home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

СЕРЕБРО В ТЕНЯХ

Внезапно он различил сквозь серую дымку отчетливый образ, что-то выделяющееся сквозь водовороты небытия. Он завис над ним и медленно повернулся.

Его очертания двоились и расплывались в стороны, затем вновь собирались в одно целое. Он боролся с тупой болью в своей голове, пустотой, которая затягивала его. Понемногу он начал чувствовать свои руки и ноги, понял кто он был, и как попал сюда.

Смутный образ внезапно стал отчетливо виден. Острие украшенного драгоценными камнями кинжала.

Энтрери стоял над ним, его лезвие было готово нанести удар при первых признаках сопротивления. Дриззт видел, что убийца также пострадал от падения, однако он очевидно быстрее смог прийти в себя.

"Можешь идти?” – спросил Энтрери, и Дриззт был достаточно сообразителен, чтобы понять, что произойдет, если он не сможет.

Он кивнул и сделал движение, чтобы подняться, но кинжал приблизился к нему.

"Еще рано”, – резко произнес Энтрери. “Вначале мы должны определить где мы находимся, и куда мы пойдем!”

Дриззт отвлекся от убийцы и осмотрел окресности, рассудив, что Энтрери давно бы уже мог убить его, если хотел это сделать. Было очевидно, что они находились в шахтах, так как стены и потолки подпирались деревянными балками, через каждые двадцать футов.

"Как глубоко мы упали?” – спросил он у убийцы, его чувства говорили ему, что они были сейчас гораздо глубже, чем та комната в которой они сражались.

Энтрери пожал плечами. “Я помню как ударился о камень после короткого падения, и затем скольжение по крутому и извилистому скату. Прошло несколько минут прежде чем мы наконец оказались здесь”. Он указал на проем в потолке, из которого они выпали. “Но течение времени для человека приготовившегося к смерти замедляется, и возможно на самом деле все произошло гораздо быстрее, чем я помню”.

"Доверяй своему первому ощущению”, – сказал Дриззт, – “мои чувства подсказывают мне, что мы проделали и вправду большой путь”.

"Как нам выбраться?”

Дриззт рассмотрел оегкий наклон пола и указал вправо. “Наклон поднимается в этом направлении”, – сказал он.

"Тогда поднимайся”, – сказал Энтрери, протягивая руку дроу.

Дриззт принял помощь и осторожно понялся, не давая даже намека на угрозу. Он знал, что кинжал Энтрери доберется до него прежде чем он успеет ответить ему.

Энтрери тоже это знал, но не ожидал, что Дриззт доставит ему какие-нибудь неприятности в их нынешнем положении. Они не просто фехтовали там наверху, и сейчас смотрели друг на друга с уважением.

"Мне нужны твои глаза”, – объяснил Энтрери, однако Дриззт уже сам догадался об этом. “Я нашел всего один факел, и его не хватит, для того, чтобы выйти отсюда. Твои глаза, темный эльф, смогут найти путь во тьме. Я буду рядом, чтобы чувствовать каждый твой шаг, рядом, чтобы убить тебя одним ударом!” Он вновь повернул кинжал, чтобы подчеркнуть правдивость своих слов, но Дриззт и так прекрасно понял его.

Когда он поднялся на ноги, Дриззт понял, что был не так сильно ранен как думал. Он вывихнул лодыжку и колено на одной ноге, и знал, что как только он перенесет на нее вес, то каждый шаг будет отдаваться болью. Однако он не показал этого Энтрери. Он будет бесполезен убийце, если не сможет двигаться.

Энтрери повернулся, чтобы достать факел и Дриззт бросил быстрый взгляд на свое снаряжение. Он увидел один из своих скимитаров, привязанный к поясу Энтрери, но второго магического клинка не было видно поблизости. Он чувствовал, что один из его кинжалов все еще находился в его сапоге, однако он не знал, как он сможет помочь ему против сабли и кинжала его опытного врага.

