home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

СЛЕЖКА

Солнце понемногу клонилось к закату. Наступало именно то время, когда даже самые рыжие кошки начинают терять свой цвет и переходят в категорию серых. Постепенно сумрак окутывал собою улицы и дома, не позабыв захватить и сквер. Вот еще немного – и солнце опустится еще ниже, зависнет на каких-то несколько минут, а потом решительно скатится вниз.

Вот тогда и нагрянет настоящая тьма.

Анисимов сидел в машине и ждал. Подобное ожидание чем-то напоминало охоту. С той лишь разницей, что, находясь на природе, ты должен составлять с ней единое целое, желательно позабыть про собственный организм, про себя самого. А находясь в машине, можно чувствовать себя в относительном комфорте, например, можно развалиться в кожаном кресле и, упершись коленом в высокую панель, выкурить сигаретку «Кент». Где-нибудь в чаще леса подобная роскошь непозволительна – даже самый легкий дымок может спугнуть зверя.

Единственное, что угнетает, так это неопределенность. Объект может и не появиться. Впрочем, зверь тоже не всегда предсказуем.

Матерое зверье, сотканное из сплошных инстинктов, может что-то почувствовать и, пренебрегая привычной тропой, свернуть в сторону. Нечто подобное может произойти и с человеком. У человека, за которым идет охота, как никогда сильно обостряется чувство опасности, он весь становится сплошным оголенным нервом и способен угадать опасную ситуацию. Угадать и избежать ее.

Но и у охотника, выслеживающего добычу, интуиция резко обостряется, а стало быть, даже перед самой осторожной добычей он зачастую имеет преимущество.

Что-то подсказывало Анисимову, что объект рано или поздно должен появиться. Он мог даже сказать, когда именно он подойдет к своему дому. Но старался не поддаваться своей уверенности, потому что это прямой путь к самоуверенности. А настоящий охотник никогда не должен переоценивать собственные возможности. Он обязан залечь в засаду задолго до того, как на «звериной тропе» должен объявиться зверь, чтобы каждой клеткой тела прочувствовать остроту и тяжесть ожидания.

Выключив двигатель и погасив фары, Игорь расположился в тридцати метрах от подъезда. Двор был относительно тихим. Только изредка кто-нибудь хлопал дверью подъезда, входя в дом.

Анисимов раздраженно выпускал дым через приоткрытое окно – все это не то! Его добыча будет куда повесомее. Она не станет бабахать дверной пружиной, а, обратившись в тень, просочится в полутемный подъезд через лишь слегка приоткрытую дверь.

Через два часа ожидания со стороны проспекта показалась одинокая фигура. Некоторое время, освещенная светом уже зажегшихся фонарей, она хорошо была видна на фоне светлых фасадов, а потом, юркнув в тень, словно растворилась в ночи. И потребовалось поднапрячь зрение, чтобы различить неясный силуэт на фоне темного забора.

Валентин Никитин шел к дому уверенно, совершенно не таясь. Обернулся только однажды, когда входил в подъезд. И прежде чем за ним захлопнулась дверь, на лестнице послышались торопливые шаги.

Анисимов удовлетворенно хмыкнул. Значит, интуиция его не подвела. Оставалось только удостовериться в своих предположениях. Стараясь не хлопать дверью, Игорь вышел из машины и направился следом. Поднявшись на четвертый этаж, он остановился перед дверью, в которую вошел Никитин. Приложив ухо к двери, прислушался. О чем шел разговор – понять было невозможно, но в квартире отчетливо раздавалась звонкая женская речь, а ей в ответ, явно огрызаясь, звучал низкий мужской голос.

Потом на некоторое время стало тихо. Но вскоре за дверью послышались шаги, Анисимов едва успел вбежать на лестничную площадку, как дверь распахнулась, и на пороге предстал Никитин. Выглядел он крайне встревоженным. Хлопнув дверью, он быстро сбежал по лестнице. Выждав некоторое время, Анисимов поспешил следом за ним. Выскочив на улицу, он увидел, как Никитин быстрым шагом идет по тротуару, через двадцать секунд он затерялся в сгустившейся темноте.

А это что еще такое?

