home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

ОКОВЫ РЕПУТАЦИИ

Утреннее солнце светило ярко в их первый дент путешествия после того, как они покинули Лонгсэддл. Друзья, отдохнувшие за время своего пребывания у Харпеллов, ехали быстрой рысью, но все еще наслаждались ясной погодой и пустынной дорогой. Местность была ровная, без единого деревца или холмика.

"Три дня до Несме, может четыре”, – сказал им Регис.

"Скорее три, если погода не испортится”, – произнес Вулфгар.

Дриззт поежился под своим капюшоном. Несмотря на то, что прекрасное утро дарило им радость, он знал, что они были в диких землях. Три дня могли оказаться долгой поездкой.

"Что ты знаешь об этом месте, Несме?” – спросил Бруенор у Региса.

"Только то, что нам поведал Харли”, – ответил Регис. “Небольшой городишко, торговый люд. Но осмотрительный. Я никогда не был там, но истории рассказывают о храбрых людях, что живут на краю Эвермура”.

"Я очень заинтересован Эвермуром”, – сказал Вулфгар. “Харли мало, что рассказал об этом месте, лишь тряс своей головой и ежился, когда я спрашивал о нем”.

"Не забивай себе голову”, – сказал, засмеявшись Бруенор. “Неужели может быть место хуже чем наша долина?”

Регис пожал плечами, не слишком убежденный аргументами дварфа. “Тролльмур, а именно такое название дали этим землям в рассказах, хотя это может несколько и преувеличено, но все равно это уже плохая примета. Каждый город севера отдает дань уважения людям Несме, за то что они продолжают охранять торговый путь вдоль Сурбрина несмотря на подобные испытания”.

Бруенор вновь засмеялся. “Быть может эти рассказы приходят из Несме, чтобы представить их более сильными, чем они есть на самом деле?”

Регис не стал спорить.

К тому времени как они остновились для обеда, землю окутал легкий туман, скрывший солнечный свет. Далеко на севере появилась черная линия грозовых облаков, двигающаяся в их сторону. Дриззт ожидал этого. В дикой местности даже погода могла стать врагом.

После полудня их нагнал шквальный ветер, принеся с собой проливной ливень и град. Внезапно темное небо разрезала яркая вспышка молнии и гром едва не заставил их вывалиться из седел. Но они продолжали двигаться вперед по раскисшей дороге.

"Это настоящее испытание в дороге!” – прокричал им Дриззт сквозь порывы ветра. “Гораздо больше путешественников было побеждено штормами нежели орками, потому, что они не предчувствовали такой опасности, когда отправлялись в путь!”

"Ха! Грибной дождик и только!” – демонстративно фыркнул Бруенор.

И словно в ответ, в нескольких ярдах от путешественников в землю ударила молния. Лошади подпрыгнули и взвились на дыбы. Пони Бруенора споткнулась передними копытами и растянулась в грязи, едва не придавив дварфа.

Пони Региса также не слушалась его, и он попытавшись удержаться в седле, вскоре скрылся за пеленой дождя.

Бруенор стоя на коленях, вытер грязь с лица, проклиная все на свете. “Проклятье!” – выругался он, наблюдая за движениями своей пони. “Она покалечилась!”

Вулфгар успокоил свою лошадь и попытался догнать пони Региса, но градины, несомые ветром, ослепили его и заставили его остановиться, и вновь ему пришлось проявить все свое умение, чтобы удержаться в седле.

Еще одна молния прорезала небо. И еще одна.

Дриззт тихо шепча, накрыл голову своей лошади плащом, чтобы успокоить ее и медленно подъехал к дварфу. “Покалечилась!” – вновь крикнул Бруенор, хотя Дриззт едва его мог расслышать.

Дриззт лишь беспомощно помотал головой и указал на топор Бруенора.

Небо вновь разрезала молния, принеся с собой новые порывы ветра. Дриззт прислонился к своей лошади, чтобы защитить себя, боясь, что ему не удастся долго успокаивать животное.

Градины становились все больше, ударяя с силой снарядов пущенных из пращи.