Затем, Дриззта обдало холодным потом и он схватился за мешок на поясе, его страх усилился, когда он понял, что завязки были развязаны. Еще прежде чем он просунул руку внутрь, он знал, что Гвенвивар исчезла. Он бегло осмотрелся вокруг, и увидел лишь груды камней.

Заметив его волнение, Энтрери зло ухмыльнулся под своим капющоном. “Мы выступаем”, – сказал он дроу.

У Дриззта не было выбора. Он не мог сказать Энтрери о магической статуэтке и принять риск, что Гвенвивар вновь могла оказаться в распоряжении злого хозяина. Дриззт однажды спас пантеру от подобной судьбы, и предпочел бы, чтобы статуэтка была навеки погребена под тоннами камня, нежели попадет в руки недостойного человека. Он бросил последний печальный взгляд на камни и стойко принял эту утрату, успокоив себя тем, что пантера жива и находится на своем плане бытия.

Подпоры туннеля мелькали с беспокоящей регулярностью, словно они вновь и вновь проходили одно и тоже место. Дриззт чувствовал, что туннель шел по кругу, хотя и постепенно поднимался вверх. Это заставило его еще больше волноваться. Он знал искусство дварфов в создании туннелей, особенно в тех местах где содержались драгоценные камни или металлы, и начал уже задумываться о том, сколько миль им прдется пройти прежде чем они достигнут следующего более высокого уровня.

Несмотря на то, что он был плохо знаком с подземным миром и дварфами, Энтери разделял с Дриззтом эти чувства. Прошел час, затем еще один, а линия деревянных подпорок все еще уходила во тьму.

"Факел начинает гаснуть”, – сказал Энтрери, нарушив тишину, которая окружала их с того момента как они отправились в путь. Даже звук их шагов умирал в тесном коридоре. “Возможно преимущество на твоей стороне, темный эльф”.

Однако Дриззт был осторожен. Энтрери был созданием ночи, как и он, с идеально отточеными рефлексами, достаточными, чтобы компенсировать его неспособность видеть во тьме. Убийцы не работали при свете полуденного солнца.

Без ответа, Дриззт отвернулся, но когда он провел взглядом вокруг, внезапный отблеск света от факела привлек его внимание. Он двинулся к стене коридора, не обращая внимания на беспокойное шарканье Энтрери за своей спиной, и начал гладить поверхность, с надеждой ожидая еще одного проблеска. Энтрери двинулся позади него, и на стене появился отблеск серебра.

"Где бегут серебряные реки”, – не веря своим глазам, прошептал он.

"Что?” – потребовал объяснений Энтрери.

"Дай факел”, – был ответ Дриззта. Сейчас он уже активно шарил своими руками по стене, отыскивая признаки, которые бы перевесили его упрямую логику и сняли его подозрения с Бруенора, что тот преувеличивал рассказы о Митриловом Зале.

Заинтерсовавшись, Энтрери вскоре был рядом с ним. Факел ясно показал – это была серебряная жила в стене, толщиной с руку Дриззта и она была чистой и ярко сияла.

"Митрил”, – вытаращив глаза, произнес Энтрери. “Да его тут больше чем во всех сокровищницах мира!”

"Да, но нам он бесполезен”, – сказал Дриззт, нарушив их возбуждение. Он вновь двинулся вперед, словно жила митрила не произвела на него впечатления. Каким-то образом он чувствовал, что убийца не должен смотреть на это место, что лишь одно присутствие Энтрери здесь оскверняет Клан Баттлхаммера. Дриззт не хотел давать убийце ни одного повода, чтобы тот вновь нашел эти места. Энтрери пожал плечами и пошел за ним.

Наклон коридора постепенно стал более очевиден, и серебрянные отблески митриловых жил стали появляться с достаточной регулярностью, чтобы заставить Дриззта думать, что возможно Бруенор даже недооценивал процветание своего клана.

Энтрери, всего в шаге от Дриззта, был слишком занят тем, что наблюдал за своим пленником, чтобы получше разглядеть драгоценный металл, но он хорошо понимал значимость этого места. Ему не нужно было все это, но он знал, что эта информация была достаточно ценной и могла хорошо ему послужить в будущем.

