home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 2

Винс надеялся проскользнуть незамеченным, но уже во дворе дома наткнулся на явно поджидавшего его Ралернана.

– Мы же вроде договаривались, что ты никуда не исчезаешь? – полюбопытствовал эльф.

– Ну… я ходил проведать Грея, – слегка смущенно ответил Винс. Предполагалось, что визит в академию он нанесет вместе с родителями. Но разве вместе с ними получится поколдовать! Взрослые иногда такие зануды…

– Со мной уже связался его наставник и рассказал о твоем посещении. – Ралернан едва заметно вздохнул. Конечно, оставлять Грея в академии на каникулы тоже было не самой хорошей идеей, но преподаватели явно лучше справлялись с устранением последствий внештатного колдовства, чем он сам. Ралернан пытался терпеть выходки Грея около пяти лет, но когда тот в очередной раз «случайно» превратил первый этаж замка Арриера в огромный аквариум, Ралернан решил, что его сыну безопаснее оставаться в академии до окончания срока обучения.

Сам Ралернан так и не стал хорошим магом. Сила, которой наделила его богиня Света, отнюдь не сопровождалась знаниями по ее применению. Ралернану пришлось потратить несколько лет, обучаясь управлению своими возможностями, но до конца он их еще до сих пор не освоил. Формально Ралернан даже не числился в составе Белой Лиги.

– Ну пап… Мы же совсем чуть-чуть поколдовали. – Винс усиленно изучал пыль под ногами. Впрочем, он чувствовал, что на него не сердятся. Вероятно, Грею достанется больше. Хорошо еще, сам Грей абсолютно спокойно относился к тому, что большая часть упреков выливается на его голову.

– Каверилл был весьма огорчен. – Рука Ралернана взъерошила черные волосы Винса. – Знаешь, мне бы хотелось увидеть академию на том же месте, когда мы будем уезжать.

Винс сверкнул белозубой улыбкой:

– Там хорошие стены! Я абсолютно уверен, что здание выдержит.

– Винс!


Керри задумчиво наблюдала за ними из окна. Винс оживленно жестикулировал, рассказывая о деталях своего посещения академии. Ралернан делал притворно-суровое лицо, но глаза у эльфа были теплые.

Двенадцать лет назад она бы ни за что не поверила в это…


Разговор об аборте Ралернан завел почти сразу после своего возвращения. Керри это показалось странным – с учетом той лояльности, что эльф проявлял всего несколькими днями раньше. И с учетом того кошмара, что приснился ей в день сражения за Белую Башню. А еще спустя всего пару часов Ралернан проговорился, что убил Л'эрта.

Она не поверила. Не хотела верить. Не могла. Но тот сон… был слишком живым.

И потом, если вампир действительно мертв, его магия должна перестать работать! Она должна воспринимать его исключительно как монстра. Но… не воспринимала же!

Ей нужна была отсрочка. Для вида она согласилась с Ралернаном, но попросила «на всякий случай» проконсультироваться с хорошими лекарями – чтобы не было проблем со следующими детьми. Ралернан согласился. Они поехали в столицу. Керри всю дорогу изображала, как ей плохо. С учетом того, что раньше она стремилась изображать прямо противоположное, эльф крайне обеспокоился. Разумеется, он не стал возражать, когда она сказала, что хочет отдохнуть после тяжелого пути и немного побыть одна.

Портал построился неожиданно легко. Никогда раньше у нее не получалось с первого раза создать именно то, что надо. Но в этот раз магия слушалась ее практически идеально.

Сама Керри не знала никого из магов, но память вампира хранила довольно много имен – куда больше, чем ей было нужно. На свое счастье, она начала с не очень сильных представителей Ордена – и ей без труда удавалось устанавливать ментальный контроль над их разумом. Третий по счету невольный собеседник дал ей детальное описание битвы в Башне. Этот маг был уверен, что Л'эрт мертв. Керри по-прежнему в это не верила.

У следующего мага она узнала, что тело вампира забрал некий Глонк. Воспоминания Л'эрта предполагали четыре возможных места его постоянного проживания. Керри наткнулась на Глонка в первом же.


