home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

СЛОМАННЫЙ ШЛЕМ

Воздух свистел между его черными крыльями подобно непрерывному ропоту далекого грома. Дракон вылетел в Ущелье Гарумна, испльзуя тот же самый выход, которым Дриззт и Энтрери прошли несколькими мгновениями ранее. Эти двое на стене, несколькими дюжинами ярдов выше, стояли не смея даже вздохнуть. Они знали, что явился темный правитель Митрилового Зала.

Черное облако, которое было Шиммерглумом пронеслось мимо них и взмыло вверх. Дриззт, взбирался по склону ущелья, отчаянно хватаясь за любой уступ. Он слышал звуки сражения далеко над собой как только они вошли в ущелье, и он знал, что даже если его друзья одержат победу, они скоро будут встречены врагом, гораздо более могущественным, чем все с чем они прежде сталкивались.

Дриззт намеревался быть с ними в этот момент.

Энтери старался не отставать от дроу, однако он еще не окончательно определился со своими дальнейшими действиями.

Вулфгар и Кэтти-бри поддерживали друг друга во время ходьбы. Регис оставался рядом с Бруенором, волнуясь за его ранения, даже если и сам дварф не обращал на них внимания. “Позаботься лучше о своей шкуре, Грохочущий Живот”, – продолжал он ворчать на халфлинга, однако Регис видел, что грубость Бруенора постепенно исчезала. Дварф казалось немного сожалел о своих прежних поступках. “Мои раны пройдут; не думай, что тебе удастся так легко избавиться от меня! Мы взглянем на них, когда оставим позади это мерзкое место”.

Регис остановился и на его лице застыло озадаченное выражение. Бруенор обернулся на него, также смущенный, и подумал, что он вновь каким-то образом обидел халфлинга. Вулфгар и Кэтти-бри остановились позади Региса и ждали снова каких-нибудь проблем, не зная, что произошло между ним и дварфом.

"Что с тобой?” – потребовал Бруенор.

Однако Региса не волновали слова Бруенора, ни сам дварф в этот момент. Он почувствовал Шиммерглума, внезапный холод наполнивший пещеру.

Бруенор вновь хотел заговорить, но затем и он почувствовал приближение дракона тьмы. Он взглянул в ущелье как раз в тот момент, когда верхушка черного облака показалась над краем расщелины, далеко слева, но быстро направляющаяся в их сторону.

Кэтти-бри направила Вулфгара в сторону, когда он потащил ее со всей силы. Регис со всех ног бросился назад в комнату.

Бруенор вспомнил.

Дракон тьмы, невероятно жестокая тварь, котороая почти уничтожила его народ и заставила их бежать в узкие коридоры верхнего уровня. Он занес свой митриловый топор, его ноги вросли в каменный пол – он ждал.

Темнота усилилась под дугой каменного моста, затем достигла выступа. Острые когти схватились за край ущелья, и Шиммерглум предстал перед Бруенором во всем своем ужасном великолепии, огромная тварь стояла лицом к лицу с законным правителем Митрилового Зала.

"Бруенор!” – крикнул Регис, вытаскивая свою маленькую булаву и бросаясь назад в пещеру, зная, что лучшее, что он мог сделать это погибнуть рядом со своим обреченным другом.

Вулфгар отстранил от себя Кэтти-бри и бросился к дракону.

Дракон встретившись с непоколебимым взглядом дварфа, даже не заметил Эйджис-фанга направленного в его сторону и бесстрашной атаки могучего варвара.

Боевой молот ударил его в грудь в том месте, где смыкались черные чешуйки, но не причинипв вреда отскочил в сторону. Разъяренный тем, что кто-то посмел нарушить момент его победы, Шиммерглум перевел свой взгляд на Вулфгара.

И выдохнул.

Непроницаемая тьма окутала Вулфгара и вытянула силы из его мышц. Он почувствовал что падает, вечно падает, словно под ним небыло никакой опоры.

Кэтти-бри вскрикнула и бросилась к нему, не обращая внимания на опасность.

Бруенор задрожал от ярости из-за оскорбления его давно мертвых соплеменников и друга. “Убирайся из моего дома!” – закричал он на Шиммерглума, и затем бросился на дракона, яростно размахивая своим топором и пытаясь сбросить тварь с края пропасти. Заостренное лезвие митрилового оружия оказалось произвело больший эффект на чешую чем молот, но дракон дал отпор.

Тяжелая лапа отбросила Бруенора назад на землю, и прежде чем он смог подняться, тонкая, словно хлыст шея, метнулась к нему и он оказался в пасти дракона.

Регис вновь подался назад, затрясшись от страха. “Бруенор!” – вновь крикнул он, и на этот раз его слова были не громче шепота.

Черное облако вокруг Кэтти-бри и Вулфгара рассеялось, но варвар находился полностью под воздействием яда Шиммерглума. Он хотел бежать, даже если единственной возможностью для этого было перепрыгнуть через край ущелья. Лай псов-призраков, постепенно приближался к ним. Все его ранения, после нападения голема голема, раны от стычки с дварфами, заставляли его вздрагивать на каждом шагу, однако его адреналин битвы много раз прежде прогонял от него боль и от более серьезных ранений.

Дракон казался Вулфгару в десятки раз могущественней, и он даже не мог заставить себя поднять против него оружие, так как в своем сердце он верил, что Шиммерглума нельзя победить.

Отчаяние остановило его там, где не смогли этого сделать огонь и сталь. Вместе с Кэтти-бри он медленно побрел к другой комнате, не имея сил, чтобы сопротивляться ей.

Бруенор чувствовал как участилось его дыхание, когда ужасная пасть разверзлась над ним, но он все еще упрямо держал свой топор и даже попытался нанести пару ударов.