Прежде чем факел окончательно потух, они обнаружили, что все еще могли норамльно видеть, так как впереди за поворотом туннеля светил неясный источник света. Несмотря на это, убийца вплотную приблизился к Дриззту, уперев острие кинжала в его спину и не собираясь упускать свою последнюю надежду на спасение, если свет окончательно исчезнет.

Но свет все усиливался, и становилось ясно, что его источник был очень силен. Воздух вокруг них стал теплее и вскоре они услышали работу механизмов, эхом отдававшихся в туннеле. Энтрери схватил Дриззта за плащ и привлек его еще ближе к себе. “Ты такой же самозванец здесь как и я”, – прошептал он. “Союз будет выгоден нам обоим”.

"Думаешь эти рудокопы предложат мне худшую судьбу чем ты?” – спросил Дриззт с саркастическим вздохом.

Энтрери отпустил его плащ и отступил. “Похоже я должен предложить тебе нечто большее, чтобы заручиться твоей поддержкой”, – сказал он.

Дриззт внимательно посмотрел на него, не зная чего ожидать. “Все в твоих руках”, – сказал он.

"Нет”, – ответил убийца. Дриззт озадаченно смотрел на Энтрери пока тот убирал свой кинжал назад в ножны. “Я согласен, что могу убить тебя, но зачем? Я не получаю удовольствия от убийства”.

"Но убийство не неприятно тебе”, – возразил Дриззт.

"Я делаю свою работу”, – сказал Энтрери, рассмеявшись.

Дриззт хорошо успел понять этого человека. Невозмутимый и практичный, и неоспоримо опытный в своем деле. Смотря на Энтрери, Дриззт видел кем бы он мог стать если бы остался в Мензоберранзане, среди своих подобных безнравственных соплеменников. Энтрери представлял собой полное собрание всех принципов сообщества дроу, из-за которых Дриззт покинул подземный мир. Он открыто посмотрел на убийцу, питая отвращение к каждому дюйму этого человека, но не способный отделить себя от сочувствия, которое он чувствовал по отношению к нему.

Он решил стоять на своих принципах, так как он это и сделал многие года назад в темном городе. “Ты делаешь, что должен”, – резко произнес он с отвращением, не придавая значения возможным последствиям. “Не важно какова цена”.

"Не важно какова цена”, – спокойно повторил Энтрери, его самодовольная улыбка превратила оскорбление в комплимент. “Радуйся, что я столь практичен, Дриззт До’Урден, иначе бы ты никогда не очнулся после того падения”.

"Но покончим с этим бесполезным спором. Я хочу предложить тебе сделку, которая будет выгодна нам обоим”. Дриззт молчал, не давая даже намека на то, что ему это интересно.

"Ты знаешь почему я здесь?” – спросил Энтрери.

"Ты пришел за халфлингом”.

"Ты ошибаешься”, – ответил Энтрери. “Не за халфлингом, но за подвеской халфлинга. Он украл ее у моего хозяина, однако я думаю он вряд ли рассказал вам об этом”.

"Я догадываюсь о многом”, – сказал Дриззт. “Твой хозяин жаждет мести, не так ли?”

"Возможно?” – без промедления сказал Энтрери. “Но возвращение подвески важнее. Итак, вот мое предложение – мы будем работать вместе, чтобы найти дорогу назад к твоим друзьям. Я предлагаю свою помощь и твою жизнь в обмен на подвеску. Как только я получу ее от халфлинга, то покину вас и больше не вернусь. Мой хозяин получит назад свое сокровище, а твой маленький друг проживет всю оставшуюся жизнь без надобности оглядываться через плечо”.

"И я должен поверить твоим словам?” – спросил Дриззт.

"Моим поступкам”, – ответил Энтрери. Он снял скимитар со своего пояса и протянул его Дриззту. “Я не желаю погибнуть в этих забытых шахтах, дроу, как и ты, я надеюсь”.

