home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



14

ЗВЕЗДА ЯРКА, ЗВЕЗДА СВЕТЛА

Вулфгар опустил Региса и Бруенора на кровать из мха в небольшой лощине в лесу, и затем упал от боли. Дриззт нашел его несколько минут спустя.

"Мы должны остановиться здесь”, – произнес дроу, –“хотя мне бы хотелось как можно дальше уйти от …” Он замолчал, когда заметил своего юного друга упавшего на землю и схватившегося за раненую ногу. Дриззт приблизился к нему, чтобы осмотреть его колено, его глаза расширились от потрясения и отвращения.

Рука тролля, возможно одного из тех, которых разрубил Дриззт, когда Вулфгар спасал Бруенора, ухватилась за варвара, когда он бежал, найдя убежище позади его колена. Один из пальцев уже глубоко вошел в ногу, и два других даже сейчас рвали его плоть.

"Не смотри”, – посоветовал Дриззт Вулфгару. Он залез в свой мешок за трутом и поджег маленькую палочку, и затем ткнул ею мерзкую руку. Как только она начала дымиться, Дриззт схватил ее и бросил на землю. Она попыталась уползти, но Дриззт вспрыгнул на нее, проткнув ее одним из своих скимитаров и окончательно поджег.

Он посмотрел назад на Вулфгара, пораженный стойкостью варвара, которая позволила ему не остановиться несмотря на столь серьезную рану. Но теперь их побег был окончен, и Вулфгар позволил боли и усталости овладеть собой. Он лежал без сознания в неуклюжей позе рядом с Бруенором и Регисом.

"Спите спокойно”, – прошептал Дриззт всем им троим. “Вы заслужили отдых” . Он по очереди обошел их, чтобы убедиться, что они не были серьезно ранены. Затем, удостоверившись, что все они поправятся, он сел их сторожить.

Однако, даже бесстрашный дроу, исчерпал лимит своей выносливости за время стремительного продвижения через Эвермур, и вскоре и он склонил свою голову и присоединился к своим мирно спавшим друзьям.

На следующее утро их разбудило ворчание Бруенора. “Ты забыл мой топор!” – рассержено кричал дварф. “Я не смогу рубить вонючих троллей без своего топора!”

Дриззт потянулся, чувствуя себя гораздо свежее, но все еще далеко от своего оптимального состояния. “Я же сказал тебе взять топор”, – сказал он Вулфгару, который также стряхивал с себя последние остатки дремоты.

"Я же ясно сказал”, – насмешливо произнес Дриззт. “Возьми топор и оставь неблагодарного дварфа”.

"Меня смутил его нос”, – ответил Вулфгар. “Он был сильно похож на лезвие топора, и я наверное его спутал!”

Бруенор бессознательно скосил глаза на свой длинный нос. “Ха!”, – фыркнул он, – “я найду себе дубину”, – и подался в лес.

"Нельзя ли потише!” – рекзо выкрикнул Регис, когда улетучилась последняя возможность досмотреть приятный сон. Раздраженный из-за того, что его разбудили так рано, он перевернулся на другой бок и накрыл свою голову плащом.

Они могли добраться до Сильверимуна в этот же день, но краткого ночного отдыха было недостаточно, чтобы восстановить их силы после всех дней проведенных в Эвермуре. Например, Вулфгар, со своей раненой спиной и ногой, пользовался для ходьбы палкой, а сон, которым забылся Дриззт прошлой ночью, был первым почти за неделю. В отличие от болот, этот лес благотворно влиял на них. И несмотря на то, что они знали, что еще были в диких землях, они чувствовали себя вполне безопасно, чтобы пока избегать дороги в город и наслаждаться, впервые с тех пор как они покинули Десять Городов, неспешной прогулкой.

Они покинули лес в полдень следующего дня и проделали последние несколько миль до Сильверимуна. До захода солнца они взобрались на последний холм и посмотрели вниз на реку Раувин и бесчисленные шпили магического города.

