home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 22

Ралернан задумчиво смотрел на пляшущие языки костра. Три недели практически непрерывных поисков сузили зону потенциального нахождения артефакта до Драконьих Пиков и близлежащих окрестностей – но все равно этого было мало. Особенно с учетом того, что во многих местах эти горы были практически непроходимы.

Но вампир слишком устал за последнее время. Ему нужна была хотя бы небольшая передышка. При построении последнего портала он только чудом не наломал дров.

Галлик увлеченно рисовал на земле возле костра очередную магическую формулу – его не отпускала идея внести усовершенствования в используемый поисковый аркан.

– Ну лорд Арриера? – поинтересовался он, закончив свое творчество. – Вот если ее добавить на втором этапе построения кольца…

– …то получится полная чушь, – оборвал его Л'эрт.

– Ну откуда тебе знать?! – обиделся адепт. – Ты же не маг! И я не тебя, а Арриера спрашиваю!

– Спрашивать ты можешь кого угодно, а то, что получится чушь, – неоспоримый факт. – Вампир передернул плечами. – Лучше бы ты свои собственные навыки совершенствовал, чем в чужие заклинания лезть.

– А толку-то. – Галлик как-то разом сник. – Все равно у меня ничего путного не получится. Я слишком плохо умею концентрировать силу.

– А еще ты очень плохо умеешь думать тем овощем, что по недомыслию считаешь головой… Думаешь, обладание большой силой решит все проблемы? – Вампир послал Ралернану ехидную улыбку. – Ну-ну.

– Да, думаю! – Галлик обхватил руками колени и уставился в землю. – У меня ни одного стоящего заклинания не получилось!

– Почему ни одного? Как минимум одно получилось точно.

– Какое? – недоуменно поинтересовался адепт.

Вампир хмыкнул и демонстративно ткнул себя в грудь:

– Да зомби из меня сделать, какое же еще.

– А-а… – разочарованно протянул Галлик. – Так ты все равно же не зомби. Ты, наверное, с самого начала притворялся.

– Ага. Особенно когда твой драгоценный ректор мне в брюхе ножичком ковырял.

– Ну не знаю… В любом случае ты сейчас живой, значит, и раньше ты тоже как-то…

– Формально нет.

– Чего?

– Ладно, не будем об этом. Хочешь, я тебе слегка подскажу, как улучшить твои заклинания?

– О… ну да! А ты сможешь? Ну ты же правда не маг… вроде? – растерялся Галлик.

– Зато я много умных книжек читал. В раннем детстве. Глядишь, что-нибудь и вспомню.

– Э… ну… спасибо.

– Лаэрт, – Ралернан коснулся плеча вампира кончиками пальцев, – мы же как будто собирались устроить небольшой перерыв. Чтобы восстановить силы?

– Ну это же тебе нужно восстановить силы, серебрянка, – съехидничал вампир. – Вот и восстанавливайся. Я не буду тебе мешать. Главное – питайся хорошо. А то что-то ты бледный последнее время.

Ралернан непроизвольно потер повязки, охватывавшие его руки от запястий до локтей. Сначала Л'эрт применял магию восстановления, чтобы залечить порезы, но в последние дни он счел это излишней тратой сил. Эльф уставился на пляшущее пламя костра. Кто бы мог подумать, что он по собственной доброй воле будет отдавать свою кровь этому подонку! Как жаль, что у него нет другого выхода, чтобы найти Керри! Боги, скорей бы все это закончилось… Странно, он всегда думал, что вампиры зубами пользуются, чтобы пить кровь… Может, Ра'ота просто теперь не может кусать из-за всех этих умираний и воскрешений? Хотя зубы у него не выпали. К тому же эта его привычка накладывать заклинание онемения на зону пореза – на то время, пока он пьет кровь… Зачем? Наверняка не для того, чтобы уменьшить боль – иначе он продолжал бы лечить наносимые им разрезы… Ралернан потряс головой. О чем только он думает?!

Тем временем Л'эрт стер фигуру, нацарапанную на земле Галликом, и начал наносить на выровненный участок земли ряд каких-то формул. Адепт увлеченно следил за ним, то и дело задавая удивленные вопросы. В глазах Галлика мало-помалу начало загораться что-то вроде восхищения.