"Почему ты так уверен, что я выполню свою часть сделки, когда объединюсь со своими друзьями?” – спросил Дриззт, разглядывая лезвие в своей руке и с трудом веря в такой поворот событий.

Энтрери вновь засмеялся. “Ты слишком благороден, темный эльф. Ты сделаешь все так, как мы и условимся, в этом я уверен! Ну что, по рукам?”

Дриззт признавал мудрость слов Энтрери. У них двоих был неплохой шанс выбраться с нижних уровней. Дриззт не хотел отказываться от возможности найти своих друзей, пусть даже и ценой за это будет подвеска, которая доставила Регису больше неприятностей чем пользы.

"Согласен”, – сказал он.

Коридор становился все светлее с каждым поворотом, но это был не мерцающий свет факелов, а непрерывное сияние. Шум работающих механизмов также усиливался и им пришлось кричать, чтобы понять друг друга.

Затем они неожиданно пришли к концу шахты, ее последние подпорки выводили в огромную пещеру. Они осторожно прошли мимо подпорок и очутились на небольшом уступе, который шел вдоль одной из сторон огромного ущелья – величайшего подземного города Клана Баттлхаммера.

По счастью они оказались на верхнем уровне расщелины, обе стены которой были вырезаны в форме огромных ступеней, шедших до самого пола, каждая из которых содержала в себе ряды украшенных дверных проемов, которые раньше служили входами в дома соплеменников Бруенора. Пороги сейчас были почти пусты, но Дриззт, судя по бесчисленным историям, рассказанных ему Бруенором, с легкостью представил себе былое величие этого места. Десять тысяч дварфов, неутомимых в их любимой работе, ковали изделия из митрила и возносили молитвы своим богам.

Что должно быть это было за зрелище! Дварфы снующие с уровня на уровень, чтобы похвалиться своими последними работами, митриловыми изделиями невероятной красоты и ценности. И все же, судя по тому, что Дриззт знал о дварфах Долины Ледяного Ветра, даже легкий деффект возвращал кузнеца обратно к наковальне, заставляя его молить своих богов о прощении и прося подарить ему умение достаточное, чтобы выковать лучшее изделие. Ни одна раса во всех Королевствах не гордилась так своими изделиями как дварфы, и члены Клана Баттлхаммера были выдающимися даже по стандартам бородатого народца.

Сейчас лишь на самом дне расщелины были видны признаки активности, в сотнях футах внизу тянулись во все направления главные печи Митрилового Зала, которые горели так жарко, что с легкостью выплавляли металл из добытой руды. Даже на такой высоте Дриззт и Энтрери чувствовали обжигающий жар, а яркий свет заставил их жмуриться. Множество рабочих суетились вокруг, таская бочки с рудой или топливом для огня. Дриззт предположил, что это были дуергары, однако он не мог отчетливо разглядеть их с такой высоты.

Всего в нескольких футах справа от выхода из туннеля, широкая, изогнутая наклонная дорога по спирали вела на следующий нижний уровень. Слева уступ шел вдоль стены и далеко впереди Дриззт мог различить очертания моста перекинутого через расщелину.

Энтрери позвал его назад в туннель. “Мост кажется наиболее подходящим маршрутом”, – сказал убийца. “Но я боюсь двигаться по выступу, когда вокруг столько враждебных взглядов”.

"У нас нет выбора”, – рассудил Дриззт. “Мы можем вернуться назад и поискать какой-нибудь боковой коридор, но я думаю, что они не больше чем расширяют рудник и заведут нас еще дальше”.

"Мы должны двигаться”, – согласился Энтрери. “Возможно выступ и яркий свет будут для нас достаточным укрытием”. Без дальнейшего промедления, он скользнул на выступ и начал пробираться к темному силуэту моста. Дриззт следовал за ним.

Несмотря на то, что выступ был не более двух футов в ширину, проворные воины не испытывали никаким проблем с перемещением по нему. Вскоре они стояли перед мостом, кривой дугой переметнувшегося через суету внизу.