Следом за Никитиным устремился человек. То, что это не было случайностью, – заметно с первого взгляда. Если это не слежка, тогда отчего этому человеку держаться на значительном расстоянии от Никитина, не спуская при этом с него глаз?

Протяжно квакнула автомобильная сигнализация стоявшей неподалеку «Мазды», известив хозяина о разблокировке дверей. Никитин привычно юркнул в салон, включил габариты. Неизвестный, вжавшись в темный фасад дома, слился со стеной. Едва машина Валентина вывернула на улицу, как он тотчас материализовался из темноты серым силуэтом и почти бегом направился к стоящему неподалеку «Ниссану». Мягко включился двигатель, а свет фар легко раздвинул в стороны сгустившуюся темноту и расплывчатым ярко-желтым кругом уткнулся в стену металлического гаража. Наверстывая потерянные секунды, джип устремился за «Маздой», стараясь держаться на некотором удалении от нее.

Анисимов выехал следом за ними. Затерявшись в потоке машин, он старался держать оба автомобиля в пределах видимости, перескакивая с одной полосы на другую. В подобные догонялки ему приходилось играть не однажды, так что с правилами такой «охоты» он был неплохо знаком.

Ехать пришлось недолго. Уже через десять минут «Мазда» повернула во двор шестиэтажного дома. Преследовавший ее джип предусмотрительно остановился поблизости. Двери распахнулись, и из него быстро выскочил Никитин. Выглядел он возбужденным, шел стремительно, энергично размахивая руками. Интересно, что такое могло его встревожить? Едва он скрылся за углом дома, как из джипа вышел молодой человек лет двадцати пяти. Свет неоновых витрин, падающий на его лицо, давал возможность хорошо его рассмотреть. Внешность невыразительная, можно сказать никакая, – человек из толпы, не за что даже зацепиться взгляду. Хотя одна примета имелась – на правой щеке под глазом Анисимов рассмотрел родимое пятно, поросшее редкими волосами. Наверняка эта отметина доставляла ее обладателю немало хлопот, и, подобно трудолюбивому садовнику, он подстригал ее, придавая надлежащий вид.

Беспечной походкой праздного гуляки человек с родимым пятном прошел во двор. Остановившись на секунду, осмотрелся и только после этого решился шагнуть в темень. Выждав несколько секунд, Игорь тоже вышел из машины и заметил, как в окне второго этажа вспыхнул свет, мелькнула какая-то фигура. Следует немного обождать. Анисимов закурил и принялся ждать.

Ожидание не затянулось – Игорь даже не успел докурить сигарету до половины, как из дома выскочил Никитин, прижимая к груди какой-то объемистый сверток, и тут же юркнул в машину.

Как только его машина отъехала, за ним отправился и его преследователь. Какое-то время Анисимов размышлял, стоит ли ему замыкать компанию, но после некоторых колебаний решил осмотреть квартиру.

Едва машины удалились, он неторопливо направился к дому. Старался идти непринужденно, поигрывая плечами, словно расстояние это преодолевал неоднократно. Дом был большим и занимал почти весь квартал. Вряд ли жильцы дома знают даже своих соседей по лестничной площадке. А тут еще и темень…

Во дворе никого. Игорь уверенно вошел в подъезд, тщательно осмотрелся. Следовало вести себя осторожно, в каждый дверной глазок может смотреть наблюдатель. Достав из кармана заготовленный кусочек пластилина, Игорь поднялся на второй этаж и тщательно залепил пластилином глазок смежной квартиры. Вот так будет лучше. Скрупулезно исследовал дверь – никаких проводов, ничего такого, что свидетельствовало бы о сигнализации.

Теперь можно действовать.

Замок оказался нехитрым, достаточно было просунуть щуп-отмычку немного поглубже и повернуть на пол-оборота, как замок открылся с мягким приятным щелчком.

В квартире Анисимова встретила безмятежная тишина: ни зловещих сирен, ни мигающих лампочек, ничего такого, что могло бы нарушить покой. Протиснувшись боком в дверь, Игорь постоял, прислушиваясь. Свет включать не стал, достав из кармана фонарик, осветил широкий коридор.

