home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 35

– Красивый… – Ралернан печально смотрел вверх.

– Угу. Красивее некуда. Золотая птичка. Я щаз просто обделаюсь от восторга! – неприязненно буркнул вампир. – Что делать-то будем, а?

Л'эрт тоже уставился взглядом на возвращавшегося в логово золотистого дракона. Солнце огненными бликами вспыхивало на чешуе зверя, делая его облик сказочно-нереальным.

Вампир с удовольствием оказался бы где-нибудь в другом месте, желательно – подальше отсюда. Но карта, показывавшая местонахождение артефакта, абсолютно четко указывала именно на ту пещеру, где сейчас скрылся дракон. Сначала они предполагали выждать, пока дракон улетит – и обследовать его жилище. Но эта идея потерпела крах: за двое суток наблюдения дракон ни разу не удалялся достаточно далеко, чтобы не заметить незваных гостей в своем гнезде. Имело ли смысл выжидать дальше? Но, с другой стороны, на открытое столкновение они сейчас пойти не могли: визит в Золотой город обошелся им слишком дорогой ценой. И эльф и вампир были сильно изранены и с трудом держались на ногах. Драться в таком состоянии с драконом было абсолютным самоубийством.

Л'эрт вернулся к своему истинному облику, но выглядел даже хуже, чем в виде обугленной девушки – сейчас он больше всего напоминал ходячий труп. Ему нужна была кровь – но эльф был слишком слаб, чтобы выступить донором.

Они попали в абсолютно патовую ситуацию. Добрались до цели, но забрать артефакт были не в силах.

– Может, все-таки как-то подобраться незаметно? – неуверенно предложил Ралернан.

– Ну как ты к нему подберешься? – отмахнулся Л'эрт. – Накроешься сверху веточками и будешь громко кричать «Не ешь меня, я кустик!»?

– Но нельзя же просто сидеть и ждать!

– А что еще делать? Нет, ну серьезно? Ты мне уже все мозги выел своим занудством! Можно подумать, я могу спеть ему на ушко колыбельную, и он заснет! Так я ж все-таки не сирена, чтоб от моих песен все в летаргию впадали!

– Как ты сказал? – Ралернан нахмурился. – Сирена?

– А что, у тебя есть знакомые сирены? – фыркнул Л'эрт. – Нам бы парочка не помешала.

Ралернан нахмурился еще сильнее и снова посмотрел на дракона. Ящер улегся перед входом в свое логово и нежился на солнышке, свернувшись в кольцо.

– Вроде да…

– Э-э-э… – Л'эрт недоуменно уставился на своего собеседника. – В каком смысле «вроде да»?

– Заткнись.

– Нет, подожди, я чего-то не понял. У тебя что, действительно есть знакомые сирены? А чего мы тогда тут дурака валяем? Им же этого дракона зачаровать – как пальцами щелкнуть! А ящерку потом хоть на ремни резать можно – он и бровью не шевельнет.

– Лаэрт, заткнись. Пожалуйста.

Вампир настороженно покосился на эльфа. Серые глаза последнего смотрели куда-то в пустоту, лицо застыло каменной маской.

– Серебрянка, что-то не так?

– Нет. Я действительно знаком с одной сиреной. Я попробую ее позвать. – Голос эльфа был лишен какого-либо выражения. Л'эрт нахмурился. Как правило, это означало, что ситуация для его собеседника либо слишком болезненна, либо до безумия неприятна. Что там такое с этой сиреной?

Ралернан глубоко вздохнул. Вампир прав. Он должен позвать ее. На карте стоит жизнь Керри. Быть может, если они сейчас промедлят, это окажется той крупинкой, что качнет чашу весов в сторону ее гибели. Он не может допустить этого. Но цена… Он на мгновение спрятал лицо в ладонях, но почти сразу же нацепил бесстрастную маску. У них нет другого выхода! Время слишком ценно!

Эльф внутренне сосредоточился. Полузабытое имя само всплыло в памяти.

– Аллиойя! Мне нужна твоя песня…

Некоторое время ничего не происходило, и Ралернан успел решить, что сирена просто позабыла про свое предложение. Но вот воздух перед ним заискрился мириадами красных сполохов, привнеся из ниоткуда клочок алого тумана. Еще мгновение – и из тумана выпорхнула юная девушка, прекрасная, как мраморное изваяние, и одетая лишь в струящийся шелк волос.