Низко пригнувшись они двинулись по нему. Когда они достигли центра и начали спускаться, они заметили широкий выступ тянувшийся по другой стороне расщелины. На конце туннеля показался туннель, освещенный подобно тем, что они миновали на верхнем уровне. Слева от входа стояли несколько маленьких силуэтов. Дуергары были заняты беседой, не обращая внимания на окрестности. Энтрери посмотрел назад на Дриззта с коварной улыбкой и указал на туннель.

Бесшумные словно кошки и неразличимые в тенях, они незамеченными миновали отряд дуергаров.

Позади них быстро мелькали деревянные подпорки, когда они быстрым шагом оставляли позади себя подземный город. Неровные стены отбрасывали досточные тени от света факелов, чтобы обеспечить их прикрытием, и когда шум рабочих позади них превратился в далекий шепот они слегка расслабились и начали смотреть вперед, чтобы случайно не натолкнуться на другой отряд.

Они свернули в боковой туннель и едва не снесли одинокого дуергара-стражника.

"Стой, кого там несет?” – рявкнул стражник, его митриловый палаш отбрасывал яркие отблески света от факела. Его панцирь, шлем и сверкающий щит также были выкованы из драгоценного металла – сокровище достойное королей, носил простой солдат!

Дриззт успокоил своего спутника и знаком приказал Энтрери подождать сзади. Он не хотел устилать свой путь к спасению трупами. Убийца понимал, что темный эльф мог договориться с другими обитателями подземного мира. Не желая раскрывать того, что он был человек и тем самым подвергать сомнению историю, которую мог состряпать Дриззт, он накинул свой капюшон.

Стражник отпрыгнул на шаг назад, его глаза расширились от удивления, когда в Дриззте он узнал дроу. Дриззт бросил на него сердитый взгляд и не ответил.

"Э…что вы делаете в шахтах?” – спросил дуергар, вежливо перефразируя свой вопрос и сменив тон.

"Гуляем”, – спокойно ответил Дриззт, все еще изображая злость из-за грубой встречи, которую ему оказали вначале.

"Эх…а…кто бы вы могли быть?” – с запинкой произнес стражник.

Энтрери наблюдал за тем, как серый дварф явно пришел в ужас при виде Дриззта. Было похоже, что дроу пользовались большим уважением у обитателей подземного мира, чем на поверхности. Убийца сделал мысленную заметку себе, решив быть более осторожным в будущем при сделке с Дриззтом.

"Я Дриззт До’Урден, из дома Даермон Н’а’шезбаерон, девятой семьи Мензоберранзана”, – сказал Дриззт не видя нужды лгать.

"Приветствую!” – выкрикнул стражник, полностью желая обрести благосклонность незнакомца. “Я Мукнуггл, из Клана Букбуккен”. Он низко поклонился, его серая борода достала до пола. “Не часто мы встречаем гостей в шахтах. Вы кого-нибудь ищите? Быть может я могу помочь вам?”

Дриззт раздумывал некоторое мгновение. Если его друзья выжили, то они должны были направиться к Ущелью Гарумна. “Мои дела здесь окончены”, – сказал он дуергару. “Я доволен”.

Мукнуггл с любопытством посмотрел на него. “Довольны?”

"Твой народ слишком глубоко углубился в землю”, – объяснил Дриззт. “Вы затронули один из наших туннелей своими раскопками. Поэтому мы пришли, чтобы обследовать комплекс, чтобы убедиться, что он вновь не заселен врагами дроу. Я видел ваши печи, дуергар, вы должны гордиться ими”.

Стражник выпрямился и выпятил свою грудь. Клан Букбуккен и впрвду гордился их установкой, однако по правде они все украли у Клана Баттлхаммера. “И вы довольны, как ты сказал. Тогда куда ты направляешься сейчас, Дриззт До’Урден? Чтобы встретиться с нашим повелителем?”

"Кого я должен искать, если понадобится?”