Перепуганная лошадь Дриззта сбросила его на землю и ускакала в дождь.

Дриззт быстро поднялся на ноги и встал рядом с Бруенором, и затем они увидели как к ним направляется Вулфгар.

Он шел против порывов ветра, используя наклон своего тела, чтобы не сбиться с пути. Его взгляд был мрачен, его челюсть дергалась и по его щеке, смешиваясь с потоками воды, текла кровь. Он беспомощно посмотрел на своих друзей, словно он не знал, что произошло с ним.

Затем он упал лицом вниз в грязь у их ног.

Пронзительный свист прорезал завесу ветра, единственная надежда против усиливающейся силы шторма. Чуткий слух Дриззта уловил его, когда он и Бруенор поднимали лицо своего юного друга из грязи. Источник свиста казалось находился очень далеко, но Дриззт знал, что шторм мог исказить его.

"Что?” – спросил Бруенор, заметив внезапную реакцию дроу, хотя он сам не слышал ничего кроме порывов ветра.

"Регис!” – ответил Дриззт. Он начал волочь Вулфгара в направлении свиста, Бруенор последовал за ним. У них не было времени выяснять был ли хотя бы жив варвар.

Расторопность халфлинга спасла их в этот день. Зная насколько опасен может быть шторм спустившийся с Хребта Мира, Регис медленно продвигался вперед выискивая какое-нибудь укрытие на ровной местности. Он нашел дыру в склоне небольшого холма, возможно это было старое волчье логово, ныне пустующее.

Следуя на его свист Дриззт и Бруенор вскоре нашли его.

"В нее льет дождь и нас скоро затопит!” – крикнул Бруенор, но помог Дриззту затащить Вулфгара внутрь и прислонил его к задней стене пещеры. Затем он подошел к своим друзьям и помог им построить преграду из земли и их мешков, против грозившего им наводнения.

Стон Вулфгара заставил Региса быстро подбежать к нему.

"Он жив!” – крикнул халфлинг. “И его рана не так опасна!”

Вскоре их убежище выглядело, если не комфортабельно, то вполне сносно, и даже Бруенор прекратил свое ворчание.

"Это настоящее испытание в дороге”, – вновь сказал Дриззт Регису, пытаясь поднять настроение своему маленькому несчастному другу, когда они сидели на дне ямы в луже грязи и вглядывались в ночь, беспрестанно грохотавшую и низвергавшую потоки воды, служившие напоминанием, что они не могут чувствовать себя в полной безопасности.

В ответ Регис вылили воду из своего сапога.

"Как ты думаешь, сколько мы уже прошли миль?” – спросил Бруенор у Дриззта.

"Около десяти”, – ответил дроу.

"Такими темпами мы будем добираться до Несме две недели!” – пробормотал Бруенор, скрестив руки на груди.

"Шторм пройдет”, – обнадеживающе заверил его Дриззт, но дварф его не слушал.

На следующий день дождь закончился, хотя по небу еще бродили густые серые облака. Вулфгару полегчало на утро, но он все еще не мог понять что же произошло с ним. Бруенор настоял чтобы они выступали немедленно, но Регис предпочитал, чтобы они остались в логове до тех пор пока окончательно не убедятся, что шторм прошел.

"Большая часть провизии потеряна”, – напомнил Дриззт халфлингу. “У тебя не будет другой пищи кроме засушенного хлеба, пока мы не доберемся до Несме”.

Регис первым выбежал из логова.

Невыносимая влажность и раскисшая почва мешала их продвижению, и вскоре ноги друзей ныли от постоянных вывихов и подскальзываний. Их промокшая одежда прилипла к телу и с каждым шагом становилась все тяжелее и тяжелее.

Затем они нашли лошадь Вулфгара, обугленные и все еще дымящиеся останки, наполовину завязнувшие в грязи.

"Молния”, – понял Регис.

Трое друзей посмотрели на Вулфгара, пораженные тем, что он выжил после такого попадания. Вулфгар также был шокирован, поняв, что его сбросило с лошади прошлой ночью.

