home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 34

Красное. Пустая равнина, по которой гонит пыль сухой ветер. Уже который раз – просто пустая равнина. Только одна-единственная иллюзия, воспоминание из ее раннего детства – и все. Больше красные отрезки пути не показывали ничего.

– Варрант, это нормально? Мы точно идем туда, куда надо?

– Да. Почему ты спросила? – эльф полуобернулся и подождал, пока Керри подойдет ближе.

– Потому что нас перестали останавливать. И пугать.

– Хиис по-прежнему пытается тебя остановить, – возразил эльф.

– Он просто пытается воззвать к моей совести. Но стихии раньше хотели меня удержать.

– Не стихии. Клиастро.

– Но была же эта картинка с иллюзией из сада с птицами.

– Возможно, тебя пытались предупредить.

– Предупредить? – она наморщила лоб. – О чем? Что птиц лучше не выпускать на волю?

– Не думаю. Скорее, напоминали о возможных последствиях ошибки. – Он повернулся к ней спиной и пошел дальше. Керри поспешила догнать эльфа.

– Варрант, постой! О чем ты?

– Не я. Ойенг. Кажется, он решил тебе напомнить, что хищник всегда остается хищником. – Варрант едва заметно пожал плечами.

– И что? Они убьют друг друга? Как в иллюзии?

– «Они» – это кто?

– Ну как… Ралернан и Л'эрт, – озадаченно ответила Керри.

– Мгм… А ты уверена, что иллюзия касалась именно их? – Он не замедлял шага. Золотые волосы, собранные в хвост, змеей вились по спине.

– Ну… да… Второй раз платок же стал белым. И эмблема Абадосса…

– Эмблема? Такая, как у меня на плече?

– Варрант! – Она попыталась схватить его за руку, но не преуспела: пальцы провалились через несуществующее тело. – Что ты хочешь этим сказать? Иллюзия касалась не Ралернана, а тебя?.. Но ты же уже мертв!

– Я помню. – Эльф приостановился, по лицу его скользнула печальная улыбка. Керри смутилась.

– Ну я в смысле… Я имела в виду… Не обижайся, пожалуйста! И… я в любом случае не хочу никаких убийств! Про кого бы эта иллюзия ни была!

– Кер, ты такая смешная. Ты не сможешь изменить ни нашего соперничества, ни его последствий.

– Я не понимаю… – Но выяснить подробности у девушки не получилось. Красная равнина кончилась, сменившись золотым облаком. И на самом краю золотого сектора стояла уже знакомая ей фигура, закутанная в мерцающий плащ.

– Хиис? – удивленно вырвалось у нее. – Я думала, боги не могут участвовать во всех этих представлениях.

– Мы можем все. Но на это приходится тратить слишком много сил. – Его лицо плыло, постоянно переходя от возраста прекрасной юности к мудрой старости – и наоборот. – Ты слишком далеко зашла, дитя. Это неразумно. Мы все полагали, что ты остановишься куда раньше.

– Мы? – переспросила Керри.

– Мои внутренние сущности, – отмахнулся Хиис. – Неужели ты думаешь, что мне хватило бы силы в одиночку противостоять стихиям? Нет, изначально я также представлял собой три формы разума. Но теперь мы объединились. Пришли к единому пониманию концепции мира. Того мира, что следует подарить вам, смертным.

– Сдается мне, нам и так неплохо живется. Вся эта каша не заварилась бы, если бы не твои – и Изначальных богов – амбициозные планы по поджариванию задниц друг друга!

– Ты дерзка, дитя. Это почти неприлично.

– Ты не мой бог! Ты никогда не помогал мне! С чего мне быть с тобой вежливой?

– Не со мной. Ты женщина. Ты должна быть мягкой и податливой. А ты жесткая и колючая.

– Точно, – встрял Варрант. – Как ёж. И, кажется, этот ёж попал под чью-то голую задницу.

– Призрак… – Хиис медленно повернул голову к эльфу. – Тебе не место здесь. Эта зона контролируется моей властью.

– Это Нейир. Он никем не контролируется.

– Почти не контролируется.

Хиис сделал едва заметный жест рукой. Золотой туман взорвался слепящими брызгами, выпуская несколько огромных щупалец. Варрант не успел ни среагировать, ни уклониться – слишком уж быстро все произошло. Щупальца оплели тело эльфа, мешая ему двигаться. Одно из них сдавило ему голову, затыкая рот.

– Отпусти его! – Керри шагнула к шевелящейся горе щупалец – но та тут же отодвинулась.

