами.

"Пушистый Посох”, позади Плющевого Особняка, представлял из себя круглую комнату. Бар располагался посередине, словно ось большого колеса, и внутри его периметра располагалась еще одна комната, служившая кухней. Волосатый человек с большими руками и лысой головой, постоянно тер барную стойку, натирая ее до блеска, скорее для того, чтобы скоротать время, чем действительно убрать грязь.

Зависнув в воздухе, на небольшой сцене, сами по себе играли музыкальные инструменты, управляемые седым магом в черных одеждах с палочкой в руках. Когда темп музыки нарастал, маг поднимал свою палочку и щелкал пальцами свободной руки, и из каждого угла сцены в воздух взвивались разноцветные огненные вспышки.

Путники сели за стол неподалеку от мага. Было похоже на то, что они были единственными посетителями в заведении. Столы также были круглыми, сделанными из отличного дерева и в центре украшены прекрсаным зеленым драгоценным камнем.

"Странное место, я никогда не слышал о нем”, – проворчал Бруенор, все еще не отошедший от прогулки под мостом, но смирившийся с необходимостью общаться с Харпеллами.

"И я”, – сказал варвар. “Надеюсь, что мы уйдем отсюда как можно скорее”.

"Вы оба сильно ограничены в маленьких комнатах ваших мозгов”, – заругался Регис.”Это место для наслаждения – и вы знаете, что здесь нет никакой опасности”. Он помигнул, когда его взгляд остановился на Вулфгаре. “По крайней мере ничего серьезного”.

"Лонгсэддл предлагает столь необходимый нам отдых”, – добавил Дриззт. “Здесь мы спокойно можем обсудить наши дальнейшие планы и вновь вернуться на дорогу отдохнувшими. Это место в двух неделях безостановочного пути от Лускана”. Он посмотрел на Вулфгара. “Уставший человек совершает ошибки. А ошибки в подобном путешествии, зачастую становятся роковыми”.

"Так что расслабимся и насладимся гостеприимством Харпеллов”, – сказал Регис.

"Согласен”, – произнес Бруенор, оглянувшись вокруг, – “но только не долго. И где этот чертов бармен, или мы сами должны готовить себе еду и выпивку?”

"Если ты хочешь чего-нибудь просто попроси”, – раздался голос из середины стола. Вулфгар и Бруенор сразу вскочили на ноги. Дриззт заметил вспышку света внутри зеленого камня и рассмотрел его, немедленно догадавшись о его назначении. Он оглянулся через плечо на бармена, который стоял возле подобного драгоценного камня.

"Магический кристалл”, – объяснил дроу друзьям, хотя теперь и они поняли это, и сейчас чувствовали себя очень глупо, стоя в середине пустой комнаты с оружием наготове.

Регис опустил свою голову, а его плечи сотрясались от приступов смеха.

"Аргх! Ты знал об этом!” – зарычал на него Бруенор. “Ты слишком часто стал смеяться над нами, Грохочущий Живот”, – предупредил его дварф. “Что касается меня, то я не знаю сколь долго еще будет находиться тебе место в нашей компании”.

Регис посмотрел на дварфа, внезапно посерьезнев. “Мы прошли и проскакали более четырех сотен миль вместе!” – ответил он. “Сквозь ледяные ветра и нападение орков, драку и сражение с призраками. Позволь мне получить хоть немного удовольствия, дварф. Если вы с Вулфгаром ослабите ремешки на своих мешках и получше рассмотрите это место, то вы поймете насколько оно забавно и прекрасно!”

Вулфгар улыбнулся. Затем неожиданно, он закинул назад свою голову и закричал, выплескивая всю свою злость и предрассудки, чтобы он мог последовать совету халфлинга и взглянуть на Лонгсэддл с новой точки зрения. Даже музицирующий маг остановил свою игру, чтобы понаблюдать за спектаклем очистительного крика варвара.

И когда Вулфгар закончил, то засмеялся. Но это был не легкий смешок, а громоподобные раскаты смеха зарождавшиеся в его животе и вырывавшиеся через его широко открытый рот.