– Благородный эльф, – она сверкнула жемчужными зубками, – я уже и не надеялась, что ты позовешь меня. Ты действительно передумал?

– Мне нужна твоя песня, Аллиойя. – Эльф сумел подавить вздох. – Ты можешь усыпить дракона?

– Дракона? – Сирена удивленно приподняла тонкие брови и проследила за его взглядом. Золотой ящер по-прежнему нежился на солнце, поблескивая чешуями. – Этого? Да, смогу. Это твоя просьба?

– Да…

– Но сначала ты выполнишь мою. – Она протянула ему тонкую руку.

Ралернан покорно шагнул ей навстречу, когда вампир, до того спокойно слушавший диалог, внезапно вклинился между ними.

– Ну он, несомненно, выполнит твою просьбу, о прекраснейшая… Но мы тут подумали… Может, ты согласишься на небольшое изменение сделки?

– Изменение? – удивленно протянула сирена. – Какое?

– Мое участие вместо него. – Л'эрт улыбнулся, ловя ее руку за кончики пальцев.

– Твое?! Какая глупость! От тебя же никакой пользы!

– Пользы никакой, факт. Зато сколько удовольствия! – В синих глазах запрыгали смешинки.

Сирена чуть презрительно изогнула пухлые губки:

– Ты слишком высоко себя ценишь, вампир. Впрочем, как и все мужчины. Ты думаешь, мне это интересно? Я испытала в своей жизни очень и очень многое. Тебе нечем меня удивить.

– Мм… А если так… Я попробую тебя удивить – и если у меня получится, то ты не трогаешь моего друга. Ну а если нет – он твой. – Улыбка Л'эрта была мягкой и обволакивающей.

Сирена тихо рассмеялась:

– У тебя не получится. Ты только зря потратишь время. И силы.

– Но что тебе мешает попробовать? – Он испытующе заглянул ей в глаза, поглаживая пойманные пальцы.

Аллиойя некоторое время играла с ним в гляделки, а потом небрежно пожала плечами:

– Хорошо. Будь по-твоему. Это может оказаться забавным. – Она слегка прищурилась, оценивающе изучая Л'эрта.

– Вот и чудненько. – Неуловимым для взгляда движением он подхватил ее на руки.


Ралернан закрыл глаза, зажал уши руками и старательно пытался думать на отвлеченные темы. Например, о шершавых камнях, колющих спину. Получалось паршиво: большую часть звуков он все равно слышал – и потому чувствовал себя довольно неуютно. Время тянулось невыносимо медленно, словно застывающая патока. Ему показалось, что прошло не меньше четырех часов, прежде чем звуки стихли. Хотя, наверное, он просто слишком неадекватно воспринимал время… Эльф несколько отвлекся на свои размышления, и от прикосновения ледяной руки к своему плечу едва не подскочил на месте.

– Ты так и проведешь остаток жизни, зажмурившись? – насмешливо прозвучал над его ухом голос вампира. – Просыпайся уже, серебрянка.

Ралернан медленно взглянул на него. Л'эрт вытрясал камни и какой-то мелкий мусор из спутанных волос. Сирены не было видно.

– А где Аллиойя? – тихо спросил эльф.

– Как где? Пошла петь колыбельную. – Вампир усмехнулся, плюхаясь рядом с эльфом на камни. В воздухе повисло тонкое облачко сухой пыли. – Сказала, примерно с час времени повозится.

– Ты ее… уговорил? – неуверенно уточнил Ралернан.

– А что, ты сомневался? – Л'эрт выдал сдавленный смешок. – Хотя, конечно, такие подвиги на голодный желудок – несколько перебор. Когда со всем этим разберемся, стребую с тебя пару ведер крови.

– Лаэрт?

– Ну?

– Зачем ты вмешался?

Смешинки исчезли из глаз вампира. Он небрежно пожал плечами:

– Ну… у тебя было не самое счастливое выражение лица. Скажем, сильно не самое счастливое. Примерно как у приговоренного к казни. Возможно, мне стало тебя жалко.

Ралернан уставился на пыль под ногами.