Они все почувствовали как к ним вернулось чувство надежды и облегчения, когда они разглядывали город, но острее всех это ощущал Дриззт До’Урден. С самого начала планирования их путешествия дроу надеялся, что их путь ляжет через Сильверимун, хотя он никоим образом не пытался повлиять на решение Бруенора об их курсе. Дриззт услышал о Сильверимуне после своего прибытия в Десять Городов, и если бы он не нашел некоторого понимания в суровом приграничном обществе, он бы не задумываясь двинулся в это место. Знаменитые тем, что принимали всех кто пришел в поисках знания, не обращая внимания на расу, жители Сильверимуна могли помочь темному эльфу – изгнаннику наконец найти свой дом.

Много раз он обдумывал возможность путешествия в это место, но что-то внутри него, возможно боязнь фальшивых надежд и несбывшихся мечтаний, заставляла его оставаться в Долине Ледяного Ветра. Таким образом, когда они в Лонгсэддле решили, что Сильверимун будет их следующей точкой назначения, разум Дриззта потерялся в фантазиях о которых он не смел и мечтать. Сейчас, глядя вниз на единственное место во всем верхнем мире, где его могли принять таким каков он есть, он храбро прогонял от себя все мрачные предчувствия.

"Мунбридж”, – отметил Бруенор, когда повозка внизу пересекла Раувин по воздуху. Бруенор еще мальчишкой слышал об этом невидимом строении, но никогда не видел его.

Вулфгар и Регис смотрели за перемещающимся по воздуху вагоном в полном изумлении. Варвар смог побороть многие из своих страхов к магии за время пребывания в Лонгсэддле, и теперь он действительно как можно полнее исследовать легендарный город. Регис был здесь однажды ранее, но его осведомленность не уменьшила его возбуждения.

Они энергично направились к сторожевому посту на Раувин, не взирая на свою усталость. Это был тот же самый пост, который четыре дня назад миновал отряд Энтрери, с теми же самыми стражами, которые проводили их в город.

"Приветствую вас”, – произнес Бруенор тоном, который дварф считал дружелюбным. “И знайте, что вид вашего прекрасного города вдохнул новую жизнь в мое уставшее сердце!”

Стражники едва слышали его, поглощенные разглядыванием дроу, который откинул свой капюшон. Они казались заинтересованными, так как никогда не видели темного эльфа, но выглядели не очень удивленными появлением Дриззта.

"Вы можете проводить нас на Мунбридж сейчас?” – произнес Регис, после некоторых мгновений тишины, которая слишком затянулась. “Вы не можете предположить как нам не терпится увидеть Сильверимун. Мы столько о нем слышали!”

Дриззт ожидал то, что произошло далее. Комок злости застрял в его горле.

"Идите прочь”, – спокойно сказал стражник. “Вы не можете пройти”.

Лицо Бруенора покраснело от гнева, но Регис опередил его. “Безусловно мы не сделали ничего, чтобы стать объектами такого резкого осуждения”, – спокойно запротестовал халфлинг. “Мы простые путешественники и нам не нужны неприятности”. Его рука просунулась под куртку за рубином, но Дриззт остановил его.

"Кажется слухи о вашей репутации сильно преувеличены”, – произнес Вулфгар стражникам.

"Мне очень жаль”, – ответил один из них, – “но у меня есть обязанности и я вижу их четко”.

"Это касается нас или дроу?” – потребовал Бруенор.

"Дроу”, – ответил стражник. “Вы можете пройти в город, но дроу – нет”.

Дриззт почувствовал как его надежда рушится у него прямо на глазах. Его руки задрожали. Никогда ранее он не испытывал подобной боли, так как никогда не приходил ни в одно место без ожидания отказа. Но все же он смог унять свою злость и напомнил себе, что это были поиски Бруенора, а не его, хороши они были или плохи.