Ралернан задумчиво смотрел на вязь Высшей Речи, перемежаемую математическими символами. Интересно, а насколько хорошо вампир разбирается в белой магии? Что-то он знает точно, иначе не смог бы переделать поисковый аркан таким образом, чтобы тот казался созданным эльфом. Но вот насколько? Впрочем, навряд ли вампир стал бы его обучать. Разве что с намеренными ошибками – чтобы проще было потом победить. Ралернан поймал себя на мысли, что завидует Галлику. Он вздохнул и снова уставился на огонь.

Шум приближающихся шагов отвлек эльфа от размышлений. К костру подошел белый маг Кретвик. Несмотря на то что Ралернан вынужден был терпеть присутствие посланцев Главы Белой Лиги, в моменты передышек белые маги предпочитали держаться обособленно. Их костер горел на противоположном конце поляны, и даже вампир с его острым слухом не мог проникнуть в разговоры соглядатаев.

– Как вы себя чувствуете, лорд Арриера? – вежливо поинтересовался Кретвик, усаживаясь рядом с ним. – Выглядите вы не вполне хорошо.

– Я просто устал, – скрипнул зубами эльф. Нет, он понимал необходимость соблюдения взаимной вежливости, но от бесед с Кретвиком его уже конкретно тошнило. Периодически он сожалел, что воспитание не позволяет ему прервать эти беседы – как обычно вел себя вампир.

– Вам нужно хорошо отдохнуть, чтобы следующий поиск был успешен. Но, я смотрю, ваш друг тоже выглядит несколько бледным.

Вампир оторвался от прорисовки формул и повернул голову к Кретвику.

– Это аристократическая бледность. Ничего-то вы, плебеи, в красоте не понимаете! – небрежно бросил он, презрительно сощурившись.

– Лаэрт! – ошеломленно выдохнул эльф.

– Нет-нет, все в порядке, – успокоил его Кретвик. – Полагаю, герцог просто сегодня не в духе.

– Э… да… – покорно согласился Ралернан. Под «не в духе», надо полагать, белый маг имел в виду «пьян». – Мы все несколько устали после последнего перехода.

– Я, собственно, как раз хотел предложить свою помощь. – Кретвик вытащил из складок плаща небольшую фляжку. – Я считаюсь одним из наилучших целителей Белой Лиги. Этот эликсир будет весьма способствовать скорейшему восстановлению ваших сил. – Он открутил крышку и протянул флягу Ралернану. Тот неуверенно понюхал. Пахло в общем-то приятно – сладковатый запах наводил на мысли о выпечке или конфетах.

– Спасибо. Вы очень любезны. – Эльф не был полностью убежден, что напиток – действительно лекарство, но выказывать недоверие явным образом было слишком уж невежливо. А Кретвик, судя по всему, терпеливо ждал, пока он выпьет. Эльф поднес флягу ко рту, но не успел сделать и одного глотка, когда вампир буквально выдрал сосуд у него из рук.

– А мне ведь тоже можно, да? – невинно спросил Л'эрт у белого мага.

На лице последнего не дрогнул ни единый мускул.

– Да, герцог, конечно. Сделайте одолжение.

Л'эрт перевернул флягу над горлом и опустошил ее в несколько глотков.

– Вкусно! А я всегда считал, что лекарства – исключительно противная вещь, – безмятежно улыбнулся он.

– Ну что вы. – Кретвик одарил его встречной улыбкой и повернулся к Ралернану: – Моя помощница приготовит еще одну порцию и принесет вам чуть позже. Вам тоже надо восстановить силы.

– А как оно действует? – полюбопытствовал вампир. – Что-то я пока ничего не ощущаю.

– Ну это же не заклинание. Необходимо, чтобы состав усвоился организмом. Подождите пару часов, и вы сразу заметите изменения. Что ж, – Кретвик плавно встал, – не буду больше досаждать вам своим обществом. Кроме того, мне нужно будет помочь Лакерре приготовить вторую порцию. – И он сделал пару шагов в сторону своего костра. Дальше Кретвик уйти не успел – навстречу ему вылетела Лакерра, еще более бледная, чем обычно. Зеленые глаза девушки лихорадочно блестели.

– Как… да как вы только могли? Как посмели?! – громко выпалила она. – Это же подло!

– Лакерра, мы обсудим это позднее. – Маг жестко схватил ее за локоть, пытаясь увлечь в сторону, но девушка с неожиданной силой высвободилась.

– Не пейте то, что он принес! – нервно обратилась она к эльфу.