– Я же твой враг…

– И чего? Я теперь обязан радоваться, наблюдая за твоими проблемами? И потом, ты же не виноват, что я втрескался в твою жену. А меня угрызения совести из-за пары часов бурной любви с этой Ал-ли-как-ее-там терзать не будут, в отличие от некоторых. Опять же с ней мне было куда приятнее, чем в Золотом городе.

Эльф недоуменно повернулся к нему:

– В Золотом городе? Но…

– Тьфу ты, серебрянка. Ты что, всерьез думал, что про портал мне рассказали только за красивые глаза?

– Ох… – Глаза Ралернана стали круглыми, как блюдца. Вампир покосился на него и захихикал. – Но… ты же не женщина! Это же только образ был… Как…

– Тебе никто не предлагал пойти в монастырь? У тебя очень подходящее отношение к морали.

– Ты… ты просто не понимаешь. – Эльф вздохнул, снова уставившись себе под ноги. – Я выгляжу как идиот, да?

– Ну есть немного, – любезно согласился Л'эрт.

– Тут не в моем отношении к морали дело… Не знаю. Меня просто так воспитывали…

– Угу. Ты у нас настоящий Белый Рыцарь, весь из себя сверхбла-а-ародный. – Вампир покровительственно похлопал его по плечу.

– Из меня просто сделали героя… И в войну с Некшарией, и сейчас, после стычки за Белую Башню. Но это не я, а кто-то совершенно другой. Кто-то на самом деле правильный и идеальный. – В голосе эльфа перекатывался песок.

– Гм. Ты решил на свою тяжелую жизнь пожаловаться, что ли? – Вампир недоуменно изогнул бровь. – Тоже мне, нашел время и место. А уж в особенности – собеседника.

Ралернан его не слышал.

– Я люблю ее. Понимаешь?! Люблю! Я не могу, не готов от нее просто так отказаться. Наверное, это глупо. Наверное, это безумно глупо. Я даже не уверен, что мои чувства действительно взаимны. Я сначала думал, что все дело в тебе, что ты мне вечно мешаешь, становясь поперек дороги. Я пытался убедить себя, что ты ее околдовываешь, что она ни в чем не виновата…

– Хех… Меня что, реабилитировали? – с издевкой полюбопытствовал Л'эрт.

– Но я не уверен, что можно околдовать человека до такой степени. Если бы ей были абсолютно неприятны эти отношения… – Эльф покачал головой. – Но дело не в этом. Это абсолютное безумие, но я готов простить ей что угодно – и кого угодно – лишь бы она оставалась со мной. Но… сам я не могу вести себя так. Даже если она ничего не узнает. Мне неприятна даже мысль о возможной связи с другой женщиной.

– Да ладно! А с Ратти ты переспал, скрипя зубами и в силу высшей необходимости? Так, что ли? – Вампир слегка разозлился. Обсуждать Керри в каком бы то ни было аспекте ему не хотелось. А от душевных излияний эльфа он начинал чувствовать себя кем-то средним между последним подонком и проституткой.

– С кем?

– Ратиниара. Эльфийка с черными волосами. Она была моей любовницей.

Эльф мучительно покраснел.

– Я не могу объяснить… Я сам не понимаю, как я мог допустить эту ситуацию. Я тогда жутко поссорился с Керри. У меня не получилось сразу смириться с тем, кем она стала. Я только потом понял, что мне неважно, вампир она или нет… А тогда… Я злился, что не поймал тебя… – Он запнулся и уставился на вампира. – Зачем ты мучил эту девушку? Она рассказывала, что ты шантажировал ее жизнями ее близких.

Л'эрт устало вздохнул и посмотрел эльфу в глаза. Как же ему надоело, что этот клятый рыцарь винит его абсолютно во всем! Включая даже те вещи, в которых он ну ни на йоту не замешан.

– Всю ее семью уничтожил Пресвятой Орден. Она была рабыней. Я выкупил ее из борделя. И никого я не мучил. Я думаю, ты напугал ее тогда – напугал чуть ли не до смерти. Вот она и рассказала тебе душещипательную историю, чтобы ты отпустил ее живой.

Ралернан несколько секунд изучал его лицо.

– Мне сложно поверить в твои слова.

Вампир зло фыркнул:

– Я и не прошу тебя верить. В конце концов, я же монстр и убийца. Давай заканчивать с этим дурацким диалогом.