"Вы псы!” – закричал Бруенор. “Эльф стоит дюжины таких как вы, и даже больше! Он спасал мне жизнь сотни раз, и вы говорите, что он не достаточно хорош для вашего вонючего города! Сколько троллей лежат мертвыми от твоего меча?”

"Успокойся, друг мой”, – прервал его Дриззт, полностью контролируя себя. “Я ожидал этого. Они не могут знать Дриззта До’Урдена. Им известна лишь репутация моего народа. И мы не можем осуждать их за это. Вы идите внутрь. Я дождусь вашего возвращения”.

"Нет!” – произнес Бруенор тоном не терпящим возражений. “Если ты не пойдешь, тогда никто из нас не пойдет!”

"Подумай о нашей цели, упрямый дварф”, – заругался Дриззт. “Хранилище Мудрости находится в городе. Это возможно наша единственная надежда.”

"Ха!” – фыркнул Бруенор. “В бездну этот проклятый город и всех кто живет здесь! Сундабар в менее чем неделе пути отсюда. Хелм, друг дварфов, будет более дружелюбен, или я бородатый гном!”

"Ты должен войти”, – сказал Вулфгар. “Не позволим нашей злости победить наши замыслы. Но я останусь с Дриззтом. Там где он не может пройти, там нет места и Вулфгару, сыну Беорнегара!”

Но кривые ноги Бруенора уже решительно несли вниз по дороге, прочь от города. Регис пожал плечами и поплелся за ним, преданный дроу, как и любой из них.

"Вы можете основать ваш лагерь гда захотите”, – предложил стражник, почти извиняющимся тоном. “Серебряные Рыцари не побеспокоят вас”.

Дриззт кивнул, хотя его боль от отказа не уменьшилась, он понимал, что стражник был беспомощен изменить столь плачевную ситуацию. Он медленно пошел прочь, вопросы, которых он избегал все эти годы вновь наали беспокоить его.

Вулфгар не был столь снисходителен. “Ты ошибся в нем”, – сказал он стражнику, когда ушел Дриззт. “Никогда он не поднимал своего меча, против того кто не заслужил этого, и этот мир, твой и мой, был бы гораздо лучше если бы было побольше людей подобных эльфу – Дриззту До’Урдену!”

Стражник отвел взгляд , не зная как оправдаться.

"И я ставлю под сомнение честь того, кто отдает такие несправедливые приказы”, – произнес Вулфгар.

Стражник метнул злой взгляд на варвара. “Причины, по котрым Леди отдала тот или иной приказ не обсуждаются”, – ответил он, положив свою руку на рукоятку меча. Он сочувствовал путешественникам, но не мог принять порицание Леди Алустриель, его обожаемого руководителя. “Ее приказы верны, и она гораздо мудрее чем я, или ты!” – рявкнул он.

Вулфгар не проявил к этой угрозе ни малейшего участия. Он повернулся и двинулся вниз по дороге, вслед за своими друзьями.

Бруенор нарочно разбил свой лагерь всего в нескольких сотнях ярдов вниз по Раувин, на месте, которое легко просматривалось с сторожевого поста. Он чувствовал неудобство стража, прогнавшего их и хотел как можно больше поиграть на его чувстве вины.

"Мы узнаем путь в Сундабаре”, – продолжал говорить он, после того, как они поужинали, пытаясь убедить себя и остальных, что неудача с Сильверимуном не смертельна для их поисков. “А за ним лежит Цитадель Адбар. Если кто в королевствах и знает где находится Митриловый Зал, так это Харбромм и дварфы из Адбар!”

"Долгий путь”, – замети Регис. “Лето может закончиться прежде мы добреремся до крепости Короля Харбромма”.

"Сундабар”, – упрямо повторил Бруенор. “И Адбар, если потребуется!”

Эти двое на некоторое время углубились в беседу. Вулфгар не присодинился к ним, пристально наблюдая за дроу, который отошел на небольшое расстояние от лагеря, сразу после ужина, к которому Дриззт почти не притронулся, и молча наблюдал за городом над Раувин.