– Оп-па! – Вампир состроил удивленное лицо. – А что, Кретвик что-то напутал и нечаянно подсунул нам немножко яда? Как любопы-ы-ыытно…

– Нет… вовсе не яда. – Лакерра несколько растерялась. Кретвик снова взял ее за локоть и повернулся к остальным:

– Моя помощница излишне впечатлительна. Дело в том. что состав, который я вам принес, может оказывать небольшие побочные эффекты. Но основа его, несомненно, обладает высокой целительной силой. Ведь обладает же, не так ли? – Он взглянул на Лакерру.

Та судорожно сглотнула.

– Но… зачем надо было это делать? – совсем тихо возмутилась она. – Можно же было использовать и другие методы!

– Мы должны оказывать всяческую помощь лорду Арриера. На то есть прямое указание Главы Белой Лиги. Или ты забыла? – Голос Кретвика был весьма холоден.

– Но нельзя же при этом поступать так бесчестно! – В ее глазах сверкнули слезы. – Я и не думала, что вы можете пойти на такое! Я так вас боготворила!

– Лакерра, этот разговор мы можем продолжить наедине! – Сквозь обычную бесстрастность на миг прорезалась злоба.

– Я не хочу ничего продолжать наедине! Вы меня вовсе не слушаете! Вы меня только терпите! Я так жалею, что согласилась пойти с вами! Я надеялась, что смогу привлечь ваше внимание! Быть полезной! А вы смотрите на меня только как на лабораторный инструмент! – Слезы стремительно катились по ее щекам, но девушка их не замечала. – Неужели вы не понимаете…

– Да приди в себя! – Кретвик размахнулся и наотмашь хлестнул ее рукой по лицу.

Лакерра оборвала свой монолог на полуслове и слегка шатнулась назад. Ралернану потребовалось несколько секунд, чтобы выйти из оцепенения, вызванного действиями мага, и вклиниться между ним и девушкой. На щеке Лакерры проступили ярко-алые следы пальцев Кретвика.

– Я не допущу такого в моем присутствии, – холодно проинформировал белого мага Ралернан. – Это абсолютно недостойное поведение! И как только вам могло в голову прийти поднять руку на женщину?!

Лицо Кретвика перекосила гримаса бешенства.

– Лорд, вы не владеете ситуацией! Если бы вы были на моем месте, я уверен, вы бы поступили так же! Лакерра в последнее время совершенно сошла с ума! Вещи, которых она от меня требует, абсолютно невозможны и недопустимы!

– Требую?! – тихо ахнула Лакерра. – Я ничего не требую! Я просто… я же люблю вас!

– Как мило, – вмешался вампир. – И как романтично!

На него одновременно уставились три пары разозленных глаз. Реплика была явно несвоевременной.

– Твоя, как ты изволишь выражаться, «любовь» мешает мне спокойно работать! Да ты не даешь мне и минуты спокойно побыть! Куда бы я ни повернулся, я постоянно натыкаюсь на твой телячий взгляд! Это что, нормально?! Неужели ты не можешь найти себе другой объект для обожания?! Или ты настолько глупа, что действительно думала, будто я увлекусь такой серой мышью, как ты? – Кретвик раздраженно сплюнул и стремительно пошел прочь.

Лакерра громко всхлипнула и бросилась в противоположную сторону, с громким шумом проламываясь через подлесок. Плач ее был слышен еще очень долго.

– Весело, – задумчиво констатировал вампир, подкидывая очередную ветку в костер. – Кстати, – он повернулся к Ралернану, – серебрянка, не делай больше таких глупостей, договорились?

– Ты про что? – недоуменно поинтересовался эльф.

– Я про «лекарство», которое Кретвик пытался в тебя влить. Я-то полагал, что у тебя уже в крови должно быть недоверие к таким жестам. Как же ты выживал-то в дворцовых интригах с такой доверчивостью к людям?

– Подожди… – Ралернан потер тыльной стороной ладони лоб. – Но ведь Лакерра вроде как подтвердила, что это не яд. Правда, я не понял, о каких нежелательных эффектах идет речь…

– Ну да, не яд. В целом это действительно довольно неплохой целительный эликсир. С одной небольшой поправочкой. Они добавили туда «сыворотку правды». Ну и соответственно тебя неудержимо пробило бы поведать господам магам все интимные стороны своей жизни.

– Но… а зачем ты ее выпил? – растерялся эльф. – У тебя что, тайн меньше?