Эльф устало потер ладонями лицо. Вампир прав. Это бессмысленный разговор. Он попытался переключиться на другую тему:

– А почему сирена сказала, что от тебя никакой пользы?

Л'эрт отвернулся, уставившись на верхушки горных пиков.

– Лаэрт? Я опять что-то не то спросил? – недоуменно поинтересовался Ралернан.

– Да нет, – с деланой небрежностью ответил вампир. – Сиренам неинтересны особи мужского пола как таковые. Им интересны потенциальные дети. А от меня ей действительно никакой пользы. Видишь ли, природа позаботилась о том, чтобы монстры вроде меня не размножались. Высшие вампиры стерильны, серебрянка. – Л'эрт поднял какой-то камушек и кинул его вниз по склону.

Ралернан озадаченно проследил глазами за подпрыгивающим на уступах камнем. Стерильны?! Но как же тогда Винс?

– Э-э-э… А ты уверен?

Л'эрт резко развернулся к нему и шагнул почти вплотную. Кажущееся спокойствие его лопнуло, как мыльный пузырь.

– Да, мать твою, я уверен! Я, не поверишь, проверял! Тебе сказать, сколько раз?! Ты даже не представляешь, насколько ты счастлив, рыцарь! Тебе не приходилось терять детей и потом всю жизнь вспоминать об их утрате! Ну что еще ты хочешь узнать?! Что?! – Вампир перешел на крик.

– Ну… ты мог бы кого-нибудь усыновить… – нерешительно произнес Ралернан, окончательно сбитый с толку.

– Да пошел ты! – Л'эрт сплюнул ему под ноги и стремительно двинулся прочь – в ту сторону, где сирена заканчивала петь свою песню.

Ралернан некоторое время заторможенно смотрел ему в спину, а потом направился следом. Ладно, он обдумает это позже. Сейчас действительно не время.


Ящер лениво пошевелил огромными кожистыми крыльями, устраиваясь поудобнее. Вообще-то он не собирался спать, но на солнце было так уютно… И эта музыка… Неясно откуда доносившееся пение завораживало, окутывая его теплым коконом. Оно сулило покой и безопасность, оно манило и расслабляло. Человеческая сущность недовольно встрепенулась в ящере. Откуда здесь этот певун? Это же явно магия! Ей нельзя поддаваться! Надо найти ее источник и…

Но ящер не хотел слушать слабый голос человеческого разума. Уже прошло много лет с тех пор, как их сознания объединились. И если в первые годы в мыслях и действиях доминировал человек, то сейчас брала верх животная сущность. И ящер сложил крылья в тугие валики на спине, снова сворачиваясь огромным золотым кольцом. Костяные наросты, идущие от головы до кончика хвоста, опустились, почти соприкасаясь с позвоночником. Ящеру было тепло и уютно, и он собирался вздремнуть. К тому же накануне он удачно поохотился и был сыт. Последние дни его мерное существование не нарушали даже визиты золотого божества. Жизнь шла по удобной, накатанной колее. Беспокоиться было совершенно не о чем. А песня… Что ж, почему бы тут и не быть песне? Если хорошенько подумать – люди ведь частенько что-то поют. Значит, одну из таких песен он и слышит.

Ящер прикрыл глаза. Дыхание его становилось все более медленным и размеренным. Человеческая сущность предприняла последнюю попытку, пытаясь убедить свою вторую половину в надвигающейся опасности. Ящер лишь слегка пошевелился и окончательно смежил веки, проваливаясь в сладкую дрему. Певун… Он найдет певуна. Найдет, не надо об этом волноваться. Вот только сначала немного отдохнет. Это же так важно – восстановить силы перед поиском.

Ему снились бескрайние зеленые луга, залитые солнцем. На лугах паслись тучные отары, принадлежавшие ему одному. Ему больше не надо было прятаться, опасаться, убегать. Все было хорошо.


Когда Ралернан и Л'эрт добрались до площадки, на которой свернулся дракон, Аллиойя уже исчезла, допев свою песню. Дракон спал. Появление незваных гостей не потревожило его сна, он даже не пошевелился.

– Не понимаю… – Вампир вызвал сканирующее заклинание и пытался отследить артефакт.

Эльф уже успел обшарить пещеру – но ничего не нашел там, за исключением горы белых костей. Не только желанного артефакта, но и никаких гор драгоценностей, приписываемых людской молвой драконам, также не обнаружилось.

