home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20

РАЗБИТЫЕ МЕЧТЫ

Когда затихли последние толчки, четверо оставшихся друзей, сквозь пелену пыли и завалы камня, направились назад в овальную комнату. Бруенор миновал груды раскрошенного камня и огромные трещины в полу, грозящие поглотить их, остальные следовали за ним по пятам.

Они не нашли ни крови, ни каких других признаков двух сражавшихся, лишь груда камня возвышалась над провалом от каменной ловушки. Бруенор мог видеть темноту сквозь щели в камне и он позвал Дриззта. Его разум подсказывал ему, против его сердца, что дроу не мог услышать его, что ловушка забрала Дриззта от него.

По его щеке скатилась слеза, когда он заметил скимитар, тот самый магический клинок, что Дриззт добыл в логове дракона, который сейчас лежал среди груды обломков в нише. Благоговейно он поднял его и засунул его за свой пояс.

"Вечная слава тебе, эльф”, – произнес он. “Ты заслуживал лучшей участи”. Если бы другие не были так поглощены своими собственными эмоциями, то они несомненно бы заметили злость сквозившую сквозь печаль Бруенора. Перед лицом утраты своего самого близкого и верного друга, и уже задумываясь над разумностью продолжения пути, до того как произошла трагедия, Бруенор почувствовал как его боль усиливается из-за его чувства вины. Он не мог отвергать тот факт, что часть вины за смерть эльфа лежит на его плечах. Он с горечью вспомнил как он обманул Дриззта, чтобы тот присоединился к его поискам, разыграв свою собственную смерть и пообещав ему приключение подобного которому не видел ни один из них.

Сейчас он молча стоял и принимал все свои внутренние мучения.

Печаль Вулфгара была не менее сильной. Варвар потерял одного из своих наставников, воина, которые превратил его из дикого, безжалостного бойца в расчетливого и искусного воителя.

Он потерял одного из своих верных друзей. Он бы последовал за Дриззтом в недра Абисса в поисках приключений. Он твердо верил, что когда-нибудь он и дроу окажутся в такой ситуации из которой они не смогут выбраться, но когда он сражался рядом с Дриззтом, или против него во время тренировки, он чувствовал необъяснимый трепет, охватывавший его всякий раз. Вулфгар часто воображал свою смерть рядом с дроу, блистательный конец, о котором барды будут слагать стихи и песни, еще долго после того как враги поверженные двумя друзьями превратятся в пыль в неизвестных могилах.

Это был конец, которого юный варвар не боялся.

"Теперь ты обрел свой покой, мой друг”, – тихо произнесла Кэтти-бри, лучше других понимая мучительное существование дроу. Восприятие мира Кэтти-бри было очень близко Дриззту, что было его отличительной чертой его характера, которую не могли видеть его друзья за мужественным фасадом. Это была та часть Дриззта, которая потребовала от него покинуть Мензоберранзан и его злую расу, и превратила его в изгнанника по его воле. Кэтти-бри знала ранимую душу дроу, и ту боль которую он терпел от тех кто не мог разглядеть этого за цветом его кожи и презирал его.

Кэтти-бри также поняла, что и добро и зло потеряли сегодня своих лучших представителей, так как в Энтрери Кэтти-бри видела отражение Дриззта. Мир станет лучше с потерей убийцы.

Но цена была слишком высока.

Любое облегчение, которое мог почувствовать Регис с кончиной Энтрери было затянуто водоворотом в болото его злости и скорби. Часть халфлинга умерла в этой нише. Ему больше не нужно было бежать – Паша Пок больше не будет преследовать его – но впервые за всю свою жизнь, сделал выводы из своих поступков. Он присоединился к Бруенору, зная, что Энтрери будет рядом, и понимая, какая опасность грозила его друзьям.

Он был настолько самонадеян, что мысль о возможной неудаче даже не посетила его голову. Жизнь была игрой, в которую он рисковал по крупному, и никогда прежде он не задумывался, что ему придется платить за нее.

"Прощай, мой друг”, – прошептал он в развалины. Затем повернувшись к Бруенору, произнес, – “ Куда мы пойдем теперь? Как мы сможем выбраться из этого ужасного места?”