– Не беспокойся, дитя. Я не причиню вреда твоему проводнику. Но он доставляет мне много беспокойства. Заставить его замолчать было сложно – особенно учитывая его физическую сущность – но все же вы сейчас на моей территории.

– Отпусти его! – Керри сжала руки в кулаки. – Что ты от него хочешь?

– Ничего. Он всего лишь мне мешает. Ты можешь идти дальше.

– Я не оставлю его здесь! – Девушка покосилась на обвитое щупальцами тело эльфа.

– Почему нет? Это место – хранилище душ. А он – лишь один из них. – Хиис уставился на нее своими пугающими глазами, напоминавшими расплавленный металл. – Впрочем, я дам тебе шанс выбрать, дитя.

– Я уже говорила тебе. Я не буду заниматься здесь самоубийством. Твои доводы неубедительны. К тому же я спешу.

– Спешишь? И не хочешь оставить здесь своего проводника? – Хиис плавно придвинулся к ней ближе. Керри показалось, что от его одежд исходит слабый запах ладана. – Что тебе нужно для счастья, дитя? Именно тебе?

Она нахмурилась:

– Какое это имеет значение?

– Большое. Как ты можешь искать выход из лабиринта душ, если даже в своей душе разобраться не в силах? Ты запуталась, дитя. Ты не можешь сделать выбор, мечешься на перекрестке. Бросаешься то в одну, то в другую сторону. Но ты не одна такая. Мир, созданный стихиями, несовершенен. Часто случается, что люди не в состоянии разобраться в своих чувствах. И потому они приносят боль – и своим избранникам, и себе самим. Я исправлю это. Я создам иной, верный мир. Где любовь будет взаимной и счастливой. Я устраню то, чего каждое живое существо в глубине души сильнее всего опасается – одиночество. В моем мире никто никогда не будет одинок. Ни одна живая душа не будет мучиться сомнениями, колебаниями, ревностью и завистью. Люди перестанут воевать друг с другом – исчезнет сам повод для войн, ссор и даже просто споров. Никто никогда не будет расходиться во мнениях относительно чего бы то ни было. Белое – это всегда белое, а черное – всегда черное. И черное никогда не станет белым, как его не оттирай. Я дам вам понимание истинной правильности поступков. Мир абсолютного счастья.

– Я не верю в твой мир! Так не бывает – чтобы были счастливы абсолютно все! Эмоции – не та вещь, которую можно подчинить разуму!

– Разуму – нет. Но иной силе – да. И ты зря не веришь… Я никогда не стал бы задумываться о преобразовании целого мира, если бы не проверил реальность моих планов. Мои адепты помогли мне реализовать небольшую модель. Своего рода тест. И тест этот оказался успешен. Достаточно небольшого воздействия на человеческий разум – и они начинают поступать именно так, как хочется мне.

– И чем ты тогда отличаешься от той же нечисти? От так ненавидимых тобой вампиров? Они тоже могут манипулировать людьми, околдовывая их взглядом!

– Я несу жизнь, а не смерть. Люди, которыми я управляю, – счастливы.

Керри скрестила руки на груди и пристально посмотрела на своего собеседника.

– Вампиры тоже это могут, Наисвятейший. Но только счастье это кончается с приходом смерти. У тебя такой же подход?

– Наш разговор заходит в тупик! О чем вообще мы можем говорить, если ты считаешь, что вампиры могут принести счастье?! – Хиис неприязненно передернул плечами. – Довольно об этом. Я знаю, ты полагаешь, что все окружающее – лишь иллюзия, не так ли?

Керри молча на него воззрилась, ожидая продолжения.

– Я задам тебе небольшую задачу. Посмотрим, насколько хорошо ты понимаешь, что происходит. Если все это – лишь сон, то все, что ты видишь, слышишь, чувствуешь – сплошной обман. Допустим, наяву ты рассуждаешь здраво и вполне рационально. Но раз сейчас ты находишься в мире обмана, то ты также становишься одной из иллюзий – и начинаешь оценивать все вокруг превратно – как и они сами.

– Размечтался! Если тебе – или еще кому-нибудь – хочется, чтобы я сошла с ума в этом идиотском лабиринте, еще не значит, что я так и сделаю!

– Значит, ты считаешь, что ты все еще в здравом уме?

– Разумеется, да! Это ты – сумасшедший! Со всеми твоими идеями об идеальном мире! Только ненормальному могла прийти в голову такая мысль!

– Я бог, дитя… Ты опять пытаешься меня оскорбить? Ответь лучше на вопрос. Действительно ли ты в здравом уме? И можешь идти дальше. Если «да» – направо, если «нет» – налево. – За его спиной из поредевшего тумана проявились две тропки. Каждая из них вела к расколу в горной гряде из прозрачного янтаря.