Сейчас, Бруенор и Регис готовились ко сну, все еще злясь, но уверенные в своей безопасности позволили усталости овладеть собой. Вулфгар пошел вперед, чтобы присоединиться к дроу.

"Мы найдем Митриловый Зал”, – заверил он его, хотя и знал, что Дриззт тосковал не из-за цели их путешествия.

Дриззт кивнул, но не ответил.

"Их отказ ранил тебя”, – отметил Вулфгар. “Я думал, что с готовностью принимаешь свою судьбу? Почему этот раз так отличается от других?”

И вновь дроу промолчал.

Вулфгар уважал его уединение. “Мужайся, Дриззт До’Урден, благородный рейнджер и верный друг. Знай, что те кто знают тебя, с готовностью умрут за тебя или рядом с тобой”. Он положил руку на плечо Дриззта и повернулся, чтобы уйти.

Дриззт не сказал ничего, хотя он по достоинству оценил заботу Вулфгара. Их дружба была гораздо крепче, когда надо было говорить слова благодарности, и Вулфгар лишь надеялся, что смог хоть немного утешить своего друга, когда вернулся в лагерь, оставив Дриззта наедине со своими мыслями.

На небе появились звезды, и они застали дроу все еще стоявшим в одиночестве рядом с Раувин. Дриззт впервые сделал себя столь ранимым с самых первых дней проведенных на поверхности, и разочарование которое он сейчас испытывал, вновь возродило в его голове те же сомнения, которые как он думал он давно решил, еще даже до того как покинул Мензоберранзан, город темных эльфов. Как он мог быть принят на поверхности в мире светлокожих эльфов? В Десяти Городах, гд е убийцы и воры часто занимали уважаемые должности его лишь терпели. В Лонгсэддле, где предубеждения отступали на второц план по сравнению с фанатичной любознательностьюХарпеллов, он был выставлен на показ, словно какое-нибудь животное с фермы. И хотя маги не хотели причинить ему боль, у них отсутствовало уважение и сострадание к нему, словно за ним наблюдали как за каким-то чудаком.

Теперь Сильверимун, город основанный и построенный на принципах личности и честности, где приветствовались представители всех рас, если они шли с доброй волей, отверг его. Казалось он был готов принять любую расу, исключая темных эльфов.

Неизбежность жизни Дриззта в качестве изгоя, никогда так четко не представлялась ему. Ни один город, ни даже удаленный поселок, во всех Королевствах не мог предложить ему дома и существования, кроме как на окраине цивилизации. Строгая ограниченность его выбора, и даже больше, его будущих надежд на перемены, лишала его мужества.

Сейчас он стоял под звездами, смотря на них с тем же глубоким чувством любви и благоговейного трепета, как и любой из его наземных собратьев, но вновь пересматривая свое решение покинуть подземный мир. Возможно он должен был остаться в темном городе, среди своих сородичей.

Вспышка на ночном небе вывела его из раздумий. Звезда над ним мерцала и росла, превышая свои обычные размеры. Ее сияние залило всю территорию вокруг Дриззта мягким светом, и она все еще продолжала мерцать.

Затем чарующий свет исчез, и перед Дриззтом стояла женщина, ее волосы сияли серебром и ее искрящиеся глаза источали мудрость веков. Она была высока, выше Дриззта, и изящна, одетая в платье из прекрасного шелка и на голове у нее была корона из золота и драгоценных камней.

Она посмотрела на него с искренним сочувствием, словно она могла прочитать его мысли и полностью понять клубок его чувств, в которых он еще сам не разобрался.

"Мир тебе, Дриззт До’Урден”, – сказал она голосом подобным дивной музыке. “Я Алустриель, Верховная Леди Сильверимуна”.

Дриззт внимательно изучил ее, хотя ее манеры и красота не давали ему повода усомниться в правдивости ее слов. “Ты знаешь меня?” – спросил он.