Портал был золотисто-красным, как мерцающий сгусток огня. Глонк не успел даже как следует ни удивиться, ни испугаться, когда портал развернулся, устанавливая связь. Построивший его настолько силен, что для него ничего не значит защитное поле? Глонку это казалось малореальным. Но портал не исчезал. Когда сполохи на его поверхности успокоились, в комнату из портала спрыгнула молоденькая девчонка, почти совсем еще ребенок. Глонк навскидку дал бы ей не больше семнадцати лет. А то и меньше.

– Чем обязан? – поинтересовался он, продолжая изучать гостью. Гостья не стала тратить время на приветствия и представление.

– Мне сказали, что ты забрал тело Л'эрта. Где он?

Глаза Глонка продолжали оставаться нейтральными. Очередная любовница Л'эрта? Но как она вышла на него? О его текущем местонахождении знал только Карвен.

– Я спросила: где он? – Шартрезовые глаза полыхнули огнем. Зрачки сузились, превращаясь в вертикальные полосы.

Глонку не понравились ее глаза. У человека таких глаз не бывает. А если она вампир, то ему положено бы знать об этом.

– Зачем тебе?

– Это тебя не касается.

Он чуть нахмурился:

– Не хами, девочка. Ты не знаешь, с кем говоришь. – Глонк бросил в нее стандартный аркан подчинения. Заклинание рассыпалось, словно разбившись о невидимую стену.

– Знаю. Мне нужен только ответ. – Она вздохнула и потерла маленькие ладошки, словно ей было холодно.

Глонк пожал плечами. В конце концов, тайной это не было, а разбираться с одуревшей от любви девчонкой ему не хотелось. Особенно с учетом того, что девчонка, кажется, не так чтобы уступала ему по уровню силы.

– В Орионе.

– Спасибо. – Неожиданно вежливо она кивнула головой и снова провалилась в портал. Дороги не спросила.


Замок Ориона казался заброшенным. Причем заброшенным давно. Темная громада почти растворялась на фоне ночного неба. Лунный свет призрачными бликами играл на каменных стенах, местами все еще отполированных, а местами выщербленных. В оконах ни огонька. Стояла странная тишина, стих даже порывистый осенний ветер.

В этой тишине скрежет цепей опускающегося подвесного моста показался Керри особенно жутким. Она непроизвольно сделала шаг назад, убеждая себя, что бояться нечего. Мост вполне мог опускаться из-за действия аркана, который уловил ее присутствие снаружи. Убедить себя ей так и не удалось, но, сделав еще пару шагов назад, она все-таки остановилась.

С глухим стуком мост встал в пазы, закрепляющие его в горизонтальном положении. Бессознательно Керри отметила, что цепи моста, в отличие от всего остального, кажутся довольно новыми. Недавняя починка?

Деревянные доски тихо скрипели под ее ногами, но больше ничего не нарушало тишину ночи. Она почти дошла до другой стороны моста, когда прямо ей под ноги выкатился большой рыжий клубок шерсти, издающий громкое мяуканье. Жутковатая атмосфера замка тут же затрещала по швам. Керри опустилась на колени и облегченно погладила кота. Он еще пару раз мявкнул, тщательно обнюхал ее сапоги и отбежал чуть в сторону, интенсивно помахивая хвостом.

Керри шагнула в его сторону, он сдвинулся еще дальше. Ей показалось, что кот хочет ей что-то показать. Впрочем, чего еще ждать от обитателя замка черного мага. За котом она не пошла, предпочтя исследовать замок самостоятельно. Начала она с верхних комнат. Кое-где ей удалось обнаружить следы чьего-то недавнего присутствия, но, кроме этих следов, ничего не было. И никого. Она методично обшаривала замок, коря себя за то, что не уточнила у Глонка место более конкретно.

Прошло почти два часа, пока она добралась до подвалов. Она уже привыкла к тяжеловатой, словно пропитанной смертью, атмосфере замка, но здесь, под землей, было еще более неуютно.