Вампир приглушенно рассмеялся:

– Перетопчешься, серебрянка. Мои тайны побудут со мной. А такая трава на меня не действует. Метаболизм не усваивает-с.

– А алкоголь, значит, усваивает? – слегка запутавшись, возразил Ралернан.

– Ага. Удобно, правда? – издевательски подмигнул ему Л'эрт.

Эльф прошипел себе под нос пару ругательств и отвернулся. Ладно, боги со всем этим. Да и проверить, прав вампир или это очередной приступ его подозрительности – невозможно.

Вампир вернулся к прорисовке формул для Галлика. Последний никак не прокомментировал состоявшийся диалог: белым магам он изначально не очень-то доверял, а в тайны Л'эрта предпочитал не лезть. Все равно тот, как показывал опыт, ничего не стал бы объяснять.

Ралернан продолжил вдумчивое изучение пламени. Время текло медленно и незаметно. Постепенно эльфа начало клонить в сон. Он кинул беглый взгляд на небо. Первые звезды уже загорались.

– Лаэрт?

– Ну? – Вампир оторвался от общения с Галликом. Ему тоже хотелось спать, но адепт слишком воодушевился идеей обучения. А точнее – тем, что, кажется, у него уже кое-что стало получаться.

– А ты можешь определить, куда ушла Лакерра? Что-то ее долго нет…

– О боги. Ну могу, а зачем? Ты ее что, утешать собрался? Поплачет и успокоится, делов-то.

– Вообще-то это совершенно ненормально: спокойно смотреть, как девушка так убивается. Но я не о том. Тут могут быть дикие звери…

– Ну она же маг. Сделает «щелк-щелк» пальцами – и все дикие звери превратятся в бифштекс.

Ралернан покосился на Галлика и попытался максимально сосредоточиться.

– Тот, переодетый бардом, тоже был магом. Я нехочу, чтобы ее убили. Надо ее найти, – мысленно передал он вампиру, делая промежутки чуть ли не после каждого слова.

– У-уф-хф… Ладно, найду я твою ведьмочку. – Л'эрт поднялся, потягиваясь всем телом, как огромный кот.

– Зря ты. Она действительно довольно милая девушка.

– Милая, милая. Это не мне нужно глаза раскрывать, а Кретвику. Интересно, ты ко всем врагам так относишься? – Он издевательски выгнул бровь. – Кстати, пообещай мне одну вещь.

– Какую?

– Если я потеряюсь, ты тоже пойдешь меня искать. – Вампир мерзко хихикнул и растворился в чаше. Взбешенный взгляд эльфа наткнулся только на слегка качающиеся ветки.


Найти Лакерру не составило особого труда. Собственно, эльф мог бы и сам справиться с этим: девушка оставила за собой весьма приметную дорожку из смятых и поломанных веток. Но ушла она довольно далеко – вампиру пришлось потратить больше часа, пробираясь по ее следу. О приближении цели поисков он догадался, почувствовав довольно едкий дым, проникающий через листву.

– Оригинально. Сбежать на такое расстояние, чтобы сварить очередную мерзость для поправки здоровья? – пробормотал Л'эрт себе под нос, продолжая неслышно продвигаться по проложенному Лакеррой следу.

Наконец, отодвинув в сторону очередную ветку, он выбрался на небольшую полянку. Магичка сидела к нему спиной подле небольшого костерка, явно питаемого магией, и мешала какое-то варево. Последнее имело вид и запах чего-то сильно протухшего. Возле костерка аккуратной кучкой лежали недавно собранные травы.

Л'эрт беззвучно скользнул поближе, остановившись прямо за спиной Лакерры. Она его не слышала – перемещения вампира слишком тихи для человеческого слуха. Девушка задумчиво покопалась в собранной траве и выудила тоненькую веточку бледно-салатового цвета с округлыми бархатными листьями. Немного поколебавшись, она бросила ее в котелок, пробормотав под нос кусочек заклинания.

Вампир, слегка недоумевая, следил за ней. Салатовая травка называлась орчикой и была вообще-то довольно сильным ядом. Белые маги решили заменить сыворотку правды чем поэффективнее? Мгм…

Тем временем Лакерра перестала помешивать свое варево и, набрав немного в ложку, подула на нее, стараясь остудить. Л'эрт беззвучно выругался. Вот этого только еще не хватало!

– Я тебе не помешаю? – вежливо поинтересовался он вслух.

