home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8 Жмуркин-завоеватель

Все получилось так, как и предполагал Генка. С утра друзья запрягли Березку и отправились встречать первый автобус.

Автобус остановился возле почты, и из него вывалился Жмуркин. Жмуркин оглядел площадь, на секунду задержал взгляд на доме, где ночевал драматург Островский, в две секунды оценил шатровую церковь семнадцатого века, снял церковь и дом Островского на фотоаппарат, презрительно поморщился на фонтан и лишь затем увидел Витьку и Генку.

– Я вижу, толпа уже встречает своего героя! – Жмуркин кивнул ребятам. – Привет, аборигены! Жмуркин-завоеватель прибыл принести вам огонь цивилизации!

Выглядел Жмуркин как житель большого города, впервые отправившийся на экскурсию в джунгли: камуфляжный комбинезон, скатанные до колен сапоги-бродни, накомарник, за плечами огромный туристический рюкзак. На бедре болталось устрашающего вида мачете[32] .

– Тише ты! – прошептал Генка. – Местные не любят, когда их так называют.

– Ясно, – кивнул Жмуркин. – Я смотрю, тут неплохо. Цивилизация своей неотвратимой поступью проникает в самые отдаленные уголки нашей Родины... Это хорошо.

Жмуркин выпрямился и заговорил нормальным голосом.

– После четырех часов на автобусе мне надо как следует отдохнуть, – Жмуркин стряхнул с рукава пыль. – Принять ванну, выпить ромашковый чай...

– Мы не здесь живем, Жмуркин, – огорчил его Витька. – Тут еще двенадцать километров.

– Двенадцать километров... – протянул Жмуркин. – Надеюсь, не пешком?

– Не, – зверски улыбнулся Витька. – Тетка Люся мотоплуг одолжила.

– Мотоплуг? – насторожился Жмуркин.

– Он шутит, – серьезно сказал Генка. – Мы на лошадях поскачем. У меня Серко, у Виктора Березка, у тебя Сатана...

– Сатана... – нахмурился Жмуркин. – Да я никогда лошадь живую и не видел! А вы говорите – Сатана...

– Вот и познакомитесь, – Генка отобрал у Жмуркина рюкзак, и они отправились на окраину колхозной усадьбы.

Всю дорогу Жмуркин ныл, что он не хочет ехать на Сатане, что двенадцать километров – не слишком большое расстояние – можно пройтись пешком, что до захода солнца еще времени полно... Но Генка на все нытье приятеля не поддавался и шагал себе вперед.

За последним домом их ждала впряженная в телегу Березка.

– А вы говорили, что скакать придется! – сразу воспрял духом Жмуркин. – А в санях мы только так...

– Это не сани, – поправил Генка. – Это телега. Поедем с комфортом.

Ребята забрались в телегу, Генка взял в руки вожжи и несильно хлестанул Березку.

– Вот это я понимаю! – Жмуркин отвалился на сено и принялся любоваться пейзажем. – А вы давайте, рассказывайте, что тут у вас? Какие проблемы? Какая нужна помощь? Я ненадолго отпросился. На несколько дней буквально. Все как раз получилось – вчера мне премию дали... Я, кстати, вам еще не рассказывал?

Витька и Генка отрицательно покачали головами.

– Меня повысили, – с гордостью сказал Жмуркин. – Теперь я заведующий ложей для важных персон!

– Чем заведующий? – переспросил Витька.

– Местами такими специальными, повышенного удобства. Они отдельно от всех. Зарплата теперь в два раза выше. И почет. Учитесь, неудачники! Ну да ладно. Так вот, мне как раз вчера премию дали. Нормальные деньги. Купил матушке букет. Прихожу домой, приношу деньги. А она мне вашу телеграмму показывает. Ну, я у нее и отпросился. Она так моей премии обрадовалась, что сразу меня и отпустила. Только вот Генкиным родакам позвонила, узнала что да как... А меня даже до автобуса проводила. Так какие тут у вас дела, бандерлоги?

– Дела кислые, – сказал Генка. – Здесь в озере живет щука. За последнюю неделю она сожрала двадцать три утенка. Тетка их выпускать перестала. А если их не выпускать, они плохо растут. Так что одни убытки.

– Понятно, – важно сказал Жмуркин. – Папа Жмуркин вам поможет. Папа Жмуркин все исправит и укажет вам верное направление...