Полоска солнечного света пробилась сквозь облака. Но она не представляла собой ничего серьезного и до полудня день все равно был очень темным. Дальний гром говорил о том, что вторая половина дня обещала быть еще хуже.

Шторм уже прошел свой пик, но в эту ночь они не смогли найти никакого убежища, и когда небо разрезала очередная молния, то можно было увидеть четыре съежившиеся фигуры сидящие в грязи, со склоненными головами словно они принимали свою судьбу с беспомощной покорностью.

Еще два дня они шли сквозь дождь и ветер, не имея никакого другого выбора, кроме как идти вперед. Вулфгар был воодушевителем отряда в это трудное время. Он поднял Региса с раскисшей земли, легко забросив халфлинга себе на спину, объяснив это тем, что ему нужен дополнительный вес для баланса. Чтобы спасти гордость халфлинга, варвар даже убедил упрямого дварфа проехаться на нем некоторое время. И как всегда Вулфгар был неукротим, – “Благословение, говорю я вам”, – кричал он в серые небеса. “Шторм заставил насекомых и орков убраться с нашего пути! И сколько еще месяцев пройдет, прежде чем мы будем нуждаться в воде?”

Он очень старался, чтобы держать свой дух на высоте. Один раз он внимательно наблюдал за молнией, остчитывая промежуток между вспышкой и последующим за ней громом. Когда они приблизились к скелету давно засохшего дерева, то молния вспыхнула вновь и Вулфгар использовал свою уловку. Вскрикнув, – “Темпус!”, он занес свой боевой молот над головой и ударил по стволу дерева, как раз в тот момент, когда вокруг грянул гром. Его пораженные друзья оглянулись на него, чтобы найти его гордо стоящим, с вознесенными руками и глазами к богам, словно они лично ответили на его зов.

Дриззт этот внимание богов со своим обычным стоицизмом, молча аппладируя своему юному другу, и вновь укрепляясь в мысли, что они приняли верное решение взять его с собой. Дроу понимал, что его целью в это суровое время было продолжать нести прилежную стражу, несмотря на уверения варвара о их безопасности.

Наконец, шторм успокоился также неожиданно как и начался. Яркое солнце и чистое голубое небо позднего рассвета сразу подняло настроение путникам.

Особенно Бруенору. Дварф ускорил шаг, так словно они только начали свое путешествие из Долины Ледяного Ветра.

Рыжая борода металась из стороны в сторону в такт его быстрому шагу и Бруенор как и тогда не отводил взгляда с дороги. Он вновь вернулся к мечтам о своей родине, вновь видя перед собой факелы мерцающие на серебряных стенах и чудесные изделия его народа. Его усилившееся сосредоточение на Митриловом Зале в последние месяцы заставляло в его памяти всплывать все новые воспоминания, и сейчас на дороге, впервые за многие года он вспомнил Зал Думатона.

Дварфы Митрилового Зала хорошо жили за счет торговли своими изделиями, но они всегда хранили свои самые лучшие произведения и наиболее ценные подарки, оставляя их у себя. В большой и украшенной комнате производившей впечатление на любого видевшего ее, наследие предков Бруенора было выставлено на всеобщее обозрение, вдохновляя будущих мастеров.

Бруенор улыбнулся воспоминаниям об этом чудесном зале и изумительных изделиях, в основном оружии и броне. Он посмотрел на Вулфгара шедшего рядом с ним, и на могучий молот, который он выковал год назад. Эйджис-фанг мог занять достойное место в Зале Думатона, если бы клан Бруенора все еще правил Митриловым Залом.

Но наблюдая хватку Вулфгара, махавшего молотом так легко, словно это была его рука, Бруенор не испытывал сожаления.

Следующий день принес им еще больше хороших новостей. Вскоре после того как они разбили лагерь, друзья обнаружили, что они продвинулись гораздо дальше, чем они думали во время шторма, так как местность вокруг них медленно, но определенно меняла свои черты. Там где раньше были лишь небольшие кусты бурьяна, теперь начали попадаться островки густой травы и небольшие рощицы высоких вязов. Перейдя последний подъем они подтвердили свои догадки – перед ними лежала Долина Дессарина. Несколько миль вперед, разлившись от таявших источников и прошедшего дождя, и четко видимая с их высокой точки, великая река величаво катилась на юг.