Двери по пути приходилось открывать самостоятельно. Они почему-то были заперты только на обычные замки, никакой магии. Странно: в воспоминаниях Л'эрта точно фигурировала магическая защита, крайне тщательно наложенная на замок. А пока магии она нигде не видела. Даже мост, как выяснилось, опускался механически: вероятно, встретивший ее на пороге кот прыгнул на соответствующий рычаг.

Последняя дверь также не стала исключением. Здесь даже не оказалось замка. Просто две тяжелые дубовые створки, окованные по краям толстыми металлическими пластинами. Дверь открылась легко: петли явно недавно смазывали.

Высокие, в четыре человеческих роста, каменные колонны подпирали каменный же свод. Окон не было: помещение находилось на несколько десятков метров ниже уровня земли. Вероятно, где-то была устроена вентиляция: полагающейся сырости Керри не ощутила. Воздух был прохладный и довольно сухой.

Как и в предыдущих подземельях, здесь было темно, но Керри это не мешало. Она все так же прекрасно видела в темноте. Открывшийся ее взгляду зал был прямоугольной формы, по центру пролегала мягкая ковровая дорожка. А слева и справа от дорожки стояли гробы. С призывно откинутыми крышками.

Она неуверенно сделала шаг вперед, по щиколотку утопая в мягком ворсе ковра. Ближайший к ней гроб оказался пустым. Изнутри он был обит мягкой тканью и снабжен подушками.

В воспоминаниях Л'эрта это помещение фигурировало весьма смутно. Кажется, оно служило чем-то вроде… гостевой комнаты? Керри не поняла точно, но времени копаться в чужой памяти у нее сейчас не было. Может, Глонк принес Л'эрта сюда? Чтобы тот смог вылечиться? Насколько она помнила, свет не оказывал негативное влияние только на вампира в здоровом состоянии.

Она еще раз окинула взглядом зал, более тщательно изучая гробы. Всего их оказалось двенадцать. Два самых дальних были закрыты.

Керри медленно двинулась по ковровой дорожке, заглядывая по пути в открытые гробы. Все они были пусты. И все выглядели как убранная постель, ожидающая уставшего с дороги гостя. Когда она дошла до конца зала, коленки у нее немного дрожали. Слишком уж чуждое это было место.

Закрытые гробы были абсолютно одинаковы: каменные саркофаги, украшенные гравировкой из цветов, листьев, каких-то щитов, мечей… На одном из них Керри заметила длинную пространную вязь Верхней Речи, выбитую на крышке. Она честно попыталась ее прочитать – но ее владение наречием эльфов не выходило за рамки требуемого при составлении заклинаний. Надгробную эпитафию – если это была действительно она – Керри перевести не смогла. С некоторым беспокойством ее рука потянулась к защелкам, удерживающим крышку. Защелки были тщательно замаскированы под выгравированными виноградными кистями: вероятно, чтобы отдыхающих не тревожили незваные гости. «Секрет» крышек был одним из немногих сведений, что всплыл в памяти относительно данного места.

Крышка откинулась без малейшего звука. И в нос Керри ударил смрадный запах гниющего мяса. Она не заорала только по одной причине: голос ее не слушался. Невидящими глазами Керри уставилась на разложившийся труп, аккуратно уложенный в саркофаг. Мягкие ткани почти полностью сгнили: сквозь истлевшую кожу проглядывали белые кости черепа, оскаленного в жутковатой гримасе. Кое-где на теле шевелились черви, поедающие остатки гнилого мяса. Тление не тронуло только роскошные черные волосы, пышной волной спускавшиеся до лодыжек.

Керри глубоко вдохнула воздух, уже не воспринимая трупной вони. Перед глазами закружились темные пятна. И только спустя несколько редких ударов сердца до нее дошло: этот труп никак не мог быть Л'эртом. В гробу перед ней лежала женщина. То есть то, что когда-то было женщиной. Керри еще пару мгновений всматривалась в кремовое платье усопшей, сохранившееся значительно лучше самого тела, а потом резко опустила крышку вниз и осела на ковер подле гроба. Ноги ее не держали.