Жмуркин стал вытаскивать из рюкзака предметы подводного снаряжения. По пути он рассказывал:

– У одного парня одолжил. Он мне снаряжение, а я ему абонемент в кино обещал. На неделю. В этом мире все просто. Комплект, рассчитанный на зимние условия.

Жмуркин достал из рюкзака черный, отдающий запахом горелой резины костюм.

– Это гидрокостюм, – пояснил Жмуркин. – Специальный костюм, чтобы в воде не замерзнуть. Устроен по принципу дамских колготок. Вы знаете, что если надеть под сапоги колготки, то, даже промокнув, ни фига не замерзнешь? У них такая структура – капельки воды нагреваются телом и создается своеобразный тепловой кокон. Костюм такой же. Этот парень в нем на Новый год нырял – и ничего.

Жмуркин извлек маску и длинную пластиковую трубку.

– Это маска и трубка. Тут и объяснять нечего – маску на глаза, трубку в зубы. И вперед. Вашей щуке конец.

И Жмуркин лучезарнейше улыбнулся.

– Постой-ка, – сказал Витька. – Это что, все?

– Все, – снова улыбнулся Жмуркин.

– А остальное? – подозрительно спросил Витька. – Остальное где?

– Остального нету, – Жмуркин развел руками. – Так получилось. Ничего не мог поделать. Вот есть еще телескопический спиннинг, катушка и японская леска на ней. А насадки... этой, как ее... тоже нет. Парень сказал, что он голавля какого-то поймал и тот голавль все и оторвал...

Витька с Генкой переглянулись.

– А как же балласт? – поинтересовался Витька. – Как же буек[33] ? А ласты? Ружье? Как ты собираешься охотиться на щуку без всех этих принадлежностей? И на фига ты спиннинг без блесны притащил?

Жмуркин пожал плечами.

– Это-то ладно, – вмешался Генка, – ее можно и самим сделать. Так что спиннинг пригодится. Да и остальное... Денек потрудимся и все смастерим.

– За день? – удивился Витька. – За день сделаем ружье и ласты?

– И даже быстрее, – сказал Генка. – За утро. Не такие, конечно, как настоящие, но на пару заплывов хватит...

– Я всегда говорил, что Генка у нас – технический гений, – заявил Жмуркин. – Блоху подкует! Химикус-Механикус, просто Винтик и Шпунтик в одном флаконе...

– Мы вот что придумали, – Генка подхлестнул Березку, чтобы она не очень-то ленилась, и Жмуркин кувыркнулся в телегу. – Щука охотится за утятами на отмели, мы ее там уже видели. Наберем в гусятнике перьев, высыплем в воду. Щука почует перья и пожалует. Тут мы ее и шлепнем.

– Хорошая идея, – согласился Жмуркин. – А кто поплывет?

– Я поплыву, – ответил Витька. – Я вообще хорошо плаваю. Так что я. У меня и опыт есть, я видел, как охотятся...

Жмуркин промолчал.

Постепенно вечерело. Становилось прохладно, из кустов выползал туман, начиналось самое загадочное время – сумерки. Витька накинул на плечи ватник и еще один передал Генке. А Жмуркину было и без того тепло в его комбинезоне.

– На самом деле эта подводная охота – дело непростое, – сказал Жмуркин. – Щуки не так безобидны, как кажется на первый взгляд. Бывает, они даже на людей нападают. Я вот историю знаю... Одна женщина мыла в реке ложки. Моет и моет, моет и моет... И тут вдруг из воды щука как выскочит! Метра два в длину. И тетку эту цап за руку с ложкой – думала, что рыба. И руку до локтя откусила!

– Врешь, – сказал Генка. – Не бывает такого.

– Не веришь – не надо, – пожал плечами Жмуркин. – А так оно и было. А другая щука собаку в воду утащила. Собака по берегу лягушек ловила, а щука ее цап за ногу! Так живьем под воду и утащила. Доберман-пинчер, между прочим, был.

Березка заржала. Все вздрогнули.

– А что же ее доберман не покусал? – спросил Витька. – У него ж у самого прикус, как у крокодила.

– Вот уж не знаю, – развел руками Жмуркин. – Может, он старый был.

Они перебрались через речку с торфяной водой, протащились еще три километра по овсяным полям, поднялись на невысокий холм и увидели озеро, а сразу у озера хозяйство тети Люси. В доме горел свет, во дворе лаяла собака, из трубы шел дым, пахнущий чем-то вкусным. Жмуркин зашевелил ноздрями.