В этих землях зима была очень долгой, но когда она кончалась, природа словно оживала, пользуясь коротким сезоном. Богатые цвета весны окружали друзей, когда они спускались вниз по откосу к реке. Травяной ковер был так мягок, что они сняли свою обувь и пошли босиком. Жизнь в этих краях била ключом и увлекала своей сказочностью.

"Ты еще не видел залов”, – сказал Бруенор подчинившись внезапному порыву. “Реки чистого митрила, шире чем твоя рука! Потоки серебра, и красивее их может быть только то, что творит рука дварфа из них”.

"Желание увидеть это зрелище заставляет нас идти вперед не взирая на трудности в пути”, – ответил Дриззт.

"Ха!” – добродушно ухмыльнулся Бруенор. “Ты здесь потому, что я заманил тебя в это дело, эльф”.

Вулфгар засмеялся. Он учавствовал в обмане, благодаря которому удалось заставить Дриззта согласиться на это путешествие. После великой битвы с Акаром Кесселом, Бруенор притворился, что он смертельно ранен, и на своем смертном ложе он умолял дроу отправиться в путешествие с ним на его древнюю родину. Думая, что дварф вот-вот испустит дух, Дриззт не смог оказать ему.

"И ты!” – крикнул Бруенор Вулфгару. “Я знаю, почему ты пошел, даже если твой череп слишком толст, чтобы понять это!”

"Молю, скажи мне”, – ответил Вулфгар с улыбкой.

"Ты бежишь! Но не можешь убежать!” – закричал дварф. Веселье Вулфгара перешло в смущение.

"Девчонка лишила его спокойствия, эльф”, – объяснил Бруенор Дриззту. “Кэтти-бри поймала его в сети из которых его мускулы не помогут ему выпутаться!”

Вулфгар засмеялся над железной логикой Бруенора, приняв это как шутку. Но в своих мыслях, всплывших при упоминании Кэтти-бри, он вспомнил закат, за которым они наблюдали вместе на склонах Горы Кельвина, и те часы, что они проводили за болтовней на Подъеме Бруенора. Варвар понял, что слова дварфа были не так далеки от истины.

"А Регис?” – спросил Дриззт у Бруенора. “Понял ли ты почему он пошел с нами? Быть может из-за его любви к раскисшей грязи в которой утопают по колено его маленькие ноги?”

Бруенор прекратил смеяться и и посмотрел на реакцию халфлинга на вопрос дроу. “Нет, не знаю”, – сертезно ответил он после некоторого раздумья. “Все что я знаю – если Грохочущий Живот выбрал дорогу, то это значит только то, что грязь и орки гораздо больше привлекают его чем то, что он оставил позади себя”. Бруенор продолжал смотреть на своего маленького друга, желая услышать какие-нибудь объяснения в ответе халфлинга.

Регис шел склонив голову, разглядывая пушистые ножки, когда они показывались сквозь густые волны травы, впервые за многие месяцы видимые из-за круглого живота. Убийца Энтрери был на другом конце света, думал он. И у него не было намерения рассказывать об опасности, которая ему сейчас не угрожала.

Через несколько миль путешествия вдоль берега вверх по течению, они наткнулись на разветвление реки, место где Сурбин с северо-востока, впадала в главный поток большой речной сети.

Друзья стали искать путь, чтобы пересечь большую реку, Дессарин, и попасть в маленькую долину между ней и Сурбин. Несме, их следующая и последняя остановка перед Сильвермуном, был выше по течению Сурбин, и несмотря на то, что город стоял на восточном берегу реки, друзья решили последовать совету Харли Харпелла, и продвигаться по западному берегу, чтобы избежать опасностей Эвермура.