Оставался еще один гроб. Она почти час собиралась с духом поднять его крышку. Но не может же она уйти отсюда, не проверив…

Наконец она решилась, тронула защелки – и тут же крепко зажмурилась, не в силах преодолеть паническую волну страха. На сей раз гнилью не пахло. Даже чуть-чуть. Она выждала пару минут, чтобы окончательно в этом убедиться, и медленно открыла глаза.

Он казался спящим. Черные локоны пушистым облаком разметались по уложенным в саркофаг подушкам, глаза закрыты, на лице спокойное и умиротворенное выражение.

Керри сглотнула. Он же спит! Только спит! Ведь правда же?

– Л'эрт! – прошептала она. – Л'эрт, ты меня слышишь?

Он не ответил.

Керри наконец оторвалась взглядом от его лица и заметила осколок лезвия, торчащий в груди вампира. Кровь на ране казалась запекшейся.

Но это просто рана! Она же видела, как он ходил, утыканный такими обломками – и ничего! Его не может убить какой-то ножик!

Керри нерешительно дотронулась пальцами до его лица, потрясла за плечо. Руки ощущали ледяной холод – но ведь он всегда холодный! Это его нормальное состояние! Ее начала колотить дрожь. Может, надо просто вытащить осколки? Конечно же он просто без сознания и не может восстановиться: мешает это проклятое лезвие.

Почти не соображая, Керри схватилась руками за обломок меча и потянула на себя. Она не почувствовала, как острые кромки прорезали ее ладони почти до костей, омывая рану вампира свежей кровью. Несколько капель попало на разрубленный медальон в форме солнечного диска. По краю медальона метнулось несколько искр – и тут же погасло, но Керри не заметила этого.

Отбросив обломок, она отерла порезанные руки о края своей куртки, не заботясь о том, как потом будет объяснять свой вид.

– Л'эрт! Ну пожалуйста, очнись! – Керри осторожно взяла его за руку. Голос ее срывался. – Л'эрт!!

Тело вампира по-прежнему было неподвижно. Кровь на рубашке вокруг раны казалась черной. Почему-то Керри ожидала, что рана начнет заживать – но ничего не происходило.

Он просто потерял слишком много крови, только и всего. Ему надо помочь… Она сосредоточилась, призывая магию исцеления. На кончиках ее пальцев затанцевали серебристые искры. Но вместо того чтобы окутать пораженное место, искры разлетались в пустоту и гасли. Она попробовала еще три раза, пока не вспомнила: такая реакция характерна, если объект излечения… мертв.

Керри опустила руки. В голове метнулось еще одно непрошеное воспоминание. На Орион была наброшена достаточно мощная магическая сетка. Она должна была воспрепятствовать любому магу, кроме установившего блокаду, накладывать какие-либо чары. А ее заклинание ничто не блокировало. Оно просто не нашло цели.

Ни один из арканов, наложенных хозяином, не работал. Ни один из огромного количества арканов, что должны были сработать. Они больше не существовали. Потому что создавший их маг был мертв.

Керри стояла у тела Л'эрта еще несколько часов, кроша пальцами каменную кромку саркофага и вглядываясь в его безмятежное лицо, словно пытаясь навсегда запомнить. Только когда рассвет лизнул шпили замка, она вызвала портал в свою комнату на постоялом дворе Керхалана. Ей даже не пришлось выходить из склепа – теперь это было просто обычное помещение. Сосредоточиться было трудно, с необходимым уровнем силы она слегка переборщила: при закрытии портала по склепу ударила волна спрессованного воздуха, опрокинувшая крышки на распахнутых гробах и перекосившая входную дверь. Керри этого уже не увидела.

Слезы пришли только на следующую ночь. Ралернану она сказала, что ей приснился кошмар.


Когда Ралернану показалось, что Керри окончательно пришла в себя после «тяжелой» дороги, он пригласил нескольких наиболее известных медицинских светил, традиционно практикующих в столице..