Бруенор бросил на него злой взгляд. “Это ты во всем виноват! Ты привел убийцу за нами!” Бруенор сделал угрожающее движение вперед, его лицо исказилось от ярости, а костяшки пальцев побелели, когда он с силой сжал свои руки.

Вулфгар смущенный этим внезапным приступом злости, сделал шаг в сторону Региса. Халфлинг не отступил и не попытался защитить себя, все еще не веря, что злость Бруенора возьмет верх над его разумом.

"Ты вор!” – взревел Бруенор. “Ты разгуливал не волнуясь о том, что оставил позади себя – и твои друзья заплатили за это!” Его ярость росла с каждым словом, вновь словно отделясь от дварфа и обретая свою собственную силу.

Своим следующим шагом он оказался рядом с Регисом, и его движение ясно показало им всем, что он намеревался ударить, но Вулфгар встал между ними и остановил Бруенора пронзительным взглядом.

Очнувшись от своего яростного состояния благодаря суровому виду варвара, Бруенор осознал, что он хотел только что сделать. Придя в сильное замешательство, он попытался скрыть свою злобу за фасадом беспокойства об их нынешнем положении и отвернулся, чтобы осмотреть комнату. Мало, что из их припасов пережило обвал. “Оставьте этот мусор; не будем зря терять время!” – сдавленным голосом сказал Бруенор остальным. “Мы оставим это мрачное место далеко за собой!”

Вулфгар и Кэтти-бри осмотрели развалины, выискивая то, что еще можно было спасти и не с такою готовностью согласившись с требованиями Бруенора продолжить путь без припасов. Однако, они быстро пришли к тем же выводам, что и дварф и отдав в последний раз дань уважения погибшему дроу, последовали за Бруенором в коридор.

"Я намереваюсь добраться до Ущелья Гарумна до следующего привала”, – воскликнул Бруенор. “Так что приготовьте себя к долгому переходу”.

"И где мы его устроим?” – спросил Вулфгар, предполагая заранее каков будет ответ и не сильно радуясь этому.

"Снаружи!” – взревел Бруенор. “И мы пойдем так быстро как только сможем!” Он посмотрел на варвара.

"Чтобы затем вернуться вместе с твоими соплеменниками?” – не уступал Вулфгар.

"Нет!”, – сказал Бруенор. “Мы никогда не вернемся!”

"Тогда смерть Дриззта была напрасна!” – резко воскликнул Вулфгар. “Он пожертвовал своей жизнью ради мечты, которой никогда не суждено осуществиться”.

Бруенор замолчал, чтобы успокоиться перед лицом доводов Вулфгара. Он не смотрел на эту трагедию с этой точки, и ему не нравился ее подтекст. “Не напрасна!” – рявкнул он на варвара. “Это было предупреждение всем нам, чтобы бежать из этого места. Оно пропитано злом! Ты не чувствуешь этого, парень? Разве не говорят тебе твои глаза и нос бежать отсюда?”

"Мои глаза говорят мне об опасности”, – спокойно ответил Вулфгар. “Как они делали это и много раз прежде. Но я воин и не обращаю внимания на подобные предупреждения!”

"Тогда ты несомненно будешь мертвым воином”, – вмешалась Кэтти-бри.

Вулфгар бросил на нее взгляд. “Дриззт пришел сюда, чтобы помочь вернуть Митриловый Зал, и я продолжу его дело!”

"Ты погибнешь”, – пробормотал Бруенор, злость покинула его голос. “Мы пришли, чтобы найти мой дом, парень, но это не то место. Мой народ когда-то жил здесь, и это правда, но тьма окутавшая Митриловый Зал изменила мое мнение. Я не захотел возвращаться, как только почувствовал зловоние этого места, зная что лежит в твоей упрямой голове. Эти тени, и серые дварфы…пусть все это омерзительное место обрушится на их мерзкие головы!”

Бруенор сказал достаточно. Он неожиданно повернулся на своих пятках и пошел вглубь коридора, его тяжелые ботинки своими ударами о каменный пол говорили о его твердости его намерений.

Регис и Кэтти-бри последовали за ним, и Вулфгар после нескольких мгновений раздумий, быстрым шагом пошел догонять их.


предыдущая глава | Серебряные потоки | cледующая глава