Они персекли Дессарин без особых сложностей, благодаря невероятной ловкости дроу, который перебрался на другой берег, забравшись на низко свисавшие ветви дерева, перепрыгнул на сучья на другом берегу реки. Вскоре они неторопясь шли вдоль Сурбин, наслаждаясь солнечным светом, теплым ветром, и бесконечной песней реки. Дриззту даже удалось подстрелить оленя из своего лука, что обещало им прекрасный ужин и полные мешки с провизией на будущую дорогу.

Они устроили лагерь прямо у воды, под светом звезд, впервые появившихся на небе за последние четыре ночи. Они сидели у костра и слушали бесконечные рассказы Бруенора и серебряных залах и тех чедесах, что они встретят в конце своего пути.

Спокойствие ночи не нарушалось до наступления утра, однако, друзья проснулись от звуков сражения. Вулфгар сразу же взобрался на ближайшее дерево, чтобы увидеть сражающихся.

"Всадники!” – крикнул он, спрыгивая и вытаскивая свой боевой молот, прежде чем успел коснуться земли. “Некоторые уже пали! Они сражаются с монстрами, которых я никогда ранее не видел!” Он бросился в ту сторону, за ним последовали Бруенор и Дриззт. Не проявив все же такого энтузиазма Регис вытащил свою маленькую булаву и нехотя пошел в направлении схватки.

Вулфгар добрался первым. Семеро всадников успокаивали своих лошадей, тщетно пытаясь сформировать хоть какое-то подобие защитного порядка.Существа, с которыми они сражались, были очень проворны и не боялись лезть под копыта лошадей. Монстры были всего три фута в высоту, а их руки были в два раза длиннее их туловищ. Они походили на маленькие деревца, но были живыми и достаточно быстро перемещались размахивая своими длинными руками или, как в случае с невезучим всадником, которого заметил Вулфгар, когда вступил в схватку, обвивали своими гибкими конечностями врагов и сбрасывали их из седел.

Вулфгар пробежал между двух существ, отбросив их в сторону, и набросился на того, который только что сбил всадника. Варвар недооценил монстров, которые благодаря своим корнеподобным ногам быстро обрели равновесие и их длинные руки схватили его прежде, чем он успел сделать два шага, и остановили его.

Бруенор следовал прямо за Вулфгаром. Топор дварфа прошел сквозь одного из монстров, разрубив его посередине, подобно бревну, и затем врезался во второго, отколов большой кусок его туловища.

Дриззт приблизился, даже несмотря на битву он был взволнован, но сдерживаемый, как и всегда, чувством осторожности, которое помогло ему выжить в сотнях сражениях. Он двинулся вниз к реке, где обнаружил обветшалый мост через Сурбрин, построенный из бревен. Дриззт знал, что его построили монстры – несомненно это были мыслящие создания.

Дриззт выглянул из-за укрытия. Всадники объединили свои силы с неожиданными союзниками, но один из них был окружен монстрами и стащен с лошади. Видя древоподобную природу своих причудливых врагов, Дриззт понял почему у всех всадников были топоры, и он задумался над тем насколько эффективны могли быть его тонкие скимитары.

Но он перешел к действию. Выскочив из своего убежища, он сделал выпад обоими скимитарами в одно из созданий. Они достигли цели, причинив эффект не больший, как если бы Дриззт уколол дерево.

Но даже несмотря на это, попытка дроу спасла всадника. Монстр ударил свою жертву еще раз, чтобы отключить ее, и затем обернулся к Дриззту. Быстро соображая, дроу перешел к новым действиям, используя свои бесполезные лезвия, чтобы избежать ударов монстра. Затем, когда создание набросилось на него, он прыгнул к нему в ноги, вырвав их с корнем и пролетел под ним. Затем он вонзил свои скимитары в короподобную кожу и толкнул его, заставив монстра потерять равновесие и покатиться в сторону Сурбрин. Он устоял перед самой водой, но Дриззт вновь набросился на него. Серия четко направленных ударов сбросила монстра в поток и река унесла его прочь.

К этому времени всадник забрался в седло и собрался с мыслями. Он направил свою лошадь к берегу, чтобы поблагодарить своего спасителя.

И тут он увидел черную кожу.