– Не понимаешь – что? – поинтересовался он, выбираясь обратно на солнце. В пещере было сыро и воняло тухлятиной – неудивительно, что дракон предпочел находиться снаружи.

– Если верить аркану, то наш артефакт – это вот этот самый дракон и есть. – Вампир задумчиво изучал линии заклинания, повисшие перед ним в воздухе. – Но как нам его тогда тащить… И самое главное – как использовать… Я чувствую какой-то блок, но не могу понять, в чем дело. – настроение Л'эрта было весьма далеким от радужного. Источник силы, который он не сможет использовать, был для них абсолютно бесполезен. А ведь Керри не может ждать в Нейире вечно! Даже если Варрант выведет ее к точке выхода. – Нейир запросто высосет из нее всю жизненную силу, если они слишком промедлят. Искать какой-то другой источник уже слишком поздно. Но как же активировать этот?

– Сам дракон? – переспросил Ралернан, уставившись на огромную тушу. Одна только голова дракона была размером с крупного быка. О впечатлении, производимом всей массой ящера, говорить и не приходилось. Эльф задумчиво прошелся вдоль хребта дракона, рассматривая блики солнца на золотых чешуях. Н-да… Он не ожидал, что «живой» артефакт окажется настолько огромен. – Может, его как-нибудь уменьшить?

– Серебрянка, не смеши меня. Магия – все же не универсальная вещь. Компрессия такого объема потребует затрат сил, как раз сопоставимых с тем, что нам необходимы для прорыва в Нейир..

– А если отрезать его часть?

– Говорят, толченые зубы драконов очень хорошо повышают потенцию. Нуждаешься? Запасайся! Тут этого добра навалом! – недружелюбно бросил Л'эрт.

– Лаэрт! Я же серьезно! Если, к примеру, мы отрежем его хвост… – Эльф задумчиво посмотрел на указанную конечность. Идея была не очень хорошей. – Ну или один из костяных выростов… Если он сам по себе – источник силы, части его тела тоже должны эту силу аккумулировать.

– Угу. Вот только будет ли нам достаточно этой части… – Вампир подошел к полуоткрытой пасти ящера и заглянул внутрь, будто собирался что-то найти там.

Ралернан снова прошелся вдоль хребта дракона. В месте, где основания крыльев крепились к позвоночнику, его внимание привлекло странное сияние. Часть кожи имела чуть отличный оттенок и слегка мерцала – будто под чешуями спрятался маленький протуберанец.

– Лаэрт? Посмотри-ка на это. – Эльф ткнул пальцем в обнаруженное место. – Кожа здесь будто живая.

Л'эрт подошел к нему, всматриваясь в мерцающие чешуи; склонился ближе, осторожно касаясь дракона. Пальцы его пробежали вверх и вниз по странной коже, ощупывая и оглаживая.

– Это какой-то нарост, – пробормотал он. – Вообще, будь это обычное животное, это было бы похоже на опухоль, вызванную инородным телом. Но в анатомии драконов я не разбираюсь. – Вампир надавил на мерцающие чешуи посильнее, стараясь прощупать, нет ли чего под ними.

Дракон резко дернулся и раскрыл глаза. Л'эрт неосознанно вцепился пальцами в его хребет, не давая себя стряхнуть. Кожистые крылья внезапно распахнулись, и дракон рванулся с каменного уступа в небо. Воздушной волной эльфа протащило почти до края площадки. Вниз он не сорвался только чудом.

Режущая боль острой вспышкой пронзила сознание ящера. Враг! Он был слишком беспечен и позволил врагу подобраться слишком близко! Драгоценный предмет, который нужно было сохранить любой ценой! Руки врага уже едва не коснулись его!

Ящер кувыркнулся в воздухе, пытаясь сбросить непрошеного наездника вниз. Человеческая составляющая слишком волновалась и мешала летать. Маневр получился неловким – ящер потерял высоту и судорожно забил крыльями, пытаясь выровнять полет. Врага так и не удалось отшвырнуть – он слишком крепко держался за его спину. Опасный враг! Ни одно человеческое существо не смогло бы удержаться на гладких чешуях на вертящемся драконе!