Лакерра подпрыгнула от неожиданности, услышав посторонний голос в шаге позади себя, и резко развернулась. Ложка выпала из ее пальцев.

– Изм… Ох, герцог… Я не слышала, как вы подошли.

– Надеюсь, я не напугал тебя?

– Нет-нет. – Магичка неосознанно шатнулась назад, увеличивая дистанцию, и нечаянно задела подолом мантии котелок с эликсиром.

Но прежде чем кипяток опрокинулся ей на ноги, Л'эрт успел схватить ее в охапку и отпрыгнуть в сторону. Там, где вылилось варево, трава задымилась и начала скукоживаться.

– Забавные у тебя снадобья, – прокомментировал вампир, переходя на другую сторону полянки и опускаясь на траву. Лакерру он посадил себе на колени.

– Я… я… ну… это… от насекомых… чтоб ночью не досаждали…

– Н-да… – Л'эрт посмотрел на место, куда вылилось зелье. Дымящаяся трава уже исчезла, оставив неприятного вида проплешины в зеленом покрове. – Наверное, сильно досаждали?

– Кто?

– Насекомые. Я, конечно, не специалист, но не думаю, что имеет смысл повторять данный опыт. По-моему, запах разогнал всю живность на три дня пути вокруг.

Лакерра закашлялась. Запах действительно был еще тот. Л'эрт незаметно щелкнул пальцами, вызывая аркан очищения воздуха.

– Я… очень благодарна вам… но не могли бы вы меня отпустить? Мой эликсир сюда не дотечет.

– На траве вообще-то холодно и сыро. Простудишься еще.

– Но… но это же неприлично! – Лакерра попыталась сдвинуться, но пальцы вампира на ее талии превратились в стальное кольцо. – Эй, отпустите меня!

– Ты мне настолько не доверяешь? – Л'эрт склонил голову.

– При чем тут доверие? – Она нахмурилась. – Просто… это неправильно! Да пустите же!

– Давай меняться? Я тебя отпускаю, а ты выполнишь одну мою ма-а-аленькую просьбу.

– Какую просьбу? – Брови Лакерры сошлись в одну тонкую линию.

– Я тут поспорил с Арриера… Вот какой у тебя на самом деле цвет волос?

– Э… ну… – Магичка растерялась. – Ну светлые… – Она неуверенно коснулась рукой туго скрученного пучка на затылке.

– Ага… Так я и думал. Ты не возражаешь, если я посмотрю? – Не дожидаясь ответа, его пальцы затанцевали над ее прической. Лакерра не успела даже ничего понять, как шпильки упали на землю, а волосы ее волнами рассыпались по плечам. – Действительно светлые. – Вампир задумчиво пропустил через пальцы одну прядь. – Соломенный лен. Красиво, кстати.

– Я… да что вы себе позволяете!!! – Она резко вскочила. На сей раз Л'эрт ей не препятствовал. Но вот собрать обратно в пучок пушистую гриву у нее не получалось. Отчасти еще и потому, что большую часть шпилек вампир зашвырнул довольно далеко. – Герцог, это совершенно возмутительно!!! Кто дал вам такое право?!

– С распущенными волосами тебе больше идет. – Он лениво потянулся, закидывая руки за голову и опираясь спиной на ствол дерева. – А когда ты сердишься, у тебя очень симпатичный румянец.

– Что? Да как… Да зачем вы вообще сюда явились?!

– А у меня хобби такое. Гулять ночью по лесу и наблюдать, как очаровательные леди пытаются на тот свет отправиться, – небрежно протянул Л'эрт.

– Я не пыталась… – Она страшно покраснела. – И я вовсе не очаровательная…

– М-да? Мне казалось, что ты хотела глотнуть пару ложечек того милого зелья, что сожгло здесь полполянки. Я не прав?

– Это не ваше дело!!!

– Строго говоря – да, абсолютно не мое. Ты против, что я вмешался?

Лакерра стиснула руки в кулаки.

– Я хочу побыть одна. Не могли бы вы оставить меня?

– Меня прогоняют? После того, как я спас тебя? Фу, как некрасиво…

– Но… – Она растерялась.

– Но – что? – Л'эрт уставился ей прямо в глаза. – Или ты собираешься повторить сей опыт с отравой?

– Да какая вам-то разница?!

– Вообще-то просто жалко. На земле не так уж и много красивых девушек, чтобы просто стоять и смотреть, как одна из них занимается самоубийством.