"Дроу!” – закричал он, взмахнув топором.

Дриззт был застан врасплох. Его отменная реакция позволила ему поднять одно из своих лезвий, чтобы отразить удар, но плоская сторона лезвия топора достигла его головы. У все поплыло перед глазами. Он отпрыгнул по инерции, пытаясь как можно дальше убежать от всадника, понимая, что человек убъет его прежде чем он успеет придти в себя.

"Вулфгар!” – закричал Регис, из своего собственного убежища на берегу реки, неподалеку. Варвар разобрался с одним из монстров, мощным ударом расколов его на две половины, и обернулся в тот момент, когда всадник подвел свою лошадь к Дриззту.

Вулфгар закричал в ярости и оставив свою схватку, схватил лошадь за уздечку и дернул со всей силы вниз. Лошадь и всадник упали на землю. Лошадь тотчас вскочила на ноги, тряхнув своей головой и нервно оглядываясь вокруг, но всадник остался лежать на земле – его нога была сломана под весом животного, когда он упал.

Оставшиеся пять всадников сражались слажено, атаковав группу монстров и рассеяв их. Топор Бруенора ярстно мелькал во все стороны и все это время дварф пел песню, которую он выучил в детстве.

"Руби деревья для огня, мой сын,

Растопим костер и сготовим еду!” – распевал он, когда методично одного за одним руюил монстров.

Вулфгар встал над Дриззтом, убивая любого монстра, осмелившегося подобраться слишком близко, одним ударом.

Битва была выиграна, и за считанные секунды несколько выживших существ в ужасе бежали через мост над Сурбрин.

Трое всадников были мертвы, еще один еле сидел на лошади, сильно ослабев от полученных ран, и еще один, тот которого сбросил Вулфгар, лежал без сознания. Но оставшиеся пять всадников не спешили к своим раненым. Они образовали полукруг вокруг Вулфгара и Дриззта, который уже успел встать на ноги, и держали наготове свои топоры.

"Значит так вы благодарите своих спасителей?” – рявкнул Бруенор на них, шлепнув одну из лошадей по крупу, чтобы пройти к своим друзьям.

"Плохую компанию нашел ты себе, дварф!” – ответил один из всадников.

"Ваш друг был бы мертв, если бы не эта плохая компания!” – ответил Вулфгар, указывая на всадника лежащего неподалеку. “И он отплатил дроу лезвием!”

"Мы – Всадники Несме”, – объяснил наездник. “Наша доля – погибнуть на поле сражения, защищая наш народ. Мы с готовностью принимаем такую судьбу”.

"Еще один шаг и ты получишь, что ты хочешь”, – предупредил Бруенор.

"Но ваше суждение о нас неверно”, – произнес Вулфгар. “Мы направляемся в Несме. Мы пришли с миром и дружбой”.

"Вы не войдете – не с ним!” – крикнул всадник. “Всем известно какое зло с собой несут темные эльфы. Ты просишь нас приветствовать его?”

"Ха, ты просто глупец”, – проревел Бруенор.

"Следи за своими словами, дварф”, – предупредил его всадник. “Нас пятеро против троих, и мы на лошадях”.

"Ну тогда попробуй осуществить свою угрозу”, – вернул ему Бруенор. “Боюсь стервятники не наедятся этими прыгающими деревьями”. Он провел своим пальцем по острию лезвия своего топора. “Дадим же им что-нибудь получше”.

Вулфгар легонько махнул Эйджис-фангом, вперед и назад. Дриззт даже не сделал попытки извлечь свое оружие, и его ледяное спокойствие пожалуй больше всего нервировало всадников.

Говоривший казалось был несколько смущен после провала его угрозы, но все еще продолжал храбриться. “Но мы благодарны вам за вашу помощь. Мы позволим вам уйти. Исчезните и никогда больше не появляйтесь в этих краях”.

"Мы пойдем туда куда решим”, – огрызнулся Бруенор.

"И мы решаем не сражаться”, – добавил Дриззт. “В наши намерения не входит причинить вред вам или вашему городу, Всадники Несме. Мы пройдем оставив при себе свои дела и оставим вас”.