Ящер резко взмыл вверх – почти что свечкой – и так же резко начал пикировать вниз. Он надеялся, что встречный поток воздуха сметет опасного противника с его спины, но надежды его не оправдались. Ящер кувыркнулся снова – в этот раз более тщательно контролируя человеческие эмоции, чтобы они не мешали его движениям, – но и это не принесло результата. Напротив, ему показалось, что неведомый враг вцепился в него еще сильнее.


– Прочь!.. Уйди прочь!.. – вырвалось из пасти ящера. Л'эрт от неожиданности едва не разжал руки. Монстр разумен? – Я не отдам тебе его!.. – Голос ящера изобиловал свистящими и шипящими звуками – тем не менее вампир его понимал.

Дракон завис в воздухе, медленно поднимая и опуская крылья. Голову он повернул назад, уставившись на своего наездника огромными глазами, наполненными расплавленным золотом.

– Не отдашь мне что? – Л'эрт решил, что от парочки вопросов хуже явно не будет.

– Дар богов!.. Он принадлежит мне!..

– Ну если бы ты аргументировал, почему именно тебе, – я бы не стал тебе досаждать.

– Он принадлежит мне и находится под моей защитой! Ты умрешь! – В золотых глазах мелькнула ярость. Дракон покачнулся в воздухе – человеческая сущность брала верх, удерживать равновесие становилось все труднее.

– Хех, как сильно сказано… – Договорить вампир не успел. Пасть дракона распахнулась – и огромный поток ярко-алого пульсирующего пламени устремился на Л'эрта. Тот едва успел прикрыться наспех активированным арканом. Пламя обтекло его по бокам и безвредно стекло по чешуям дракона, растворяясь в воздухе.

Дракон изогнул шею еще сильнее и попытался схватить зубами своего врага. У него не получилось: рывок нарушил шаткое равновесие, поддерживавшее тело ящера в воздухе, и огромная туша, крутясь, понеслась вниз. Прошло несколько томительно долгих мгновений, прежде чем дракон смог прервать падение.

Голова Л'эрта кружилась из-за кульбитов ящера. От частой смены перед глазами земли и неба начинало подташнивать. Пальцы, вцепившиеся в золотые чешуи, жгло каким-то ледяным огнем. Кожа на руках покраснела – словно от контакта с серебряным предметом.

Дракон послал в сторону своего противника еще одну струю пламени – и тут же ушел в штопор, пытаясь его скинуть. Действия ящера были несколько нелогичными, но противостояние им все же слишком выматывало и без того ослабленного вампира. Л'эрт понял, что долго не продержится.

Ящер выполнил еще несколько резких кувырков, сопровождаемых периодическими огненными атаками. Его собственному телу пламя не причиняло никакого вреда – но необходимость поворачивать голову каждый раз нарушала его положение в воздухе, заставляя тратить дополнительные силы на поддержание равновесия.

Удерживаясь на вертящемся монстре одной рукой, второй Л'эрт пытался прощупать, что же находится под кожистым наростом. Но чешуи были слишком толстыми и жесткими. И вампир решил рискнуть. Сбросив защитную сеть и призвав все остатки имевшихся сил, он направил атакующий аркан на хребет под своими пальцами. Синие льдинки взрезали золотое покрытие, вызвав множественные брызги крови.

Невыносимо острая боль пронзила тело дракона. Боль рвала изнутри, мешая думать, мешая сосредоточиться. Он еще раз изогнул шею, направляя огненную струю на врага.

Заклинание сорвало верхний слой кожи с хребта дракона – вместе с защитными чешуями. Л'эрт погрузил руку в обнажившиеся ткани, сочившиеся кровью. Ему показалось, что он нащупал что-то определенно инородное. Новой атаки дракона он не заметил, поглощенный попытками ухватить странный предмет. Струя пламени хлестнула по телу вампира, заставляя заорать от боли. Казалось, он ослеп от сияющего пламени, окутавшего тело. Боль пропитала каждую клеточку, не осталось ни одного незатронутого участка. Рука, которой Л'эрт удерживался на хребте дракона, бессильно разжалась. Он соскользнул вниз, удерживаясь только той рукой, что запустил внутрь вспоротого нароста.

И в этот момент дракон снова свечкой взмыл вверх, намереваясь окончательно избавиться от своего противника. Где-то на границе затухающего сознания Л'эрт почувствовал, как то, за что он держался, дернулось – и оторвалось. Тело вампира заскользило вниз с нарастающей скоростью.