Первых трех Керри просто загипнотизировала, подчинив волю взглядом. Послушные ее приказам, они тупо повторили Ралернану, что прерывать беременность его жены крайне опасно для ее здоровья и лучше бы этого не делать.

Четвертый лекарь оказался иммунен к чарам вампира. Сухощавый невысокий старик с длинной, чуть ли не подметающей пол бородой, обладал, как оказалось, весьма цепким умом.

– Девочка, а ты ведь не человек, – выдал он после полуторачасового обследования.

– А кто же? – как можно более нейтрально поинтересовалась она.

Ралернан считал, что Акерене удалось вернуть Керри человеческую сущность. Керри не стала его разочаровывать. В конце концов, если для его счастья достаточно наблюдать, как она ест то же, что и он, – что ж, вмешательство Акерены дало ей эту возможность. Кровь животных и раньше не нравилась ей на вкус, но была необходима. Теперь эта необходимость отпала. Зеркала перестали прятать ее отражение.

Вот только человек не может остановить биение сердца, не может перестать дышать. Не может перекинуться в летучую мышь и подчинять взглядом. Она могла.

Возможно, она и перестала быть вампиром, но во что тогда она превратилась, она и сама не понимала.

– Не знаю. – Лекарь подергал себя за бороду, вырвал несколько волосков, но не обратил на это внимание. – Крайне любопытный, уникальный феномен. М-да. Но, конечно, тщательно в этом разобраться можно только путем эксгумирования трупа, а это несколько преждевременно. – Он поймал ошалелый взгляд девушки и поспешил вернуться к проблемам более насущным. – Это ведь у тебя третья беременность?

– Вторая, – холодно возразила Керри.

– Нет, третья. Твой муж сказал мне, что вы хотите прервать ее?

– Он хочет.

Лекарь задумчиво изучал ее своими темными глазами.

– Я слышал его разговор с моим предыдущим коллегой. Диагноз, который выставил коллега, показался мне странным. Скажи, ты сама ведь хочешь родить этого ребенка?

– И что? Это преступление?

– Нет. Но твой организм может этого не выдержать. Развитие плода на текущий момент складывается не самым удачным образом. Роды могут тебя значительно травмировать. Я обязан об этом предупредить.

– Он подкупил вас, чтобы вы меня запугали?

Лекарь покачал головой:

– Ты еще так молода. Стоит ли рисковать?

– Не ваше дело, – зло отрезала Керри. Ну что ей делать с этим типом? Ментальной атаке он не поддается. Пригрозить ему оружием? Как-то глупо…

Лекарь тем временем собрал свои инструменты и направился к двери.

– Постойте! – окликнула его девушка. – Что вы скажете Ралернану?

– Повторю диагноз моего коллеги.

Керри опешила:

– Но почему?

Лекарь огладил свою длинную бороду.

– Меня учили, что конечный выбор в данном вопросе всегда за женщиной. Я буду польщен, если ты захочешь прибегнуть к моей помощи через полгода. Удачи.


Странный лекарь оказался очень уважаемым и известным медикусом. «Диагноз» свой он расписал довольно пространно и в таких красках, что вызвал у Ралернана нервный тик. Больше разговоров об аборте эльф не заводил.


Если бы кто-нибудь сказал Керри двенадцать лет назад, что Винс станет для Ралернана любимым ребенком, она бы не поверила. Впрочем, она и сейчас до конца в это не верила. Но Ралернан не притворялся. Он действительно привязался к мальчишке, причем почему-то даже больше, чем к своему родному сыну. Не сразу: первые несколько месяцев после рождения Винса он подходил к 'ребенку, только чтобы лишний раз проверить, что у того не растут клыки. Но однажды в процессе такой проверки Винс схватил его ручонками за палец, проворковал «папа» и не пожелал отпускать. За какую струну души это задело эльфа, Керри так и не поняла. Но с того дня Ралернан навсегда перестал называть ребенка «проклятым отродьем».


ГЛАВА 1 | Третий глаз дракона | ГЛАВА 3