"Не приближайся к моему городу, темный эльф!” – крикнул другой всадник. “Ты можешь убить нас на поле, но нас сотни! Теперь исчезни!” Его спутники казалось вновь обрели уверенность от его слов, их лошади нетерпеливо переминались с ноги на ногу от внезапно натянутых уздечек.

"У нас есть свой путь”, – настоял Вулфгар.

"К черту их!” – внезапно крикнул Бруенор. “Я уже достаточно насмотрелся! Будь проклят их город. Надеюсь его смоет река!” Он повернулся к своим друзьям. “Они оказали нам услугу. Мы выиграем больше дня, если сразу напрямую двинемся в Сильверимун”.

"Напрямую?” – спросил Дриззт. “Через Эвермур?”

"Неужели это место опаснее нашей долины?” – ответил Бруенор. Он повернулся к всадникам. “Оставьте себе свой город и ваши головы”, – сказал он. “Мы перейдем мост здесь и избавим себя от Несме!”

"Великолепная мысль, глупый дварф”, – ответил всадник с усмешкой. “Мы пришли, чтобы уничтожить мост. Он будет сожжен за вами”.

Бруенор кивнул и ответил такой же усмешкой.

"Держите свой путь на восток”, – предупредил всадник. “Мы предупредим остальных всадников. Если вас заметят в окрестностях Несме, то непременно убьют”.

"Забирайте своего мерзкого друга и проваливайте”, – насмехался другой всадник, – “прежде чем мой топор омылся кровью черного эльфа! Хотя жаль, что тогда мне придется выбросить свое оскверненное оружие!” Все всадники присоединились к последующему взрыву хохота.

Дриззт словно и не слышал этих слов. Он был сосредоточен на всаднике позади отряда, который не вступал в разговор и не привлекая к себе внимания мог действовать. Всадник уже снял свой лук с плеча и медленно двигал свою руку в направлении своего колчана.

Бруенор окончил свою речь. Он и Вулфгар отвернулись от всадников и направились к мосту. “Пойдем, эльф”, – сказал он Дриззту, проходя мимо него. “Мне будет лучше спаться вдали от этих псов”.

Но у Дриззта было еще что сказать, прежде чем он повернулся спиной к всадникам. Одним молниеносным движением, он снял лук со своей спины, достал стрелу из колчана, и выпустил ее в воздух. Она прошла сквозь кожаную шапку лучника, отрезав его волосы в середине, и впилась в дерево позади него.

"Я пропущу мимо ушей ваши оскорбления”, – произнес Дриззт перепуганному всаднику. “Но я не потерплю попытки ранить моих друзей, и буду защищать себя. Я предупреждаю тебя, единственный и последний раз: если ты попытаешься причинить нам вред – ты умрешь”. Он резко повернулся и не оглядываясь двинулся вниз к мосту.

Опешившие всадники конечно и в мыслях больше не думали о том, чтобы задерживать дроу и его друзей.

Дриззт иронично улыбнулся той мысли, что он не способен смыть с себя свое наследие. Хотя в этом и было его преимущество – аура загадочности окружающая темных эльфов помогала ему разубедить большинство своих потенциальных врагов.

Регис присоединился к ним на мосту, подкидывая маленький камешек в своей руке. “Если бы вас окружили”, – объяснил он, бросив камень в реку. “Если бы они напали на вас, то я бы несомненно помог вам”.

"Если бы они напали”, – поправил его Бруенор, – “ты бы весь перепачкался в грязи, в той норе, что ты бы спрятался!”

Вулфгар подумал над опасностями которые грозили им во время пути. “Тролльмур”, – эхом произнес он, вглядываясь в земли лежавшие перед ними. Харли рассказывал им об этом месте. Выжженая земля и бездонные трясины, тролли и еще большие ужасы, которым даже не было названия.

"Мы выиграем больше дня!” – упрямо повторил Бренор. Вулфгар не был так уверен в этом.


предыдущая глава | Серебряные потоки | cледующая глава