"Эль!” – крикнул Бруенор в драгоценный камень. Почти незамедлительно, плавающий диск яркого голубого света перелетел через бар и принес им достаточно сильного эля на всю оставшуюся ночь. Спустя несколько минут, все их мысли о дороге исчезли, и они большими глотками с энтузиазмом осушили свои кружки.

Лишь один Дриззт хранил свое хладнокровие, медленно потягивая свой напиток и оставаясь настороже по отношению ко всему окружающему. Он не чувствовал здесь никакой опасности, но хотел быть готовым к неизбежным расспросам магов.

Вскоре Харпеллы и их друзья длинным потоком начали прибывать в “Пушистый Посох”. Четверо друзей были единственными новичками в городе в эту ночь, и все ужинавшие в этот вечер придвинули к ним поближе свои столы, чтобы обменяться историями с дороги и произнести тосты во имя долгой дружбы. Многие из них, возглавляемые Харли, заинтересовались Дриззтом и темными городами его народа, и он едва успевал отвечать на их вопросы.

Затем пришло время поговорить о путешествии, которое завело друзей так далеко . Этот разговор начал Бруенор, прыгнув на свой стол и объявив, – “Митриловый Зал, дом моих отцов, ты вновь будешь моим!”

Дриззт с любопытством оглядел толпу. Судя по любознательной реакции собравшихся, имя древней родины Бруенора было знакомо здесь, хотя бы по легендам. Дроу не боялся каких-либо злых действий со стороны Харпеллов, но он не хотел раскрывать цель путешествия. Могли найтись люди также заинтересованные в том, чтобы узнать о местоханождении древнего оплота дварфов, места, о котором в историях говорилось как о “шахтах, где бегут серебряные реки”.

Дриззт отозвал Харли в сторону. “Ночь очень длинная. Сдаются ли в деревне комнаты?”

"Ерунда”, – обиделся Харли. “Вы мои гости и останетесь здесь. Комнаты для вас уже приготовлены”.

"И какова цена за все это?”

Харли оттолкнул руку Дриззта с кошельком. “Цена в Плющевом Особняке – отличная история или две, способные разнообразить наше существование. Ты и твои друзья заплатили за год вперед!”

"Благодарю тебя”, – ответил Дриззт. “Я думаю, пришло время мне и моим спутникам отдохнуть. Мы проделали долгий путь и еще более долгий у нас впереди”.

"По поводу вашей предстоящей дороги”, – сказал Харли. “Я договорился о встрече с ДельРоем, старейшим из Харпеллов в Лонгсэддле. Он, больше чем любой другой из нас, может помочь вам”.

"Очень хорошо”, – сказал Регис, подавшийся вперед, чтобы слышать беседу.

"Но за эту встречу придется заплатить ”, – произнес Харли Дриззту. “ДельРой желает провести с тобой личную беседу. Он искал информацию о дроу в течении многих лет, но она была почти недоступна для нас”.

"Согласен”, – ответил Дриззт. “Теперь пришло время, чтобы отдохнуть”.

"Я провожу вас”.

"Когда мы встретимся с ДельРоем?” – спросил Регис.

"Утром”, – ответил Харли.

Регис засмеялся, когда обернулся на другую сторону стола, где сидел Бруенор, неподвижно державший в своих коренастых руках кружку с элем, его взгляд был направлен в одну точку. Регис слегка подтолкнул дварфа и Бруенор с глухим стуком упал на пол, не издав ни единого звука. “Я думаю лучше вечером”, – отметил халфлинг, указывая на стол, на другом конце комнаты.

Под ним лежал Вулфгар.

Харли посмотрел на Дриззта. “Вечером”, – согласился он. “Я договорюсь с ДельРоем”.

Четверо друзей провели весь следующий день восстанавливая свои силы после бурной вечеринки в таверне и наслаждаясь бесконечными чудесами Плющевого Особняка. Вскоре Дриззт был вызван на встречу с ДельРоем, а остальные в это время, ведомые Харли совершали экскурсию по огромному дому, проходя через огромное количество алхимических лабораторий, магических комнат, залов для медитаций и несколько охраняемых комнат специально оборудованных для вызова существ из других миров. Интерес представляла собой статуя Матерли Харпелла, хотя по правде статуей был сам маг. Неудачное смешение зелий буквально превратило его в камень.