"Многие слышали о Друзьях Митрилового Зала, названных так с легкой руки Харли Харпелла. В Королевствах достаточно часто можно встретить дварфа ищущего свою древнюю родину, но эльф-дроу путешествующий рядом с ним несомненно привлекает внимание всех мимо кого они прошли”.

Она тяжело вздохнула и посмотрела в глубину его лиловых глаз. “Это я запретила пропустить тебя в город”, – призналась она.

"Тогда зачем ты пришла ко мне сейчас?” – спросил Дриззт, скорее заинтересованно чем зло. Честность и терпимость Алустриель были хорошо известны во всех северных землях, хотя Дриззт уже начал думать насколько были преувуличены эти истории, после его столкновения на сторожевом посту. Но сейчас, когда он увидел верховную леди, в открытую изъявляющую свое сострадание, он не мог не поверить в эти истории.

"Я должна объяснить…” – ответила она.

"Ты не должна оправдывать свои поступки”.

"Нет, я должна”, – сказала Алустриель. “Ради себя и своей родины, также как и твоей. Отказ ранил тебя сильнее, чем ты хочешь это признать”. Она подошла ближе к нему.

"Мне также больно, как и тебе”, – тихо сказала она.

"Тогда почему?” – потебовал Дриззт, его злость проскользнула сквозь его внешнее спокойствие. “Если ты знаешь меня, то ты должна знать, что я не представляю угрозы твоим людям”.

Она провела своей прохладной рукой по его щеке. “Восприятие”, – объяснила она. “В северных землях, есть причины, иногда даже отвергающие справедливость, из-за которых восприятие может быть смертельно. Эта твоя жертва”.

"Жертва, которая становится слишком знакомой мне”.

"Я знаю”, – прошептала Алустриель. “Мы узнали от Несме, что вы были прогнаны, тебе хорошо знаком подобный ход событий”.

"Я ожидал этого”, – хладнокровно сказал Дриззт.

"Но не здесь”, – ответила Алустриель. “Ты не ожидал этого от Сильверимуна”.

Ее чувствительность тронула Дриззта. Его злость исчезла, пока он ждал ее объяснений.

"Здесь много работающих организаций которые не касаются тебя, и не должны”, – начала она. “Угрозы войны и секретные союзы; слухи и подозрения, которые не имеют под собой почвы, и не влияют на любого разумного жителя. Я не большой друг торговцев, хотя они спокойно проходят через Сильверимун. Они боятся наших идей и идеалов, словно они угрожают их системе власти. Они очень могущественны, и рассматривают Сильверимун со своей позиции”.

"Но хватит об этом. Как я и сказала, это не касается тебя. Все что я прошу тебя понять, как лидер своего города, я вынуждена работать ради общего блага, какова бы ни была цена для отдельных личностей”.

"Ты боишься лжи и подозрений, которые падут на тебя, если темный эльф появится в Сильверимуне?” – скептически произнес Дриззт. “Простое рарешение дроу ходить среди твоего народа будет расценено как словно ты замешана в каком-то союзе с подземным миром?”

"Ты не просто эльф-дроу”, – объяснила Алустриель. “Ты Дриззт До’Урден, и судьбой предначертано, что твое имя прогремит по всем Королевствам. Однако сейчас ты дроу, который все больше привлекает к себе внимание северных правителей, и, они еще не понимают, что ты отверг свой народ”.

"И похоже эта история становится все более запутаной”, – продолжила Алустриель. “Ты знаешь что у меня есть две сестры?”

Дриззт покачал своей головой.

"Шторм, известный бард, и Дэйви Фальконхед, рейнджер. Обе заинтересованы именем Дриззта До’Урдена – Шторм, рассматривает его в качестве легенды для своей песни, и Дэйви…я еще не поняла ее мотивы. Я думаю, ты стал героем для нее, воплотил все те качества в себе, к которым она стремится, как истинный рейнджер. Она пришла в город этим утром, и узнала о твоем будущем прибытии”.