Керри недоуменно посмотрела на Хииса. Бред какой-то.

– Загадка?

– Это не загадка. Тебе придется обосновать ответ. Если он будет верным – я освобожу твоего спутника. Я думаю, что ты думаешь, что я не в своем уме. А в своем ли уме ты? Если тот из нас, кто в здравом сознании, обо всем рассуждает верно, – а тот, кто не в своем уме, обо всем рассуждает ошибочно?

Девушка закусила губу. У нее и так ум за разум заходит от этого места, так нет – еще и загадки всяких золотых божков решать!

«Так, хорошо… Подумаешь, какая-то глупая загадка. Как он сказал? Он думает, что я думаю, что он не в своем уме… – Керри задумалась. – Допустим, что сумасшедший – это он. Тогда получается, что он ошибается – и в действительности я не думаю, что он не в своем уме. При этом получается, что я не могу быть в здравом рассудке – ведь, находясь в здравом рассудке, я должна бы в данном случае видеть, что он сумасшедший – и именно так и считать. Так… А если он – не сумасшедший, то все его идеи верны. Тогда получается, что он прав, и я в самом деле думаю, что он ненормальный. Но тогда получается, что я опять не в своем уме, потому что мое видение не является истинным».

– В твоей задачке именно я получаюсь сумасшедшей, – недовольно пробурчала девушка, озвучивая логическую цепочку. – Левый путь.

Хиис нахмурился.

– Да, решение верно. – Он сдвинулся чуть в сторону, освобождая проход. Керри уверенно повернула налево. Ловушка, сжимавшая Варранта, распалась, позволяя эльфу последовать за ней. Правый проход подернулся зыбкой дымкой и начал таять. – Вот только, дитя… Задумайся над своим ответом, – бросил он ей уже в спину. – Ты ведь сейчас сама признала, что ты неразумна.

Керри не стала останавливаться, лишь слегка обернулась:

– Наш мир отличается от твоего идеального, Наисвятейший. В нашем мире далеко не все безумцы ошибаются и далеко не все, кто находится в своем уме, говорят истину. – И она ускорила шаг, не дожидаясь его ответной реплики.

Девушка уже полностью скрылась в ущелье, когда золотой мир слегка покачнулся – и с легким хлопком впустил в себя Ойенга. Бог Огня с усмешкой посмотрел на своего давнего противника.

– Думал, у нее не получится, Хиис? – чуть язвительно полюбопытствовал он. – Ан нет, получилось. Она ведь умная девочка, разве ты не знал? Может, тебе следовало придумать что-то не настолько простое?

– Ум – не то достоинство, которым должна обладать женщина, – сухо промолвил Хиис.

– Да, я и забыл. По твоему мнению, женщине положено бегать босиком и беременной. И хранить домашний очаг. Я ничего не перепутал?

– Счастье всего живого невозможно, если отдельные индивидуумы будут вести себя так, как она. Вешаться на шею сразу троим! – Хиис брезгливо сморщился. – Абсолютно никаких моральных устоев! Впрочем, что еще можно ожидать от воровки, выросшей среди бродяг и нищих? И как только тебе пришло в голову выбрать ее своей помощницей? Я бы понял, если бы то был выбор Клиастро, но твой…

– А она мне нравится. – Ойенг небрежно улыбнулся и развел руками. Вокруг него затанцевали язычки пламени. – Она непостоянна, импульсивна и не умеет сдаваться. Совсем как я. А мораль… Что мне до твоей морали? Я люблю созданный нами мир, со всеми его достоинствами и несовершенствами. И я не верю в реальность твоего, в котором все будет «правильно» и «хорошо».

– Не верь. Я исправлю все ваши ошибки, чтобы никто больше не страдал.

– Навряд ли. Ты ведь пока проигрываешь, Хиис. Ты надеялся, тебе удастся ее остановить и перетянуть к себе. Но у тебя не получается. Потому ты и начал злиться, верно?

– Я бог. Я не испытываю человеческих эмоций.

Ойенг задумчиво качнул головой. С его волос сорвались и почти тут же растаяли яркие искры.

– Но ведь это мы их создали. Возможно, то, что они испытывают, – как раз наши эмоции.

– Это неважно. Я не собираюсь больше терять время на бессмысленный разговор с тобой. А что до твоей протеже… Она, конечно, пока еще не отступилась… Но она ведь опаздывает к назначенному тобой сроку, не так ли? И чтобы попасть в их мир… чтобы не допустить моей победы… Тебе придется ее уничтожить.


ГЛАВА 33 | Третий глаз дракона | ГЛАВА 35