Затем они повстречали Биддерду, семейного пса, который однажды был кузиной Харли – вновь неудачное смешение компонентов.

Харли ничего не скрывал от своих гостей, подробно излагая историю своего клана, его успехи и зачастую ужасные провалы. Также он рассказал о землях вокруг Лонгсэддла, о варварах Ургардта, Небесных Пони, с которыми им довелось встретиться, и об остальных племенах, которые могли встретиться им на пути.

Бруенор был рад, что их отдых все же оказался им полезен и принес им некоторую ценную информацию. Его цель каждую минуту каждого дня заставляла его идти вперед, и когда он проводил слишком много времени не продвигаясь в направлении Митрилового Зала, даже если это был простой отдых, он начинал чувствовать себя виноватым. “Ты должен хотеть этого всем своим сердцем”, – часто бормотал он себе под нос.

Но Харли снабдил их всей необходимой информацией об этих землях, которая могла пригодиться им в будущем, и поэтому Бруенор был удовлетворен, когда они сели ужинать в “Пушистом Посохе”. Дриззт присоединился к ним там, он был молчалив и угрюм, и не желал говорить много, когда его стали расспрашивать о встрече с ДельРоем.

"Мы встретимся с ним еще раз”, – был ответ дроу на расспросы Бруенора. “ДельРой очень стар и мудр. Он может оказаться нашей единственной надеждой в поисках Митрилового Зала“.

Бруенор и вправду был заинтересован будущей встречей.

Дриззт беззвучно принялся за свою порцию еды, раздумывая над историями и образами его родины, которые он поведал ДельРою, вспомнив необычную красоту Мензоберранзана.

И злые сердца, которые лишали части его красоты.

Спустя некоторе время, Харли забрал Дриззта, Бруенора и Вулфгара на встречу со старым магом – Регис уговорил их оставить его в таверне. Они встретились с ДельРоем в маленькой, полутемной комнате, отблески света на подернутом возрастом лице мага, лишь усиливали ощущение тайны. Бруенор и Вулфгар пришли к выводу, что описание ДельРоя Дриззтом было абсолютно точно, большой жизненный опыт явно простматривался на его сморщенной смуглой коже. Его тело уже отказывалось ему служить как прежде, но блеск его глаз говорил о глубокой жизненной силе и остром уме.

Бруенор развернул свою карту на круглом столе, рядом со свитками и книгами, которые принес ДельРой. Старый маг внимательно изучал ее несколько секунд, проследив за линией, которая привела друзей в Лонгсэддл. “Что ты помнишь о древних залах, дварф?” – спросил он. “Достопримечательности или соседние народы?”

Бруенор потряс головой. “Образы в моей голове хранят только воспоминания о подземных залах и кузницах, где раздаются звуки железной наковальни. Свой побег мой клан начал в горах, это все что я знаю”.

"Северные земли обширны”, – подметил Харли. “Многие из горных цепей могли быть вашим домом”.

"Вот почему Митриловый Зал, несмотря на все его многочисленные богатства так и не был найден”, – ответил ДельРой.

"В этом то вся и трудность”, – сказал Дриззт. “Мы даже не знаем где нам стоит начать наши поиски”.

"Да, но вы уже их начали”, – ответил ДельРой. “Вы правильно сделали, что двинулись вглубь территории; большинство легенд о Митриловом Зале приходят из восточных земель, в основном с побережья. Похоже, что ваша цель лежит где-то между Лонгсэддлом и великой пустыней, однако севернее или южнее, я не могу предположить. Вы правильно поступили”.

Дриззт кивнул и замолчал, когда старый маг принялся за изучение карты Бруенора, отмечая важные точки и часто обращаясь к книгам, которые он сложил рядом со столом. Бруенор вертелся вокруг ДельРоя, давая ему всякие советы, приходившие на ум. Дварфы были терпеливым народом, что было их характерной чертой, которая позволяла их кузнечному ремеслу затмить изделия других рас, и Бруенор старался быть как можно спокойнее, не желая давить на мага.