"Дэйви гораздо моложе меня”, – продолжила Алустриель. “И не так мудра в мировой политике”.

"Она может найти меня снаружи”, – предложил Дриззт, видя замешательство Алустриель.

"Несомненно ”, – ответила леди. “Но я не могу позволить этому произойти сейчас, не в Сильверимуне”. Алустриель пристально посмотрела на него, ее взгляд выдавал ее глубокие личные чувства. “И более того, я сама хотела провести с тобой аудиенцию, что я и проделываю сейчас”.

Последствия подобной встречи внутри города казались очевидными Дриззту в свете политической борьбы, о которой ему упомянула Алустриель. “Возможно в другое время и в другом месте”, – уточнил он. “Не доставит это тебе лишних хлопот?”

Она ответила улыбкой. “Ничуть”.

Внезапно на Дриззта обрушились волнение и тревога. Он вновь посмотрел на звезды, раздумывая мог ли он когда-нибудь полностью открыть правду о своем решении уйти в наземный мир, или его жизнь будет проходить в поисках вечно ускользающей надежды и разбитых ожиданий.

Они молча стояли несколько мгновений, прежде чем Алустриель заговорила вновь.

"Вы пришли в Хранилище Мудрости”, – сказала она, – “чтобы узнать есть ли там упоминания о Митриловом Зале”.

"Я убеждал дварфа войти в город”, – ответил Дриззт. “Но он упрям”.

"Я предполагала это”, – засмеялась Алустриель. “Но я бы не хотела, чтобы мои действия стали помехой в ваших благородных поисках. Я сама обследовала хранилище. Ты даже не можешь себе представить его размеров! Вы не знали бы с чего начать ваши поиски среди тысячи томов расставленных в линию по стенам. Но я знаю хранилище лучше всех живущих. Я нашла записи, на поиски которых у тебя и твоих друзей ушли бы недели. Но по правде говоря, о Митриловом Зале очень мало упоминаний, и ничего о его местонахождении, кроме небольших намеков об основной области, где он лежит”.

"Значит возможно и к лучшему, что нас не пустили в город”.

Алустриель покрылась краской смущения, хотя Дриззт не хотел, чтобы его замечание выглядело саркастичным. “Моя стража сообщила мне, что вы намереваетесь двинуться в Сундабар”, – сказал леди.

"Это так”, – ответил Дриззт, – “и оттуда в Цитадель Адбар, если потребуется”.

"Я бы советовала вам воздержаться от этого курса”, – сказала Алустриель. “Основываясь на том, что я узнала в хранилище и из моих собственных знаний легенд о днях, когда сокровища рекой текли из Митрилового Зала, предполагаю, что он лежит на западе, а не на востоке”.

"Мы пришли с запада, и наши следы, в поисках тех, кто знаком с серебряными залами, все время вели нас на восток”, – возразил Дриззт. “За Сильверимуном, наши единственные надежды – Хелм и Харбромм, лежат на востоке”.

"Но вы мало что узнаете от короля Харбромма и дварфов Адбара. Они сами несколько лет назад предприняли попытку найти древнюю родину народа Бруенора и они проходили через Сильверимун в своем походе – направляясь на запад. Но им так и не удалось найти ее, поэтому они вернулись домой уверенные, что Митриловый Зал был уничтожен и погребен глубоко в горах, или что он вообще никогда не существовал и служил лишь для того, чтобы привлечь торговцев с юга, торгующими своими товарами в северных землях“.

"Ты оставляешь нам слабую надежду”, – заметил Дриззт.

"Но надежду”, – продолжила Алустриель. “К западу отсюда, меньше чем в дне пути по неотмеченному пути идущего на север от Раувин, лежит Застава Геральда, древний бастион накопленных знаний. Его хранитель, Старая Ночь, может направить вас. Я сообщила ему о вашем прибытии и он согласился помочь вам, хотя, кроме меня и нескольких избранных ученых, он не принимал других посетителей десятилетиями”.