Обыкновенная берлога холостяка. Здесь отсутствовал даже малейший намек на женскую руку. На тумбочке несколько красочных журналов с обнаженными красотками. Три пары обуви валялись в разных концах коридора, на вешалке – коротенькое пальто. Обои заметно потерты, явно требовался ремонт. Но похоже, что хозяина не очень-то беспокоило подобное обстоятельство. В комнате стоял продавленный и наверняка заслуженный диван, который мог бы поведать немало любовных историй. В углу – старомодный комод, на котором лежали бритвенные принадлежности, одеколон и наполовину выжатый тюбик крема для бритья. И ни одной вещицы, что могла бы свидетельствовать о присутствии женщины.

Игорь достал из кармана миниатюрный фотоаппарат. Носить его с собой он стал в те времена, когда занялся частным сыском, и, надо признать, подобная привычка не однажды ему пригодилась. Порой на фотографии становятся отчетливо заметны те детали, которые не сразу можно увидеть, а кроме того, отснятый материал помогает освежить память.

Начинать следует с коридора. Как правило, на него редко обращают внимание, но в действительности здесь могут скрываться самые неожиданные сюрпризы. Тщательно сфотографировав коридор, Анисимов переключился на комнату.

Странное дело, но он никак не мог отделаться от ощущения, что вещи здесь перемещали совсем недавно, вот только совершенно непонятно, с какой целью это было сделано. А может, для того, чтобы сбить с толку случайного соглядатая? Если Никитин действительно замешан в исчезновении своего приятеля, то эта берлога – весьма подходящее место для расправы. Район пустынный, дом расположен вдали от улицы и основных магистралей.

Игорь осветил углы комнаты – обычно там можно обнаружить массу нужной информации. Уголки не всегда тщательно убираются, и здесь можно отыскать немало сведений не только о хозяине квартиры, но и о его гостях.

Ожидания оправдались. В углу на полу блеснула какая-то стеклянная соринка. Ага, рядом с ней еще одна. Анисимов сделал несколько снимков, после чего подобрал стеклянные осколки.

Интересно, что это могло быть? Пепельница? Нет, она стоит на столе. Всмотревшись, он обнаружил на узорчатой поверхности осколков небольшие белые пятнышки. Очень похоже на сахар. Присев, Анисимов принялся тщательно изучать пол. Так оно и есть, крупицы сахара забились в щели и, сверкая, притягивали взгляд.

Но каким образом осколки сахарницы так далеко разлетелись по комнате? Это могло произойти только в одном случае: сахарницу сильно швырнули. И произойти это могло, например, в момент ссоры или драки.

Правда была где-то рядом, оставалось только отыскать ее. Игорь внимательно осмотрелся. Думай, думай… Он обратил внимание на то, что ковер сдвинут к стене. Обычно ковер лежит в центре комнаты. Ковер, небрежно сдвинутый к стене, бросался в глаза. Что-то здесь не так.

Наверняка его отодвинули и не успели поправить. В чем же тут дело?

Приподняв ковер, Анисимов осветил пол. На первый взгляд его поверхность была совершенно одинакова, но если присмотреться, то можно увидеть небольшое темноватое пятно. Было заметно, что здесь изрядно потрудились, на пятне отчетливо были заметны продольные царапины.

Сфотографировав пятно, Анисимов взял со стола лист бумаги и, смастерив из него небольшой конверт, поскреб кончиком ножа темное пятнышко, после чего аккуратно уложил в конверт соринки. Добытое им вещество было буроватого цвета и очень напоминало свернувшуюся кровь. Хотя выводы делать было рановато.

Уложив ковер на прежнее место, Анисимов осторожно направился к выходу. Странное ощущение, но у него буквально горели ладони. Вытащив из кармана небольшой предмет, внешне напоминающий коробок спичек, он спрятал его за батарею. Радиозакладка была рассчитана на сто часов. Так что этого времени вполне хватит. Подойдя к двери, Игорь прислушался. На лестничной площадке тишина. Вот теперь можно выходить.

Быстрым шагом Анисимов пересек двор и, оказавшись на улице, невольно облегченно вздохнул. Сев в машину, он завел двигатель и тронулся с места.


* * * | Ассасин | Глава 12 АНГЕЛ ИСРАФИЛ