"Разве вы не слышали о Шиммерглуме?” – ответил Мукнуггл со смешком. “Дракон Мрака, темнее тьмы и свирепей любого демона! Не знаю как он примет дроу в своих владениях, но мы посмотрим!”

"Не думаю”, – ответил Дриззт. “Я узнал все что хотел, и теперь мой путь ведет меня домой. Я не стану беспокоить Шиммерглума или кого-либо еще из твоего гостеприимного клана вновь”.

"Я думаю, что вам нужно повидаться с нашим повелителем”, – сказал Мукнуггл, обретая храбрость от учтивости Дриззта и от упоминании имени их могучего повелителя. Он скрестил свои короткие руки на груди.

Дриззт вновь принял сердитый вид и вытащил руку из-под своего плаща, указывая в направлении дуергара. Мукнуггл заметил это движение, как и Энтрери, и убийца чуть не упал на землю от удивления при виде реакции дуергара. Его серая внешность стала еще серее и он замер, не смея даже вздохнуть.

"Мой путь ведет меня домой”, – вновь сказал Дриззт.

"Домой!” – выкрикнул Мукнуггл. “Быть может я смогу помочь вам найти путь? Туннели сильно переплетаются в этой части”.

Почему нет? – подумал Дриззт, рассудив, что их шансы возрастут, если они будут знать короткий путь. “Расщелина”, – сказал он Мукнугглу. “Мы слышали, что во времена до прихода Клана Букбуккен, она называлась Ущелье Гарумна”.

"Сейчас это Проход Шиммерглума”, – поправил Мукнуггл. “Левый туннель на следующей развилке”, – сказал он, указывая вглубь коридора. “Далее все время прямо”.

Дриззту не понравилось звучание нового названия ущелья. Он подумал, что этот монстр мог поджидать его друзей, елси они вообще смогут добраться до ущелья. Не желая больше зря тратить время, он кивнул Мукнугглу и прошел мимо него. Дуергар с готовностью пропустил его мимо, отойдя в сторону так даалеко, как только мог.

Энтрери оглянулся на Мукнуггла, когда проходил мимо него, и увидел как тот нервно вытирает пот со лба. “Мы должны были убить его”, – сказал он Дриззту, когда они отошли на достаточное расстояние. “Он приведет за нами погоню”.

"Не быстрее, чем труп, или пропавшийстражник поднимут общую тревогу”, – ответил Дриззт. “Возможно несколько придут, чтобы убедиться в правдивости его истории, к тому же теперь мы знаем как выбраться отсюда. Он не посмел бы лгать мне, боясь что мой вопрос, был лишь для проверки правдивости его слов. Мой народ известен тем, что без прмедления убивает за подобную ложь ”.

"Что ты сделал с ним?” – спросил Энтрери.

Дриззт лишь иронически усмехнулся над выгодами, которые давала репутация его народа. Он вновь вытащил руку из-под плаща. “Предстваь себе арбалет, достаточно маленький, чтобы он уместился в твоем кармане”, – объяснил он. “неужели он не вызовет у тебя такой же реакции, если будет направлен на тебя? Дроу, хорошо известны тем, что пользуются такими арбалетами”.

"Но что может сделать маленькая стрела против панциря из митрила?” – спросил Энтрери все еще не понимая, почему угроза была столь эффективной.

"Яд”, – ухмыльнулся Дриззт, двинувшись дальше вглубь коридора.

Энтрери остановился и улыбнулся очевидной логике. Насколько загадочны и беспощадны должны были быть дроу, чтобы вызвать такую реакцию лишь простой угрозой! Было похоже, что их смертоносная репутация не была преувеличением.

Энтрери почувствовал, что он начал восторгаться этими темными эльфами.

Погоня пришла быстрее чем они ожидали, несмотря на их быстрый шаг. Топот сапогов был отчетливо слышен и затем исчез, лишь затем, чтобы вновь появиться за следующим поворотом еще ближе чем ранее. И Дриззт, и Энтрери поняли – боковые коридоры. Наконец, когда их преследователи почти догнали их, Дриззт остановил убийцу.

