home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

СИЛЬВЕРИМУН

Поездка из Лускана была и вправду быстрой. Энтрери и его спутники казались любому случайному свидетелю их путешествия не больше чем сверкающая точка в ночной тьме. Магические кони не оставляли за собой следов и ни одно из живых существ не могло догнать их. Голем, как и всегда, неутомимо бежал за ними, переставляя свои могучие ноги.

Так удобно и легко было путешествовать на мистических конях Дендибара, что отряд продолжал свое путешествие до рассвета и весь следующий день, делая только короткие остановки для приема пищи. Когда они разбили свой лагерь после захода солнца, проведя ровно одни сутки в пути, они уже оставили позади себя скалы.

В этот первый день Кэтти-бри боролась со своими чувствами. Она и представить себе не могла, что Энтрери и его новые союзники смогут догнать Бруенора. Но судя по тому как разворачивалась ситуация в данный момент, Кэтти-бри становилась лтшь помехой своим друзьям, пешкой в игре Энтрери.

Она мало что могла сделать в этой ситуации, пока не сможет найти какой-нибудь путь, если не побороть, то хотя бы ослабить, тиски ужаса, в которые поймал ее убийца. Этот первый день она провела в сосредоточении, отрешившись от окружающей реальности и пытаясь обрести свою внутреннюю силу и решимость, в которых она так нуждалась.

Бруенор многому обучил ее в течение долгих лет, чтобы противостоять в подобной битве, навыкам выдержки и веры в себя, которые выручали ее во многих трудных ситуациях. На второй день поездки, полностью оценив свое положение, Кэтти-бри сосредоточилась на своих похиттителях. Больше всего ее занимали взгляды которыми награждали друг друга Ирдан и Энтрери. Гордый солдат очевидно не забыл унижения, которое он испытал в ту ночь, когда они впервые встретились, на поле за стенами Лускана.

Растущее соперничество было ее самым лучшим шансом – возможно единственным – на спасение, думала Кэтти-бри. Она понимала, что Бок был неразрушимой, бездушной машиной убийства, которой были безразличны ее ухищрения.

Кэтти-бри попыталась во время беседы переубедить юную магичку на второй день пути, но мысли Сидни были слишком прямолинейны, чтобы отклонить их в другое русло. Она даже не ответила на приветствие Кэтти-бри, когда они остановились на обед. И когда Кэтти-бри стала сильно докучать ей, Сидни приказала Энтрери “держать от нее подальше эту шлюху”.

Даже не смотря на провал этой попытки, надменная магичка помогла Кэтти-бри. Открытые оскорбления и презрение Сидни были словно пощечина по лицу Кэтти-бри и привели ее к мысли, что в ее борьбе с ужасом у нее появилось еще одно средство – злость.

Они преодолели половину своего пути на второй день и разбили лагерь среди небольших холмов к северо-востоку от Несме, оставив позади себя две сотни миль.

Вдалеке мелькнули огни лагеря и Сидни предположила, что это был патруль из Несме.

"Мы должны пойти туда и узнать все, что сможем”, – рассудил Энтрери, желая узнать новости о своей цели.

"Ты и я”, – согласилась Сидни. “Мы успеем добраться туда и вернуться, прежде чем наступит полночь”.

Энтрери посмотрел на Кэтти-бри. “Что насчет ее?” – спросил он у магички. “Я не хочу оставлять ее с Ирданом”.

"Ты думаешь, что солдат воспользуется нашим отсутствием?” – ответила Сидни. “Я уверяю тебя, что он благороден”.

"Это меня не касается”, – ухмыльнулся Энтрери. “Я не боюсь за дочь Бруенора Баттлхаммера. Она может уговорить твоего благородного солдата и исчезнуть в ночи, прежде чем мы успеем вернуться”.

Кэтти-бри не одобрила этот комплимент. Она понимала, что замечание Энтрери было скорее направлено на то, чтобы задеть Ирдана, который в это время собирал дрова для костра, чем одобрить ее собственную отвагу. Но неожиданное уважение убийцы к ней делало ее задание вдвойне сложным. Она не хотела, чтобы Энтрери думал о ней как об опасном, даже находчивом, противнике, что несомненно заставит его быть внимательным к каждому ее шагу.

Сидни посмотрела на Бока. “Я пошла”, – сказала она голему, специально повысив голос, чтобы Кэтти-бри могла все расслышать. “Если пленница попытается бежать – поймай и убей ее!” Он зло улыбнулась Энтрери. “Ты удовлетворен?”

Он ответил ей улыбкой и махнул своей рукой в направлении отдаленного лагеря.

В этот момент вернулся Ирдан и сидни поведала ему об их планах. Солдат был не очень доволен тем, что Сидни и Энтрери шли вместе, хотя он не стал разубеждать магичку. Кэтти-бри внимательно наблюдала за ним и знала правду. Он мало волновало то, что его оставляли наедине с големом и с нею, предположила она, но он боялся, что между его спутниками могло завязаться некое подобие дружбы. Кэтти-бри понимала и даже ожидала этого, Ирдан был в самой слабой позиции из этой троицы – он был подчинен Сидни и боялся Энтрери. В союзе между этими двумя, возможно даже соглашении всецело исключающем Дендибара и Башню Тайн, ему могло не найтись места.

"Безусловно природа их темных дел работает против них”, – прошептала Кэтти-бри, когда Сидни и Энтрери покинули лагерь.

"Я могу помочь тебе с этим” , – предложила она Ирдану, когда он заканчивал обустройство места для лагеря.

Солдат посмотрел на нее. “Помочь?” – усмехнулся он. “Я могу заставить тебя одну все это делать”.

"Твоя злость знакома мне”, – с сочувствием поризнесла Кэтти-бри. “Я испытываю нечто подобное, оказавшись в мерзких руках Энтрери”.

Ее сострадание разъярило гордого солдата. Он угрожающе навис над ней, но она сохранила свое присутствие духа и не отступила. “Эта работа недостойна тебя”.

Ирдан внезапно остановился, его злость испарилась из-за его внезапного проснувшегося интереса от комплимента. Очевидная хитрость, но для уязвленного самолюбия Ирдана, уважение юной женщины было слишком желанно, чтобы проигнорировать его.

"Что ты знаешь обо мне?” – спросил он.

"Я знаю, что ты солдат из Лускана”, – ответила Кэтти-бри. “Из отряда которого боятся во всех северных землях. Ты не должен делать эту унизительную работу, в то время как магичка и убийца развлекаются в ночи”.

"Ты напрашиваешься на неприятности!” – закричал Ирдан, но задумался, чтобы обдумать ее слова. “Ты разобьешь лагерь”, – через некоторое время приказал он, обретая некоторое количество чувства собственного достоинства показывая свое превосходство над ней. Но Кэтти-бри было все равно. Она сразу же взялась за работу, играя свою раболепскую роль без протеста. План уже начал обретать окончательную форму в ее голове, и эта часть требовала, чтобы она нашла себе союзника среди своих врагов, или хотя бы посеяла семена зависти в мыслях Ирдана.

Она удовлетворенно слушала, как соладт пошел прочь, что-то бормоча себе под нос.


предыдущая глава | Серебряные потоки | cледующая глава