– Опять вы издеваетесь! Я не красивая!!!

– Н-да? И кто тебе сказал такую чушь? Кретвик?

Лакерра медленно опустилась на траву и заплакала, закрывая лицо руками.

– Вы… вы не понимаете… я думала, я хоть немного ему нравлюсь… а он…

Л'эрт незаметным движением переместился ближе и слегка приобнял ее за вздрагивающие плечи.

– Тш-ш-ш… не надо плакать из-за всяких недоумков.

– Он не недоумок… Он… понимаете… Я всю жизнь о нем мечтала!.. Еще когда он у нас преподавал! Я специально пошла в его группу, когда объявили новый набор! Я так старалась… Я думала, он меня заметит… Наверное, я действительно недостаточно хороша для него. – Она хлюпнула носом.

– Ну ты же не мальчик… – нейтрально заметил вампир.

– Я не… что? Какой еще мальчик?.. – Лакерра подняла на него заплаканные глаза.

– А, так ты не в курсе? Твой Кретвик – он мальчиков предпочитает. Недавно, когда ты болела, он пытался к Галлику приставать. Еле отвадили. Бедному адепту полночи кошмары снились. Неприятный тип этот твой Кретвик. – Голос вампира был пределом искренности.

– Ччч… ш-ш… – Глаза магички стали абсолютно круглыми, как блюдца. – П-п-правда?!

– Естественно. Зачем мне тебе лгать, скажи на милость? – Л'эрт небрежно пожал плечами.

– Великие боги!.. – Она прижала ладони к изумленному лицу. – Какой ужас.

– Да, приятного мало, конечно. Ты, главное, не расстраивайся из-за этого. – Он погладил ее по голове.

– Боги… а ведь… он же действительно… в академии он ни с кем не встречался… – растерянно прошептала она.

Л'эрт слегка нахмурился. Эта новость была несколько странной. Кретвик не произвел на него впечатления монаха.

– Ну вот видишь. А ты не верила. – Он провел пальцами по ее щеке, вытирая слезы.

– Вы… вы опять себя неправильно ведете… – тихо возмутилась Лакерра.

– Почему? Тебе нравится сидеть с мокрым лицом?

– Ну… нет. Но вы могли бы предложить мне платок. Не обязательно пальцами же!

– У меня нет платков. Что-то поиздержался я в последнее время. Но ты права – пальцами не обязательно. – Он наклонился ближе и коснулся губами уголка ее рта. Лакерра замерла, на щеках у нее вспыхнули красные пятна.

– Вы с ума сошли! – выдавила она.

– Но ты же сама просила, чтобы не пальцами! – делано возмутился Л'эрт.

– Но… но…

– Тебе не нравится? – мягко поинтересовался он, снова касаясь ее губ. На сей раз поцелуй получился более продолжительным. Лакерра не сразу смогла восстановить сбившееся дыхание.

– Пожалуйста, перестаньте… – наконец выдавила магичка. От его поцелуев слегка кружилась голова. – Я ведь даже не люблю вас.

– Это разбивает мне сердце, – подкупаюше серьезно ответил Л'эрт.

– Но…

– Ш-ш-ш… Не волнуйся…

Его слова обволакивали теплым покрывалом. Лакерра не заметила, как пальцы Л'эрта пробежались по застежкам мантии, распахивая ее по всей длине. От его ладоней по ее телу раскатывались волны густого тепла, и возражать совсем не хотелось.

Руки магички, словно против ее воли, скользнули по его спине, прижимая ближе, еще ближе… С легким шорохом белая мантия упала на траву. Секундами спустя туда же полетели оставшиеся предметы нижнего белья. Пальцы Л'эрта проникли в самое интимное место, вызывая нервную дрожь. Лакерра сдавленно выдохнула.

– Герцог… стойте… пожалуйста… – Она попыталась перехватить его руки. – Не надо больше… Это… мне нельзя… – В зеленых глазах скользнул неподдельный испуг. Л'эрт слегка нахмурился.

– Почему нельзя? – Пальцы его скользнули по ее соску, вызвав приглушенный стон.

– П-пожалуйста… я могу… потерять контроль…

– Теряй. Я разрешаю. – Вампир улыбнулся кончиком рта.

– Я… это опасно… ох, боги… Правда… ну стойте же…

– Ты мне доверяешь? – Он коснулся губами ее виска. – Ведь доверяешь же? Не бойся, милая.