Спустя некоторое время, когда ДельРой наконец закончил с переработкой доступной ему инфрмации, он вновь заговорил. “Куда бы вы пошли дальше”? – спросил он у Бруенора, – “если бы не получили совета здесь?”

Дварф вновь взглянул на карту, Дриззт склонился над его плечом, и провел линию на восток своим узловатым пальцем. Он посмотрел на Дриззта, чтобы тот подтвердил, что точка, о которой они разговаривали на досуге, указана верно. Дроу кивнул. “Цитадель Адбар”, – произнес Бруенор, ткнув пальцем в карту.

"Крепость дварфов”, – сказал ДельРой, не слишком удивившись. “Прекрасный выбор. Король Харбромм и его дварфы могли бы тебе помочь. Они были там, в Митриловых Горах, в течении многих столетий. Безусловно Адбар была стара уже в те дни, когда молоты дварфов выстукивали свою песню в Митриловом Зале”.

"Значит вы советуете нам отправиться в Цитадель Адбар?” – спросил Дриззт.

"Это ваш выбор, и лучшего я вам не могу предложить”, – ответил ДельРой. “Но путь далек, не менее пяти недель, если все будет хорошо. И он проходит по восточной дороге за Сундабаром, что маловероятно. Но все же вы можете добраться туда до первых зимних холодов, и затем вы сможете воспользовавшись информацией Харбромма, продолжить свое путешествие до следующей весны ”.

"Значит выбор очевиден”, – произнес Бруенор. “В Адбар!”

"Но есть еще, что вы должны знать”, – сказал ДельРой. “И это ценный совет, что я могу дать вам: Не упускайте своих возможностей в дороге из-за обнадеживающего вида конца пути. Ваш курс был правилен, вначале из Долины Ледяного Ветра в Лускан, затем из Лускана сюда. Есть множество причин, и не только монстры, которые могут заставить путника свернуть. На своем пути в Адбар, вы минуете Сильверимун, город мудрости и наследия, и леди Алустриель и Хранилище Мудрости, самую лучшую библиотеку во всех северных землях. Многие в этом прекрасном городе могут предложить вам большую помощь чем я, или даже король Харбромм. За Сильверимуном вы найдете Сундабар, древнюю крепость дварфов, где правит Хелм, известный друг дварфов. Его узы, связывающие его с твоей расой, очень крепки, Бруенор и проходят через многие поколения. Возможны они связывают его и с твоими людьми”.

"Возможно!” – улыбнулся Харли.

"Мы прислушаемся к твоим мудрым советам, ДельРой”, – сказал Дриззт.

"Да”, – согласился дварф, укрепившись духом. “Когда мы покидали долину, я не знал куда нам идти после Лускана. Я лишь строил догадки. Халфлинг был мудр, что посоветовал нам придти в это место, где мы наконец-то нашли ключи к этой загадке!” Он оглянулся вокруг – Дриззт, Харли, ДельРой, и наконец он заметил Вулфгара, молчаливо сидевшего на своем стуле, скрестив руки на груди. Он наблюдал за происходящим без каких-либо эмоций. “Что скажешь, парень?” – обратился к нему Бруенор. “Тебе есть что добавить?”

Вулфгар подался вперед, облокотившись на стол. “Нет”, – произнес он. “Я последую за тобой, какой бы путь ты не выбрал”.

Бруенор принял его ответ и повернулся назад к ДельРою и Харли, чтобы выяснить некоторую дополнительную информацию о дороге. Однако Дриззт, неубежденный откровенностью слов Вулфгара, перевел взгляд на юного варвара, заметив необычное выражение в его глазах, когда он смотрел на Бруенора.

Печаль?

Они провели еще два дня в Плющевом Особняке, однако Дриззта ни на минуту не оставляли Харпеллы, которые хотели узнать как можно больше информации о его расе. Он спокойно воспринимал вопросы, понимая их добрые намерения, и отвечал как только мог. Когда Харли пришел, чтобы проводить их на утро пятого дня, они полностью восстановили свои силы и были готовы двигаться в путь. Харли пообещал позаботиться о том, чтобы вернуть лошадей их законным владельцам, сказав, что это последнее, что он может сделать для незнакомцев, проявивших такой интерес к городу.