"Их всего несколкько”, – сказал он, разбирая каждый индивидуальный шаг.

"Это тот отряд, мимо которого мы прокрались”, – рассудил Энтрери. “Дадим им отпор. Но нужно торопиться, за ними придут еще, не сомневайся!” Взволнованный блеск в глазах убийцы казался до боли знакомым Дриззту.

У него не было времени, чтобы думать сейчас об этом. Он выбросил это из головы, сконцетрировавшись на предстоящей схватке, и затем вытащил кинжал из своего сапога – сейчас было не время таить секреты от Энтрери. Затем он бесшумно скользнул в темную нишу в стене туннеля. Энтрери проделал тоже самое спрятавшись несколькими футами дальше по коридору и на другой стороне.

Медленно текли секунды и был слышен лишь слабый шорох сапогов. Они оба задержали свое дыхание и терпеливо ждали, зная, что дуергары еще не миновали их.

Внезапно звук усилился, когда дуергары выскочили из-за потайной двери в главный туннель.

"Они не далеко!” услышали Дриззт и Энтрери.

"Дракон будет рад, если мы поймаем их!” – крикнул другой.

Все одетые в сияющие панцири и держа в руках оружие из митрила, они обогнули последний изгиб туннеля и оказались в поле зрения затаившихся компаньонов.

Дриззт посмотрел на свой скимитар и подумал насколько действенным окажется это оружие против панциря из митрила. Как бы сейчас хотелось ему держать в руках свой другой, магический клинок.

Энтрери также понял их затруднительное положение, и знал, что они должны каким-то образом уравнять шансы. Быстрым движением он вытащил из-за пояса мешок с монетамии и швырнул его в глубь коридора. Он пролетел сквозь тьму и ударился в стену в том месте, где туннель делал очередной изгиб.

Отряд дуергаров разом встрепенулся. “Впереди!” – крикнул один из них, и они низко пригнувшись, направились к следующему повороту. Как раз между поджидающими их дроу и убийцей.

Тени взорвались в движении и набросились на опешивших серых дварфов. Дриззт и Энтрери напали одновременно, ухватившись за этот выгодный момент, когда первые члены отряда достигли убийцы, а последние уже миновали Дриззта.

Дуергары закричали от ужаса и удивления. Кинжалы, сабля и скимитар мелькали вокргу них со смертоносной скоростью, находя бреши в их прочных панцирях. Когда они находили их, то погружались с беспощадной результативностью.

К тому времени как дуергары отошли от первоначального шока, двое лежали мертвыми у ног дроу, третий рядом с Энтрери, и еще один хватался за свой распоротый живот.

"Спина к спине!” – крикнул Энтрери, и Дриззт думая о той же самой стратегии, уже начал быстро пробираться к нему сквозь дизориентированных дварфов. Энтрери уложил еще одного, как только они сошлись вместе – невезучий дуергар посмотрел через свое плечо на приближающегося дроу, и как раз в этот момент кинжал, украшенный драгоценными камнями, нашел щель под основанием его шлема.

Когда они встали спина к спине, то они словно слились в одно целое, так, что трое оставшихся дуергаров, некоторое время даже не могли определить где кончается один враг, и начинатеся другой.

С криками во славу Шиммерглума, их богоподобного правителя, они бросились на них.

Дриззт провел серию ударов, которые должны были свалить его противника, но панцирь был настолько прочным, что все его удары не достигали цели. Энтрери тоже испытывал проблемы против митриловых панцирей и щитов.

Но их перемещения были настолько быстрыми, что трое дуергаров даже не могли догадываьтся откуда будет проведена следующая атака.

Энтрери предугадывавший каждую мысль дроу, заметил возможный выход. Он резко развернулся от своего частично сбитого с толку дварфа, проведя ложную атаку, и дуергар замер на достаточное время, чтобы Дриззт с другой стороны, нашел брешь в его защите.

"Бери его!” – победно крикнул убийца.

Скимитар сделал свое дело.