– Я могу… я могу… причинить тебе боль…

– Ты что-то перепутала, – тихо усмехнулся Л'эрт. – А мне казалось, что как раз наоборот.

– Вы не… понимаете…

– Тщ-ш-ш… не волнуйся. Все будет хорошо. Обещаю. – Вампир бережно опустил ее на разбросанную по траве одежду. Лакерра какое-то время еще помнила о необходимости остановить его, но вскоре ласки Л'эрта погрузили ее в почти бессознательное состояние.

Маленькую искорку боли она едва заметила. Волны наслаждения накатывали на нее, вызывая сладкие стоны. А потом мир исчез, затопленный очередной волной. Лакерра закричала.

Л'эрт чуть не поперхнулся, когда тело девушки, сжимаемое им в объятиях, начало стремительно меняться, покрываясь перьями. Нет, против перьев он ничего не имел, они были довольно мягкие на ощупь, но все же… Зеленые глаза вылиняли, став янтарно-прозрачными. В чертах лица появилось что-то непереносимо хищное. Ногти на руках начали стремительно удлиняться, все больше и больше напоминая когти дикого зверя. Всего миг – и эти когти пропороли спину вампира, словно бумажный лист. Л'эрт с трудом сдержался, чтобы не выругаться. Было больно. В воздухе повис металлический запах крови. Лакерра издала еще несколько криков – и наконец бессильно обмякла в его руках, тяжело дыша.

Вампиру показалось, что прошло около четверти часа, прежде чем янтарные глаза начали принимать более-менее осмысленное выражение. И почти сразу же началась обратная метаморфоза. Л'эрт зашипел, когда когти царапнули по еще свежим ранам на спине. Перья исчезали, сливаясь с белой кожей. Глаза магички снова приобрели первоначальный цвет зеленой травы.

Лакерра недоуменно уставилась на свои пальцы, вымазанные в крови вампира.

– О, боги… – вырвалось у нее. – Боги, что же… – В ее глазах застыл испуг.

– Ну ты же меня предупреждала, – относительно спокойно произнес вампир.

– Я… я же чуть не убила тебя! – в панике прошептала она.

Л'эрту категорически не понравилось выражение ее лица. Казалось, еще чуть-чуть – и она ударится в истерику. Он обнял Лакерру за плечи, прижимая к себе.

– Ну не убила же! – На его губах появилась беспечная улыбка. – Знаешь, а ведь у меня никогда не было настолько удивительной девушки. А царапины – это мелочь. Заживут.

– Т-ты… меня не боишься? – Зеленые глаза распахнулись от изумления.

– Бояться? Глупости какие. – Он нежно поцеловал ее в щеку.

– И… тебе не противно? – тихо уточнила она.

– Нет, мне не противно, – сделав большие глаза, передразнил он. – Честное слово! Но мне любопытно – что это было. Я и не знал, что маги так умеют.

Лакерра обхватила руками его за шею, утыкаясь лицом в грудь, и расплакалась. Л'эрт недоуменно коснулся ее плеча:

– Милая, ты чего? Все же в порядке, нет? И вообще, мне нравятся птички. Помню, когда был маленьким, обожал прикармливать всяких пернатых тварей.

Лакерра издала нервный смешок:

– Боги… ты… ты такой хороший…

Л'эрт очень хотел сказать, что вовсе он не хороший и влюбляться в него на данной почве совершенно необязательно, но момент был слегка неподходящий.

– Все… раньше… кто видел, как мы перекидываемся… особенно если частично… я привыкла уже видеть омерзение на их лицах… они нас боялись… презирали и ненавидели…

– Я не очень понимаю. – Он убрал упавшую ей на лицо прядь волос. – Расскажи по порядку, ладно?

Лакерра помнила, что рассказывать ей категорически запрещается. Что если кто-то узнает, что она нарушила свою клятву… Смерть покажется ей наслаждением. Но они обращались с ней как со зверем, выставленным на потеху публике… А он… он был так ласков… И потом… он все равно уже видел, как она частично перекинулась…