Кэтти-бри втолкнула Вулфгара сквозь дверной проем под убежище маленькой комнаты, и затем бросилась назад. “Ты, мерзкий сын ящерицы!” – крикнула она, доставая Таулмарил. Серебряная стрела прожгла дыру в черной чешуе Шиммерглума. Когда Кэтти-бри поняла насколько эффективно было ее оружие, в ее голове зародился безнадежный план. Нацелив свой следующий выстрел монстру в лапу, она хотела сбросить его с края.

Шиммерглум передернулся от боли и удивления, когда в него вонзилась стрела. Ненависть кипевшая во взгляде дракона переметнулась на храбрую юную девушку. Он отбросил потрепаного Бруенора на пол и взревел, – “Изведай страх, глупая девченка! Ощути мое дыхание и зная, что ты обречена!” Черные легкие раздулись, превращая вбираемый ими воздух в мерзкое облако безысходности.

Внезапно камень на краю ущелья обрушился.

Когда дракон упал, то Регис испытал некоторое облегчение. Он хотел оттащить Бруенора назад в комнату, но не имел представления, что делать дальше. Позади него, приближались безжалостные псы-призраки, он был отделен от Вулфгара и Кэтти-бри, и он не посмеет пересечь пещеру не будучи полностью уверенным, что дракон окончательно исчез. Он посмотрел вниз на потрепаную и покрытую кровью фигуру своего старого друга, даже не имея представления чем он мог сейчас помочь ему и был ли Бруенор жив вообще.

Лишь удивление удержало Региса от радостного крика, когда Бруенор открыл свои серые глаза и подмигнул ему.

Дриззт и Энтрери вжались в стену, когда обвал от обрушившегося края пролетел мимо них опасной близости. Как только он прошел, то Дриззт вновь начал карабкаться вверх, в отчаянии пытаясь добраться до своих друзей.

Однако он вновь внезапно замер, когда черный силуэт дракона пролетел мимо него, затем продолжил свой подъем.

"Как?” – спросил Регис, с глупым видом вытаращив глаза на дварфа.

Бруенор неловко перевернулся и попытался встать на ноги. Митриловый панцирь спас его, однако Бруенор был ужасно сжат могучей пастью и кроме множества синяков, у него возможно было сломано несколько ребер. Однако крепко сбитый дварф все еще был жив, и он забыл про свою боль, так как сейчас его волновал более важный вопрос – безопасность его друзей.

"Где парень и Кэтти-бри?” – незамедлительно спросил он, и отдаленный лай псов-призраков лишь почдеркивал безысходность его тона.

"В другой комнате”, – ответил Регис, показывая вправо.

"Кэт!” – крикнул Бруенор. “Как ты?”

После некоторой паузы, так как Кэтти-бри тоже не рассчитывала вновь услышать голос Бруенора, он ответила ему, – “Боюсь Вулфгар, не сможет больше сражаться! Это все дыхание дракона! Но я хочу уходить! Псы скоро будут тут!”

"Хорошо!” – согласился Бруенор, схватившись за бок, который отозвался резкой болью, когда он крикнул. “Ты видела дракона?”

"Нет, и даже не слышала!” – послышался незамедлительный ответ.

Бруенор посмотрел на Региса.

"Похоже с ним покончено”, – ответил халфлинг на вопросительный взгляд Бруенора, в равной степени убежденный, что Шиммерглума было не так легко победить.

"Значит у нас нет выбора!” – крикнул Бруенор. “Мы пересечем мост! Ты сможешь помочь парню?”

"Думаю, да!” – ответила Кэтти-бри. “Мы сразу за вами!”

Бруенор схватился за плечо Региса, ища опоры. “Тогда вперед!” – крикнул он своим обычным непоколебимым голосом.

При виде старого Бруенора, Регис улыбнулся, несмотря на свой страх. Без лишних убеждений он вышел рядом с дварфом из комнаты.

Но как только они сделали первый шаг по направлению к ущелью, черное облако вновь поднялось над краем.

"Видишь?” – крикнула Кэтти-бри.

Бруенор быстро вернулся в комнату, слишком отчетливо разглядев дракона. Смерть приближалась настойчиво и неумолимо. Но он по прежнему отвергал неминуемое, не ради себя, так как он знал, что возвращаясь в Митриловый Зал он следовал последовательному курсу своей судьбы – судьбы, которая была предначертана ему с тех самых пор как пал его народ – но его друзья не должны были погибнуть на этом пути. Ни халфлинг, который прежде всегда находил выход из любой западни. Ни парень, которого впереди ждало еще много великих приключений.

И ни его девочка. Кэтти-бри, его собственная любимая дочь…Единственный свет, который действительно сиял в шахтах Клана Баттлхаммера в Долине Ледяного Ветра.

Смерть одного лишь дроу, его самого близкого друга, была уже слишком высокой ценой. Утрата, которую предстояло ему сейчас понести была слишком большой.

Его глаза обежали маленькую комнату. Должен был быть другой выбор. Если только он был предан богам дварфов, то сейчас он просил у них только одного. Чтобы они дали ему выбор.

На одной из стен комнаты висел занавес. Бруенор посмотрел на Региса.

Халфлинг пожал плечами. “Кладовая”, – сказал он. “Ничего ценного. Даже нет оружия”.

Бруенор не удовлетворил такой ответ. Он нырнул сквозь занавеску и начал рыться среди ящиков и мешков, лежавших за ней. Сухая еда. Куски дерева. Запасные плащи. Бурдюки с водой.

Бочонок с маслом.


предыдущая глава | Серебряные потоки | cледующая глава