По правде говоря, друзья многое смогли узнать во время своей остановки. ДельРой и Харли снабдили их ценной информацией, и что еще более важно, подарили им новую надежду в их поисках. Бруенор был на ногах задолго до рассвета последнего утра, теперь ему нетерпелось как можно скорее вернуться на дорогу.

Они выступили из особняка сказав бесчисленное количество прощаний и бросив множество последних взглядов через плечо, и даже Вулфгар, который пришел к магам с чувством глубокой антипатии, сказал несколько прощальных слов.

Они пересекли мост, попрощавшись с Шардином, который слишком глубоко ушел в свои размышления о потоке, чтобы заметить их, и вскоре узнали, что строение рядом с конюшней было экспериментальной фермой. “Это изменит лицо всего мира!” – заверил их Харли, когда они подошли поближе, чтобы все рассмотреть. Подобно конюшне, ферма состояла из одной комнаты, однако часть ее не имела крыши и представляла собой поле внутри стен. На поле паслись миниатюрные коровы и овцы, а под их ногами бегали курицы размером с полевую мышь.

"Конечно, это первый сезон и мы еще не видели результатов”, – объяснил Харли, – “но мы рассчитываем на большой урожай, несмотря на маленькие затраты ресурсов”.

"Эффективно”, – засмеялся Регис. “Мало еды, мало пространства, и вы можете вернуть им первоначальный размер, когда захотите съесть их!”

"Точно!” – сказал Харли.

Далее они двинулись в конюшню, где Харли подобрал им прекрасных скакунов – двух лошадей и двух пони. Харли объяснил, что это были подарки. “Это последнее, чем мы можем помочь в таком благородном деле”, – сказал Харли низко поклонившись, чтобы предупредить любые протесты со стороны Бруенора и Дриззта.

Дорога свернула, продолжая идти вниз по холму. Харли стоял некоторое время почесывая подбородок, с озадаченным выражением на своем лице. “Шестой столб”, – сказал он себе, – “но слева или справа?”

Человек работавший на лестнице (еще одна забавная диковинка – видеть лестницу стоящую над изгородью и прислоненную к середине невидимой стены) пришел им на помощь. “Опять забыл?” – усмехнулся он над Харли. Он указал на изгородь. “Шестой столб слева от тебя!”

Харли прогнал свое замешательство и двинулся вперед.

Друзья с любопытством посмотрели на человека, когда шли мимо него, все еще держа в руках своих лошадей. У него было ведро и несколько тряпок, которыми он оттирал несколько красных пятен с невидимой стены.

"Низколетящие птицы”, – сконфуженно произнес Харли. “Но не волнуйтесь, Регвельд работает над этой проблемой даже сейчас, когда мы говорим”.

"Сейчас настало время нам прощаться, но даю слово, что пройдет еще много лет, прежде чем вас забудут в Плющевом Особняке! Дорога проведет вас через Лонгсэддл. Там вы можете пополнить ваши припасы – обо всем уже договорено”.

"Мой глубочайший поклон тебе и твоему роду”, – сказал Бруенор, низко поклонившись. “Несомненно Лонгсэддл стал ярким пятном на серой дороге!” Остальные трое согласились с ним.

"Значит, прощайте”, – вздохнул Харли. “Дайте Харпеллам знать, когда вы наконец найдете Митриловый Зал и вновь раздуете древние печи!”

"Несомненно!” – заверил его Бруенор, когда они двинулись по дороге.

Они выехали за пределы Лонгсэддла незадолго до полудня, их лошади скакали легкой рысцой с сумками полными припасов.

"Ну, что ты предпочитаешь, эльф”, – спросил Бруенор на следующий день, – “удар копья солдата, или укол носа любознательного мага?”

Дриззт лишь рассмеялся. Лонгсэддл так отличался от всех тех мест, где ему довелось побывать до этого, и в тоже время был так похож.

Лишь Вулфгар, скачущий рядом с ним, пробормотал.

"Дорогу”.


предыдущая глава | Серебряные потоки | 9 ЭТО НЕ ГОРДОСТЬ