"Мы у тебя в долгу”, – сказал Дриззт, низко поклонившись.

"Не надейтесь на многое”, – предупредила его Алустриель. “Упоминания о Митриловом Зале очень туманны. Лишь три поколения дварфов разрабатывали это место, однако я уверяю тебя, что дварфы с почтением относятся к времени, и они не так открыты. Лишь избранные получали доступ к их шахтам, если верить историям. Они выносили свои работы на поверхность под покровом ночи и направляли их через секретную и замысловатую цепь посредников в лавки”.

"Они хорошо защищали себя от жадности внешнего мира”, – заметил Дриззт.

"Но их погибель пришла из глубин шахт”, – сказала Алустриель. “Неизвестная опасность, которая может до сих пор таится там. Вы должны быть осторожны”.

Дриззт кивнул.

"Почему ты решил пойти с ним?”

"Меня не интересуют сокровища, однако, если они и вправду так прекрасны как говорит Буренор, тогда я пожалуй взгляну на них. Но это поиски дварфа, его великое приключение, и я был бы плохим другом, если бы отказался помочь ему”.

Алустриель достала небольшой пузырек из складки своего платья. “Возьми это с собой”, – сказала она.

"Что это?”

"Снадобье воспоминаний”, – объяснила Алустриель. “Дай его дварфу, когда ответы на ваши поиски будут у вас в руках. Но будь осторожен, его действие очень сильно! Бруенор будет блуждать некоторое время в воспоминаниях о своем прошлом и настоящем”.

"И это”, – сказала она, вытащив маленький мешочек из той же скаладки и протянув его Дриззту, – “это вам всем. Мазь, которая поможет залечить раны и восстановит силы уставшего путешественника”.

"Благодарю тебя за себя и своих друзей”, – сказал Дриззт.

"В свете ужасной несправедливости, которой ты подвергся благодаря мне, эти дары могут служить лишь малой компенсацией”.

"Но забота их дарителя уже сам по себе немалый подарок”, – ответил Дриззт. Он посмотрел в ее глаза. “Ты возродила мою надежду, Леди Сильверимуна. Ты напомнила мне, что есть настоящая награда для тех кто следует праведным путем, сокровище гораздо большее чем те материальные безделушки, которые часто оказываются в руках того, кто их не заслуживает”.

"Ты прав”, – согласилась она. “И твое будущее откроет для тебя гораздо большее, гордый рейнджер. Но сейчас уже прошла половина ночи и ты должен отдохнуть. Не бойся, за вами присмотрят этой ночью. Прощай, Дриззт До’Урден, и пусть путь у тебя впереди будет быстрым и спокойным”.

Взмахом своей руки, она превратилась в звездный свет, заставив Дриззта подумать о том – а не мечтал ли он все это время? Но затем мягкий ветерок донес до него последние слова. “Прощай и мужайся Дриззт До’Урден. Твоя честь и отвага не останутся незамеченными!”

Дриззт еще долгое время стоял в тишине. Он наклонился и сорвал дикий цветок, росший на берегу реки, обернул его вокруг своих пальцев и задумался – встретятся ли он и Леди Сильверимуна вновь в более спокойной обстановке. И к чему могла привести подобная встреча.

Затем он бросил цветок в Раувин.

"Пусть события идут своим чередом”, – твердо произнес он, оглянувшись назад на лагерь и своих ближайших друзей. “Мне не нужны никакие фантазии, чтобы умалять те огромные сокровища, котороыми я уже владею”. Он сделал глубокий вдох, чтобы прогнать остатки жалости к себе.

И укрепившись своей верой, мужественный рейнджер направился спать.


13 ПОСЛЕДНИЙ ПЕРЕХОД | Серебряные потоки | 15 ГЛАЗА ГОЛЕМА