– Сегодня жареный хлеб, плавленый сыр и сливки, – сказал Генка. – Лучше ничего не бывает.

В животе у Жмуркина заурчало. Генка злорадно засмеялся и подхлестнул Березку. Телега быстро покатилась под уклон.

Тетя Люся встречала ребят возле ворот с керосиновой лампой и Буфером. Буфер обнюхал Жмуркина, остался доволен и скрылся в конуре.

– Проходите, пожалуйста, – тетка закрыла ворота. – Ужин готов.

И на самом деле – на столе обнаружилась большая плетенка с тостами, блюдо с плавленым сыром, моченые яблоки, сметана и трехлитровая банка сливок. Тетка Люся пошла спать, а друзья устроились за столом и накинулись на еду.

После того как было съедено по пять тостов с сыром и выпито по два стакана сливок, ребята отвалились на спинку дивана и стали разрабатывать план завтрашнего мероприятия.

– Все очень просто, – говорил Жмуркин. – В том месте, где из озера вытекает ручей, поставим сеть.

– Там мы сеть уже поставили, – сказал Генка.

– Отлично! На отмели разбросаем перья. Потом Витька полезет в воду и будет сторожить, пока щука не приплывет...

– А если она не приплывет? – спросил Витька.

– Приплывет, – уверенно заявил Жмуркин. – Куда ей деваться? Кстати, а как щуку-то зовут?

– Как зовут? – Витька посмотрел на Генку. – Мы не знаем, как ее зовут. Щука и все.

– Это в корне неправильно! – возмутился Жмуркин. – У каждой такой твари должно быть имя. Моби Дик – белый кит-убийца[34] , Шер-Хан...

– Шер-Хан – тигр, – напомнил Генка.

– Все равно, – Жмуркин принялся ходить взад-вперед по кухне. – Если нет имени, то мы как бы боремся со всеми щуками подряд, а не с одной конкретной щукой. Надо ее срочно именовать, а то ничего не получится.

– Челюсти! – предложил Генка.

– Красиво, – кивнул Жмуркин. – Но уже было.

– Предлагаю именовать ее Живоглотом, – сказал Витька. – Или Уткоглотом...

Жмуркин с сомнением покачал головой. Он выбрал из миски яблоко побольше, откусил, прожевал и сказал:

– Уткоглот – это детский сад. Предлагаю назвать серьезно. Скажем, Старый Ник.

– Почему так? – спросил Генка.

– Старым Ником называли демона, который водился в речных омутах. А в Германии так называли всех щук, что больше полутора метров. Там считали, что если рыба до таких размеров дорастает – то это не простая рыба. Особенная. Я думаю, ваша как раз такая.

– Такая, – вздохнул Витька. – Еще как такая! Когда мы с ружьем ее караулили, она, как торпеда, из глубины вышла. Как подводная лодка какая-то. Генка пальнул, а не попал. И все крючки нам уже пооткусывала...

Жмуркин добыл из плетенки еще один тост, густо намазал его сыром, откусил с краю.

– Эх вы, село, – сказал он поучительно. – С физикой у вас совсем плохо. Угол падения равен углу отражения. Слыхали? Так вот, в воде надо чуть-чуть под более тупым углом стрелять – тогда дробь отразится от воды и куда надо попадет. Село, село...

Генка сделал постороннее лицо.

– Щука становится на путь поедания утят совершенно не случайно, – говорил Жмуркин, жуя жареный хлеб. – Она достигает уже таких размеров, что ей больше нечего есть. Рыбу ловить – слишком тяжело, гоняться надо много, а энергии мало. Вот тут и появляются утята. Их и ловить легче, и калорий в них больше.

Жмуркин доел тост и посмотрел на сливки.

– Если ее не остановить, то ситуация усугубится, – Жмуркин почесал подбородок, осушил очередной стакан и сказал: – Из достоверных источников известно, что щуки любят греться на солнце, лежа на мелководье. Насколько я понял, как раз на мелком месте и утки плавали. Значит, мы прячем туда Витьку, Витька видит щуку, вступает с ней в решительный бой и как истинный представитель вида Homo Sapiens[35] одерживает победу.

Жмуркин налил себе еще сливок.

– Так выпьем же за победу! – Жмуркин опрокинул стакан залпом, по-гусарски.


Глава 7 Облом, опять облом | Большая книга приключений для мальчиков (сборник) | Глава 9 Снаряжение для Ихтиандра [36]