Боль, не имевшая никакого сравнения со всеми предыдущими уколами, вспыхнула в сердце дракона огромным солнцем. На краткий миг он вспомнил, кто и что он, понял, что произошло, но – поздно, слишком поздно.


Ралернан увидел, как, в очередной раз изогнувшись, ящер сбросил с себя непрошеного наездника. Тело вампира понеслось вниз, кувыркаясь в воздухе. Л'эрт никак не останавливал падение. Эльф нервно прикусил губу. Может, вампир слишком сильно ранен? Поглощенный наблюдением за Л'эртом, Ралернан не заметил момента, когда тело дракона вспыхнуло ослепительно-золотым сиянием, затмившем на несколько мгновений солнечное – и начало стремительно падать.

Эльф не умел создавать левитационного заклинания – он просто собрал всю возможную силу и бросил под падающего вампира самую обычную воздушную подушку. Быть может, это хоть как-то смягчит приземление.

Но скорость падения вампира была слишком велика – при ударе о воздушную линзу последняя распалась, лишь ненамного смягчив контакт с каменной площадкой. Тело вампира впечаталось в скальную породу, вызвав фонтан кровавых брызг.

Ралернан поспешил к месту его падения. Он надеялся, что вампир все же жив – несмотря на страшный удар. В конце концов, эти упыри почти бессмертны! Эльф не успел добежать до тела Л'эрта пары шагов, когда на ту же площадку грохнулся дракон. Скальный уступ покачнулся, покрываясь трещинами. Трещины начали стремительно углубляться. Площадка под ногами мелко задрожала. Ралернан поспешно преодолел расстояние, отделявшее его от упавшего вампира. Л'эрт явно был без сознания, кожа его была местами содрана – а местами сожжена до костей. Если бы это был человек, Ралернан даже не стал бы возиться с явным трупом. Но ведь вампир сумел выжить после прямого удара серебром в сердце… Эльф сгреб кровоточащее тело в охапку. Пальцы правой руки вампира были судорожно сжаты, стискивая какой-то небольшой предмет. Разглядеть его Ралернан не успел: площадка покачнулась снова. С края ее откололся довольно крупный кусок – и ухнул вниз, в клубящуюся туманом бездну у подножия гор. Дрожь под ногами усилилась. Эльф стиснул зубы. Никакая воздушная линза не защитит их, если они грохнутся отсюда на острые скалы внизу. Что же еще можно… Боги, ну почему же он не настоял на более качественном обучении! Наверняка даже его сын и то знает больше него! Скальная порода под ногами резко дрогнула, эльф упал на колени, проехав немного в сторону по накренившейся площадке. Неприятная волна страха пробежала по позвоночнику, на мгновение стиснув горло ледяной хваткой. Перед глазами замельтешили спутанные воспоминания.


– Раль, ну почему ты против? Если мы воспользуемся порталом, мы потратим на дорогу до Гринатаира всего несколько минут! А так нам придется ехать почти месяц! Неужели тебе не хочется провести этот месяц вместе с Греем?

– Твоя магия может привлечь внимание Ордена. Это слишком опасно. Даже месяц общения с сыном не стоит такого риска.

– Фу. Ты только и твердишь, что об Ордене. Можно подумать, им заняться больше нечем, кроме как меня отслеживать! И потом, ну кто тебе мешает самому построить портал?

– Я не умею, солнышко. Меня же этому не учили.

– Ты просто не хочешь меня послушать.

– Но ты же не белый маг, а красный.

– Ну и что! Основные принципы те же! Ты мог хотя бы попробовать! Ну вот, посмотри! Это же так просто! Надо просто сосредоточиться…


Прошлое путалось с настоящим. Под ногами раскололась и начала стремительно углубляться новая трещина. Площадка наклонилась еще сильнее – и с ужасающим шумом рухнула вниз. Но за секунду до падения на ней расцвел ослепительно-белый цветок портала, в который и провалился эльф со своей ношей.

Крупные осколки скальной породы катились вниз стремительной лавиной, сметая все на своем пути. В воздухе густой взвесью зависло каменное крошево. Горный рельеф изменился до неузнаваемости, но оценить эти изменения было уже некому.


ГЛАВА 34 | Третий глаз дракона | ГЛАВА 36