Теперь их было двое против двоих. Они замедлили свой танец смерти и спокойно встали каждый напротив своего противника.

Дриззт неожиданно перепрыгнул через своего невысокого врага и скользнул вдоль стены. Дуергар сосредоточившийся на смертоносных лезвиях дроу, не заметил как в схватку вступило третье оружие дроу.

Удивлению серого дварфа не было предела, когда сверху на него опустился плащ Дриззта, окутав его темнотой, которая лишь стала еще глубже от наступившей смерти.

В отличии от изящных движений Дриззта, Энтрери с неутомимой яростью набросился на своего дварфа, проведя серию ударов направленных в оружие в его руке. Серый дварф дварф начал понимать его тактику, когда его пальцы начали неметь после отражения нескольких ударов.

Дуергар, чтобы защитить свою руку, поднял щит.

В точности как и ожидал Энтрери. Он сделал движение в сторону, противоположную движению дварфа, и нанес удар как раз в том месте где скреплялись пластины панциря на плече. Кинжал убийцы с яростью вонзился вплоть, отбросив дуергара на каменный пол.

Дриззт приблизился к последнему дфварфу, тому, котороый был ранен в самом начале схватки, и сейчас лежал у стены в луже крови. Дварф все еще хотел сражаться. Он поднял свой палаш, чтобы встретить дроу.

Дриззт заметил, что это был Мукнуггл, и на его лице появилось чувство сострадания, а из его глаз исчез огонь.

Сверкающий предмет, играющий отблесками дюжины драгоценных камней, пролетел мимо Дриззта и закончил его внутреннее противоборство.

Кинжал Энтрери глубоко вонзился в глаз Мукнуггла.

Дварф даже не шелохнулся, настолько верным был удар. Он так и остался сидеть, прислонившись к камню. Но сейчас лужа крови наполнялась из двух ран.

Дриззт обуздал свою ярость и не подал виду, когда убийца хладнокровно прошел мимо него, чтобы вернуть себе свое оружие.

Энтрери грубо выдернул свой кинжал и затем повернулся к Дриззту, Мукнуггл тем временем упал в лужу собственной крови.

"Четыре против четырех”, – произнес убийца. “Ты же не думаешь, что я позволю тебе убить больше меня?”

Дриззт не ответил.

Оба чувствовали как вспотели их ладони от хватки оружия, они так жаждали завершить то, что они не успели закончить в нише наверху.

Так похожи, и в тоже время так различны.

Ярость за смерть Мукнуггла, не возобладала над Дриззтом в этот момент, она лишь подтвердила его чувства по отношению к его подлому спутнику. Стремление убить Энтрери было гораздо сильнее чем злоба, которую он испытывал за любое грязное деяние убийцы. Дриззт верил, что убийство Энтрери подразумевало убийство темный стороны себя, так как он мог быть похожим на этого человека. Это было испытание его достоинства, противоборство с тем, кем он мог стать. Если бы он остался среди своего народа, то возможно сейчас в глазе Мукнуггла торчал бы его кинжал.

Энтрери смотрел на Дриззта с неменьшим презрением. Какой потенциал он видел в дроу! Но он сдерживал его своей слабостью. Возможно в своем сердце убийца завидовал способности любить и сострадать, которые он видел в Дриззте. Так похожий на него, Дриззт лишь подчеркивал его эмоциональную пустоту.

Даже если в нем и пробуждались эти чувства, то они никогда не достигали такой высоты, чтобы переполнить Артемиса Энтрери. Он провел всю свою жизнь создавая из себя инструмент убийства, и ни один луч света не мог пробиться сквозь барьер его бесчувственности. Он хотел доказать, себе и дроу, что в сердце настоящего воина нет места для сострадания.

Они стояли друг напротив друга не отводя взора. Каждый из них ждал, когда другой занесет свое оружие и начнет защищать свои принципы.

Топот от ног нарушил их противостояние.


предыдущая глава | Серебряные потоки | 22 ДРАКОН ТЬМЫ