– После сражения за Белую Башню наша Лига, – слегка неуверенно начала она, – приняла решение создать отряд… боевых магов. Белая магия изначально не направлена на атаку – только на защиту. Видоизменить заклинания оказалось практически невозможно. Но оказалось возможным изменить самих магов. – Лакерра прикрыла глаза, вспоминая часы, дни и месяцы пыток различными травяными составами. Пыток, после которых полы лаборатории становились мокрыми от крови, а количество подопытных неумолимо сокращалось. – Они придумали несколько эликсиров… Которые смогли превращать людей… в нечто иное… Отряд боевых магов изначально формировался для борьбы с новой нечистью, выпущенной в мир Черной Лигой. Не знаю, правда ли это. Меня ни разу не посылали против упырей. Возможно, кого-то и посылали… У нас не стало друзей… после… превращения… Даже среди своих… мы были чужими… Превращение… сильно поменяло нас… внешне. – Лакерра с тоской посмотрела на свою руку. – У меня была загорелая кожа, почти бронзовая. А теперь я могу сколько угодно находиться на солнце, но все равно останусь вот такой… Кое у кого полиняли глаза. Это хуже – мешает появляться на людях, поскольку выдает нечеловеческую сущность. Кое у кого – волосы, преждевременно поседев. Наверное, только Кретвик не утратил ничего… Не знаю. Он стал одним из первых метаморфов. – Магичка вздохнула. – Во всяком случае, он самый старший из нас. Я думала, раз он смог сохранить свою внешность, у меня тоже получится. Я его так обожала. Еще до того, как узнала, кто он. А потом… потом он предложил мне пройти превращение. Я согласилась. Я думала, это знак внимания с его стороны. – Она зябко поежилась. – А став одной из отряда, я потеряла все. Даже право на самостоятельные действия. Нас слишком мало, чтобы Белая Лига могла выпустить нас из-под своего контроля. В академии мы носили специальные кольца, мешающие нам удалиться за пределы Гринатаира. Сейчас с меня кольцо сняли… Им надо было, чтобы я могла летать. Но, думаю, Кретвик все равно нашел бы меня, даже пожелай я скрыться.

– Кретвик превращается во что-то вроде волка, верно? – спокойно уточнил вампир.

– Откуда ты знаешь? – изумленно выдохнула она.

– Да так, догадался. – Перед мысленным взором Л'эрта встал труп черного мага. – А ты, значит, в птицу…

Лакерра сглотнула.

– Хочешь… посмотреть, на что я похожа, когда превращение полное? – нерешительно произнесла она.

– А тебе не больно менять форму?

– Нет. – Она качнула головой. – Я только не знала, что это может получиться самопроизвольно… Нас всегда учили контролировать себя, но я не думала… – Лакерра окончательно смутилась и покраснела.

– Эй, ты же обещала показать! – прервал ее размышления вампир.

Магичка покорно отодвинулась в сторону и закрыла глаза. По ее телу прошла рябь. Кожа словно взорвалась изнутри, прорванная лезущими перьями. Тело девушки судорожно изогнулось по какой-то немыслимой дуге. Перья на руках все удлинялись, пока руки не приобрели почти полное сходство с крыльями. Ноги плавно сжимались, превращаясь в огромные когтистые лапы. Нос резко увеличился, становясь жестким клювом. Глаза снова приобрели прозрачно-янтарный цвет. Еще несколько мгновений – и перед Л'эртом стоял огромный, в рост человека, орел. Ударом одной лапы такая птица могла переломить хребет довольно крупному хищнику.

Вампир спокойно приблизился к птице и погладил ее по хохолку на голове.

– Знаешь, а ты и в этом облике красивая. Хотя, пожалуй, человеком ты мне нравишься больше. Будешь превращаться назад или нужно некоторое время?

Янтарный глаз, повернутый в его сторону, мигнул, на миг в нем мелькнуло что-то разумное. Обратное изменение было более быстрым – но несколько более пугающим. Впрочем, Л'эрта сложно было смутить изменениями как таковыми. Высшие вампиры меняли форму похожим образом, и он достаточно насмотрелся, как перестраивают тело Карвен с Глонком. Правда, до сих пор Л'эрт полагал, что люди ничего подобного провернуть не могут. Что ж, значит, он ошибался.

Лакерра смущенно скрестила руки на груди, кутаясь в распущенные волосы.

– Как странно не видеть отвращения… – прошептала она.

– Дурочка. – Вампир поцеловал ее в макушку. – Ты действительно очаровательна.

– Ты правда так считаешь? – Магичка слегка склонила голову.

– Ага. Сейчас докажу. – Улыбка Л'эрта была мягкой и искренней.


ГЛАВА 21 | Третий глаз дракона | ГЛАВА 23